Купить диплом можно на i-diploma.com 
Скачать текст произведения

"Полярная звезда"


«Полярная звезда». Альманах†«Полярная звезда. Карманная книжка для любительниц и любителей русской словесности» издавался А. А. Бестужевым и К. Ф. Рылеевым в Петербурге. Вышло в свет три книжки — на 1823, 1824 и 1825 гг. На титульном листе — гравированная виньетка; кроме того, в «Полярной звезде» со второго выпуска помещались иллюстрации к некоторым произведениям, входящим в альманах.

Целью «Полярной звезды», по словам Бестужева, было «ознакомить публику с русской стариною, с родною словесностью, с своими писателями» (Ответ на критику «Полярной звезды», помещенную в 4, 5, 6 и 7 номерах «Русского инвалида» // СО. 1823. № 4. С. 174—175); отсюда, между прочим, апелляция к «любительницам словесности» — к образованным женщинам столичного общества, которым издатели стремились представить образцы новой, романтической литературы (см. также с. 422 наст. изд.). В замысел издателей входило и стремление освободить литературу от зависимости от меценатов и от диктата книгопродавцев; впервые в России они ввели авторский гонорар и способствовали профессионализации писательского труда. Декабрист Е. П. Оболенский в своих воспоминаниях отмечает, что Бестужев и Рылеев намеревались «дать вознаграждение труду литературному, более существенное, нежели то, которое получали до того времени люди, посвятившие себя занятиям умственным. Часто их единственная награда состояла в том, что они видели свое имя, напечатанное в издаваемом журнале; сами же они, приобретая славу и известность, терпели голод и холод и существовали или от получаемого жалования, или от собственных доходов с имений и капиталов. Предприятие удалось. Все литераторы того времени согласились получить вознаграждение за статьи, отданные в альманах: в том числе находился и Александр Сергеевич Пушкин. "Полярная звезда" имела огромный успех и вознаградила издателей не только за первоначальные издержки, но и доставила им чистой прибыли от 1500 до 2000 рублей» (Писатели-декабристы в воспоминаниях современников. М„ 1980. Т. 2. С. 102).

В «Полярной звезде» печатались самые видные в то время литераторы (Пушкин, Жуковский, Д. Давыдов, Крылов, Баратынский, Вяземский, Грибоедов, Дельвиг, Гнедич, Глинка, Бутарин, Плетнев, Греч, Сомов, Воейков, Корнилович, Сенковский, Батюшков, Кюхельбекер и др., в том числе и оба издателя), большая часть из которых входили в Вольное общество любителей российской словесности. Общество «соревнователей» и оказалось, таким образом, литературной средой, из которой вышла «Полярная звезда»; авторы ее были одновременно и вкладчиками «Соревнователя». Вместе с тем, альманах был детищем создавшейся в обществе более узкой литературной группы, объединявшей будущих участников Северного общества декабристов. Отдельные произведения, вошедшие в «Полярную звезду» на 1823 г., рассматривались на официальных заседаниях, что зарегистрировано в протоколах «ученых упражнений» Вольного общества (подробнее о зависимости первого выпуска альманаха от Вольного общества см.: Полярная звезда, изданная А. Бестужевым и К. Рылеевым / Изд. подгот. В. А. Архипов, В. Г. Базанов и Я. Л. Левкович. М.; Л., 1960. С. 816—818).

Собирать материал для аьманаха издатели начали в 1822 г. (см. наиболее раннее упоминание в письме Д. В. Давыдова Бестужеву от 24 апреля 1822 г.: PC. 1888. № 10—12. С. 166). Альманах включал произведения различных жанров: стихотворения, отрывки из поэм, эпиграммы, повести, очерки, письма и пр. Материал не был четко разграничен по рубрикам.

Особое место в каждой книжке занимали критические обзоры Бестужева. В них выражалась литературная программа «Полярной звезды», и сопоставление трех этих обзоров обнаруживает определенные изменения в литературно-эстетической позиции альманаха в целом: от обзора к обзору все отчетливее становится требование «самобытности», «народности», а также требование гражданственности в поэзии, обращения к высоким, общественно значимым темам; все резче критикуется «подражательность»; все явственнее осознается зависимость состояния литературы от современных общественных и политических обстоятельств.

Альманах имел большой успех. Как сообщал Булгарин в «Литературных листках», «...в три недели раскуплено оной <"Полярной звезды". — Ред©> 1500 экземпляров: единственный пример в русской литературе, ибо, исключая "Историю государства Российского" г. Карамзина, ни одна книга и ни один журнал не имели подобного успеха» (ЛЛ. 1824. Ч. 1. № 2. С. 64—65).

В ноябре 1825 г. Рылеев писал Пушкину:И«Мы опять собираемся с Полярною. Она будет последняя, так по крайней мере мы решились» (XIII, 241). К этому времени, оба издателя были полностью поглощены непосредственной политической деятельностью. По воспоминаниям М. А. Бестужева, «...около декабря 1825 года дела тайного общества усложнились сношением с Южным обществом, когда остающееся от служебных обязанностей время было посвящено более священной деятельности, — брат Александр и Рылеев решились издать уже собранный материал в небольшом альманахе под названием "Звездочка"...» (Воспоминания Бестужевых. М.; Л., 1931. С. 124). «Звездочка» готовилась к новому году. До 14 декабря в типографии Главного штаба было отпечатано 80 страниц альманаха. По приказу Следственного комитета сразу же после восстания отпечатанные листы были конфискованы и 36 лет пролежали в кладовых бывшей военной типографии. В 1861 г. они были сожжены. Но все же два экземпляра «Звездочки» дошли до нашего времени. Один оказался в руках А. Н. Креницына, друга Бестужева, другой — у известного библиофила и издателя П. А. Ефремова (см.: Альманах «Звездочка» / Изд. подгот. Я. Л. Левкович. М., 1981. С. 30—66).

Существуют свидетельства о намерении издателей‹«Полярной звезды» превратить альманах в журнал. 18 ноября 1825 г. Вяземский писал Бестужеву: «Мне сказали, что вы свой альманах обращаете в журнал, и я порадовался. Кто о чем, а я все время брежу о хорошем журнале» (PC. 1889. № 2. С. 321). Журнальная форма издания открывала гораздо большие возможности для пропаганды литературных, эстетических и общественных программ, непосредственной реакции на явления современной литературной и социальной жизни, для полемики и т. д. «Полярная звезда» уже имела сложившуюся читательскую репутацию, программу и едва ли не лучший в России контингент участников и могла бы перерасти в периодическое издание, однако ситуация осени 1825 г. вряд ли оставляла Бестужеву и Рылееву достаточно возможностей для осуществления такого плана, даже если они и вынашивали эти намерения. «Полярная звезда» положила начало «альманашному периоду русской словесности». Вслед за ней стали появляться новые альманахи: «Мнемозина» (1824—1825 гг.), «Северные цветы» (с 1825 г.), «Невский альманах» (с 1825 г.) и др. В «Полярной звезде» напечатаны следующие произведения Пушкина: В 1823 г. — «К Овидию», «Гречанке», «Увы, зачем она блистает...», «Война» (под названием «Мечта воина»).

В 1824 г. —ѓ«Друзьям» («К чему, веселые друзья...»), «Нереида», «Адели» (под названием «В альбом малютке»), «К Морфею», «Редеет облаков летучая гряда...», «Отрывок из послания В. Л. Пушкину» («Что восхитительней, живей...»), «Простишь ли мне ревнивые мечты...», «Домовому», «К портрету Вяземского» (под названием «Надпись к портрету»).

В 1825 г. — отрывок из поэмы «Цыганы», «Послание к А<лексееву>» («Мой милый, как несправедливы...»), отрывок из поэмы «Братья разбойники».

В «Звездочку» Пушкин отдал отрывок из III главы «Евгения Онегина» («Ночной разговор Татьяны с ее няней»).

Т. М. Михайлова, Г. Е. Потапова