Купить диплом можно на i-diploma.com 
Скачать текст произведения

Измайлов Н.В. - "Роман на Кавказских водах". Примечания.

Сноски

1 Исключение составляет так называемыйИ«Русский Пелам» — роман, задуманный в 1834—1835 гг. Планы его частично были напечатаны еще Е. И. Якушкиным в «Библиографических записках» 1859 г.; полностью — П. В. Анненковым в статье «Литературные проекты Пушкина» (Вестник Европы, 1881, № 7); вторично и более точно — Т. Г. Зенгер (Цявловской) и М. А. Цявловским в «Трудах Публичной Библиотеки СССР им. Ленина» (вып. III, 1934); см.: Акад., VIII, 1060.

2 Р. архив, 1881, ЛБ, кн. III, с. 466—468 (и примечание на с. 1059). Автограф — бывш. ЛБ 2377А, № 2, теперь — ПД 1005; см.: Акад., VIII, 412—413 (текст) и 962—964 (варианты).

3 См.: Рук. Пушкина, 1937, с. 106—107.

4 Срезневский В. Пушкинская коллекция, принесенная в дар Библиотеке Академии наук А. А. Майковой. — Пушкин и его совр., вып. IV, 1906, с. 23, N 5 (99). — В описание Срезневского вошли планы, теперь известные под шифрами ПД N 269—274. План N 268 хотя и был в руках Л. Н. Майкова, но пришел к нему иным путем, чем все остальные± и потому не вошел в «Майковское собрание»: он, после смерти Пушкина, был оставлен у себя, в числе прочих его автографов, В. А. Жуковским, по смерти которого перешел к его сыну, П. В. Жуковскому, но почему-то последним не был отдан, как другие бывшие у него автографы, А. Ф. Онегину, а поступил в 1894 г. к П. И. Бартеневу, который в свою очередь в 1899 г. отдал (или продал?) его Л. Н. Майкову. В общем архиве последнего он и хранился с тех пор, перейдя в 1904 г. вместе с ним, но отдельно от «Майковского собрания» от вдовы Л. Н. Майкова в Библиотеку АН, а отсюда, в 1931 г., со всем архивом Майкова — в Пушкинский Дом. Эти обстоятельства стали причиной того, что автограф, теперь № 268, остался неизвестен ни В. И. Срезневскому, ни работавшим в 20-х годах над «Майковским собранием» Б. В. Томашевскому и автору настоящей статьи. Он не вошел в мою публикацию 1928 г. и был впервые опубликован Д. П. Якубовичем в статье «Работа Пушкина над художественной прозой» в сборнике «Работа классиков над прозой» (Л., 1929, с. 18 и транскрипция в Приложении); включен в число планов «Романа на Кавказских водах» С. М. Бонди в Полном собр. соч. Пушкина (изд. ГИХЛ, т. IV, 1932, с. 706); находящиеся на нем рисунки (не относящиеся к плану) воспроизведены при статье Б. В. Томашевского «Пушкин и романы французских романтиков. (К рисункам Пушкина)» в Пушкинском томе Лит. наследства (№ 16—18, 1934, с. 953 и 955).

5 Р. старина, 1884, т. XLIV, октябрь, с. 85.

6 Пушкин в печати, с. 92, № 813 и 814.

7 См.: Акад., XIV, 223, где датировано: «Середина (после 10) сентября 1831».

8 Смысл этой записи неясен. В сборник Рукою Пушкина она — вероятно, случайно — не вошла.

9 В своей интересной и содержательной статьеЇ«О чтении рукописей Пушкина» (Изв. АН СССР, ООН, 1937, № 2—3, с. 599; то же: Бонди С. Черновики Пушкина. Статьи 1930—1970 гг. М., 1971, с. 182) С. М. Бонди пишет: «При публикации <...> серии планов „Романа на Кавказских водах“ Пушкина Н. В. Измайлов <...> не учел того, что каждый следующий план отменяет соответственные места предыдущего, а последний план отменяет их всњ». С этим положением, а в особенности с последними приведенными словами, мы не можем безоговорочно согласиться: в каждом новом плане (не говоря, разумеется, о частных, дополнительных планах, раскрывающих отдельные эпизоды) есть элементы, вошедшие (т. е. молчаливо сохраненные) от предшествующего или предшествующих; последний же план дает общий синтез предшествующей работы, не повторяя всех тех положений, которые в сознании автора установились и не нуждаются в напоминаниях. Но, с другой стороны, мы не можем не принять следующее за приведенными выше словами замечание С. М. Бонди, обращенное к нашей публикации 1928 г.: «Пытаясь расшифровать смысл этих лаконичных записей, комментатор дает вместо их истории их сводку, соединив вместе детали разновременных замыслов, т. е. дает документ, не соответствующий замыслам автора, нечто аналогичное статической транскрипции черновика» (там же). Учитывая в полной мере справедливость этих слов, мы, в нынешнем переиздании работы, строим по-новому и порядок планов во времени, и последнюю их ступень, дающую синтез (а не механическую сводку!) всей работы Пушкина.

10 Значение и смысл этой и других фамилий в планах, в связи с раскрытием их прототипов, см. далее.

11 Здесь и далее обозначаем планы их шифрами, установленными в описании, — см.: Рук. Пушкина, 1937, с. 106—107.

12 Перевод:

Якуб.<ович> похищает Марию, которая с ним кокетничала —

[Ее любовник извлекает ее из среды черкесов.]

Кунак — юноша [влюбленный в] [в нее] привязанный к ней, увозит ее и [отдает <?> ] возвращает ее семье —

13 Перевод: принят в семейный круг.

14 Было: а. Как в тексте. б. du frère (брата).

15 Перевод: Приезд настоящего любовника [всё общество] Женщины от него в восторге. Вечера [в]

16 Перевод: [игры]

17 Перевод: [Похищ<ение> <?> ]

18 Перевод: похищение.

19 Против этой записи, ниже заметки©«Якуб.<ович> хочет жениться», на свободной странице согнутого почтового листка — рисунок Пушкина, изображающий пень и ветви кустов или деревьев; можно думать, что этот рисунок — показатель раздумий Пушкина над планом, не сразу сформулированным.

20 Перевод: он оставляет свой конвой [одному] [бедному] парал.<итику> — на него нападают ч<еркесы>, он убивает одного из них — остальные бегут [они ранят] [Якуб.<овича>] Як.<убович> там не участвует?

21 Перевод: Як.<убович> ухаживает за ним — и просит у него руки его сестры. Дуэль.

22 Перевод: Воды — сезон.

23 а. Отец и дочери. б. Отец и две дочери.

24 Было: дочери 1) — т. е. Пушкин хотел говорить о разном поведении двух дочерей, но отказался от этого, заменив двух дочерей — одной, Марьей, героиней романа.

25 (Сотр.) Якубо. — вероятно, описка, вместо: (Сотр. Якубо.), т. е. «Сотрудники Якубовича».

26 Слово «банка» впервые правильно прочитано С. М. Бонди (см. его статью «О чтении рукописей Пушкина», с. 586; то же в его книге: Бонди С. Черновики Пушкина, с. 166).

27 Перевод: Кавалькада (прогулка верхом — Н. И.)

28 Перевод: Пелам.

29 Перевод: похищает.

30 Слева, на поле, рисунок, выполненный ранее текста плана: женский портрет, поясной, профильный влево. Профиль девушки очень характерен — сильный и гордый, с римским носом и волевым подбородком, с черным‡ локонами, в кружевном чепце и платье 1810—1820-х годов. См. его воспроизведение при моей публикации (Пушкин и его совр., вып. XXXVII, 1928, между с. 74 и 75, в дальнейшем повторялось неоднократно). О нем же как о возможном портрете прототипа героини говорится в книге Т. Г. Цявловской°«Рисунки Пушкина» (М., 1970, с. 109, с комментарием на с. 108—111). О прототипе героини Кавказского романа — А. А. Римской-Корсаковой — будет идти речь дальше; возможно, однако, что на рисунке — не столько ее портрет, сколько изображение самой героини в представлении Пушкина.

31 Можно прочесть и: дв.<оровые> сл.<уги>

32 Возможно и чтение: приехавший, т. е. относится это только к офицеру

33 Под «больным» разумеется, вероятно, отец «Якубовича» — «паралитик» других планов. «Офицер» — вероятно, тот, кто в других планах называется «настоящим любовником» героини и выступает соперником «Якубовича».

34 а. Корс.<акова> б. Алек.<?> в. Александ.<рина> <?>

35 Начаты исправления: а. влю<бленным> б. офицером (все зачеркнуто).

36 Вероятно, описка, вместо: назади.

37 Кутилов <?>

38 Очевидно, старик — отец «Кубовича».

39 Т. е. «Граневым».

40 Вместо: влюбленная ∞ черкесам было и частью зачеркнуто: [Он ее увозит с бала — ] [Она] [Гран<ев>] [Гран<ев> едет освобождать] ее и на дуэли убивает Куб.<овича>. Две строки от слов: предлагает до: с бала перечеркнуты поперечною чертою.

41 Он — т. е., очевидно, «Гранев», преданный черкесам «Якубовичем».

42 Ниже — заключительный росчерк и в обратном направлении — рисунок птицы.

43 Размещение отрывков, вследствие переносов и смены мест в процессе работы, не вполне ясно. Ср. иное размещение в Акад. в 10 томах, т. VI. Изд. 2-е. М., 1957, с. 794 (под ред. Б. В. Томашевского).

44 Окончание слова вписано над строкой: «пленль», что и указывает на чтение: «пленитель», а не «пленник».

45 У этой строки — знак переноса ее в начало предыдущего отрывка, перед словами: Последн. станц.

46 Или — что вероятнее: он

47 Флобенко <?>

48 Перевод: любитель пустяков, ротозей.

49 или с больным откупщ. О <?> вписано; быть может, относится к фразе:
Гуляет с Казачьим офицером или и т. д. О — может быть О<рловским> <?>

50 Иной порядок и обозначение планов были приняты мною в публикации 1928 г.: I основной план (N 273), II основной (N 271 б.), III основной (N 269); дополнительные планы: IV (N 272), V (N 270), VI (N 274)Ћ VII (№ 271 а.). В Акад. (VIII, 964—968) последовательность планов в основных элементах совпадает с предложенной выше.

51 См.: Переверзев В. Ф. Пушкин в борьбе с русским «плутовским романом». — Пушкин. Временник Пушкинской комиссии, т. I. М.—Л., 1937; то же в кн.: Переверзев В. Ф. У истоков русского реального романа. М., 1937, стр. 44—77; Чичерин А. В. 1) Возникновение романа-эпопеи. М., 1958 (глава вторая: Пушкинские замыслы прозаического романа, с. 57—110; 2) Путь Пушкина к прозаическому роману. — В кн.: История русского романа, т. I. М.—Л.ђ 1962, с. 157—169.

52 «Первой главой» «Романа на Кавказских водах», введенной в план «в последний момент», считает Московскую сцену С. М. Бонди в краткой статье о «Романе»; см.: А. С. Пушкин. Полн. собр. соч. в шести томах. Прилож. к ж. «Красная нива» на 1931 г., т. VI. М.—Л., 1931 («Путеводитель по Пушкину», с. 314).

53 Разумеется, в процессе работы иные из показанных здесь эпизодов сюжета должны были отпасть, другие же, новые и нам неизвестные, — явиться. Наиболее развитый план (№ 269), по нашему убеждению, не отменяет двух других (№ 273 и 272), составляющих вместе с ним «Третий основной план», но их суммирует.

54 К брату Л. С. Пушкину, от 24 сентября 1820 г., и к Н. И. Гнедичу, от 24 марта 1821 г. (Акад., XIII, 17—18, 28).

55 Акад., VI, 198—199. — О «Кавказском цикле» см. ниже, стр. 219—223.

56 Записки М. И. Пущина. — В кн.: Майков Л. Н. Пушкин. СПб., 1899, с. 392—394; см. также: Р. архив, 1908, кн. III, вып. 12, с. 547—548.

57 Вспомним выразительные строки в письме Н. Н. Раевского-старшего к дочери, Ек. Н. Раевской, из Горячеводска (будущего Пятигорска), от 13 июня — 6 июля 1820 г.: «...часто прихожу заблаговременно пользоваться с галерей видом наиприятнейшим гор и забавным сего селения и жителей, каррикатурных экипажей, пестроты одеяний; смесь калмыков, черкес, татар, здешних казаков’ здешних жителей и приезжих, — все это под вечер движется, встречается, расходится, сходится и все до безделицы с галерей новых ванн глазам вашим открыто» (Гершензон М. О. Мудрость Пушкина. М., 1919, с. 182; Архив Раевских, т, I, с. 523). Ср. в главе I «Путешествия в Арзрум» — Акад., VIII, 447.

58 См.: Потто В. Кавказская война в отдельных очерках, эпизодах, легендах и биографиях, т. II. Изд. 2-е. СПб., 1887, с. 392—408; ср.: Ракович Д. В. Тенгинский полк на Кавказе. Тифлис, 1900, с. 42 и сл.

59 Хотя, как мы видим на примерах Дубровского и Гринева, исторически далекие и малоиндивидуальные имена могут и сохраняться в неприкосновенности.

60 См.: Ракович Д. В. Тенгинский полк на Кавказе, с. 11, 14, 38—39, 46—49; Приложения, с. 61 (сведения о службе Курилы); Потто В. Кавказская война..., том II, с. 411 и сл.; Акты, собранные Кавказскою археографическою комиссией, т. V, с. 365.

61 О ген. Мерлини (род. 1775, ум. 1833) см.: Акты, собранные Кавказскою археографическою комиссиею, т. IV, V, VII; Дубровин Н. История войны ... на Кавказе, т. VI. СПб., 1888, с. 137; Ракович Д. В. Тенгинский полк на Кавказе, с. 100—101. — О встрече Мерлини тела Грибоедова в 1829 г. см.: Акты, собранные..., т. VII, с. 696—697; Р. старина, 1872, т. VI, с. 200—201.

62 По словам составленного в 1823 г. описания Кавказских вод, «из магазинов и лавок в Горячеводском селении достопримечательны находящиеся в доме генерал-майора Мерлини <...> Дома частных лиц, выстроенные для отдачи в наймы, довольно чисты и покойны <...> Из них в особенности отличаются по красоте архитектуры и своей величине дома гг. Реброва, Мерлини <...> и другие...» (Полное ... описание Кавказских минеральных вод, соч. Александром Нелюбиным, кн. 2. СПб., 1823, с. 646—649).

63 См. статьи П. К. Мартьянова: «Последние дни жизни поэта М. Ю. Лермонтова». — Ист. вестник, 1892, февраль, с. 432; март, с. 701, 705, 708—709; апрель, с. 84; другая его статья — там же, 1895, июнь, с. 824.

64 Р. архив, 1883, кн. III, с. 173.

65 Нива, 1885, N 7, с. 167. — Здесь расхождение с данными Филипсона: последний относит нападение горцев к 1836 г., т. е. уже после смерти генерала Мерлини, Раевский же говорит об отсутствии генерала. Мќ должны более верить Филипсону.

66 И. И. Дроздов. Записки Кавказца. — Р. архив, 1896, кн. III, с. 222.

67 Р. архив, 1908, кн. III, с. 548 (подчеркнуто мною, — Н. И.). В воспоминаниях М. И. Пущина, напечатанных Л. Н. Майковым (Пушкин. СПб., 1899, с. 387—394), упоминания о Мерлини нет.

68 Мы остановились так подробно на лицах второстепенных — Курилове, Мерлиных — потому, что они малоизвестны; а между тем раскрытие их показывает, насколько внимательно наблюдал Пушкин окружающую обстановк† и как использовал ее наиболее яркие, совершенно конкретные явления для создания художественных образов.

69 Сводки биографических данных об А. И. Якубовиче даютЊ«Русский биографический словарь», Пушкин. Письма. Под ред. Б. Л. Модзалевского (т. I. Л., 1926, с. 525—529), «Алфавит декабристов» под ред. Б. Л. Модзалевского и А. А. Сиверса (в издании Центрархива «Восстание декабристов», т. VIII. М., 1925, с. 430); «Дело» Якубовича-декабриста издано в той же серии (т. II, с. 272—304). Много рассказов (к сожалению, без указания источников) о боевой деятельности Якубовича на Кавказе собрано в книге В. А. Потто «Кавказская война в отдельных очерках, эпизодах, легендах и биографиях» (т. II, с. 298, 431—435, 459, 469—473, 475—476, 478—479, 502 и др.) и в сочинении того же автора «История 44 драгунского Нижегородского полка» (т. II. СПб., 1893, с. 165—167); см. также в дневнике Н. Н. Муравьева (Р. архив, 1886, кн. III, с. 331—335 и сл.), дающего восторженную характеристику Якубовича, в”«Записках декабриста» бар. А. Е. Розена (СПб., 1907, с. 220—221 и др.). Позднейшую литературу о нем см. в библиографических указателях: 1) Восстание декабристов. Библиография, сост. Н. М. Ченцов. Ред. Н. К. Пиксанов. (Центрархив). М.—Л., 1929 (по 1928 год); 2) Движение декабристов. Указатель литературы 1928—1959. Сост. Р. Г. Эймонтова. Ред. М. В. Нечкиной. М., 1960.

70 Р. старина, 1875, т. XII, апрель, с. 730—737; отдельное издание «Записок»: СПб., 1880, с. 138 и сл.; см. также: Каратыгин П. А. Записки, I. Л., «Academia», 1929, с. 229—230.

71 Ср. в письмах А. А. Бестужева с Кавказа к братьям в Сибирь в 1835—1836 гг.: «Линейцы молодцы; все очень помнят Александра Ивановича (т. е. Якубовича, — Н. И.); черкесы тоже. Но все те, которым кланялся, кроме Атажука, или умерли, или убиты...»; «Александра Ивановича вспоминают многие Черкесы, и те которые за, и те которые против него дрались. Мастер был он пенить боевую пыль» (Р. вестник, 1870, № 7, с. 61 и 66).

72 Акад., XIII, 244; Пушкин. Письма. Под ред. Б. Л. Модзалевского, т. I. Л., 1926, с. 169 (подчеркнуто мною, — Н. И.). — Статья под заглавием «Отрывки о Кавказе (Из походных записок). (Письмо к издателям Сев. Пч.)» напечатана в «Северной пчеле» 1825 г., 17 ноября, № 138, с подписью А. Я. В настоящее время можно с уверенностью утверждать, что Пушкин был прав и что статья с подписью А. Я. в «Северной пчеле» написана А. И. Якубовичем. См. статью М. К. Азадовского: О литературной деятельности А. И. Якубовича. — Лит. наследство, т. 60, кн. I (Декабристы-литераторы, II, кн. I). М., 1956, с. 271—282, а также примечание к ней «От редакции» на с. 282.

73 Мы не знаем, приезжал ли на воды, к сыну, отец Якубовича — крупный полтавский помещик; во всяком случае, он был еще жив в 1826 г. Сам А. И. Якубович бывал на водах в 1822 и в 1824 гг., а быть может, и еще когда-нибудь. Но, повторяем, нельзя искать в изображении Пушкина биографических соответствий: имеют значение лишь соответствия в типе. Нужно отметить, что любовь к эффектным положениям и красивым фразам, а также сильно развитое самолюбие, толкающее на необычайные поступки, — знал за собою сам Якубович: этими чертами он даже пытался объяснить свое участие в восстании 14 декабря и тем ослабить свою виновность в глазах Следственной комиссии.

74 М. И. Римская-Корсакова (1766—1832), урожд. Наумова. Муж ее, камергер и богатый помещик Александр Яковлевич Римский-Корсаков, жил почти постоянно в деревне и не играл никакой роли в семейной жизни.

75 Гершензон М. О. Грибоедовская Москва. М., 1914; изд. 2-е: М., 1916; изд. 3-е: М., 1928; также: Пушкин. Письма. Под ред. Б. Л. Модзалевского, т. I, с. 269; т. II. Л., 1927, с. 243—244; т. III. М.—Л., 1935, с. 446—447 (об А. А. Римской-Корсаковой). Эпистолярные материалы, на которых основана работа М. О. Гершензона, к сожалению, не были опубликованы полностью; теперь они частично хранятся в ЦГАЛИ (ф. 426, Г. А. Римского-Корсакова).

76 Несколько красочных и выпуклых черт, характеризующих М. И. Римскую-Корсакову и ее семейство, содержит известная книга, отличающаяся большой точностью и достоверностью, —’«Рассказы бабушки (Е. П. Яньковой, — Н. И.). Из воспоминаний пяти поколений, записанные и собранные ее внуком Д. Благово» (СПб., 1885). «Марья Ивановна, — читаем мы здесь, — была хороша собой, умна, ласкова, приветлива и великая мастерица устраивать пиры и праздники» (с. 186, и в другом месте о ней же — «великая мастерица тешить Москву своими балами и разными забавами» — с. 438). Эта характеристика подтверждается рядом фактов, сообщенных и в книге Д. Благово, и у М. О. Гершензона. Последний, впрочем, далеко не вполне воспользовался в своей «Грибоедовской Москве» материалами «Рассказов бабушки».

77 Гершензон М. О. Грибоедовская Москва, изд. 2-е, с. 138—142.

78 Почти к тому же периоду — к сентябрю — ноябрю 1826 г. — относится краткое увлечение поэта его дальней родственницей С. Ф. Пушкиной, к которой он даже сватался, но безуспешно. См. письмо Пушкина к В¤ П. Зубкову от 2 декабря 1826 г. (Акад., XIII, 311—312, и Пушкин. Письма. Под ред. Б. Л. Модзалевского, т. II, 1927, с. 214—219).

79 Р. архив, 1867, с. 1067 (перепечатано в «Сочинениях кн. П. А. Вяземского», т. VII. СПб., 1882, с. 170) и 1887, кн. III, с. 578.

80 По крайней мере П. А. Вяземский писал А. И. Тургеневу 12 декабря 1828 г.: «Здесь Александр Пушкин... еще ни в кого не влюбился, а старые любви его немного отшатнулись. Вчера должен он был быть у Корсаковых; не знаю еще, как была встреча» (Р. архив, 1884, кн. II, с. 408).

81 Великолепный по экспрессивности и лиризму рассказ об окончании романа между Самойловым и Сашей Корсаковой содержится в письме Марии Ивановны от 28 февраля 1822 г. к сыну Григорию, служившему в Петербурге в одном из гвардейских полков. Письмо почти полностью приведено Гершензоном в его книге на с. 126—131, вместе с письмами к ней Самойлова.

82 Письмо А. А. Муханова к кн. М. А. Урусову. — Щукинский сборник, вып. VI. М ., 1907, с. 299.

83 Гершензон М. О. Грибоедовская Москва, 2-е изд., с. 122.

84 В 1832 г. А. А. Римская-Корсакова вышла замуж за кн. А. Н. Вяземского (1804—1865). О предстоящей их свадьбе Пушкин кратко сообщил своей жене в письме из Москвы от 8 декабря 1831 г. (Акад., XIV, 246).

85 Ко времени незадолго до этой поездки относится запрос Пушкина о М. И. Римской-Корсаковой в письме к П. А. Вяземскому от 5 апреля 1823 г. из Кишинева (Акад., XIII, 61). Ответ Вяземского на этот запрос неизвестен. Во всяком случае, из письма видно, что поэт не был еще в это время знаком с семейством Корсаковых.

86 Письма Булгаковых см.: Р. архив, 1901, кн. III, с. 173, 175, 190, 359; 1903, кн. III, с. 129.

87 Подчеркнуто мною, — Н. И. — Напомним заметку Второго основного плана (N 271):Ѓ«во время переезда из Горячих <вод> на Холодные»; к этому моменту приурочивается здесь похищение Алины «Якубовичем».

88 Лит. наследство, т. 58. М., 1952, с. 81 (подлинник франц.).

89 Волков Александр Александрович — генерал, московский комендант, позднее начальник Московского жандармского управления, зять М. И. Корсаковой — муж ее дочери Софии Александровны.

90 Шамхал Тарковский — Мехти (1797—1838) — владетельный князь в восточном Дагестане, генерал русской службы, имевший резиденцию в крепости Тарки́, на берегу Каспийского моря. В 1831 г. в Тарках побывал поэт-солдат А. И. Полежаев, сосланный Николаем I, и выразил свои впечатления в сатирическом стихотворении «Тарки», где изображен «князь Шамхал», который

Сидит и судит
Всех наповал,
В большой папахе,
В цветной рубахе,
Румян и дюж...

Шамхалу уделен также отрывок в начале IV главы поэмы «Эрпели» (см.: Полежаев А. И. Полн. собр. стихотворений. Ред. Н. Бельчикова. (Библиотека поэта. Большая серия). Л., 1939, с. 147 и 181).

91 Пушкин и его совр., вып. XXXVII, 1928, с. 75; Цявловская Т. Г. Рисунки Пушкина, с. 109.

92 Фра-Дьяволо — известный в конце XVIII — начале XIX в. атаман итальянских разбойников.

93 «Pelham», появившийся в 1827 г., вскоре, по-видимому, стал известен Пушкину и заинтересовал его. По крайней мере уже в набросках «романа в письмах», писанных, вероятно, в 1829—1830 гг., именем «леди Пельгам» названа какая-то «заезжая англичанка», упоминаемая среди лиц петербургского света. А. П. Керн, в отрывке воспоминаний, писанном для П. В. Анненкова, утверждает, что Пушкин «очень любил Бульвера, цитировал некоторые фразы из „Пельгама“ в то время, когда его читал...» (Пушкин и его совр., вып. V, с. 155). Достоверность этого показания, как вообще мемуаров А. П. Керн, не подлежит сомнению. К позднейшему времени (предположительно к 1834—1835 гг.) относятся планы и набросок начала большого романа «Русский Пелам», который, как и «Кавказский роман») был оставлен в самом начале или — возможно — лишь отложен и не мог быть продолжен из-за гибели его творца.

94 См.: Алфавит декабристов. — Восстание декабристов. Материалы Центрархива, т. VIII, с. 163 и 387. — Вообще характерно то, что многие из окружавших семейство Римских-Корсаковых были причастны к декабристскому движению: в «Алфавите декабристов» упоминается и названный выше гр. Н. А. Самойлов (с. 172 и 392), и муж одной из сестер — Наталии Римской-Корсаковой — Ф. В. Акинфиев (с. 22 и 268), и будущий муж Александры Александровны — кн. А. Н. Вяземский (с. 60 и 301). Последний был близок к Северному Обществу и после разгрома движения декабристов переведен из Кавалергардского полка в армию. Так соприкасалось московское барство с вольнолюбивыми кругами молодежи, и это придает еще большее значение прототипам Пушкина.

95 Мы не можем полностью согласиться с мнением С. М. Бонди, который в приводившейся выше статье о «Романе на Кавказских водах» считает, что «это произведение (скорее всего не роман, а большая повесть вроде «Пиковой дамы») с его преувеличенно авантюрным содержанием должно было быть написано в светлых, местами юмористических тонах, может быть напоминающих стиль повестей Белкина <...> . Романтический герой, мрачный и таинственный Якубович несомненно выглядел бы несколько комически — таков, вероятно, и был замысел автора: снижение, разоблачение этого недавнего «героя его воображения» («Путеводитель по Пушкину» в Полном собр. его соч., прилож. к «Красной ниве» на 1931 г., т. VI, с. 314—315). Последнее указание совершенно справедливо. Но разоблачение лжегероя вовсе не обязательно делает его комическим, да еще притом, что он погибает на дуэли. Внешне «благополучный» конец — торжество «Гранева» над соперником и избавление от козней «Якубовича» героини (дальнейшая судьба которой нам, впрочем, неизвестна) — еще не снимает общего трагического характера сюжета, а присутствие комических — и даже, возможно, сатирических — элементов не противоречит трагическим перипетиям во взаимоотношениях главных героев, а, наоборот, даже оттеняет их. Внешне благополучные концы — в судьбах преимущественно героинь — характерны и для многих, трагических по существу, повестей Белкина («Выстрел», «Метель», «Станционный смотритель»), и для «Пиковой дамы» (мещанское счастье Лизаветы Ивановны) — и эти концы не противоречат глубоко трагическому общему тону. В этом — существенное свойство поэтики Пушкина — не примиренчество, но показ человеческой жизни во всей ее противоречивости и многосторонности, одновременно — более простой и более сложной, чем мы это видим в традиционных романах.

96 См.: Жирмунский В. <М.> Байрон и Пушкин. Из истории романтической поэмы, ч. II. «Academia», Л., 1924.

97 См. упоминание о романе в его письме к сестрам от 21 августа 1824 г. в сборнике›«Памяти декабристов» (вып. I. Л., 1926, с. 45). Описывая морские купания в Нейбате (близ Риги), Бестужев замечает: «Общество точно на водах св. Ронана, а может быть и романы тут начинаются».

98 Лит. наследство, т. 58, 1952, с. 80. — Здесь письмо датируется «Петербург 26 мая 1828 г.», и, следовательно, поездка, состоявшаяся «наконец, вчера», относится к 25 мая. Но эта дата не согласуется с записью Пушкина около чернового автографа стихотворения «Увы! язык любви болтливый...» — «9 мая 1828. Море. Ол<енины> (или: Ол<енина>) Дау» (ПЛ, 838 — бывш. ЛБ 2371, л. 13; Акад., III, 651). Однако же об участии в поездке известного английского живописца Джорджа Дау, которому Пушкин тогда же, очевидно после этой совместной поездки, посвятил стихотворение «То Dawe, Esq-r» («Зачем твой дивный карандаш...»), Вяземский ничего не пишет — и, возможно, речь идет о двух разных поездках по морю, до Кронштадта.

99 Перевод: из Ронанских вод (франц.).Ё«Сестра игрока» — Клара Моубрей (или Мовбрай) — трагическая героиня романа, брат которой, Джон Мовбрай, вовлекается в сети карточной игры лордом Этерингтоном, развращенным и корыстолюбивым, соперником любимого Кларой Фрэнка Тирреля. — В комментарии к этим строкам письма Вяземского (Лит. наследство, т. 58, с. 87) справедливо указывается, что сцена, описанная им, отразилась два года спустя в очерке Пушкина «Участь моя решена: я женюсь...», имеющем некоторое автобиографическое значение. Здесь, думая об отъезде «в чужие края» в случае, если ему откажут в руке Наденьки, автор представляет себе отплытие «пироскафа»: «...морской, свежий воздух веет мне в лицо... Подле меня молодую женщину начинает тошнить; это придает ее бледному лицу выражение томной нежности. Она просит у меня воды — слава богу, до Кронштадта есть для меня занятие...» (Акад., VIII, 407). — Десятилетием позже, на первых шагах «натуральной школы» Белинский и его друзья особенно выделяли «Сент-Ронанские воды» среди современной романистики: Белинский в статье «Разделение поэзии на роды и виды» (1841), упрекая В. Скотта в «важном недостатке» — «преобладании эпического элемента и отсутствии внутреннего, субъективного начала», выделяет два его романа — «Ламмермурскую невесту» и «Сент-Ронанские воды» — как «те, которые больше или меньше проникнуты драматическим элементом», особенно «Сент-Ронанские воды» — роман, где многие сцены «проникнуты такою истиною, отличаются такой глубиной сердцеведения и тайн страстей и страдания, что украсили бы собою любую драму Шекспира» (Белинский, т. V, 1954, с. 25—26). Это мнение о романе В. Скотта повторяется Белинским не раз: «Сент-Ронанские воды» принадлежат к тем его романам, «которые очень похожи на ужасные трагедии» и представляют собою «великие произведения искусства, <потому> что они не прикрашенное и не рассиропленное, а действительное, хотя и идеальное, изображение жизни, как она есть» (там же, т. VI, 1955, с. 35). В 1843 г. замышляется им с друзьями перевод собрания романов В. Скотта, и В. П. Боткин берет на себя перевод (с оригинала) «Сент-Ронанских вод» (там же, т. XII, 1956, с. 167). Близкий к Белинскому и Н. В. Станкевичу поэт В. И. Красов в 1840 г. пишет взволнованное и трагическое стихотворение «Клара Моврай», посвященное «бедной, безумной, несчастной» героине романа (там же, т. III, с. 125; т. IV, с. 154; «Киевлянин», альманах М. А. Максимовича, 1840). Все эти и другие им подобные отзывы показывают, насколько заметным и выдающимся явлением в творчестве В. Скотта был этот роман.

100 По наблюдению Д. П. Якубовича, сообщенному нам покойным исследователем, можно отметить любопытную близость между романом В. Скотта «Сент-Ронанские воды» и повестью Белкинского цикла «Метель». В обоих произведениях завязку составляет необычайное происшествие, остающееся неизвестным читателю почти до самого конца: тайный брак девушки с ее возлюбленным, оказывающийся обманом, так как подлинный жених подменяется другим лицом; следствия этой подмены определяют дальнейшее развитие сюжета и самый финал повествования. Но в то время как в романе В. Скотта подмена жениха есть результат преступной интриги, задуманной с корыстной целью, в повести Пушкина это — сочетание случайности — метели, задержавшей Владимира, — с легкомысленной «шалостью» молодого гусара. Этим определяется различие в тоне обоих произведений и в развитии сюжетов, приводящем у В. Скотта к логически неизбежной трагической развязке, у Пушкина — к счастливому концу, обусловленному новой случайностью, благополучно разрешающей для обеих сторон запутанные узлы и как бы оправдывающей совершенный обман. В этом отношении повесть Пушкина является снижением и даже отрицанием традиционного романа «семейных тайн».

101 См. в кн.: Русская повесть XIX века. История и проблематика жанра. Под ред. Б. С. Мейлаха. Л., 1973, с. 169—244.

102 Чичерин А В. Возникновение романа-эпопеи, М. 1958, с. 95—110.