упить диплом можно на http://i-diploma.com 
—качать текст произведени€

Ѕлагой. “ворческий путь ѕушкина, 1826-1830. √лава 1. “рагеди€ ѕушкина. „асть 1.

¬ступление
√лава 1: 1 2 3 4 5 6 7 прим.
√лава 2: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 прим.
√лава 3: 1 2 3 4 5 6 прим.
√лава 4: 1 2 3 4 5 6 прим.
√лава 5: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 прим.
√лава 6: 1 2 прим.
√лава 7: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 прим.
√лава 8: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 прим.

ѕќ—Ћ≈ ¬ќ«¬–јў≈Ќ»я »« ——џЋ »

1

“–ј√≈ƒ»я

ѕ”Ў »Ќј

Ќе будем ни суеверны, ни односторонни Ч как французские трагики;
но взгл€нем на трагедию взгл€дом Ўекспира.

ѕушкин Ч ƒельвигу.
1826. Ќачало феврал€

ќсенью 1826 года произошел крутой перелом в судьбе ѕушкина, шесть с лишним лет томившегос€ в политической ссылке и страстно желавшего вырватьс€ на свободу. — этого времени начинаетс€ самый т€желый периоЩ жизни русского национального гени€ Ч ее последнее дес€тилетие Ч и вместе с тем наиболее зрелый, самобытный и плодотворный, чреватый будущим период его творчества.

8 сент€бр€ посланный Ќиколаем I фельдъегерь с поистине фельдъегерской скоростью примчал ѕушкина в ћоскву; там, в древней русской столице, согласно исконному обычаю, торжественно праздновал свою коронаци∆ новый российский император. —разу же поэта, не дав ему возможности не только сменить дорожное платье, привести себ€ в пор€док после утомительнейшей езды, но даже хот€ бы обогретьс€ Ч день был студеный, Ч доставили во дворец и ввели в кабинет к Ќиколаю. Ѕеседа ѕушкина с глазу на глаз с царем продолжалась необычно долгое врем€ Ч более часу, а то и двух. «атем двери распахнулись, и царь, держа поэта за руку, вышел с ним в смежную комнату, наполненную придворными, и, обратившись к ним, сказал: «√оспода, вот вам новый ѕушкин, о старом забудем». “ак это передает в своих записках декабрист Ќ. ». Ћорер со слов брата ѕушкина Ћьва —ергеевича, который, конечно, слышал об этом из уст самого поэта. ћожет быть, данный эпизод, в частности слова цар€, воспроизведен Ћорером не совсем точно, но нечто в этом роде было, несомненно, сказано, да и разыгранна€ театральна€ сцена была совсем в стиле Ќикола€ и вполне соответствовала видам его на ѕушкина1.

Ёффектность этой сцены (рассказы о ней быстро распространились по обеим столицам) усугубл€лась тем, что она произошла менее чем через год после разгрома восстани€ декабристов и менее чем через два мес€цЩ после беспощадно сурового приговора над его участниками. ¬се это не могло не вызвать сенсации. ј когда стало известно вскоре написанное ѕушкиным в адрес Ќикола€ стихотворение «—тансы», среди современников, даже людей, близко знавших поэта, пошли толки о резкой перемене им своих прежних вольнолюбивых взгл€дов, роднивших его с декабристами, и об «отступничестве» от последних. ¬се чаще стали раздаватьс€ голоса, что авто𠫬ольности», «ƒеревни» и « инжала» сделалс€ апологетом самодержави€, придворным «льстецом» цар€.

“езис о резком изменении общественно-политических убеждений и идеалов ѕушкина после возвращени€ его из ссылки выдвигалс€ и большинством его биографов, исследователей, критиков. Ќаоборот, советские литературоведыЛ в пон€тном стремлении «защитить» великого поэта от глубоко несправедливых обвинений в «ренегатстве», зачастую впадали в противоположную крайность, утвержда€, что никаких изменений во взгл€дах ѕушкина, в его мировоззрении, отношении к верховной власти не произошло, что он оставалс€ абсолютно тем же, что и раньше. ќднако така€, по существу типично метафизическа€, постановка вопроса находитс€ в €вном противоречии с многочисленными документальными данными, которыми мы располагаем, с неоднократными свидетельствами самого поэта и, что самое важное, с некоторыми фактами его творчества.

ѕриходитс€ или вовсе игнорировать эти неоспоримые факты, оставл€ть их без внимани€, или хот€ бы молчаливо, но признавать, что авторЩ«—тансов» и послани€ «ƒрузь€м» выступал в р€де случаев в роли не только «приспособленца», но и двурушника; а это объективно €вл€лось бы не меньшим и вместе с тем столь же неоправданным поклепом на ѕушкина, неизменна€ и порой глубоко мужественна€ искренность которого была одной из замечательных особенностей, присущих его облику и как человека и как поэта2.

Ќа самом деле важный и существенный вопрос о политических взгл€дах ѕушкина и его общественно-политической позиции после возвращени€ из ссылки, определивших, как дальше увидим, во многом и многом само¶ его творчество, гораздо сложнее и не умещаетс€ ни в одну из только что приведенных схем. Ѕолее правильную позицию занимает здесь автор самой обсто€тельной новой биографии ѕушкина проф. Ќ. Ћ. Ѕродский («ј. —. ѕушкин. Ѕиографи€», ћ., 1937). ќднако и он не всегда удерживаетс€ на принципиально положенной им в основу своего труда объективно-исторической точке зрени€. ћежду тем именно так, не публицистически, а строго исторически, не модернизиру€ Ч в духе сегодн€шних наших представлений Ч прошлого, ничего не замалчива€, не упроща€ сложности и не сглажива€ противоречий, отнюдь не ухудша€, но и не улучша€ истории, следует подходить к решению этого вопроса, весьма существенного дл€ всего дальнейшего творческого пути ѕушкина и потому особенно нуждающегос€ в правильном его решении.

***

≈ще до восстани€ декабристов трезвое,И«прозаическое» отношение к окружающему Ч к люд€м и событи€м, пришедшее на смену недавнему романтическому воспри€тию и оценкам, стремление пон€ть историческую обусловленность того, что было в прошлом, и того, что совершаетс€ в насто€щем Ч в текущих дн€х, в современности, становитс€ характернейшей чертой пушкинского мировоззрени€ и краеугольным камнем нового, реалистического художественного метода ѕушкина Ч автора первых глав «≈вгени€ ќнегина» и «Ѕориса √одунова». »сторизм ѕушкина, все более определ€вший отношение его к действительности, сложилс€ вместе с тем отнюдь не сам по себе, в пор€дке некоего процесса отвлеченного интеллектуального развити€, а возник и все более и более укрепл€лс€ в результате жизненного опыта поэта, под вли€нием больших общественно-политических событий его времени. ѕоэтому дл€ полной €сности необходимо вкратце напомнить содержание этого опыта и соответствующие основные моменты эволюции пушкинского мировоззрени€ и пушкинского творчества.

ѕосле окончани€ лице€, в период формировани€ в –оссии первых тайных политических организаций, ѕушкин, захваченный общественно-политическим подъемом передовых кругов русского общества и наиболее художественнЖ полноценно его выражавший, слагает цикл своих «вольных стихов», €вившихс€ непосредственной причиной его ссылки на юг. — наибольшей €ркостью и силой освободительный пафос поэта сказываетс€ в послании к его старшему другу ѕ. я. „аадаеву («  „аадаеву», 1818), в котором романтизм политический и возникающий в эту же пору в ѕушкине романтизм литературный сливаютс€ в нечто целостное и единое. ¬ своем послании ѕушкин противопоставл€ет уже тогда скептически настроенному „аадаеву страстную веру в близкий восход утренней «звезды пленительного счасть€» Ч в пробуждение отчизны, в победу свободы над «самовластьем». Ёта оптимистическа€ вера в первые Ч кишиневские Ч годы южной ссылки не только не оставл€ет поэта, но еще более укрепл€етс€.

ѕравда, в стихотворном послании к одному из видных декабристов, ¬. Ћ. ƒавыдову, прорываютс€ скептические нотки в св€зи с неудачами освободительных движений в ёжной ≈вропе Ч в Ќеаполе и в »спании. Ќо заканчиваетсЖ оно в том же мажорном тоне, с характерным революционно-романтическим переосмыслением христианского таинства причащени€ (послание написано в начале апрел€ 1821 года, то есть в те же околопасхальные дни, что и исполненна€ самого резкого осме€ни€ одного из основных догматов христианской церкви поэма «√авриилиада»). «”жель надежды луч исчез?» Ч спрашивает себ€ поэт. » тут же гор€чо отвечает: «Ќо нет! Ч ћы счастьем насладимс€, ||  ровавой чашей причастимс€ Ч || » € скажу: ’ристос воскрес». ¬ написанном вскоре после этого новом послании к „аадаеву («„аадаеву», 10 апрел€) ѕушкин призывает его оживить «вольнолюбивые надежды», €вно име€ в виду свое послание 1818 года. ѕод воздействием греческого восстани€, которое началось в эту же пору и было возглавлено кишиневским знакомцем ѕушкина, кн€зем јлександром »псиланти, под вли€нием встреч и бесед с вождем ёжного общества декабристов ѕ. ». ѕестелем, общени€ с поэтом-революционером ¬. ‘. –аевским и другими членами кишиневской €чейки общества «вольнолюбивые надежды» ѕушкина достигают своего апоге€. Ёто €рко сказываетс€ в не пропущенных цензурой строфах оды на смерть Ќаполеона («Ќаполеон», июль Ч но€брь 1821), посв€щенных прославлению событий французской революции конца XVIII века Ч поры, когда «от рабства пробудилс€ мир», когда «ветхий кумир» был низвергнут «разъ€ренной десницей» восставшего народа и над страной вставал «великий, неизбежный свободы €ркий день» (курсив мой. Ч ƒ. Ѕ.). ќсобенно выразительно революционное звучание этих строф, если сравнить их с такими ранее написанными и наиболее политически программными стихотворени€ми ѕушкина, какШ«¬ольность» и «ƒеревн€». Ќесмотр€ на €рко выраженный освободительный Ч «вольнолюбивый» Ч пафос этих стихотворений, в них вместе с тем, в духе свойственной философам-просветител€м XVIII века концепции просвещенного абсолютизма, звучат надежды на то, что царь јлександр I, вн€в урокам истории (казнь Ћюдовика XVI, убийство ѕавла I) и призывам поэта, добровольно станет «под сень надежную закона» Ч дарует –оссии конституцию, что рабство кресть€н падет и над отечеством взойдет «зар€ свободы просвещенной» «по манию цар€». Ќаоборот, в строфах «Ќаполеона» воспеваетс€ насильственное свержение старого пор€дка Ч «ветхого кумира». ¬ «¬ольности» казнь Ћюдовика XVI осуждалась как беззаконие, в «Ќаполеоне» о той же казни говоритс€ как о непреложном историческом факте и без какого-либо неодобрени€. —ама блистательна€ и трагическа€ судьба Ќаполеона, диалектически сложный характер исторического дела которого ѕушкин позднее определит лапидарной формулой: «ћ€тежной ¬ольности наследник и убийца» (стихотворение «Ќедвижный страж дремал на царственном пороге...»; предположительно датируетс€ февралем Ч мартом 1824 года), «могучего баловн€ побед», презревшего «благородные надежды» человечества (несколько ниже они названы «величавыми надеждами») и заплатившего за это «мраком ссылки», €вл€етс€ Ч гласит концовка стихотворени€ Ч завещанием миру «вечной свободы». «¬ольнолюбивые надежды» ѕушкина на неизбежное и скорое новое наступление и в –оссии, как и в остальной ≈вропе, «дн€ свободы» €рко дают себ€ знать в одном из его высказываний на обеде у »нзова, записанном весьма благонамеренным кишиневским сослуживцем поэта, кн€зем ѕ. ». ƒолгоруковым (запись от 27 ма€ 1822 года). –ечь зашла «о тогдашних политических переворотах в ≈вропе». «ѕрежде народы восставали один против другого, Ч заметил ѕушкин, Ч теперь король Ќеаполитанский воюет с народом, ѕрусский воюет с народом, √ишпанский Ч тоже; нетрудно расчесть, чь€ сторона возьмет верх». Ћогика этого рассуждени€ (автор записи называет его «силлогизмом») показалась настолько неотразимой и вместе с тем столь угрожающе многозначительной, что, рассказывает ƒолгоруков, среди многочисленных гостей наступило «глубокое молчание, продолжавшеес€ несколько минут», и вслед за тем »нзов поспешил «повернуть» разговор «на другие предметы»3.

ќднако дальнейшее течение событий поставило этотЯ«силлогизм» под большое сомнение. « ороли», объединившиес€ по инициативе јлександра I в так называемый «—в€щенный союз», соединенными усили€ми затоптали революционные вспышки во всей ≈вропе, в которой воцарилась Ч под началом все того же јлександра I Ч жестока€ политическа€ реакци€: «¬се пало, под €рем склонились все главы», Ч писал ѕушкин в том же стихотворении «Ќедвижный страж дремал на царственном пороге». ≈ще раньше потерпело крушение греческое восстание. ¬ 1822 году была разгромлена власт€ми кишиневска€ €чейка тайного общества, был арестован и посажен в тюрьму Ч “ираспольскую крепость Ч ¬. ‘. –аевский. » вот в поэзии ѕушкина резко зазвучали ноты глубокого разочаровани€, скептицизма. “аков набросок ответного стихотворного послани€ 1822 года заключенному в крепость ¬. ‘. –аевскому («“ы прав, мой друг»), €вившийс€ в последних двух его строфах пр€мым предварением «притчи» о се€теле («—вободы се€тель пустынный», 1823), написанной в год начала работы над «≈вгением ќнегиным» Ч первым реалистическим произведением ѕушкина, пафос которого Ч трезво, «без романтических затей», взгл€нуть на окружающее и воссоздать его таким, как оно есть. Ћексически «притча» о се€теле тесно св€зана с циклом «вольнолюбивых» пушкинских стихов. ¬ ней Ч многие стержневые слова и мотивы, которые мы встречали в послании «  „аадаеву» (1818), в «Ќаполеоне»: «свобода», «звезда», «народ», мотив пробуждени€. Ќо направленность их пр€мо противоположна. ѕосыла€ 1 декабр€ 1823 года ј. ». “ургеневу по его просьбе «самые сносные строфы» из оды на смерть Ќаполеона (в печати при жизни ѕушкина они по€витьс€ не смогли) Ч строфы о французской революции Ч и присоедин€€ к ним концовку (строфу о завещании Ќаполеоном «вечной свободы» миру), ѕушкин в св€зи с ней иронически добавл€ет: «Ёта строфа ныне не имеет смысла... Ч впрочем это мой последний либеральный бред, € зака€лс€ и написал на дн€х подражание басни умеренного демократа »исуса ’риста (»зыде се€тель се€ти семена св» (XIII, 79). ≈ще пр€мее и точнее о св€зи этих стихов с общественно-политической действительностью данного времени сказано в черновой редакции письма: «...на дн€х € зака€лс€ Ч и, смотр€ и на запад ≈вропы, и вокруг себ€, обратилс€ к ≈вангелию и произнес сию притчу в подражание басни »исусовоХ» (XIII, 385). ƒействительно, в противоположность посланию «  „аадаеву» (1818), стихи о се€теле проникнуты горьким чувством преждевременности (там: «взойдет она, || «везда пленительного счасть€», здесь: «я вышел рано, до звезды») и отсюда бесплодности (там: «отчизне посв€тим || ƒуши прекрасные порывы», здесь: «потер€л € только врем€, ||

Ѕлагие мысли и трудІ») своей поэтической пропаганды Ч вольнолюбивых призывов, горчайшим сознанием того, что «мирные народы» не способны выйти из своего векового подъ€ремного сна:

ѕаситесь, мирные народы!
¬ас не разбудит чести клич.
  чему стадам дары свободы?

»х должно резать или стричь.
Ќаследство их из рода в роды
ярмо с гремушками да бич.

 ак ни трагичны эти слова, как ни полны они горечи и гнева, в них нет антидемократизма. ¬ какой-то мере они даже предвар€ют позднейшее столь же горькое наименование „ернышевским пассивного народам«нацией рабов»4. ¬ то же врем€ мучительное чувство, нашедшее свое выражение в этих строках, €вилось непосредственным толчком к последующей развернутой постановке ѕушкиным важнейшей из проблем как его времени, так и все« дореволюционной поры русской жизни Ч проблемы роли и значени€ народа в освободительном движении страны.

ѕоначалу причину неудач и крушени€ освободительных стремлений и попыток ѕушкин склонен был видеть в пассивности, долготерпении, покорности самихЦ«народов». ¬ р€де пушкинских художественных замыслов и набросков этой поры звучит романтический культ геро€ Ч «одиночки, мужа судеб», противопоставл€емого «легковерным» народам (начало трагедии о герое древней новгородской вольности ¬адиме, 1821Ч1822; набросок еще одного стихотворени€ о Ќаполеоне ««ачем ты послан был и кто теб€ послал...», конец ма€ Ч втора€ половина июн€ 1824). ќднако действительность вносила существенные поправки в эти романтические иллюзии. ’арактерна в этом отношении переоценка ѕушкиным героизма главы греческого восстани€ јлександра »псиланти, котора€ будет окончательно дана в 30-е годы в очерке « ирджали», но началась уже на юге (замысел 1821Ч1822 годов поэмы о гетеристах, содержание которой должно было составить бегство »псиланти, в результате военных неудач, из р€дов возглавл€вшихс€ им войск и, наоборот, героическа€ гибель р€довых повстанцев, взорвавших себ€ вместе с врагом в стенах монастыр€ —еку).

— этим же св€зан и творческий интерес ѕушкина к исконным Ч разбойным Ч формам народного протеста, относ€щийс€ к тому же времени, что и замысел поэмы о гетеристах, замысел обширной поэмы о волжских разбойникахЙ от которой до нас дошел лишь небольшой отрывок «Ѕрать€ разбойники» с ее совсем новыми дл€ поэзии того времени геро€ми Ч двум€ брать€ми-кресть€нами, которые ушли «в лес», «наскуча барскою сохой» (первоначальный вариант). ќтсюда же и особый интерес ѕушкина в период ссылки в ћихайловское и работы над исторической трагедией «Ѕорис √одунов», воссоздающей эпоху «многих м€тежей», к личности вождей двух крупнейших народных восстаний XVII и XVIII веков Ч —тепана –азина и ≈мель€на ѕугачева. ¬ ћихайловском после короткого приезда к опальному поэту его ближайшего лицейского товарища, декабриста ». ». ѕущина, который открыл ему свою принадлежность к тайному обществу, готовившему государственный переворот, в ѕушкине снова воскресли было «вольнолюбивые надежды», что сказалось в его обширной исторической элегии «јндрей Ўенье» (май Ч июнь 1825), в значительной степени снимающей пессимистические размышлени€ «се€тел€ свободы» о бесплодности своих гражданских вольных стихов: «”молкни, ропот малодушный! ||√ордись и радуйс€, поэт: ||“ы не поник главой послушной ||ѕеред позором наших лет...» ¬месте с тем в одновременно писавшемс€ «Ѕорисе √одунове» поэт высказывает устами своего м€тежного предка, √аврилы ѕушкина, знаменательную мысль Ч одно из высших достижений пушкинского историзма той поры: необходимым и решающим условием успешной борьбы против цар€-тирана, цар€-крепостника €вл€етс€ «мнение народное» Ч участие в ней народа.

„ерез мес€ц с небольшим после окончани€ «Ѕориса √одунова» (7 но€бр€ 1825 года) в ѕетербурге произошло одно из значительнейших событий русской истории Ч столь давно чаемое ѕушкиным вооруженное выступление представителей передовых общественных кругов Ч двор€нских революционеров Ч против «самовласть€».

ѕочти мгновенный разгром восстани€ (столь же быстро несколько позднее подавлено оно было и на юге) глубочайшим образом потр€с ѕушкина, ощутившего это как огромную и общественную и свою собственную, личную беду. Ёто было окончательным крушением «вольнолюбивых надежд» поэта на возможность близкого восхода «звезды пленительного счасть€». »з русского общества были вырваны лучшие его сыны. Ќепосредственна€ угроза нависла и над ѕушкиным, который, как он сам подчеркивал в первом последекабрьском письме к ∆уковскому, «был в св€зи с большею частию нынешних заговорщиков». » хот€ св€зи эти носили характер общени€ между собою друзей-единомышленников Ч «политических разговоров» Ч и не были закреплены организационно (в тайные политические общества декабристов поэт не входил, в подготовке восстани€ пр€мого участи€ не принимал), все же он сознавал, что «от жандарма еще не ушел» (XIII, 257). ¬ ожидании этого ѕушкин уничтожил некоторые свои рукописи, в том числе «принужден был сжечь» ценнейшие автобиографические записки-мемуары, которые он вел почти с начала своей ссылки, с 1821 года, и которые, попади они в руки следственных властей, могли бы ухудшить положение и некоторых арестованных и его собственное (XII, 310).

Ќесмотр€ на все это, ѕушкин находит в себе силу отрешитьс€ в осмыслении и оценке того, что произошло, от своих личных взгл€дов, пристрастий, симпатий, попытатьс€ пон€ть историческую закономерность случившегос€, вскрыть причины декабрьской катастрофы в свете уже достигнутого им в «Ѕорисе √одунове» подлинно исторического воззрени€ на ход вещей. »менно об этом-то, пр€мо пользу€сь св€занными с работой над «Ѕорисом» литературными аналоги€ми, и пишет он вскоре же после письма ∆уковскому к одному из самых близких своих друзей, поэту ƒельвигу: «Ќе будем ни суеверны, ни односторонни Ч как французские трагики; но взгл€нем на трагедию взгл€дом Ўекспира» (XIII, 259).

¬згл€нуть взгл€дом Ўекспира Ч это значило преодолеть рационалистический схематизм и метафизическую пр€молинейность мышлени€ писателей-классиков XVIIЧXVIII веков, из всей многокрасочной жизненной палитры пользовавшихс€ только двум€ цветами Ч белым и черным. Ёто значило применить к осмыслению и оценке €влений действительности те принципы воспри€ти€ ее, отношени€ к ней, которые легли в основу нового Ч реалистического Ч пушкинского художественного метода. ¬ данном конкретном случае это значило постаратьс€ пон€ть сложные объективно-исторические причины т€гчайшей общественно-политической катастрофы Ч трагедии, котора€ только что Ч не на сцене, а в жизни Ч разыгралась на глазах ѕушкина и его современников, роли и характеры действовавших в ней лиц. «¬згл€д Ўекспира» Ч специфически литературный, эстетический синоним пушкинского историзма Ч станет определ€ющей чертой мировоззрени€ и мироотношени€ зрелого ѕушкина, основой и опорой его все крепнущего реализма. ¬ нем же Ч ключ к оценке поэтом декабрьского восстани€ и тесно св€занной с этим его новой общественно-политической позиции.

”же –адищев, восторженно славивший в оде «¬ольность» «день избраннейший всех дней» Ч победоносное восстание народа против «хищного волка» Ч цар€, вместе с тем подчеркивал, что дл€ этого еще не настало врем€, не созрели необходимые общественно-исторические услови€: «не приспе еще година». ќдин из виднейших идеологов —еверного общества декабристов, Ќ. ». “ургенев, который оказал большое вли€ние на развитие вольнолюбивых политических взгл€дов ѕушкина, доказыва€ историческую закономерность французской революции конца XVIII века и оспарива€ тех, кто считал, что ее можно было бы предотвратить сильными мерами со стороны правительства, записал в своем дневнике за 1819 год: «Ќеужели стремление дес€тилетий, целых веков можно вдруг остановить несколькими пушечными зар€дами, кстати выстреленными?»5 ѕушкин, который в свои предссыльные годы посто€нно встречалс€ с ним, несомненно слышал от него рассуждени€ этого рода. ”ж очень близка св€зь между ними и тем, что спуст€ года полтора после декабрьского восстани€ поэт написал в показани€х по делу об отрывке из своего стихотворени€ «јндрей Ўенье». Ќапомина€ основные событи€ французской революции, ознаменованной «победой революционных идей», ѕушкин спрашивал: «„то же тут общего с нещастным бунтом 14 декабр€, уничтоженным трем€ выстрелами картечи и вз€тием под стражу всех заговорщиков?»6 ’од мысли здесь совершенно €сен. ѕобеда французской революции, которую тщетно было бы пытатьс€ остановить «несколькими пушечными зар€дами», доказывала, что дл€ нее, исподволь подготовл€вшейс€ «стремлением целых веков», сложились все необходимые предпосылки. “о же, что восстание декабристов удалось пресечь трем€ выстрелами картечи, €вилось дл€ поэта доказательством пр€мо противоположного. ƒекабристы, как до этого и он сам в своих вольных стихах, начали свое дело слишком рано, «до звезды», когда необходимых исторических предпосылок и условий дл€ успеха его еще не было. Ёто же имеет ѕушкин в виду и в написанной им несколько ранее, в конце 1826 года, записке «ќ народном воспитании», замеча€, что декабристы вознамерились осуществить «вдруг» «политические изменени€, вынужденные у других народов силою обсто€тельств и долговременным приготовлением», и противопоставл€€ «ничтожности» их «замыслов и средств» «необъ€тную силу правительства, основанную на силе вещей» (XI, 43). ¬ обоих только что приведенных случа€х мы имеем дело с документами, адресованными власт€м; этим объ€сн€етс€, о чем подробнее будет сказано ниже, их официальна€ фразеологи€ (само выражение «замыслы и средства» заимствовано из царского манифеста о событи€х 14 декабр€). Ќо если это откинуть, легко убедитьс€, что автор «Ѕориса √одунова», преклон€вшийс€ перед героическим самоотвержением участников декабрьского восстани€, подходит здесь к объ€снению причин декабрьской катастрофы, вооружив себ€ именно тем «взгл€дом Ўекспира», к которому призывал он ƒельвига.

¬ том же манифесте Ќикола€ восстание 14 декабр€ объ€вл€лось действием «горсти непокорных». Ёто €вл€лось нарочитым преуменьшением, вызванным желанием наивозможно более ослабить значение первого русского революционного выступлени€. Ќо в –оссии действительно не было в это врем€ класса, созревшего, подобно третьему сословию во ‘ранции конца XVIII века, дл€ проведени€ революционным путем коренных политических изменений. ¬осстание двор€нских революционеров, составл€вших и в самом деле совершенно незначительное меньшинство своего класса, не только не могло опиратьс€ на поддержку подавл€ющего большинства последнего, но Ч и это главное, Ч в отличие от французской революции, в которой прин€ли участие подн€тые на борьбу революционной буржуазией широкие народные массы, не имело за собой поддержки народа Ч «мнени€ народного». Ѕольше того, Ч и в этом как раз заключалась «ничтожность», то есть утопичность, неосуществимость, замыслов и обусловленных ими средств, которыми могли располагать декабристы, Ч они не только не привлекали народ к участию в выступлении, но, наоборот, в силу природы своей двор€нской революционности, не хотели этого участи€, пам€ту€ о происшедшем всего п€тьдес€т лет назад пугачевском восстании и опаса€сь, и, пр€мо надо сказать, не без основани€, что и сами они и их политические планы и программы «свободы просвещенной» (выражение из пушкинской «ƒеревни») будут начисто смыты непросвещенной и до предела ожесточившейс€ веками крепостного рабства, разбушевавшейс€ народно-кресть€нской стихией. ¬едь даже те относительно очень небольшие воинские части, которые участвовали в восстании 14 декабр€, были выведены на площадь офицерами-декабристами не под революционными лозунгами, а чтобы протестовать против новой и незаконной, как их убеждали, прис€ги Ќиколаю после того, как они до этого уже прис€гнули его старшему брату  онстантину. «—то человек прапорщиков хот€т изменить весь государственный быт –оссии», Ч с горькой иронией говорил, подчеркива€ все ту же утопичность «замыслов и средств» декабристов, идеологически столь близкий им автор «√ор€ от ума» √рибоедов. » в этой горькой иронии он был почти прав. —реди членов тайных декабристских обществ, хот€ основную массу их составл€ли поручики и подпоручики, имелось несколько полковников и даже генералов. Ќо на площади в день 14 декабр€ никого из них не было. Ќазначенный «диктатором» Ч командующим всеми восставшими част€ми Ч полковник кн€зь “рубецкой попросту не €вилс€, так же поступил и его заместитель, полковник Ѕулатов. “аким образом, с самого начала восстание оказалось обезглавленным. ѕоневоле распор€жатьс€ восставшими пришлось ». ». ѕущину и –ылееву (оба они уже были тогда штатскими); кроме них активно действовало несколько военных, но в небольших офицерских чинах. —путал планы руководства и неожиданный, в последний момент, отказ якубовича и  аховского выполнить данное ими добровольное обещание Ч убить Ќикола€. Ќо главное, конечно, заключалось в отсутствии народных масс. Ќесомненно, что с раздумь€ми именно этого рода св€зан дошедший до нас план исторической трагедии √рибоедова «–адамист и «еноби€». ¬ св€зи с развитием центрального фабульного хода ее Ч заговора против тирана вельмож Ч в плане читаем: «Ќарод не имеет участи€ в их деле, он будто не существует»7. ¬се ту же ничтожность замыслов и средств образно подчеркивал ‘. ». “ютчев в своем не опубликованном при жизни стихотворении «14 декабр€ 1825 г.», которое написано в св€зи с приговором ¬ерховного суда и в котором поэт-монархист, сто€вший, однако, в ту пору на умеренно-либеральных позици€х, также пытаетс€ взгл€нуть на трагедию объективно-исторически, счита€ виновными в ней не только декабристов, но и «железную зиму» «самовласть€». Ќе без горести обращаетс€ он и к самим «жертвам мысли безрассудной» (среди них был и его родственник, гвардейский офицер, член ќбщества соединенных слав€н, ј. ». “ютчев, приговоренный судом к вечной каторжной работе), которые «уповали», что «станет» их «крови скудной», чтобы растопить «вечный полюс», «вековую громаду льдов».

Ќаконец, тоже по непосредственным впечатлени€м свидетел€-современника и вместе с тем как бы в пор€дке подведени€ исторического итога, об этом с полной четкостью историка-исследовател€ скажет в своем трактате «ќ развитии революционных идей в –оссии» самый замечательный из «детей декабристов» (как называл позднее его и себ€ Ќ. ѕ. ќгарев), јлександр √ерцен: «Ќевозможны уже были никакие иллюзии: народ осталс€ безучастным зрителем 14 декабр€.  аждый сознательный человек видел страшные последстви€ полного разрыва между –оссией национальной и –оссией европеизированной. ¬с€ка€ жива€ св€зь между обоими лагер€ми была оборвана, ее надлежало восстановить, но каким образом? ¬ этом-то и состо€л великий вопрос» (VII, 84 и 214).  ак дальше увидим, этот «великий вопрос», который уже и раньше (от «притчи» о се€теле, от первых глав «≈вгени€ ќнегина» до «Ѕориса √одунова») начал волновать ѕушкина, после декабрьской катастрофы встал перед ним во всей своей сложности и остроте. Ќа своих пут€х Ч средствами художественного творчества Ч великий национальный поэт содействовал и его очень не скоро пришедшему окончательному решению.

¬ступление
√лава 1: 1 2 3 4 5 6 7 прим.
√лава 2: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 прим.
√лава 3: 1 2 3 4 5 6 прим.
√лава 4: 1 2 3 4 5 6 прим.
√лава 5: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 прим.
√лава 6: 1 2 прим.
√лава 7: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 прим.
√лава 8: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 прим.