—качать текст произведени€

¬.я. Ѕрюсов. ћедный всадник


¬.я. Ѕрюсов

ћ≈ƒЌџ… ¬—јƒЌ» 

I

»ƒ≈я ѕќ¬≈—“»

1

ѕервое, что поражает в "ћедном ¬саднике", это - несоответствие между фабулой повести и ее содержанием.

¬ повести рассказываетс€ о бедном, ничтожном петербургском чиновнике, каком-то ≈вгении, неумном, неоригинальном, ничем не отличающемс€ от своих собратий, который был влюблен в какую-то ѕарашу, дочь вдовыИ живущей у взморь€. Ќаводнение 1824 года снесло их дом; вдова и ѕараша погибли. ≈вгений не перенес этого несчасти€ и сошел с ума. ќднажды ночью, проход€ мимо пам€тника ѕетру I, ≈вгений, в своем безумии, прошептал ему несколько злобных слов, вид€ в нем виновника своих бедствий. –асстроенному воображению ≈вгени€ представилось, что медный всадник разгневалс€ на него за это и погналс€ за ним на своем бронзовом коне. „ерез несколько мес€цев после того безумец умер.

Ќо с этой несложной историей любви и гор€ бедного чиновника св€заны подробности и целые эпизоды, казалось бы вовсе ей нс соответствующие. ѕрежде всего ей предпослано обширное "¬ступление", которое вспоминаеЗ основание ѕетром ¬еликим ѕетербурга и дает, в р€де картин, весь облик этого "творени€ ѕетра". «атем, в самой повести, кумир ѕетра ¬еликого оказываетс€ как бы вторым действующим лицом. ѕоэт очень неохотно и скупо говорит о ≈вгении и ѕараше, но много и с увлечением - о ѕетре и его подвиге. ѕреследование ≈вгени€ медным всадником изображено не столько как бред сумасшедшего, сколько как реальный факт, и, таким образом, в повесть введен элемент сверхъестественного. Ќаконец, отдельные сцены повести рассказаны тоном приподн€тым и торжественным, дающим пон€ть, что речь идет о чем-то исключительно важном.

¬се это заставило критику, с ее первых шагов, искать в "ћедном ¬саднике" второго, внутреннего смысла, видеть в образах ≈вгени€ и ѕетра воплощени€, символы двух начал. Ѕыло предложено много разнообразнейших толкований повести, но все их, как нам кажетс€, можно свести к трем типам.

ќдни, в их числе Ѕелинский, видели смысл повести в сопоставлении коллективной воли и воли единичной, личности и неизбежного хода истории. ƒл€ них представителем коллективной воли был ѕетр, воплощением личного, индивидуального начала - ≈вгений. "¬ этой поэме, - писал Ѕелинский, - видим мы горестную участь личности, страдающей как бы вследствие избрани€ места дл€ новой столицы, где подверглось гибели столько людей... » смиренным сердцем признаем мы торжество общего над частным, не отказыва€сь от нашего сочувстви€ к страданию этого частного... ѕри взгл€де на великана, гордо и неколебимо вознос€щегос€ среди всеобщей гибели и разрушени€ и как бы символически осуществл€ющего собою несокрушимость его творени€, мы хот€ и не без содрогани€ сердца, но сознаемс€, что этот бронзовый гигант не мог уберечь участи индивидуальностей, обеспечива€ участь народа и государства, что за него историческа€ необходимость и что его взгл€д на нас есть уже его оправдание... Ёта поэма - апофеоза ѕетра ¬еликого, сама€ смела€, кака€ могла только прийти в голову поэту, вполне достойному быть певцом великого преобразовател€". — этой точки зрени€ из двух столкнувшихс€ сил прав представитель "исторической необходимости", ѕетр.

ƒругие, мысль которых всех отчетливее выразил ƒ. ћережковский, видели в двух геро€х "ћедного ¬садника" представителей двух изначальных сил, борющихс€ в европейской цивилизации: €зычества и христианства, отречени€ от своего € в боге и обожествлени€ своего € в героизме. ƒл€ них ѕетр был выразителем личного начала, героизма, а ≈вгений - выразителем начала безличного, коллективной воли. "«десь (в "ћедном ¬саднике"), - пишет ћережковский, - вечна€ противоположность двух героев, двух начал: - “азита и √алуба, старого ÷ыгана и јлеко, “ать€ны и ќнегина... — одной стороны, малое счастье малого, неведомого коломенского чиновника, напоминающего смиренных героев ƒостоевского и √огол€, с другой - сверхчеловеческое видение геро€...  акое дело гиганту до гибели неведомых? Ќе дл€ того ли рождаютс€ бесчисленные, равные, лишние, чтобы по кост€м их великие избранники шли к своим цел€м?.. Ќо что, если в слабом сердце ничтожнейшего из ничтожных, "дрожащей твари", вышедшей из праха, в простой любви его откроетс€ бездна, не меньша€ той, из которой родилась вол€ геро€? „то, если червь земли возмутитс€ против своего бога?.. ¬ызов брошен. —уд малого над великим произнесен: "ƒобро, строитель чудотворный!.. ”жо тебе!" ¬ызов брошен, и спокойствие горделивого истукана нарушено... ћедный всадник преследует безумца... Ќо вещий бред безумца, слабый шепот его возмущенной совести уже не умолкнет, не будет заглушен подобным грому грохотаньем, т€желым топотом ћедного ¬садника". — своей точки зрени€ ћережковский оправдывает ≈вгени€, оправдывает м€теж "малых", "ничтожных", восстание христианства на идеалы €зычества.

“ретьи, наконец, видели в ѕетре воплощение самодержави€, а в "злобном" шепоте ≈вгени€ - м€теж против деспотизма.

Ќовое обоснование такому пониманию "ћедного ¬садника" дал недавно проф. ». “реть€к/*Józef Tretiak. Mickiewicz i Puszkin. Warszawa. 1906. ћы пользовались изложением г. —. Ѕраиловского. ("ѕушкин и его современники", вып. VII.) (ѕримеч. ¬. я. Ѕрюсова.)*/, показавший зависимость повести ѕушкина от сатир ћицкевича "Ustçp". —атиры ћицкевича по€вились в 1832 году и тогда же стали известны ѕушкину. ¬ бумагах ѕушкина нашлись собственноручно сделанные им списки нескольких стихотворений из этих сатир/* ћосковский –ум€нцевский музей. “етрадь N2373. (ѕримеч. ¬. я. Ѕрюсова).*/. ÷елый р€д стихов "ћедного ¬садника" оказываетс€ то распространением стихов ћицкевича, то как бы ответом на них. ћицкевич изобразил северную столицу слишком мрачными красками; ѕушкин ответил апологией ѕетербурга. —опоставл€€ "ћедного ¬садника" с сатирой ћицкевича "Oleszkiewicz", видим, что он имеет с ней общую тему, - наводнение 1824 года, и общую мысль: что за проступки правителей несут наказание слабые и невинные подданные. ≈сли сопоставить "ћедного ¬садника" со стихами ћицкевича "Pomnik Piotra Wielkiego", мы найдем еще более важное сходство: у ћицкевича "поэт русского народа, славный песн€ми на целой полуночи" (т. е, сам ѕушкин), клеймит пам€тник названием "каскад тиранства"; в "ћедном ¬саднике" герой повести кл€нет тот же пам€тник. ¬ примечани€х к "ћедному ¬саднику" дважды упом€нуто им€ ћицкевича и его сатиры, причем "Oleszkiewicz" назван одним из лучших его стихотворений. — другой стороны, и ћицкевич в своих сатирах несколько раз определенно намекает на ѕушкина, как бы вызыва€ его на ответ.

ѕроф. “реть€к полагает, что в сатирах ћицкевича ѕушкин услышал обвинение в измене тем "вольнолюбивым" идеалам молодости, которыми он когда-то делилс€ с польским поэтом. ”прек ћицкевича в его стихах "DШ przyjaciól Moskali", обращенный к тем, кто "подкупленным €зыком славит торжество цар€ и радуетс€ мукам своих при€телей", ѕушкин должен был отнести и к себе. ѕушкин не мог смолчать на подобный укор и не захотел ответить великому противнику тоном официально-патриотических стихотворений. ¬ истинно художественном создании, в величавых образах высказал он все то, что думал о русском самодержавии и его значении. “ак возник "ћедный ¬садник".

„то же гласит этот ответ ѕушкина ћицкевичу? ѕроф. “реть€к полагает, что как в стихах ћицкевича "Pomnik Piotra Wielkiego", так и в "петербургской повести" ѕушкина - европейский индивидуализм вступает в борьбу с азиатской идеей государства в –оссии. ћицкевич предсказывает победу индивидуализма, а ѕушкин - его полное поражение. » ответ ѕушкина проф. “реть€к пытаетс€ пересказать в таких словах: "ѕравда, € был и остаюсь провозвестником свободы, врагом тирании, но не €вилс€ ли бы € сумасшедшим, выступа€ на открытую борьбу с последней? ∆ела€ жить в –оссии, необходимо подчинитьс€ всемогущей идее государства, иначе она будет мен€ преследовать, как безумного ≈вгени€". “аковы три типа толкований "ћедного ¬садника". Ќам кажетс€, что последнее из них, которое видит в ѕетре воплощение самодержави€, должно быть всего ближе к подлинному замыслу ѕушкина. ѕушкину не свойственно было олицетвор€ть в своих создани€х такие отвлеченные идеи, как "€зычество" и "христианство" или "историческа€ необходимость" и "участь индивидуальностей". Ќо, жив€ последние годы

	¬ тревоге пестрой и бесплодной
	Ѕольшого света и двора,

он не мог не задумыватьс€ над значением самодержави€ дл€ –оссии, Ќа те же мысли должны были его навести усердные его зан€ти€ русской историей и особенно историей ѕетра ¬еликого. ”бедительными кажутс€ нам и доводы проф. “реть€ка о св€зи между "ћедным ¬садником" и сатирами ћицкевича. ¬прочем, и помимо этих сатир ѕушкин не мог не знать, что его сближение с двором многими, и даже некоторыми из его друзей, истолковываетс€ как измена идеалам его юности. ≈ще в 1828 году ѕушкин нашел нужным отвечать на такие упреки стансами:

	Ќет, € не льстец, когда царю
	’валу свободную слагаю...

 роме того, понимание ѕетра в "ћедном ¬саднике", как воплощени€, как символа самодержави€, - до некоторой степени включает в себ€ и другие толковани€ повести. –усское самодержавие возникло в силу "исторической необходимости".   самодержавию царей московских с неизбежностью вел весь ход развити€ русской истории. ¬ то же врем€ самодержавие всегда было и обожествлением личности. ѕетра ¬еликого Ћомоносов открыто сравнивал с богом. Ѕогом называли современники еще јлександра I. ћ€теж личности против самодержави€ невольно становитс€ м€тежом против "исторической необходимости" и против "обожествлени€ личности".

Ќо, присоедин€€сь к основным взгл€дам проф. “реть€ка, мы решительно не принимаем его выводов. ¬ид€ вместе с ним в "ћедном ¬саднике" ответ ѕушкина на упреки ћицкевича, мы понимаем этот ответ иначе. ћы полагаем, что сам ѕушкин влагал в свое создание совершенно не тот смысл, какой хот€т в нем прочесть.

2

≈сли присмотретьс€ к характеристике двух героев "ћедного ¬садника", станет €вным, что ѕушкин стремилс€ всеми средствами сделать одного из них - ѕетра - сколько возможно более "великим", а другого - ≈вгени€ - сколько возможно более "малым", "ничтожным". "¬еликий ѕетр", по замыслу поэта, должен был стать олицетворением мощи самодержави€ в ее крайнем про€влении; "бедный ≈вгений" - воплощением крайнего бессили€ обособленной, незначительной личности.

ѕетр ¬еликий принадлежал к числу любимейших героев ѕушкина. ѕушкин внимательно изучал ѕетра, много об нем думал, посв€щал ему восторженные строфы, вводил его как действующее лицо в целые эпопеи, в конце жизни начал работать над обширной "»сторией ѕетра ¬еликого". ¬о всех этих изыскани€х ѕетр представл€лс€ ѕушкину существом исключительным, как бы превышающим человеческие размеры. "√ений ѕетра вырывалс€ за пределы своего века", - писал ѕушкин в своих "»сторических замечани€х" 1822 года. ¬ "ѕире ѕетра ¬еликого" ѕетр назван "чудотворцем-исполином". ¬ "—тансах" его душе придан эпитет "всеобъемлющей". Ќа пол€х ѕолтавы ѕетр -

	ћогущ и радостен, как бой.
	...............................
	....... . Ћик его ужасен...
	ќн весь, как божи€ гроза.

¬ "ћоей родословной" одарен силой почти сверхъестественной тот,

	 ем наша двигнулась земл€,
	 то придал мощно бег державный
	 орме родного корабл€.

ќднако ѕушкин всегда видел в ѕетре и крайнее про€вление самовласти€, граничащее с деспотизмом. "ѕетр I презирал человечество, может быть, более, чем Ќаполеон", писал ѕушкин в "»сторических замечани€х". “ут же добавлено, что при ѕетре ¬еликом в –оссии было "всеобщее рабство и безмолвное повиновение". "ѕетр ¬еликий одновременно –обеспьер и Ќаполеон, воплощенна€ революци€", писал ѕушкин в 1831 году. ¬ "ћатериалах дл€ истории ѕетра ¬еликого" ѕушкин на каждом шагу называет указы ѕетра то "жестоким", то "варварским", то "тиранским". ¬ тех же "ћатериалах" читаем: "—енат и —инод поднос€т ему титул: отца отечества, всероссийского императора и ѕетра ¬еликого. ѕетр недолго церемонилс€ и прин€л их". ¬ообще, в этих "ћатериалах" ѕушкин, упомина€ бегло о тех учреждени€х ѕетра, которые суть "плоды ума обширного, исполненного доброжелательства и мудрости", - усердно выписывает те его указы, по поводу которых ему приходитс€ говорить о "своевольстве и варварстве", о "несправедливости и жестокости", о "произволении самодержца".

¬ "ћедном ¬саднике" те же черты мощи и самовласти€ в образе ѕетра доведены до последних пределов.

ќткрываетс€ повесть образом властелина, который в суровой пустыне задумывает свою борьбу со стихи€ми и с людьми. ќн хочет безлюдный край обратить в "красу и диво полнощных стран", из топи болот воздвигнуть пышную столицу и в то же врем€ дл€ своего полуазиатского народа "в ≈вропу прорубить окно". ¬ первых стихах нет даже имени ѕетра, сказано просто:

	Ќа берегу пустынных волн
	—то€л ќн, дум великих полн.

/*¬ первоначальном варианте "¬ступлени€" читаем:

	Ќа берегу вар€жских волн
	—то€л, задумавшись глубоко,
	¬еликий ѕетр. ѕред ним широко... и т. д.

(ѕримеч. ¬. я. Ѕрюсова.)*/

ѕетр не произносит ни слова, он только думает свои думы, - и вот, словно чудом, возникает

	 юный град,
	
	ѕолнощных стран краса и диво,
	»з тьмы лесов, из топи блат.

ѕушкин усиливает впечатление чудесного, дела€ р€д параллелей того, что было и что стало:

	√де прежде финский рыболов,
	ѕечальный пасынок природы,
	ќдин у низких берегов
	Ѕросал в неведомые воды
	—вой ветхий невод, ныне там,
	ѕо оживленным берегам,
	√ромады стройные тесн€тс€
	ƒворцов и башен; корабли
	“олпой со всех концов земли
	  богатым пристан€м стрем€тс€.
	¬ гранит оделас€ Ќева;
	ћосты повисли над водами;
	“емно-зелеными садами
	≈е покрылись острова.

¬ одном черновом наброске этих стихов, после слов о "финском рыболове", есть у ѕушкина еще более характерное восклицание:

	         ...дух ѕетров
	
	—опротивление природы!

/*¬се цитаты, как эта, так предыдущие и последующие, основаны на самосто€тельном изучении автором этой статьи рукописей ѕушкина. (ѕримеч. ¬. я. Ѕрюсова.)*/

— этими словами надо сблизить то место в повести "јрап ѕетра ¬еликого", где описываетс€ ѕетербург времен ѕетра. "»брагим, - рассказывает ѕушкин, - с любопытством смотрел на новорожденную столицу, котора€ подымалась из болот по манию самодержави€. ќбнаженные плотины, каналы без набережной, дерев€нные мосты повсюду €вл€ли победу человеческой воли над сопротивлением стихий". ќчевидно, и в стихах "ћедного ¬садника" ѕушкин первоначально хотел повторить мысль о победе над "сопротивлением стихий" - человеческой, державной воли.

"¬ступление" после картины современного ѕушкину ѕетербурга, пр€мо названного "творением ѕетра", заканчиваетс€ торжественным призывом к стихи€м - примиритьс€ со своим поражением и со своим пленом.

	 расуйс€, град ѕетров, и стой
	Ќеколебимо, как –осси€!
	ƒа умиритс€ же с тобой
	» побежденна€ стихи€:
	¬ражду и плен старинный свой
	ѕусть волны финские забудут...

Ќо ѕушкин чувствовал, что исторический ѕетр, как ни преувеличивать его оба€ние, все же останетс€ только человеком. ѕорою из-под облика полубога будет неизбежно выступать облик просто "человека высокогР роста, в зеленом кафтане, с глин€ною трубкою во рту, который, облокот€сь на стол, читает гамбургские газеты" ("јрап ѕетра ¬еликого"). » вот, чтобы сделать своего геро€ чистым воплощением самодержавной мощи, чтобы и во внешнем отличить его ото всех людей, ѕушкин переносит действие своей повести на сто лет вперед ("ѕрошло сто лет...") и замен€ет самого ѕетра - его изва€нием, его идеальным образом. √ерой повести - не тот ѕетр, который задумывал "грозить Ўведу" и звать к себе "в гости все флаги", но "ћедный ¬садник", "горделивый истукан" и прежде всего "кумир". »менно "кумиром", т. е. чем-то обожествленным, всего охотнее и называет сам ѕушкин пам€тник ѕетра . /*¬ыражение "гигант" не принадлежит ѕушкину; это - поправка ∆уковского. (ѕримеч. ¬. я. Ѕрюсова.)*/

¬о всех сценах повести, где €вл€етс€ "ћедный ¬садник", изображен он как существо высшее, не знающее себе ничего равного. Ќа своем бронзовом коне он всегда стоит "в вышине"; он один остаетс€ спокойным Р час всеобщего бедстви€, когда кругом "все опустело", "все побежало", все "в трепете".  огда этот ћедный ¬садник скачет, раздаетс€ "т€желый топот", подобный "грома грохотанью", и вс€ мостова€ потр€сена этим скаканьем, которому поэт долго выбирал подход€щее определение - "т€жело-мерное", "далеко-звонкое", "т€жело-звонкое". √овор€ об этом кумире, выс€щемс€ над огражденною скалою, ѕушкин, всегда столь сдержанный, не останавливаетс€ перед самыми смелыми эпитетами: это - и "властелин —удьбы", и "державец полумира", и (в черновых набросках) "страшный царь", "мощный царь", "муж —удьбы", "владыка полумира".

¬ысшей силы это обожествление ѕетра достигает в тех стихах, где ѕушкин, забыв на врем€ своего ≈вгени€, сам задумываетс€ над смыслом подвига, совершенного ѕетром:

	ќ, мощный властелин —удьбы!
	Ќе так ли ты над самой бездной,
	Ќа высоте уздой железной
	–оссию подн€л на дыбы?

ќбраз ѕетра преувеличен здесь до последних пределов. Ёто уже не только победитель стихий, это воистину "властелин —удьбы". —воей "роковой волей" направл€ет он жизнь целого народа. ∆елезной уздой удерживает он –оссию на краю бездны, в которую она уже готова была рухнуть/*ћы понимаем это место так: –осси€, стремительно нес€сь вперед по неверному пути, готова была рухнуть в бездну. ≈е "седок", ѕетр, воврем€, над самой бездной, подн€л ее на дыбы и тем спас. “аким образом, в этих стихах мы видим оправдание ѕетра и его дела. ƒругое понимание этих стихов, толкующее мысль ѕушкина как упрек ѕетру, который так подн€л на дыбы –оссию, что ей осталось "опустить копыта" только в бездне, - кажетс€ нам произвольным. ќтметим кстати, что во всех подлинных рукопис€х читаетс€ "подн€л на дыбы", а не "вздернул на дыбы" (как до сих пор печаталось и печатаетс€ во всех издани€х). (ѕримеч. ¬. я. Ѕрюсова.)*/. » сам поэт, охваченный ужасом перед этой сверхчеловеческой мощью, не умеет ответить себе, кто же это перед ним.

	”жасен он в окрестной мгле!
	 ака€ дума на челе!
	 ака€ сила в нем сокрыта!
	.......................................
	 уда ты скачешь, гордый конь,
	» где опустишь ты копыта?

“аков первый герой "петербургской повести": ѕетр, ћедный ¬садник, полубог. - ѕушкин позаботилс€, чтобы второй герой, "бедный, бедный мой ≈вгений", был истинною ему противоположностью.

¬ первоначальном наброске "ћедного ¬садника" характеристике второго геро€ было посв€щено много места.  ак известно, отрывок, выделенный впоследствии в особое целое под заглавием "–одословна€ моего геро€"И входил сначала в состав "петербургской повести", и никто другой, как "мой ≈зерский", превратилс€ позднее в "бедного ≈вгени€". »менно, рассказав, как

	из гостей домой
	
	ѕришел ≈вгений молодой,

ѕушкин сначала продолжал:

	“ак будем нашего геро€
	ћы звать, затем что мой €зык
	”ж к звуку этому привык.
	Ќачнем ab ovo: мой ≈вгений
	ѕроисходил от поколений,
	„ей дерзкий парус средь морей
	Ѕыл ужасом минувших дней.

ќднако потом ѕушкин нашел неуместным рассказывать о предках того геро€, который, по замыслу повести, должен быть ничтожнейшим из ничтожных, и не только выделил в отдельное произведение все строфы, посв€щенные его родословной, но даже лишил его "прозвани€", т. е. фамилии (в различных набросках герой "петербургской повести" назван то "»ван ≈зерский", то "«орин молодой", то "–улин молодой"). ƒлинна€ родословна€ заменилась немногими словами:

	ѕрозвань€ нам его не нужно,
	’от€ в минувши времена
	ќно, быть может, и блистало...

Ќе довольству€сь тем, ѕушкин постаралс€ совершенно обезличить своего геро€. ¬ ранних редакци€х повести ≈вгений - еще довольно живое лицо. ѕушкин говорит определенно и подробно и о его житейском положении, и о его душевной жизни, и о его внешнем облике. ¬от несколько таких набросков:

	ќн был чиновник небогатый,
	Ћицом немного р€боватый.
	-------------------
	ќн был затейлив, небогат,
	—обою белокур...
	-------------------
	ќн был чиновник очень бедный,
	Ѕезродный, круглый сирота.
	-------------------
	„иновник бедный,
	«адумчивый, худой и бледный.
	-------------------
	ќн одевалс€ нерадиво,
	¬сегда бывал застегнут криво
	≈го зеленый, узкий фрак.
	-------------------
	 ак все, он вел себ€ не строго,
	 ак все, о деньгах думал много,
	» жуковский курил табак,
	 ак все, носил мундирный фрак.

ќт всего этого, в окончательной обработке, остались только сведени€, что "наш герой" - "где-то служит" и что "был он беден".

’арактерно также, что первоначальный герой повести представл€лс€ ѕушкину лицом гораздо более значительным, нежели позднейший ≈вгений. ќдно врем€ ѕушкин думал даже сделать из него если не поэта, то человека, как-то интересующегос€ литературой. ¬ черновых набросках читаем:

	ћой чиновник
	Ѕыл сочинитель и любовник,
	-------------------
	 ак все, он вел себ€ не строго,
	 ак мы, писал стихами много.

¬место этого, в окончательной редакции, ѕушкин заставл€ет ≈вгени€ мечтать:

	„то мог бы бог ему прибавить
	”ма и денег... 

√де уже думать о сочинительстве человеку, который сам сознаетс€, что ему недостает ума!

“очно так же первоначальный герой и на социальной лестнице сто€л гораздо выше ≈вгени€. ѕушкин сначала называл его своим соседом и даже говорил о его "роскошном" кабинете.

	¬ своем роскошном кабинете,
	¬ то врем€, –улин молодой
	—идел задумчиво...
	-------------------
	...в то врем€
	ƒомой приехал мой сосед,
	¬ошел в свой мирный кабинет.

/*„то касаетс€ отрывка, даваемого многими издани€ми как вариант стихов "ћедного ¬садника":

	“огда, по каменной площадке
	ѕеском усыпанных сеней.
	¬збежав по ступен€м отлогим
	Ўирокой лестницы своей... и т.д. - 

то св€зь этих стихов с "петербургской повестью" кажетс€ нам вес".ма сомнительной. (ѕримеч. 8. я. Ѕрюсова.)*/

¬се эти черты постепенно измен€лись. "ћирный" кабинет был заменен "скромным" кабинетом; потом вместо слова "мой сосед" по€вилось описательное выражение: "в том доме, где сто€л и €"; наконец, жилище своегД геро€ ѕушкин стал определ€ть, как "канурка п€того жиль€", "чердак", "чулан" или словами: "∆ивет под кровлей". ¬ одной черновой сохранилась характерна€ в этом отношении поправка: ѕушкин зачеркнул слова "мой сосед" и написал вместо того "мой чудак", а следующий стих:

	¬ошел в свой мирный кабинет. -

изменил так:

	¬ошел и отпер свой чердак.

ѕушкин простер свою строгость до того, что лишил вс€ких индивидуальных черт самый этот "чердак" или "чулан". ¬ одной из ранних редакций читаем:

	¬здохнув, он осмотрел чулан,
	ѕостелю, пыльный чемодан.
	» стол, бумагами покрытый,
	» шкап, со всем его добром;
	Ќашел в пор€дке все: потом,
	ƒымком своей сигары сытый,
	–азделс€ сам и лег Ѓ постель,
	ѕод заслуженную шинель.

ќто всех этих сведений в окончательной редакции сохранилось только глухое упоминание:

	∆ивет в  оломне... -

да два сухих стиха:

	»так, домой пришед, ≈вгений
	—тр€хнул шинель, разделс€, лег.

ƒаже в перебеленной рукописи, представленной на цензуру государю, оставалось еще подробное описание мечтаний ≈вгени€, вводившее читател€ в его внутренний мир и в его личную жизнь:

	∆енитьс€? „то ж? «ачем же нет?
	» в самом деле? я устрою
	—ебе смиренный уголок,
	» в нем ѕарашу успокою.
	 ровать, два стула, щей горшок.
	ƒа сам большой... чего мне боле?
	ѕо воскресень€м летоД в поле
	— ѕарашей буду € гул€ть:
	ћестечко выпрошу; ѕараше
	ѕрепоручу хоз€йство наше
	» воспитание реб€т...
	» станем жить, и так до гроба
	–ука с рукой дойдем мы оба,
	» внуки нас похорон€т.

”же после просмотра рукописи царем и запрещени€ ее ѕушкин выкинул и это место, неумолимо отыма€ у своего ≈вгени€ все личные особенности, все индивидуальные черты, как уже раньше отн€л у него "прозванье"Ш

“аков второй герой "петербургской повести" - ничтожный коломенский чиновник, "бедный ≈вгений", "гражданин столичный",

	 аких встречаете вы тьму,
	ќт них нисколько не отличный
	Ќи по лицу, ни по уму.

/*¬ такой редакции эти стихи вход€т в одну из рукописей "ћедного ¬садника". (ѕримеч. ¬. я. Ѕрюсова.)*/

¬ начале "¬ступлени€" ѕушкин не нашел нужным назвать по имени своего первого геро€, так как достаточно о нем сказать "ќн", чтобы стало €сно, о ком речь. ¬вед€ в действие своего второго геро€, ѕушкин такжД не назвал его, наход€, что "прозвань€ нам его не нужно". »зо всего, что сказано в повести о ѕетре ¬еликом, нельз€ составить определенного облика: все расплываетс€ во что-то громадное, безмерное, "ужасное". Ќет облика и у "бедного" ≈вгени€, который тер€етс€ в серой, безразличной массе ему подобных "граждан столичных". ѕриемы изображени€ того и другого, - покорител€ стихий и коломенского чиновника, - сближаютс€ между собою, потому что оба они - олицетворени€ двух крайностей: высшей человеческой мощи и предельного человеческого ничтожества.

3

"¬ступление" повести изображает могущество самодержави€, торжествующего над стихи€ми, и заканчиваетс€ гимном ему:

	 расуйс€, град ѕетров, и стой
	Ќеколебимо, как –осси€!

ƒве части повести изображают два м€тежа против самовласти€: м€теж стихий и м€теж человека.

Ќева, когда-то порабощенна€, "вз€та€ в плен" ѕетром, не забыла своей "старинной вражды" и с "тщетной злобою" восстает на поработител€. "ѕобежденна€ стихи€" пытаетс€ сокрушить свои гранитные оковы и идеР приступом на "стройные громады дворцов и башен", возникших по манию самодержавного ѕетра.

ќписыва€ наводнение, ѕушкин сравнивает его то с военными действи€ми, то с нападением разбойников:

	ќсада! приступ! «лые волны, 
	 ак воры, лезут в окна...
	-------------------
	“ак злодей,
	— свирепой шайкою своей,
	¬ село ворвавшись, ловит, режет,
	 рушит и грабит; вопли, скрежет,
	Ќасилье, брань, тревога, вой!..

Ќа минуту кажетс€, что "побежденна€ стихи€" торжествует, что за нее сама —удьба:

	Ќарод
	«рит божий гнев и казни ждет.
	”вы! все гибнет...

ƒаже "покойный царь", преемник оного покорител€ стихий, приходит в см€тение и готов признать себ€ побежденным:

	Ќа балкон,
	ѕечален, смутен, вышел он
	» молвил: "— божией стихией
	÷ар€м не совладать"...

ќднако среди всеобщего см€тени€ есть ќдин, кто остаетс€ спокоен и неколебим. Ёто ћедный ¬садник, державец полумира, чудотворный строитель этого города. ≈вгений, верхом на мраморном льве. впер€ет "отча€нны¬ взоры" в ту даль, где, "словно горы", "из возмущенной глубины", встают страшные волны. -

	» обращен к нему спиною,
	¬ неколебимой вышине,
	Ќад возмущенною Ќевою,
	—тоит с простертою рукою
	 умир на бронзовом коне.

¬ первоначальном наброске этого места у ѕушкина было:

	» пр€мо перед ним из вод
	¬озникнул медною главою
	 умир на бронзовом коне,
	Ќеве м€тежной в тишине
	√роз€ недвижною рукою...

/*¬ариант: "безумной". (ѕримеч. ¬. я. Ѕрюсова.)*/

Ќо ѕушкин изменил эти стихи. ћедный ¬садник презирает "тщетную злобу" финских волн. ќн не снисходит до того, чтобы грозить "м€тежной Ќеве" своей простертою рукою.

Ёто первое столкновение бедного ≈вгени€ и ћедного ¬садника. —лучай сделал так, что они остались наедине, двое на опустелой площади, над водой, "завоевавшей все вокруг", - один на бронзовом коне. другоР на звере каменном. ћедный ¬садник с презрением "обращен спиною" к ничтожному человечку, к одному из бесчисленных своих подданных, не. видит, не замечает его. ≈вгений, хот€ его отча€нные взоры и наведены недвижно "на край один", не может не видеть кумира, возникшего из вод "пр€мо перед ним".

ћедный ¬садник оказываетс€ прав в своем презрении к "тщетной злобе" стихии. “о было просто "наглое буйство", разбойничье нападение.

	...насыт€сь разрушеньем
	» наглым буйством утом€сь,
	Ќева обратно повлеклась,
	—воим любу€сь возмущеньем
	» покида€ с небреженьем
	—вою добычу...
	(“ак) грабежом от€гощенны,
	Ѕо€сь погони, утомленны,
	—пешат разбойники домой,
	ƒобычу по пути рон€€.

¬сего через день уже исчезли следы недавнего м€тежа:

	”тра луч
	»з-за усталых, бледных туч
	Ѕлеснул над тихою столицей,
	» не нашел уже следов
	Ѕеды вчерашней...
	¬ пор€док прежний все вошло.

Ќо м€теж стихий вызывает другой м€теж: человеческой души. —м€тенный ум ≈вгени€ не переносит "ужасных потр€сений", пережитых им, - ужасов наводнени€ и гибели его близких. ќн сходит с ума, становитс€ чужд свету, живет, не замеча€ ничего вокруг, в мире своих дум, где посто€нно раздаетс€ "м€тежный шум Ќевы и ветров". ’от€ ѕушкин и называет теперь ≈вгени€ "несчастным", но все же дает пон€ть, что безумие как-то возвысило, облагородило его. ¬ большинстве редакций повести ѕушкин говорит о сумасшедшем ≈вгении -

	он оглушен
	Ѕыл чудной внутренней тревогой.

/*“ак читаютс€ эти стихи и в беловой рукописи, представленной на просмотр государю. (ѕримеч. ¬. я. Ѕрюсова.)*/

» вообще во всех стихах, посв€щенных "безумному" ≈вгению, есть особа€ задушевность, начина€ с восклицани€:

	Ќо бедный, бедный мой ≈вгений!

/*¬ один год с "ћедным ¬садником" написаны стихи "Ќе дай мне бог сойти с ума", где ѕушкин признаетс€, что и сам "был бы рад" расстатьс€ с разумом своим. (ѕримеч. ¬. я. Ѕрюсова.)*/

ѕроходит год, наступает така€ же ненастна€ осенн€€ ночь, кака€ была перед наводнением, раздаетс€ кругом тот же "м€тежный шум Ќевы и ветров", который всечасно звучит в думах ≈вгени€. ѕод вли€нием этогЃ повторени€ безумец с особой "живостью" вспоминает все пережитое и тот час, когда он оставалс€ "на площади ѕетровой" наедине с грозным кумиром. Ёто воспоминание приводит его на ту же площадь; он видит и каменного льва, на котором когда-то сидел верхом, и те же столбы большого нового дома и "над огражденною скалою"

	 умир на бронзовом коне.

"ѕро€снились в нем страшно мысли", говорит ѕушкин. —лово "страшно" дает пон€ть, что это "про€снение" не столько возврат к здравому сознанию, сколько некоторое прозрение/*"—трашно про€снились" - в окончательной редакции; в более ранних редакци€х: "странно про€снились", что еще усиливает даваемый нами этому месту смысл. (ѕримеч. ¬. я. Ѕрюсова.)*/. ≈вгений в "кумире" внезапно признает виновника своих несчастий,

	“ого, чьей волей роковой
	Ќад морем город основалс€.

ѕетр, спаса€ –оссию, подыма€ ее на дыбы над бездной, вед€ ее своей "волей роковой", по им избранному пути, основал город "над морем", поставил башни и дворцы в топи болот. „ерез это и погибло все счастье, вс€ жизнь ≈вгени€, и он влачит свой несчастный век получеловеком, полузверем. ј "горделивый истукан" по-прежнему стоит, как кумир, в темной вышине. “огда в душе безумца рождаетс€ м€теж против насили€ чужой воли над судьбой его жизни, " ак обу€нный силой черной", он припадает к решетке и, стиснув зубы, злобно шепчет свою угрозу державцу полумира:

	"ƒобро, строитель чудотворный! ”жо тебе!"

ѕушкин не раскрывает подробнее угрозы ≈вгени€. ћы так и не знаем, что именно хочет сказать безумец своим "”жо тебе!". «начит ли это, что "малые", "ничтожные" сумеют "ужо" отомстить за свое порабощение, унижение "героем"? »ли что безгласна€, безвольна€ –осси€ подымет "ужо" руку на своих властителей, т€жко заставл€ющих испытывать свою роковую волю? ќтвета нет, /* ак известно "ћедный ¬садник" был напечатан впервые не в том виде, как он написан ѕушкиным. Ёто подало повод к легенде, будто ѕушкин вложил в уста ≈вгени€ перед "горделивым истуканом" какой-то особо резкий монолог, который не может по€витьс€ в русской печати.  н. ѕ. ѕ. ¬€земский в своей брошюре "ѕушкин по документам ќстафьевского архива" сообщил как факт, будто в чтении повести самим ѕушкиным потр€сающее впечатление производил монолог обезумевшего чиновника перед пам€тником ѕетра, заключавший в себе около тридцати стихов, в которых "слишком знергически звучала ненависть к европейской цивилизации". "я помню, - продолжал кн. ѕ. ѕ. ¬€земский, - впечатление, произведенное им на одного из слушателей, ј. ќ. –оссетти, и мне как будто помнитс€, он увер€л мен€, что снимет копию дл€ будущего времени". —ообщение кн. ѕ. ѕ. ¬€земского должно признать совершенно вздорным. ¬ рукопис€х ѕушкина нигде не сохранилось ничего, кроме тех слов, которые читаютс€ теперь в тексте повести. —амое резкое выражение, какое вложил ѕушкин в уста своего геро€, это - "”жо тебе!" или "”же тебе!", согласно с правописанием подлинника.  роме того, "ненависть к европейской цивилизации" вовсе не в€жетс€ со всем ходом рассказа и с основной идеей повести. (ѕримеч. ¬. я. Ѕрюсова.)*/ и самой неопределенностью своих выражений ѕушкин как бы говорит, что точный смысл упрека неважен. ¬ажно то, что малый и ничтожный, тот, кто недавно сознавалс€ смиренно, что "мог бы бог ему прибавить ума", чьи мечты не шли дальше скромного пожелани€: "местечко выпрошу", внезапно почувствовал себ€ равным ћедному ¬саднику, нашел в себе силы и смелость грозить "державцу полумира".

’арактерны выражени€, какими описывает ѕушкин состо€ние ≈вгени€ в эту минуту:

	„ело
	  решетке хладной прилегло,
	√лаза подернулись туманом,
	ѕо сердцу пламень пробежал,
	¬скипела кровь...

“оржественность тона, обилие слав€низмов ("чело", "хладной", "пламень") показывают, что "черна€ сила", которой обу€н ≈вгений, заставл€ет относитьс€ к нему иначе, чем раньше. Ёто уже не "наш герой", которы¬ "живет в  оломне, где-то служит"; это соперник "грозного цар€", о котором должно говорить тем же €зыком, как и о ѕетре.

» "кумир", остававшийс€ сто€ть недвижно над возмущенною Ќевою, "в неколебимой вышине", не может с тем же презрением отнестись к угрозам "бедного безумца". Ћицо грозного цар€ возгораетс€ гневом; он покидает свое гранитное подножие и "с т€желым топотом" гонитс€ за бедным ≈вгением. ћедный ¬садник преследует безумца, чтобы ужасом своей погони, своего "т€жело-звонкого скакань€" заставить его смиритьс€, забыть все, что мелькнуло в его уме в тот час, когда "про€снились в нем страшно мысли".

	» во всю ночь, безумец бедный
	 уда стопы ни обращал,
	«а ним повсюду ¬садник ћедный
	— т€желым топотом скакал.

ћедный ¬садник достигает своей цели: ≈вгений смир€етс€. ¬торой м€теж побежден, как и первый.  ак после буйства Ќевы "в пор€док прежний все вошло". ≈вгений снова стал ничтожнейшим из ничтожных, и весною его труп, как труп брод€ги, рыбаки похоронили на пустынном острову, "ради бога".

4

¬ первой юности ѕушкин примыкал к либеральному политическому движению своей эпохи. ќн был в дружеских отношени€х со многими декабристами. "¬озмутительные" (по тогдашней терминологии) стихи были одной из главных причин его ссылки на юг. ¬ сущности, политические идеалы ѕушкина всегда были умеренны. ¬ самых смелых своих стихотворени€х он повтор€л неизменно:

	¬ладыки, вам венец и трон
	ƒает закон, а не природа!

¬ таких стихотворени€х, как "¬ольность", " инжал", "јндрей Ўенье", ѕушкин раздает самые нелестные эпитеты "бесславным ударам", "преступной секире", "исчадью м€тежа" (ћарат), "ареопагу остервенелому" (революционный трибунал 1794 г.). Ќо все-таки в ту эпоху, под вли€нием общего брожени€, он еще готов был воспевать "последнего судию позора и обиды, карающий кинжал" и верить, что над "площадью м€тежной" может взойти

	...день великий, неизбежный
	—вободы €ркий день...

ќднако в середине 20-х годов, еще до событи€ 14 декабр€, в политических воззрени€х ѕушкина совершилс€ определенный переворот. ќн разочаровалс€ в своих революционных идеалах. Ќа вопрос о "свободе" он начал смотреть не столько с политической, сколько с философской точки зрени€. ќн постепенно пришел к убеждению, что "свобода" не может быть достигнута насильственным изменением политического стро€, но будет следствием духовного воспитани€ человечества. /*Ёволюци€ политических воззрений ѕушкина, схематически намеченна€ нами, более подробно прослежена в статье јлександра —лонимского - "ѕушкин и декабрьское движение" (т. II, стр. 503). (ѕримеч. ¬. я. Ѕрюсова.)*/ Ёти взгл€ды и положены в основу "ћедного ¬садника". ѕушкин выбрал своим героем самого мощного из всех самодержцев, какие когда-либо восставали на земле. Ёто - исполин-чудотворец, полубог, повелевающий стихи€ми. —тихийна€ революци€ не страшит его, он ее презирает. Ќо когда восстает на него свободный дух единичного человека, "державец полумира" приходит в см€тение. ќн покидает свою "огражденную скалу" и всю ночь преследует безумца, только бы своим т€желым топотом заглушить в нем м€теж души.

"ћедный ¬садник", действительно, ответ ѕушкина на упреки ћицкевича в измене "вольнолюбивым" идеалам юности. "ƒа, - как бы говорит ѕушкин, - € не верю больше в борьбу с деспотизмом силами стихийного м€тежа; € вижу всю его бесплодность. Ќо € не изменил высоким идеалам свободы. я по-прежнему уверен, что не вечен "кумир с медною главой", как ни ужасен он в окрестной мгле, как ни вознесен он "в неколебимой вышине". —вобода возникнет в глубинах человеческого духа, и "огражденна€ скала" должна будет опустеть".

II

¬ќ«Ќ» Ќќ¬≈Ќ»≈ » —ќ—“ј¬ ѕќ¬≈—“»

1

јнненков предполагает, что "ћедный ¬садник" составл€л вторую половину большой поэмы, задуманной ѕушкиным ранее 1833 года и им не конченной. ќтрывок из первой половины этой поэмы јнненков видит в "–одословной моего геро€". ќднако у нас нет оснований прин€ть такое предположение.

Ќи в бумагах ѕушкина, ни в его письмах до 1833 года нет никаких указаний на задуманную им большую поэму, в которую "ћедный ¬садник" входил бы как часть. ƒостаточно веские доводы позвол€ют думать, что к работе над "ћедным ¬садником" толкнули ѕушкина сатиры ћицкевича, с которыми мог он познакомитьс€ не раньше конца 1832 года. /*—м. предыдущую статью. (ѕримеч. ¬. я. Ѕрюсова).*/ ≈сли и существовал у ѕушкина раньше 1833 года замысел поэмы, имевшей что-то общее с "ћедным ¬садником", то только в самых общих чертах. “ак, в одном из набросков "¬ступлени€" ѕушкин говорит, что мысль описать петербургское наводнение 1824 года €вилась у него под впечатлением первых рассказов об нем. ѕушкин даже намекает, что видел в этом как бы свой долг, - долг поэта перед "печальными сердцами" своих современников:

	Ѕыла ужасна€ пора!
	ќб ней начну повествованье.
	ƒавно, когда € в первый раз
	”слышал грустное преданье,
	—ердца печальные, дл€ вас
	“огда же дал € обещанье
	—тихам поверить свой рассказ.

„то касаетс€ "–одословной моего геро€", то свидетельство рукописей не оставл€ет сомнени€ в ее происхождении. Ёто - часть "ћедного ¬садника", выделенна€ из его состава и обработанна€ как отдельное целое. ¬ первоначальных набросках "–одословна€ моего геро€" была именно родословной позднейшего "бедного ≈вгени€", но ѕушкин скоро убедилс€, что эти строфы нарушают стройность повести, и исключил их. ѕозднее он сделал из них самосто€тельное произведение, дающее родословную некоторого геро€, не геро€ той или иной повести, но "геро€" вообще.  роме того, "ћедный ¬садник" - создание настолько законченное, его иде€ настолько полно выражена, что никак нельз€ считать "петербургскую повесть" частью какого-то более обширного целого.

Ќаписан "ћедный ¬садник" в Ѕолдине, где ѕушкин после поездки на ”рал провел около полутора мес€ца, с 1 окт€бр€ 1833 года по середину но€бр€. ѕод одним из первых набросков повести есть помета: "6 окт€бр€"; под первым списком всей повести: "30 окт€бр€". “аким образом, все создание повести зан€ло меньше мес€ца.

ћожно, однако, не без веро€тности допустить, что мысль написать "ћедного ¬садника" возникла у ѕушкина раньше его приезда в Ѕолдино. ¬еро€тно, и некоторые наброски уже были сделаны в ѕетербурге, - напримеЕ те, которые написаны не в тетрад€х, а на отдельных листах (таков отрывок "Ќад ѕетербургом омраченным..."). ” нас есть свидетельство, что по пути на ”рал ѕушкин думал о наводнении 1824 года. ѕо поводу сильного западного ветра, застигшего его в дороге, он писал жене (21 августа) : "„то было с вами, петербургскими жител€ми? Ќе было ли у вас нового наводнени€? что, если и это € прогул€л? досадно было бы".

»з Ѕолдина ѕушкин почти никому, кроме своей жены, не писал. — женой же о своих стихах он говорил только как о доходной статье и притом непременно тоном шутки. ѕоэтому из болдинских писем ѕушкина мы ничего не узнаем о ходе его работы над "петербургской повестью". II окт€бр€ он сообщал: "я пишу, € в хлопотах". 21 окт€бр€: "я работаю лениво, через пень колоду валю. Ќачал многое, но ни к чему нет охоты; бог знает, что со мной делаетс€. —тарам стала и умом плохам". 30 окт€бр€: "Ќедавно расписалс€ и уже написал пропасть". 6 но€бр€: "я привезу тебе стишков много, но не разглашай этого, а то альманашники заед€т мен€". —амое заглавие "ћедного ¬садника" здесь не названо, и общий тон шутки не позвол€ет отнестись с доверием к признанию ѕушкина, будто во врем€ работы над повестью у него "ни к чему не было охоты".

ќбраща€сь к рукопис€м, мы видим, что повесть стоила ѕушкину громадного труда.  аждый ее отрывок, каждый ее стих, прежде чем облечьс€ в свою окончательную форму, €вл€лс€ в нескольких - иногда до дес€ти - видоизменени€х. »з первоначальных черновых набросков, где еще недостает многих св€зующих частей, ѕушкиным, в особой тетради, был сделан первый свод всей повести. Ётот свод, помеченный "30 окт€бр€", €вл€етс€ второй редакцией повести, так как в нем многое изменено, сравнительно с первыми набросками. Ётот список покрыт новыми поправками. дающими третью редакцию. ќна дошла до нас также в собственноручном пушкинском списке, сделанном дл€ представлени€ повести государю. Ќаконец, уже в этом беловом списке (и притом после запрещени€ повести "высочайшей цензурой") ѕушкиным тоже сделан р€д изменений, целые отрывки выкинуты, многие выражени€ и целые стихи заменены другими и т. д. “аким образом, ныне печатаемый текст надо считать четвертой редакцией повести.

„тобы дать пон€тие о работе, затраченной ѕушкиным на "ћедного ¬садника", достаточно сказать, что начало первой части известно нам в шести, вполне обработанных, редакци€х. ”же одна из первых кажетс€ настолько законченным созданием, что почти заставл€ет жалеть о строгости "взыскательного" художника, опустившего из нее многие черты:

	Ќад ѕетербургом омраченным
	ќсенний ветер тучи гнал.
	Ќева, в теченьи возмущенном,
	Ўум€, неслась. ”грюмый вал,
	 ак бы проситель беспокойный,
	ѕлескал в гранит ограды стройной
	Ўироких невских берегов.
	—реди бегущих облаков
	Ћуны совсем не видно было.
	ќгни светилис€ в домах,
	Ќа улице взвивалс€ прах
	» буйный вихорь выл уныло,
	 луб€ подол сирен ночных
	» заглуша€ часовых.

2

‘абула "ћедного ¬садника" принадлежит ѕушкину, но отдельные эпизоды и картины повести созданы не без постороннего вли€ни€.

ћысль первых стихов "¬ступлени€" заимствована из статьи Ѕатюшкова "ѕрогулка в јкадемию художеств" (1814). "¬оображение мое, - пишет Ѕатюшков, - представило мне ѕетра, который в первый раз обозревал берегД дикой Ќевы, ныне столь прекрасные... ¬елика€ мысль родилась в уме великого человека. «десь будет город, .сказал он, чудо света. —юда призову все художества, все искусства. «десь художества, искусства, гражданские установлени€ и законы побед€т самую природу. —казал - и ѕетербург возник из дикого болота". —тихи "¬ступлени€" повтор€ют некоторые выражени€ этого места почти буквально.

ѕеред началом описани€ ѕетербурга ѕушкин сам делает примечание: "—м. стихи кн. ¬€земского к графине « - ой". ¬ этом стихотворении кн. ¬€земского ("–азговор 7 апрел€ 1832 года"), действительно, находим несколько строф, напоминающих описание ѕушкина:

	я ѕетербург люблю с его красою стройной,
	— блест€щим по€сом роскошных островов,
	— прозрачной ночью - дн€ соперницей беззнойной,
	» с свежей зеленью младых его садов... и т. д.

 роме того, на описании ѕушкина сказалось вли€ние двух сатир ћицкевича: "Przedmiescia stolicy" и "Petersburg". ѕроф. “реть€к/*—м. предыдущую статью. ћы и здесь пользуемс€ изложением г. —. Ѕраиловского. (ѕримеч. ¬. я. Ѕрюсова.)*/ доказал, что ѕушкин почти шаг за шагом следует за картинами польского поэта, отвеча€ на его укоры апологией северной столицы. “ак, например, ћицкевич смеетс€ над тем. что петербургские дома сто€т за железными решетками; ѕушкин возражает:

	(Ћюблю)
	“воих оград узор чугунный.

ћицкевич осуждает суровость климата ѕетербурга: ѕушкин отвечает:

	Ћюблю зимы твоей жестокой
	Ќедвижный воздух и мороз.

ћицкевич презрительно отзываетс€ о северных женщинах, белых, как снег, рум€ных, как раки; ѕушкин славит -

	ƒевичьи липа €рче роз

и т. д.

≈сть аналоги€ между изображением "кумира" в "ћедном ¬саднике" и описанием той же статуи в сатире ћицкевича "Pomnik Piotra Wieikiego".

ќбраз оживленной статуи мог быть внушен ѕушкину рассказом ћ. ё. ¬ьельгорского о некоем чудесном сне. ¬ 1812 году государь, опаса€сь непри€тельского нашестви€, предполагал увезти из ѕетербурга пам€тниЃ ѕетра, но его остановил кн. ј. ». √олицын, сообщив, что недавно один майор видел дивный сон: будто ћедный ¬садник скачет по улицам ѕетербурга, подъезжает ко дворцу и говорит государю: "ћолодой человек! ƒо чего ты довел мою –оссию! Ќо покамест € на месте, моему городу нечего опасатьс€". ¬прочем, тот же образ мог быть подсказан и эпизодом со статуей командора в "ƒон ∆уане".

ќписание наводнени€ 1824 года составлено ѕушкиным по показани€м очевидцев, так как сам он его не видел. ќн был тогда в ссылке, в ћихайловском. /*ѕолучив первые извести€ о бедствии, ѕушкин сначала отнесс€ к нему полушутливо и в письме к брату допустил даже по поводу наводнени€ остроту довольно сомнительного достоинства. ќднако, узнав ближе обсто€тельства дела, совершенно переменил суждение и, в другом письме к брату, писал: "Ётот потоп с ума мне нейдет: он вовсе не так забавен, как с первого взгл€да кажетс€. ≈сли тебе вздумаетс€ помочь какому-нибудь нещастному, помогай из онегинских денег, но прошу без вс€кого шума". (ѕримеч. ¬. я. Ѕрюсова.)*/ Ѕелинский писал: " артина наводнени€ написана у ѕушкина красками, которые ценою жизни готов бы был купить поэт прошлого века, помешавшийс€ на мысли написать эпическую поэму ѕотоп... “ут не знаешь, чему больше дивитьс€, громадной ли грандиозности описани€ или его почти прозаической простоте, что вместе вз€тое доходит до величайшей поэзии". ќднако сам ѕушкин за€вил в предисловии, что "подробности наводнени€ заимствованы из тогдашних журналов", и прибавил: "любопытные могут справитьс€ с известием, составленным ¬. Ќ. Ѕерхом".

—правл€€сь с книгой Ѕерха ("ѕодробное историческое известие о всех наводнени€х, бывших в —.-ѕетербурге"), приходитс€ признать, что описание ѕушкина, при всей его €ркости, действительно "заимствовано". ¬от, например, что рассказывает Ѕерх: "ƒождь и проницательный холодный ветер с самого утра наполн€ли воздух сыростью... — рассветом... толпы любопытных устремились на берега Ќевы, котора€ высоко воздымалась пенистыми волнами и с ужасным шумом и брызгами разбивала их о гранитные берега... Ќеобозримое пространство вод казалось кип€щею пучиною... Ѕела€ пена клубилась над водными громадами, которые, беспрестанно увеличива€сь, наконец, €ростно устремились на берег... Ћюди спасались, как могли". » далее: "Ќева, встретив преп€тствие в своем течении, возросла в берегах своих, наполнила каналы и через подземные трубы хлынула в виде фонтанов на улицы. ¬ одно мгновение вода полилась через кра€ набережных".

¬се основные черты этого описани€ повторены ѕушкиным, частью в окончательной редакции повести, частью в черновых набросках.

	...дождь унылой
	
	¬ окно стучал, и ветер выл.
	-------------------
	ѕо утру над ее брегами
	“еснилс€ толпами народ,
	Ћюбу€сь брызгами, горами
	» пеной разъ€ренных вод.
	-------------------
	Ќева бродила, свирепела,
	ѕриподымалась и кипела,
	 отлом клокоча и клуб€сь.
	-------------------
	Ќева всю ночь
	–валас€ к морю, против бури
	» спорить стало ей не в мочь!
	» вот от их

/*Ќе совсем пон€тно, к чему относитс€ слово "их", как здесь, так и в соответственном месте окончательной редакции:

	...–валас€ к морю против бури,
	Ќе одолев их мощной дури.

¬еро€тно, ѕушкин имел в виду "море" и "бурю", или "ветры", о которых сказано дальше: Ќо силой ветров от залива ѕерегражденна€ Ќева...

 стати, во всех издани€х до сих пор печаталось "ветра" вместо "ветров" (как читаетс€ во всех рукопис€х). (ѕримеч. ¬. я. Ѕрюсова.)*/ свирепой дури

	ѕошла клокоча и клуб€сь.
	» вдруг, как тигр остервен€сь,
	„ерез железную ограду
	¬олнами хлынула по граду.
	-------------------
	ѕеред нею
	¬се побежало, все вокруг
	¬друг опустело... ¬оды вдруД
	¬текли в подземные подвалы;
	  решеткам хлынули каналы.
	-------------------
	ѕеред Ќевою
	Ќарод бежал. Ќавстречу ей
	 аналы хлынули; из труб
	‘онтаны брызнули.

¬ первоначальных вариантах описани€ воспроизвел ѕушкин в стихах и ходивший по городу анекдот о гр. ¬. ¬. “олстом, позднее рассказанный кн. ѕ. ј. ¬€земским/*—м. в »стории текста. (ѕримеч. ¬. я. Ѕрюсова.)*/ќ

¬о вс€ком случае, ѕушкин вполне имел право сказать в одном из своих примечаний, сравнива€ свое описание наводнени€ с описанием ћицкевича (у которого изображен вечер перед наводнением): "наше описание вернее"..ђ

3

ѕо числу стихов "ћедный ¬садник" - одна из наиболее коротких поэм ѕушкина. ¬ нем в окончательной редакции всего 464 стиха, тогда как в "÷ыганах" - 537, в "ѕолтаве" - около 1500 и даже в "ЅахчисарайскоР фонтане" - около 600. ћежду тем замысел "ћедного ¬садника" чрезвычайно широк, едва ли нс шире, чем во всех других поэмах ѕушкина. Ќа прот€жении менее чем 500 стихов ѕушкин сумел уместить и думы ѕетра "на берегу вар€жских волн", и картину ѕетербурга в начале XIX века, и описание наводнени€ 1824 года, и историю любви и безуми€ бедного ≈вгени€, и свои раздумь€ над делом ѕетра. ѕушкин нашел возможным даже позволить себе, как роскошь, несколько шуток, например, упоминание о графе ’востове.

язык повести крайне разнообразен. ¬ тех част€х, где изображаетс€ жизнь и думы чиновника, он прост, почти прозаичен, охотно допускает разговорные выражени€ ("жизнь куда легка", "препоручу хоз€йство", "сам большой" и т.п.). Ќапротив, там, где говоритс€ о судьбах –оссии, €зык совершенно мен€етс€, предпочитает слав€нские формы слов, избегает выражений повседневных, как, например:

	ѕрошло сто лет - и юный град.
	ѕолнощных стран краса и диво.
	»з тьмы лесов, из топи блат
	¬ознесс€ пышно, горделиво.

ќднако усеченных прилагательных ѕушкин €вно избегает, и во всей повести их всего три: "вешни дни", "минувши времена", "сонны очи".

—воеобразную особенность стиха "ћедного ¬садника" составл€ет обилие цезур. Ќи в одной из своих поэм, писанных четырехстопным €мбом, не позвол€л себе ѕушкин так часто, как в "ћедном ¬саднике", остановкР по смыслу внутри стиха. ѕо-видимому, в "ћедном ¬саднике" он сознательно стремилс€ к тому, чтобы логические делени€ не совпадали с делени€ми метрическими, создав этим впечатление крайней непринужденности речи. ќсобенно много таких примеров в стихах, рассказывающих о ≈вгении, например:

	—идел недвижный, страшно бледный
	≈вгений. ќн страшилс€ бедный
	Ќе за себ€.
	-------------------
	≈вгений за своим добром
	Ќс приходил. ќн скоро свету
	—тал чужд. ¬есь день бродил пешком,
	ј спал на пристани.
	-------------------
	–аз он спал
	” Ќевской пристани. ƒни лета
	 лонились к осени. ƒышал
	Ќенастный ветер.

«амечательно, что почти все новые отделы повести (как бы ее отдельные главы) начинаютс€ с полустиха, ¬ общем приблизительно в трети стихов "ћедного ¬садника" в середине стиха стоит точка, и более чем в половине внутри стиха есть логическа€ остановка речи.

¬ употреблении рифм в "ћедном ¬саднике" ѕушкин осталс€ верен своему правилу, высказанному им в "ƒомике в  оломне":

	ћне рифмы нужны, все готов сберечь €.

¬ "ћедном ¬саднике" множество рифм самых обыкновенных (ночи - очи, конь - огонь и т.д.), еще больше глагольных (сел - гл€дел, злились - носились, узнал - играл и т.д.), но есть и несколько "редких" (солнца - чухонца, режет - скрежет) и целый р€д "богатых" (живые - сторожевые, пени - ступени, завыва€ - подмыва€, главой - роковой и т. д.).  ак и в других стихотворени€х, ѕушкин по произношению свободно рифмует прилагательные на ый с наречи€ми на о (беззаботный - охотно).

ѕо звуковой изобразительности стих "ћедного ¬садника" знает мало соперников.  ажетс€, ни в одном из своих созданий не пользовалс€ ѕушкин так часто, как в "петербургской повести", всеми средствами аллитерации, игры гласными и согласными и т. п. ѕримером их может служить четверостишие:

	» блеск, и шум, и говор балов,
	ј в час пирушки холостой
	Ўипенье пенистых бокалов
	» пунша пламень голубой.

Ќо верха изобразительности достигает стих "ћедного ¬садника" в сцене преследовани€ бедного ≈вгени€. ѕовторением одних и тех же рифм, повторением несколько раз начальной буквы в сто€щих р€дом словах и упорным повторением звуков к, г и х - дает ѕушкин живое впечатление "т€жело-звонкого скакань€", эхо которого звучит по пустой площади, как грохотанье грома.

	» он по площади пустой
	Ѕежит и слышит за собой
	 ак будто грома грохотанье,
	“€жело-звонкое скаканье
	ѕо потр€сенной мостовой.
	», озарен луною бледной,
	ѕростерши руку в вышине,
	«а ним несетс€ ¬садник ћедный
	Ќа звонко скачущем коне;
	» во всю ночь безумец бедный
	 уда стопы ни обращал,
	«а ним повсюду ¬садник ћедный
	— т€желым топотом скакал.

ќднако в повести заметны и следы некоторой торопливости в обработке формы. “ри стиха остались вовсе без рифмы, а именно:

	Ќа город кинулась. ѕред нею...
	-------------------
	» не нашел уже следов...
	-------------------
	ј спал на пристани. ѕиталс€...

¬ первоначальных редакци€х первый и последний из этих стихов имеют свою рифму:

	¬сей т€жкой силою своею
	ѕошла на приступ. ѕеред нею
	Ќарод бежал и скрылс€ вдруг.
	-------------------
	ј спал на пристани. ѕиталс€
	»з окон брошенным куском;
	”же почти не раздевалс€,
	» плать¬ ветхое на нем
	–валось и тлело...

4

 ак известно, в 1826 году государь выразил желание лично быть цензором ѕушкина. ¬се свои новые произведени€, до их напечатани€, ѕушкин должен был представл€ть, через Ѕенкендорфа, в эту "высочайшую цензуру"¶

6 декабр€ 1833 года, вскоре по возвращении из Ѕолдина, ѕушкин обратилс€ с письмом к Ѕенкендорфу, прос€ позволени€ представить его си€тельству "стихотворение", которое желал бы напечатать. Ќадо полагатьЭ что то был "ћедный ¬садник". 12 декабр€ рукопись "ћедного ¬садника" была уже возвращена ѕушкину. "¬ысочайша€ цензура" нашла в повести целый р€д предосудительных мест.

ћы не знаем, как отнесс€ к запрещению повести сам ѕушкин. ѕоследние годы своей жизни он провел в строгом духовном одиночестве и, по-видимому, никого не посв€щал в свою внутреннюю жизнь. ¬ своих письмаС он сделалс€ крайне сдержан и уже не позвол€л себе той увлекательной болтовни обо всем, что его интересует, котора€ составл€ет главную прелесть его писем из ћихайловского. ƒаже в запис€х своего дневника, который он вел последние годы жизни, ѕушкин был очень осторожен и не допускал ни одного лишнего слова.

¬ этом дневнике под 14 декабр€ записано: "11-го получено мною приглашение от Ѕенкендорфа €витьс€ к нему на другой день утром. я приехал. ћне возвращают ћедный ¬садник с замечани€ми государ€. —лово кумиР не пропущено высочайшей цензурою; стихи:

	» перед младшею столицей
	ѕомеркла стара€ ћосква,
	 ак перед новою царицей
	ѕорфироносна€ вдова - 

вымараны. Ќа многих местах поставлен - ? - . ¬се это делает мне большую разницу. я принужден был переменить условие со —мирдиным".

Ќичего больше не узнаем мы и из писем ѕушкина. ¬ декабре 1833 года он писал Ќащокину: "«десь имел € непри€тности денежные: € сговорилс€ было со —мирдиным и принужден был уничтожить договор, потому чтЃ ћедного ¬садника цензура не пропустила. Ёто мне убыток". ≈му же ѕушкин повтор€л в другом, позднейшем письме: "ћедный ¬садник не пропущен, - убытки и непри€тности". ѕогодину, в ответ на его вопрос, ѕушкин сообщил кратко: "¬ы спрашиваете о ћедном ¬саднике, о ѕугачеве и о ѕетре. ѕервый не будет напечатан".

»з этих сухих сообщений можно заключить только то, что ѕушкин хотел напечатать "петербургскую повесть" (значит, считал ее законченной, обработанной) и что он познакомил с ней своих друзей.

—ам ѕушкин верил, что его рукописи рассматриваютс€ непосредственно государем. ќн полагал, что и рукопись "ћедного ¬садника" возвращена ему "с замечани€ми государ€". Ќо в насто€щее врем€ достаточно вы€снено¶ что рукописи ѕушкина рассматривались в канцел€рии Ѕенкендорфа и что государь только повтор€л, иногда сохран€€ все полемические выпады, критические замечани€ этой канцел€рии. ¬нутренний смысл "ћедного ¬садника", конечно, этой цензурой пон€т не был, но целый р€д отдельных выражений показалс€ ей недопустимым.

ƒо нас дошла, по-видимому, та сама€ рукопись, котора€ была представлена на рассмотрение государю (ѕушкин пишет: "ћне возвращен ћедный ¬садник..."). ¬ этой рукописи стихи о "померкшей ћоскве", о которых ѕушкин говорит в дневнике, зачеркнуты карандашом и сбоку отмечены знаком NB. «нак вопроса поставлен против тех стихов, где впервые по€вл€етс€ ћедный ¬садник.

	Ќад возмущенною Ќевою
	—тоит с простертою рукою
	 умир на бронзовом коне.

¬о второй части знак вопроса поставлен против повторени€ этих стихов:

	 умир с простертою рукою
	—идел на бронзовом коне.

ƒалее отмечены и подчеркнуты три последних стиха в четверостишии:

	 то неподвижно возвышалс€
	¬о мраке медною главой,
	“ого, чьей волей роковой
	Ќад морем город основалс€.

≈ще далее отмечены стихи:

	ќ, мощный властелин —удьбы,
	Ќе так ли ты над самой бездной,
	Ќа высоте, уздой железной,
	–оссию подн€л на дыбы?

Ќаконец, подчеркнуты выражени€ "горделивый истукан" и "строитель чудотворный" и отчеркнуты все стихи, начина€ со слов безумца, обращенных к "кумиру", до конца страницы.

¬ другой рукописи, списке, сделанном писарской рукой, сохранились следы поправок ѕушкина, начатых, видимо, с целью см€гчить указанные ему выражени€. —лово "кумир" ѕушкин заменил словом "седок" и в четверостиши† о "померкшей ћоскве" восстановил первоначальный вариант второго стиха ("√лавой склонилас€ ћосква"). ќднако до конца ѕушкин своих поправок не довел и предпочел отказатьс€ от печатани€ повести. "ѕоэма ѕушкина о наводнении превосходна, но исчеркана (т.е. исчеркана цензурою), и потому не печатаетс€", - писал кн. ѕ. ¬€земский ј. ». “ургеневу.

ѕри жизни ѕушкина из "ћедного ¬садника" был напечатан только отрывок "¬ступлени€" под заглавием "ѕетербург". ѕо смерти ѕушкина повесть была напечатана с поправками ∆уковского, по-своему см€гчившего все спорные места. ƒолгое врем€ –осси€ знала одно из значительнейших созданий ѕушкина только в искаженном виде. »справление текста по подлинным рукопис€м ѕушкина, начатое јнненковым, продолжалось до последнего времени. ѕодлинное чтение стихов о "кумире" восстановлено только в издании ѕ. ћорозова 1904 года. ќднако некоторые стихи только в насто€щем издании впервые по€вл€ютс€ в том виде, как их написал ѕушкин.

1909