—качать текст произведени€

Ѕонди —.ћ. - Ќародный стих у ѕушкина.


Ќј–ќƒЌџ… —“»’ ” ѕ”Ў »Ќј

1

ѕушкин, новатор в литературе, пролагавший новые пути, в метрике был крайне консервативен. ¬ отличие от р€да таких поэтов, как ∆уковский, ƒельвиг,  атенин,  юхельбекер, которые пробовали самые разнообразныЕ метры, изобретали или перенимали самые разнообразные строфы, ѕушкин, подобно Ѕатюшкову и Ѕаратынскому, примен€л в своем творчестве сравнительно небольшое количество традиционных размеров. ѕушкин писал почти исключительно €мбами и хоре€ми. ямбические стихи занимают у него 84% общего числа стихов1; €мбы и хореи вместе Ч 90%; таким образом, на все трехдольные метры, на имитации античного стиха и на народные размеры остаетс€ всего 10%.

Ќужно учесть при этом, что больше половины стихов написаны ѕушкиным четырехстопным €мбом (54%), что из хореических стихов он пользовалс€ почти исключительно четырехстопным хореем, что п€тистопным хорееЧ Ч размером, который так выразительно примен€ли позже русские лирические поэты начина€ с Ћермонтова Ч ѕушкиным не написано ни одного стихотворени€. “аким образом, круг размеров, примен€емых ѕушкиным, был очень узок. Ќо зато, пользу€сь таким небольшим количеством стихотворных размеров, он эти размеры разрабатывал с таким богатством и разнообразием, с такой силой и выразительностью, как ни один поэт ни до него, ни, пожалуй, после.

≈сть, однако, область в стихосложении, где ѕушкин был и изобретателем, экспериментатором и новатором. Ёта область Ч народный стих. ѕушкин неоднократно обращалс€ к нему, пыта€сь ввести в письменную поэзиШ не существовавшие в ней формы устного (песенного и речевого) народного стиха, и в конце концов, помимо отдельных проб имитации народных размеров, создал два вида стиха и укрепил их своими блест€щими образцами.

Ёто противоречие обычному отношению ѕушкина к метрическим формам не удивительно. ¬ данном случае дл€ него вопрос шел вовсе не о поисках метрического многообрази€, не о стремлении использовать новую, нё испытанную еще метрическую схему, дающую новые, не испробованные еще ритмические возможности. Ќет, ѕушкину вообще были чужды подобные экспериментаторские тенденции, его вполне удовлетвор€ли традиционные метрические формы, в которых он умел вскрывать небывалое и неожиданное ритмическое богатство. Ќо в данном случае у ѕушкина была особа€ задача Ч овладеть строением народного стиха, проникнуть в формы народной поэзии, ввести простонародный, песенный стих в литературу, научитьс€ создавать подлинно народные произведени€, сделатьс€ самому народным рапсодом, «сказителем»...

«десь не место, да и нет особой надобности подробно рассказывать историю развити€ народности, народных тем, народных форм в творчестве ѕушкина. Ќапомним только вкратце более или менее общеизвестные факты.

≈ще в Ћицее мы встречаем у ѕушкина первые попытки ввести в свои стихи элементы фольклора: он пишет «украинскую» балладу « азак»:

–аз, полунощной порою,
†††††—квозь туман и мрак,
≈хал тихо над рекою
†††††”далой казак...
†††††††††††††††††††††††††††††††††††††и т. д.

Ќародные обороты и интонации прорываютс€ в его лирических стихах:

¬€нет, в€нет лето красно;
”летают €сны дни;
............

—вет-Ќаташа! где ты ныне?
„то никто теб€ не зрит?
†††††††††††††††††††††††††††††††††††††††и т. д.

ќн затевает большую сказку «Ѕова», которую пишет размером, считавшимс€ тогда «насто€щим русским стихом»:

†††††††„асто, часто € беседовал
— болтуном страны Ёллински€...

¬се эти попытки носили какой-то инстинктивный, неосознанный характер. Ќикаких серьезных задач изучени€ фольклора, овладени€ им у ѕушкина в то врем€, конечно, не было. Ѕолее того, он, видимо, и не стремилсД тогда вовсе быть особенно близким к подлинной народной поэзии. ѕодобно своим предшественникам и современникам (о которых речь будет идти дальше), он брал только некоторые отдельные внешние элементы народной поэзии: тему, имена, некоторые сюжеты, некоторые фразеологические обороты, стихотворную схему и т. п., сочета€ эти элементы с элементами чисто литературными, стилистически далекими от народности. ѕолучились такие стилевые несообразности, как соединение народного размера с церковнослав€нской, литературной морфологией, с западноевропейской лексикой: «болтун страны Ёллински€», «Ўапелен» и «–ифматов», «∆анна ќрлеанска€» и т. п.; или р€дом с имитацией народных образов, вроде:

”ж красавицы в светлицы
Ќа ночь убрались... Ч такие чисто литературно-элегические традиционные обороты, как:

¬ небесах луна сребрила
ƒальни облака... Ч или сочетание в одном стихе резкого галлицизма с народной формой:

’рабрый видит красну деву... 2
††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††и т. п.

¬ следующие годы ѕушкин также не раз обращалс€ к народным темам и образам (стихотворениеН«–усалка», «–услан и Ћюдмила», планы «ћстислава», «Ѕовы», «–азбойников» и т. д.). ’от€ и в этих замыслах народна€ тематика или элементы народного стил€ вз€ты были не очень серьезно, привлекались большей частью дл€ произведени€ чисто литературного эффекта на фоне обычного литературного стил€, но ѕушкин здесь уже вт€гивалс€ в изучение (хот€ бы пока чисто литературное) народной поэзии. ¬ –услане еще мало, а в «Ѕрать€х разбойниках» вполне серьезно и сознательно ѕушкин вводит с большим вкусом и умением элементы фольклорного стил€ в поэму. —ознательность этого новаторства подтверждаетс€ пр€мыми высказывани€ми ѕушкина той эпохи (1822 г.) об «отечественных звуках», непривычных «дл€ ушей любезных читательниц», высокой оценкой слога «Ѕратьев разбойников»: «...как слог, € ничего лучшего не написал» (письмо к ¬€земскому 14 окт€бр€ 1823 г.).

» собственна€ художественна€ эволюци€, и развитие его мировоззрени€, и политические событи€ эпохи все более и более толкали ѕушкина к глубокому изучению народной, простонародной жизни, мировоззрени€, искусства. Ќеудачи революционных восстаний на «ападе, предприн€тых без участи€ народа и не поддержанных народом, заставл€ли ѕушкина, как и некоторых декабристов, серьезно задуматьс€ над ролью народа в исторических событи€х. «ћнение народное» есть главна€, решающа€ сила в эпохи исторических кризисов Ч это убеждение √аврилы ѕушкина из «Ѕориса √одунова» было убеждением и јлександра ѕушкина, и он сделал из этого практические выводы. ’орошо известен тот жадный интерес, который ѕушкин про€вл€л к народной поэзии, сказкам, песн€м, жив€ в ћихайловском. ќн изучал, записывал, вводил в свои произведени€ народную поэзию, глубоко убежденный, что это введение элементов народного творчества должно оплодотворить русскую литературу, раздвинуть ее рамки, из литературы узкого сло€ сделать ее общенациональной, общенародной. ѕушкин задалс€ целью вполне овладеть народной стихией и, как мы знаем, вполне достиг этого. ≈му мало было уже украшать или обогащать народным колоритом свои стихи; он научилс€ сам создавать народные произведени€, включилс€ сам в число творцов народной поэзии.

¬ этой св€зи ему понадобилось и изучение народного стиха. »зучение это было, конечно, чисто практическим, так сказать, «с голоса». ≈динственна€ научна€ работа о русском народном стихе, существовавша€ тогда, Ч книга ј. ¬остокова «ќпыт о русском стихосложении» (перва€ редакци€ в «—анкт-ѕетербургском вестнике» за 1812 г., втора€ Ч отдельной книгой в 1817 г.) давала, в сущности, только внешнюю классификацию народных размеров (да и то не всех), без анализа их внутреннего строени€. “ак или иначе ѕушкин к 1830 году сделалс€ насто€щим мастером народного стиха. ѕри этом самое важное то, что у него и в народном стихе, как и во всей его метрике, форма была теснейшим образом св€зана с содержанием. —оответствующие стихотворени€ ѕушкина не только воспроизвод€т формы народного стиха или €вл€ютс€ вариаци€ми этих форм, но и по всему содержанию, по духу, по характеру, по идейному содержанию €вл€ютс€ подлинно народными произведени€ми. ¬ этом основное отличие пушкинского народного стиха от народного стиха всех его предшественников и современников, включа€ ∆уковского и ƒельвига.