Купить диплом можно на http://i-diploma.com 
Скачать текст произведения

Бонди С.М. - "Моцарт и Сальери". Примечания.

Сноски

1 Об этом уже писал Игорь Бэлза в книге «Моцарт и Сальери». Трагедия Пушкина. Драматические сцены Римского-Корсакова». М., Музгиз, 1953.

2 Итальянский композитор, противник реформы Глюка; оперы его пользовались громадным успехом.

3 «Ифигения в Авлиде» — одна из лучших опер Глюка.

4 …«Входит Моцарт», «Уходит», «Бросает яд в стакан Моцарта», «Пьет», «Бросает салфетку на стол», «Играет», «Один» и т. п.

5 Письмо Вяземкого к Пушкину 28 августа и 8 сентября 1825 года.

6 Кстати, из ответа Пушкина видно, что он или неверно понял, или сознательно переосмыслил то, что ему передавал Вяземский. Говоря о Библии, которую постоянно перечитывал Борис, ища в ней оправдания своемѓ преступлению, Карамзин имел в виду не Евангелие (Новый завет), а Библию в узком смысле (Ветхий завет). Дело в том, что там чуть ли не все святые, пророки совершали всевозможные преступления: Авраам, боясь за свою жизнь, уступил свою жену Сарру фараону, выдав себя за ее брата, а не мужа; Иаков (Израиль) обманул своего слепого отца Исаака, чтобы незаконно получить в наследство от него «божию благодать», которую тот хотел передать своему старшему, любимому сыну Исаву; царь Давид послал на смерть своего полководца Урия, чтобы завладеть его женой Вирсавией; бог покарал смертью сорок мальчишек только за то, что они смеялись над лысиной пророка Елисея («Гряди, плешивый, гряди», — кричали они ему), и т. п. И тем не менее все они оставались святыми, пророками, божьими любимцами. Вот это, очевидно, и должно было утешить, успокоить больную совесть религиозного Бориса... Между тем Пушкин в своем ответе говорит: «Я его засажу за евангелие (а не за Библию. — С. Б.), заставлю читать повесть об Ироде» и т. п. Иудейский царь Ирод, по Евангелию, услышав от вавилонских волхвов, что в Вифлееме родился будущий царь иудейский (то есть младенец Иисус Христос), велел убить детей мужского пола до двухлетнего возраста, родившихся в Вифлееме и его окрестностях. Ирод так и характеризуется в Евангелии как злодей и убийца. Так что, читая «повесть об Ироде», пушкинский Борис не только не мог искать в ней оправдания, а наоборот, это усиливало бы его угрызения совести.

7 «Скупой. Ромул и Рем. Моцарт и Сальери. Дон Жуан. Беральд Савойский. Павел I. Влюбленный бес. Димитрий и Марина. Курбский».

8 А так же в четвертой, не входившей в список, — «Пир во время чумы».

9 См. выше мою статью «Драматургия Пушкина» (с. 169).

10 Не буду приводить продолжение этой общеизвестной заметки Пушкина («Table-talk»), где дается блестящий сравнительный анализ образов комедии Мольера и драм Шекспира.

11 Один из набросков предисловия к «Борису Годунову»: «Изучение Шекспира, Карамзина и старых наших летописей...» (1829—1830).

12 Об этом хороню рассказано в книге И. Нусинова «Пушкин и мировая литература». М., «Советский писатель», 1941, с. 59—63.

13 Почему «украв ключи»? Ведь он законный наследник!..

14 То есть «дырявые».

15 «Статьи о Пушкине», статья одиннадцатая. — В. Г. Белинский. Полн. собр. соч., т. VII, с. 562.

16 См. комментарии к «Моцарту и Сальери» акад. М. П. Алексеева. — А. С. Пушкин. Полн. собр. соч., т. VII, 1935.

17 См. комментарии к «Моцарту н Сальери» акад. М. П. Алексеева. — А. С. Пушкин. Полн. собр. соч., т. VII, 1935.

18 Там же.

19 «Путешествие по Италии». Письма Моцарта и его отца (1769—1770)». — В сб.: «Музыкальное путешествие». М., «Просвещение», 1970, с. 286.

20 Дёрдь Шулер. Если бы Моцарт вел дневник... Перевод с венгерского, изд. 3-е. Будапешт, 1965.

21 «Nouvelle Biographie de Mozart <...> pas Alexandre Oulibicheff» (1843). На русский язык переведена M. Чайковским и вышла в свет в 1890 году.

22 А. Ф. Улыбышев. Новая биография Моцарта (Перевод М. Чайковского с примечаниями Г. Лароша), т. I. М., 1890, с. 134.

23 «Воспоминания о Рахманинове», изд. 2-е, т. II. М., «Музыка», 1961, с. 258.

24 П. Чайковский. Переписка с фон Мекк, т. I. M., «Academia», 1934, с. 373—374.

25 Дёрдь Шулер. Если бы Моцарт вел дневник..., с. 105.

26 Там же.

27 Известный испанский композитор.

28 В «Словаре языка Пушкина» (т. I) первое значение слова «безумец» у Пушкина «безрассудный человек».

29 В Австрии.

30 А. Ф. Улыбышев. Новая биография Моцарта, т. I, с. 133. Эта книга, если я не ошибаюсь, не слывет у историков музыки очень ценной. Но я считал нужным ссылаться на нее потому, что она (как я упоминал) писалась почти одновременнЅ с пушкинской трагедией и отражает тогдашний уровень знаний о Моцарте в России.

31 Об этом правильно говорится в книге Игоря Бэлзы «Моцарт и Сальери». Трагедия Пушкина. Драматические сцены Римского-Корсакова», с. 45—46.

32 Нет сомнения, что, если бы Пушкин писал не театральную пьесу, a литературное произведение (поэму, повесть), он включил бы эти необходимые объяснения в свой авторский текст.

33 Н. А. Римский-Корсаков в своей чудесной оперем«Моцарт и Сальери», написанной целиком на неизмененный текст пушкинской трагедии, по-иному (неправильно) толкует эти слова Сальери: в опере они звучат не взволнованно, а спокойно и раздумчиво... Сальери словно просто размышляет о себе и своей жизни (первая часть монолога). Мне придется еще не раз говорить о неправильном осмыслении Римским-Корсаковым пушкинской трагедии, так как нельзя просто игнорировать понимание таким большим художником, как Римский-Корсаков, пьесы Пушкина «на музыкальную тему»... В упомянутой выше книге Игоря Бэлзы «Моцарт и Сальери»...» автор, проанализировав пушкинскую пьесу, дает подробный анализ оперы Римского-Корсакова, которую он считает правильным толкованием трагедии Пушкина.

34 «Поверил» — у Пушкина значит «проверил» (см.: «Словарь языка Пушкина», т. III, с. 391).

35 Например, в четырнадцатилетнем возрасте, во время концертного путешествия но Италии, он былњ«поглощен теоретическими уроками падре Мартини, у которого изучает сложные приемы многоголосной музыки» («Музыкальное путешествие». М., с. 280).

36 Дёрдь Шулер. Если бы Моцарт вел дневник..., с. 79.

37 Пушкин, как многие его современники, говорил и писал «скрыпка», «скрыпач».

38 Ария из моцартовской оперы «Женитьба Фигаро».

39 Объяснение И. Ф. Бэлзы (в упомянутой уже — см. с. 243 — его книге о’«Моцарте и Сальери» Пушкина и Римского-Корсакова), что хохот Моцарта — это «счастливый смех гениального мастера, получившего еще одни доказательство признания его творений в тех демократических кругах населения, которые слушают их не в театрах и «академиях», а на улице», — неправдоподобно и противоречит пушкинскому тексту. В самом деле, почему же в таком случае Сальери спрашивает: «И ты смеяться можешь?», а Моцарт отвечает: «Ужель и сам ты не смеешься?» Почему же Сальери должен был смеяться «счастливым смехом»? И ведь Сальери дальше говорит: «Нет. Мне не смешно...» Значит, и он понимает, что Моцарту смешно, а вовсе не радостно от исполнения слепым скрипачом его произведения...

40 Это различие чисто «человеческое» и вовсе не связано с большей или меньшей одаренностью. Бывают прекрасные, первоклассные художники, которые полностью относятся к первой из указанных категорий — и наоборот.

41 Однажды в письме к Николаю Раевскому (во второй половине июля 1825 г.) о «Борисе Годунове» он написал по-французски: «Чувствую, что духовные силы мои достигли полного развития (или «созрели». — С. Б.), я могу творить».

42 «Вдохновение есть расположение души к живейшему приятию впечатлений и соображению (то есть «сопоставлению», «установлению связей». — С. Б.) понятий, следственно, и объяснению оных» (VII, 57).

43 Курсив Пушкина.

44 «Черная шаль».

45 У Пушкина — «Однажды я созвал веселых гостей».

46 Курсив Пушкина.

47 Парка — судьба.

48 См., напр., в комментарии к «Моцарту и Сальери» акад. М. П. Алексеева (А. С. Пушкин. Полн. собр. соч., т. VII, 1935):¤«Пушкин произвольно навязывает Моцарту едва ли мыслимое в его устах «программное» и зрительное истолкование его вдохновенной импровизации» (с. 533—534).

49 Напомню, что война 1870—1871 гг. между французской империей во главе с Наполеоном III и прусским королевством, при начале которой французы не сомневались в легкой победе над немцами, закончилась полным разгромом Франции, взятием в плен императора и т. п.

50 Французский государственный гимн «Марсельеза» в музыкальном отношении один из лучших национальных гимнов.

51 «Пусть нечистая кровь (тиранов-врагов) зальет наши поля», заключительные слова первой строфы торжественного гимна.

52 «Oh, du, mein lieber Augustin» («О ты, мой милый Августин») — очень популярный в свое время немецкий вальс, отличающийся крайне низким качеством пошло-самодовольной музыки.

53 «Ни одной пяди пашей земли, ни одного камня наших крепостей».

54 «Пусть нечистая кровь...»

55 В опере Римского-Корсакова это произведение пушкинского Моцарта звучит совершенно иначе, не по-пушкински (несмотря на прекрасную саму но себе музыку, сочиненную Римским-Корсаковым). Там прежде всего нет вовсе темы Сальери («друга»), вопреки Пушкину. Тема же Моцарта звучит не как радостная, кипящая молодостью, весельем, легкой влюбленностью, а в умеренном темпе, спокойно, рассудительно и более похоже не на Моцарта, а на раннего Бетховена. Наконец; большую часть (по времени) в этом произведении занимает тема смерти, «виденья гробового», хотя, по рассказу Моцарта, скорее всего это должна быть внезапная катастрофа, гибель, конец, а не долгая и медленная разработка похоронной темы, что, по-моему, ненужным образом предвосхищает звучащую во второй картине музыку «Реквиема» Моцарта.

56 Хотя сам он, в глубине, прекрасно понимает гениальность своей музыки, что ясно выражается в его речах во второй сцене.

57 «Сочинения Александра Пушкина», статья одиннадцатая. — В. Г. Белинский. Полн. собр. соч., т. VII, с. 559.

58 Утверждения некоторых критиков, будто пушкинский Сальери раньше никогда не переживал «творческих ночей», не знал «вдохновенья», ничем не обоснованы. См. первый монолог Сальери.

59 «Злейший», «злейшая» у Пушкина употребляется не в значении превосходной степени (как принято в наше время — «самый злой»), а в сравнительной; «более злого врага», «более злая обида».

60 Ср.: Удивлена, оскорблена,

Едва дыша, встает она
И говорит с негодованьем...
                            («Полтава»)

И отвращением томим
Страдалец горько вопрошает...
                                        (Там же)

И стал Гасуб чернее ночи
И сыну грозно возопил...
                              («Тазит»)

«Я влюблена», — шептала снова
Старушке с горестью она...
                         («Евгений Онегин»)

Сверкая мрачным взором,
«Оставь меня, прошу», — сказал он тихо ей...
                                                            («Анджело»)

...Шепнул он, злобно задрожав...
                       («Медный всадник»)
                                                   
и т. д.

61 Уильям Крафт. И.-С. Бах. Лозанна, 1887.

62 См. с. 260.

63 Реквием (последнее произведение Моцарта) — музыка к церковной католической похоронной службе, крупное произведение, состоящее из ряда отдельных частей — хоров, вокальных дуэтов, сольных номеров — на традиционный старинный латинский текст.

64 В своем замке, для приглашенных гостей.

65 И. Бэлза. «Моцарт и Сальери». Трагедия Пушкина. Драматические сцены Римского-Корсакова, с. 25—26.

66 Нужно помнить, что ведь это был «секретный» заказ: никто не должен был знать об авторстве Моцарта.

67 См. комментарии к «Моцарту и Сальери» акад. М. П. Алексеева (Пушкин. Полн. собр. соч., в 17-ти томах, т. VII. M. — Л., Изд-во АН СССР, 1934, с. 543).

68 Этот оборот у Пушкина звучит, несомненно, в несколько необычном для нас смысле: «он же гений» не значит — «ведь он гений!» — а «он к тому же гений»...

69 Обычное представление о том, что этот тезис выражает мнение самого Пушкина, по-моему, совершенно неправильно. Нельзя приписывать автору (да еще реалисту и драматургу) мысли его персонажей. Об этом писа‚ Чехов Суворину (письмо 17 октября 1889 г.), спорившему с ним по поводу взглядов героя «Скучной истории» профессора Николая Семеновича; Суворин считал, что Чехов излагает свои взгляды. «Если я преподношу Вам профессорские мысли, — писал Чехов, — то верьте мне и не ищите в них чеховских мыслей. Покорно Вас благодарю!»

К тому же этот««наивно-романтический» афоризм о несовместимости злодейства с гениальностью противоречит известным нам взглядам Пушкина. Он считал Петра Первого гением («...когда Россия молодая... мужала с гением Петра»), несмотря на его многочисленные «злодейства», в том числе убийство собственного сына. Он считал гением и Наполеона; в стихотворении «К морю», после слов о кончине Наполеона, он говорит о смерти Байрона. «И вслед за ним (за Наполеоном. — С. Б.), как бури шум, другой от нас умчался гений..ѓ» А уж о «злодействах» Наполеона Пушкин хорошо знал. «Гений и злодейство — //Две вещи несовместные» — это мысль, характерная для пушкинского Моцарта, да еще высказанная (а может быть, и придуманная) им в трагической жизненной ситуации.

70 Какая трудная и увлекательная задача стоит перед исполнителем роли Сальери — найти нужную, наиболее выразительную интонацию для этого, с первого взгляда, небрежного вопроса! Ненависть, испуг...

71 Эти слова явно показывают, что Пушкин по свойственной ему лаконичности пропустил необходимую ремарку — о том, что Сальери снова наполняет вином стакан Моцарта. Иначе слова «Довольно, сыт я» становятся бессмысленными.

72 В театре иной раз ненужным образом растягивают по времени исполнение «Реквиема»: вводят еще отрывки из других частей его — и пропадает драматическая сосредоточенность сцены...