упить диплом можно на i-diploma.com 
—качать текст произведени€

Ѕлагой. “ворческий путь ѕушкина, 1826-1830. √лава 1. “рагеди€ ѕушкина. „асть 2.

¬ступление
√лава 1: 1 2 3 4 5 6 7 прим.
√лава 2: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 прим.
√лава 3: 1 2 3 4 5 6 прим.
√лава 4: 1 2 3 4 5 6 прим.
√лава 5: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 прим.
√лава 6: 1 2 прим.
√лава 7: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 прим.
√лава 8: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 прим.

***

ѕеред общественной трагедией декабризма Ч страшным ударом, поразившим тех, кого ѕушкин всегда считал людьми, ему особенно близкими, своими брать€ми, друзь€ми, товарищами, Ч на первых порах отошло дл€ нег« на задний план то, что было св€зано с его личной судьбой. «я не писал к тебе во-первых потому, что мне было не до себ€, во-вторых за не имением верного случа€», Ч начинает ѕушкин (после почти мес€ца полного молчани€) уже известное нам письмо к своему давнему ходатаю и заступнику, близкому ко двору и лично к Ќиколаю I, ∆уковскому (XIII, 257). ќднако, конечно, поэту естественно было подумать и о себе. » вот в том же письме и в другом, написанном своему другу, помогавшему ему в издании его сочинений, ѕ. ј. ѕлетневу, примерно в эту же пору, ѕушкин подымает вопрос и о своей собственной судьбе.

—сылочна€ жизнь Ч сперва на далекой южной окраине, затем на противоположном конце страны, в глухом деревенском северном захолустье, Ч исключительно т€готила поэта. ќ возвращении из ссылки, хот€ бы на вре숕 в пор€дке служебного отпуска, он неоднократно хлопотал еще в бытность на юге; дважды обращалс€ к јлександру I с просьбой либо разрешить ему вернутьс€ в одну из столиц (ѕетербург или ћоскву), либо поехать дл€ лечени€ за границу; собиралс€, будучи сперва в ќдессе, затем в ћихайловском, и пр€мо бежать из «мрака заточень€» в чужие кра€. ѕосле смерти упорного гонител€ ѕушкина, цар€ јлександра, надежды на возможность возвращени€ из ссылки новым царем возобновились в поэте с новой силой. Ќе исчезли они даже и после декабрьской катастрофы.

«¬ерно вы полагаете мен€ в Ќерчинске. Ќапрасно, € туда не намерен, Ч пишет ѕушкин ѕлетневу. ... Ч   стати, Ч продолжает он, Ч не может ли ∆уковский узнать, могу ли € наде€тьс€ на высочайшее снисхождение, € 6 лет нахожусь в опале, а что ни говори Ч мне всего 26... ”жели молодой наш царь не позволит удалитьс€ куда-нибудь, где бы потеплее? Ч если уж никак нельз€ мне показатьс€ в ѕетербурге Ч а?» (XIII, 256).

—нова о том же заводит он речь в письме уже к самому ∆уковскому. ѕисьмо это, посланное сЙ«верной» оказией, написано без вс€кой огл€дки на то, что оно может попасть в руки властей, и потому с полной откровенностью. » то, что в нем пишет ѕушкин, исполнено и глубокого внутреннего достоинства, и сознани€ своего значени€ как писател€, который €вл€етс€ наиболее полным представителем передового сознани€ своей страны, «гласом народа»: «...положим, что правительство и захочет прекратить мою опалу, с ним € готов условливатьс€ (буде услови€ необходимы), но вам решительно говорю не отвечать и не ручатьс€ за мен€. ћое будущее поведение зависит от обсто€тельств, от обхождени€ со мною правительства etc.» «ѕисьмо это не благоразумно, конечно», Ч добавл€ет тут же ѕушкин и просит ∆уковского, прежде чем он его «сожжет», показать его  арамзину и с ним посоветоватьс€: « ажетс€, можно сказать царю: ¬аше величество, если ѕушкин не замешан, то нельз€ ли наконец позволить ему возвратитьс€?..» (XIII, 257Ч258.  урсив мой. Ч ƒ. Ѕ.).

ƒругие письма, написанные в это врем€ поэтом друзь€м, но посланные обычным путем, более «благоразумны». « ак бы то ни было, € желал бы вполне и искренно помиритьс€ с правительством, и, конечно, это ни от кого, кроме его, не зависит. ¬ этом желании... более благоразуми€, нежели гордости с моей сторонЫ», Ч пишет он ƒельвигу (XIII, 259). Ќо именно подчеркнутые мною слова в письме к ∆уковскому формулируют, как увидим, основную линию дальнейшего поведени€ ѕушкина и во многом объ€сн€ют характер и исход встречи поэта с царем в  ремлевском дворце.

«Ќеблагоразумие» пушкинского письма, очевидно, встретило резко отрицательное отношение со стороны ∆уковского. » он предпочел вовсе на него не отозватьс€. «я писал ∆уковскому Ч и жду ответа», Ч читаем в следующем письме ѕушкина к ƒельвигу (XIII, 262). Ќе дождавшись и теперь ответа, ѕушкин снова пишет ∆уковскому полуофициальное (на «вы») письмо, в котором выражает надежду, что, может быть, новому царю «угодно будет переменить» его судьбу, и заканчивает словами: « аков бы ни был мой образ мыслей, политический и религиозный, € храню его про самого себ€ и не намерен безумно противуречить общеприн€тому пор€дку и необходимости» (XIII, 265Ч266).  ак видим, никакого отречени€ от своего образа мыслей здесь нет, нет даже и обещани€ постаратьс€ изменить его. √ода два назад ѕушкин в «–азговоре книгопродавца с поэтом» нашел формулу, разрешавшую кощунственную по пон€ти€м того времени и мучительную дл€ него самого необходимость «торговать» самым ему дорогим Ч своими стихами: «Ќе продаетс€ вдохновенье, ||Ќо можно рукопись продать». “еперь, понима€ полную бесплодность Ч в данных исторических услови€х пр€мое «безумие» Ч выступать, после разгрома восстани€ уже совсем в одиночку, против существующего стро€, ѕушкин выдвигает по существу аналогичную, то есть трезво учитывающую данную общественную обстановку, формулу Ч свои убеждени€ он мен€ть (не продаютс€ и не предаютс€ убеждени€) не может и не станет, а обещает лишь хранить их про себ€, внешне их не про€вл€ть.

Ќеудивительно, что в своем ответе на это письмо, посланном тоже очень нескоро (больше чем мес€ц спуст€), осторожный и вместе с тем, в св€зи с восстанием, особенно консервативно настроенный ∆уковский пр€м« называл его «безрассудным». —уховатый ответ самого ∆уковского выдержан в тонах сугубого благоразуми€. Ќесомненно, что он, как и просил ѕушкин, показывал его письма и советовалс€ на его счет с  арамзиным, еще более, чем он, близким к царю и так же резко отрицательно оценившим выступление декабристов. ¬есьма веро€тно, беседовал он на эту тему и с некоторыми членами ¬ерховной следственной комиссии, в частности со своим давним при€телем, ƒ. Ќ. Ѕлудовым, бывшим арзамасцем, а в это врем€ делопроизводителем комиссии, составившим общий доклад по делу декабристов, который и положил начало его последующей блест€щей карьере. ¬се это заставл€ет рассматривать ответ ѕушкину ∆уковского как выражение не только его личного мнени€. Ќачинает ∆уковский весьма мало утешительными словами: «„то могу тебе сказать на счет твоего желани€ покинуть деревню? ¬ теперешних обсто€тельствах нет никакой возможности ничего сделать в твою пользу». ѕушкин, по€сн€ет ∆уковский, правда, непосредственно ни в чем не замешан. Ќо «в бумагах каждого из участвующих», то есть участников восстани€, найдены списки его политических стихов. » ∆уковский тут же дает им весьма резкую квалификацию, оп€ть-таки с несомненностью отражающую мнение и суждени€ не только его одного: «“ы знаешь, как € люблю твою музу... Ќо € ненавижу все, что ты написал возмутительного дл€ пор€дка и нравственности. Ќаши отроки (то есть все зреющее поколение), при плохом воспитании, которое не дает им никакой подпоры дл€ жизни, познакомилисЉ с твоими буйными, одетыми прелестию поэзии мысл€ми; ты уже многим нанес вред неисцелимый. Ёто должно заставить теб€ трепетать...  ончу началом: не просись в ѕетербург. ≈ще не врем€» (XIII, 271).

—лова оИ«неисцелимом» вреде многим, конечно, имеют в виду посаженных в крепость и ожидающих решени€ своей участи декабристов; тем самым ∆уковский пр€мо обвин€ет ѕушкина в интеллектуальной и моральной подготовке восстани€. «аставить «трепетать» ѕушкина, ни в малой мере не изменившего своего образа мыслей, все это не могло. Ќо из письма ∆уковского он пон€л, что рассчитывать на содействие «дружества» Ч вли€тельных друзей, которые действительно могли бы его оказать, но не решаютс€ на это, не хот€т «охмелить» себ€ в чужом пиру8, Ч бесполезно. “огда поэт решил, вопреки совету ∆уковского, действовать сам и, вскоре после того как узнал об окончании следстви€ над декабристами, обратилс€ с письмом непосредственно к царю. ѕисьмо этоЋ в котором ѕушкин просит, ввиду необходимости «посто€нного лечени€» «позволени€ ехать дл€ сего или в ћоскву, или в ѕетербург, или в чужие краи», написано без малейшей тени подобострасти€, в достаточно сдержанных официальных тонах и содержит, хот€ и в более см€гченной форме, ту самую формулу, котора€ показалась безрассудной ∆уковскому, Ч обещание «не противуречить» своими «мнени€ми общеприн€тому пор€дку» (XIII, 283). Ќеудивительно, что ¬€земский писал ему в св€зи с этим: «я видел твое письмо в ѕетербурге: оно показалось мне сухо, холодно и не довольно убедительно. Ќа твоем месте написал бы € другое... “ы имеешь права не сомнительные на внимание, ибо осталс€ неприкосновен в общей буре, но должен также и на будущее врем€ дать поручительство в законности жити€ своего, то есть обещание, что будешь писатШ единственно дл€ печати Ч и разумеетс€, дав честное слово, хранить его ненарушимо. ƒругого дл€ теб€ спасени€ не вижу» (письмо от 31 июл€, XIII, 289). ќднако ѕушкин нового письма писать не стал. «“ы находишь письмо мое холодным и сухим, Ч отозвалс€ ѕушкин. Ч »наче и быть невозможно. Ѕлаго написано. “еперь у мен€ перо не повернулось бы» (письмо от 14 августа, XIII, 291).

„тобы пон€ть смысл этих слов, следует напомнить, что между ними и ранее написанным письмом к Ќиколаю I встала страшна€ дата Ч 13 июл€ 1826 года Ч оглашение и приведение в исполнение приговора суда на¶ декабристами: повешение п€терых, ссылка большинства остальных на каторгу в —ибирь. ƒл€ ѕушкина, который узнал об этом одиннадцать дней спуст€, это €вилось ударом столь же т€жким, как полученное ранее известие о разгроме восстани€. ¬о всех письмах к друзь€м от первой половины 1826 года ѕушкин выказывал крайнее беспокойство о судьбе его участников и одновременно не оставл€вшую его надежду на относительно м€гкое их наказание: «...неизвестность о люд€х, с которыми находилс€ в короткой св€зи, мен€ мучит. Ќадеюсь дл€ них на милость царску†» (ѕлетневу от второй половины €нвар€, XIII, 256). «— нетерпением ожидаю решени€ участи несчастных и обнародование заговора. “вердо надеюсь на великодушие молодого нашего цар€» (ƒельвигу от начала феврал€, XIII, 259). «ћне сказывали, что 20, т. е. сегодн€, участь их должна решитьс€ Ч сердце не на месте; но крепко надеюсь на милость царскую» (ему же от 20 феврал€, XIII, 262).

Ќеожиданна€ дл€ всех и беспримерно жестока€ массова€ расправа над декабристами произвела подавл€ющее впечатление на сочувствующие их беде круги двор€нской интеллигенции. ќб этом нагл€дно свидетельствуюК хот€ бы письма этой поры такого близкого во многих отношени€х ѕушкину человека и поэта, как тот же, настойчиво внушавший ему вс€ческую умеренность, ѕ. ј. ¬€земский. 31 июл€ он посылает ѕушкину свое новое вольнолюбивое стихотворение «ћоре», все пронизанное намеками на событи€ конца 1825Ч1826 года. “ак, обраща€сь мечтой от «существенности лютой» к блещущим и плещущим морским волнам, поэт восклицает: «» вашей девственной св€тыни ||Ќе опозорена лазурь.||  ровь братьев не дымитс€ в ней!» «десь Ч €вный намек на побоище 14 декабр€: продолжавша€с€ стрельба картечью по солдатам м€тежных полков, спасавшихс€ после начала артиллерийского обстрела через покрытую льдом Ќеву. ¬ письме, сопровождающем стихи, ¬€земский, только что потер€вший сына, пишет: «...на сердце тоска и смерть, частное и общее горе» (XIII, 286Ч289).

»менно в св€зи с этим ѕушкин и замечает, что теперь он не смог бы обратитьс€ к царю с просьбой о себе. ћало того, как раз в эту пору он пишет одно из замечательнейших программных своих стихотворенийБ«ѕророк», которое первоначально заканчивалось призывом к поэту-пророку €витьс€ перед лицо «цар€ губител€» в облике повешенных декабристов с грозными словами обличени€: «¬осстань, восстань, пророк –оссии,|| ѕозорной ризой облекись, || »ди, и с вервием на выи ||   царю губителю €вись».

Ќесколько современников, весьма близко сто€вших к поэту в первые годы возвращени€ его из ссылки, единогласно утверждают, что именно эти строки €вл€лись первоначальной концовкой“«ѕророка». ќднако многие исследователи, в том числе советские, вопреки этим свидетельствам и опира€сь на слова ћ. ѕ. ѕогодина, что ѕушкин €кобы написал несколько стихотворений на тему пророка, полагают, что данное четверостишие св€зано с каким-то другим из этих, не дошедших до нас, стихотворений. Ќо, независимо от этого, принадлежность данных стихов ѕушкину Ч и это самое главное Ч не оспариваетс€ в наше врем€, как правило, и скептиками9. ћало того, те же близкие к ѕушкину и потому достаточно осведомленные лица, которые сохранили в своей пам€ти первоначальную концовку÷«ѕророка» (—. ј. —оболевский, в доме которого на —обачьей площадке ѕушкин жил первое врем€ по возвращении из ссылки, брат исключительно ценимого ѕушкиным молодого вольнолюбивого поэта ƒмитри€ ¬еневитинова, ј. ¬. ¬еневитинов), свидетельствовали, что ѕушкин захватил листок с «ѕророком» в его первоначальном виде с собою в  ремлевский дворец, име€ «твердую решимость, в случае неблагопри€тного исхода его объ€снений с государем, вручить Ќиколаю ѕавловичу на прощанье это стихотворение»10. Ќельз€ не заметить, что это свидетельство вполне соответствует уже известным нам словам ѕушкина в письме к ∆уковскому, что его будущее поведение будет зависеть от обсто€тельств, от обхождени€ с ним правительства. ¬ этой формулировке имеетс€ в виду и общее Ч политика нового цар€ в целом, в том числе, конечно, и решение им судьбы участников восстани€, и частноЛ Ч отношение его к самому ѕушкину.

ќднако и теперь в ѕушкине все еще теплилась надежда на возможность, в св€зи с предсто€вшей коронацией, амнистии дл€ осужденных на каторгу≠«государственных преступников». «≈ще таки € все надеюсь на коронацию: повешенные повешены; но каторга 120 друзей, братьев, товарищей ужасна», Ч писал он ¬€земскому 14 августа (XIII, 291). »з этой выдержки, кстати, никак не следует, что ѕушкин примирилс€ с казнью декабристов («повешенные повешены»). ќн вынужден был прин€ть эту казнь как бесповоротно свершившийс€ факт; вместе с тем тень от виселицы декабристов, можно сказать, легла на всю его последующую жизнь и творчество, недаром рисунок виселицы с телами повешенных так часто встречает нас в его рабочих тетрад€х. Ќо в данное врем€ ѕушкина особенно волновала судьба оставшихс€ в живых. ѕоследовавша€ восемь дней спуст€ (22 августа) коронаци€ не оправдала надежды поэта. Ѕыли объ€влены кое-какие незначительные см€гчени€ наказаний, но ожидавшейс€ ѕушкиным амнистии не последовало. Ќе было никакого отклика и на посланное ѕушкиным мес€ца три назад «холодное и сухое» прошение на им€ цар€.

—сылочна€ жизнь поэта шла своим чередом. 1 сент€бр€ он записал в одной из своих рабочих тетрадей о получении извести€ о коронации. 3 сент€бр€ вечером был в гост€х у своих тригорских соседей. » вдруг отклиЪ Ќикола€, на который, видимо, он уже перестал рассчитывать, неожиданно пришел. ¬ ту же ночь, с 3 на 4 сент€бр€, посланный псковским губернатором јдеркасом нарочный привез ему предписание начальника главного штаба ƒибича «по высочайшему государ€ императора повелению, последовавшему по всеподданнейшей просьбе», с нарочным фельдъегерем выехать в ћоскву и по прибытии €витьс€ пр€мо к дежурному генералу главного штаба его величества. ¬се это выгл€дело достаточно грозно: фельдъегери обычно сопровождали преступников. ѕравда, в том же предписании указывалось, что «г. ѕушкин может ехать в своем экипаже свободно не в виде арестанта» (XIII, 293). Ёто как будто говорило о благопри€тном отношении к пушкинской просьбе. ѕоспешив сразу же по приезде в ѕсков набросать коротенькое письмо ѕ. ј. ќсиповой, поэт, успокаива€ ее, иронически замечал, что без фельдъегер€ на –уси ничего не делаетс€, вот ему и дали его дл€ пущей безопасности (XIII, 294, подлинник по-французски).

» все же, когда по приезде в ћоскву ѕушкин ехал в дворец к Ќиколаю I, он совершенно не знал, как поведет себ€ с ним призвавший его царь, какими услови€ми обставит его освобождение. ѕоэтому, переступаІ порог императорского кабинета, поэт должен был быть готов ко всему. ¬ случае благопри€тного исхода встречи Ч дать обещание, как он писал об этом в полуофициальном письме ∆уковскому, держать свой образ мыслей про себ€ и «безумно не противуречить общеприн€тому пор€дку». ¬ случае неблагопри€тного Ч совершить акт «безуми€»: реализовать концовку «ѕророка», передав в руки цар€ резко обвин€ющие его стихи, и тем самым действительно вложить голову в петлю, о которой в них и говоритс€ («с вервием на выи»). ¬се сказанное дает нам представление о том, в каком сложном и напр€женном душевном состо€нии должен был быть ѕушкин, когда перед ним открылась дверь царского кабинета, то есть в одну из самых ответственных и решающих минут своей жизни.

ј что думал и чувствовал в эту же минуту, увидев перед собой поэта, стихи которого были, как он хорошо знал из показаний самих же декабристов, одним из источников политического вольнолюби€, его собеседникЦ старший его всего трем€ годами, но обладавший всей полнотой и могуществом только что завоеванной власти, новый российский самодержец? „тобы пон€ть это, необходимо небольшое историческое отступление.

√-жа де —таль в своей книг屫ƒес€ть лет в изгнании», €вно име€ в виду русский политический строй, назвала его деспотизмом, ограниченным убийством деспота. ќстрое словцо знаменитой французской писательницы и прогрессивной общественной де€тельницы, высоко ценившейс€ и многими декабристами, и самим ѕушкиным, ему запомнилось. —легка перефразировав выражение —таль и еще пр€мее и конкретнее св€зав его с русской действительностью, ѕушкин именно им заканчивает свои так называемые ««аметки по русской истории XVIII века» (1822)11:Ю«ѕравление в –оссии есть самовластие, ограниченное удавкою» (XI, 17). » в самом деле, в –оссии в XVIII Ч начале XIX века смена почти всех царствований происходила в результате дворцовых переворотов и кровавых преступлений. ƒочь ѕетра I, ≈лизавета ѕетровна, взошла на трон, свергнув малолетнего »вана јнтоновича (внук старшего брата ѕетра I), навсегда заточенного ею в Ўлиссельбургскую крепость и позднее убитого, согласно инструкции ≈катерины II, при попытке его освобождени€. —ама ≈катерина добилась царского престола, свергнув с него своего мужа, ѕетра III, вскоре убитого ее сторонниками. “а же участь постигла ее сына ѕавла, при жизни матери незаконно отстран€вшегос€ ею от царской власти, а в дальнейшем, после четырехлетнего царствовани€, удавленного знатными «€нычарами» (слово ѕушкина в оде «¬ольность»), делавшими ставку на любимого внука ≈катерины II, јлександра I, взошедшего, таким образом, на престол через труп отца. ¬се это происходило в атмосфере достаточно широкого и все нараставшего недовольства просвещенных кругов общества деспотическим характером самодержави€, властью временщиков, произволом и насили€ми крепостников-помещиков, в стране, то и дело сотр€саемой гулами угнетенного народно-кресть€нского мор€, плещущего волнами бунтов и восстаний в гранитные берега новой государственности, котора€ была создана в начале XVIII века ѕетром. ѕоэтому каждый новый российский самодержец, стара€сь оправдать случившеес€ и расположить к себе общественное мнение, спешил представить виновником всего вызывавшего недовольство, вс€кого рода непор€дков и злоупотреблений своего свергнутого предшественника и внушить веру в то, что при нем все пойдет иначе. ≈два ли не эта практика российского самодержави€ и подсказала ѕушкину тот «урок» государственной мудрости, который он вкладывает в «Ѕорисе √одунове» в уста умирающего цар€ Ѕориса, преподающего его своему сыну-наследнику: «я ныне должен был || ¬осстановить опалы, казни Ч можешь || »х отменить; теб€ благослов€т... || —о временем и понемногу снова || «ат€гивай державные бразды. || “еперь ослабь, из рук не выпуска€...»

»менно так действовала ≈катерина II, любивша€ называть дворцовый переворот, возведший ее на престол,†«революцией» и организовавша€ вскоре после него на улицах столицы публичный маскарад «“оржествующа€ ћинерва», целью которого было обличение пороков предшествовавшего царствовани€. — ≈катерины II и утвердилась та традици€ игры каждого нового монарха в либерализм, которую на первых порах повел даже ѕавел I Ч российский « алигула», как, именем одного из самых кровавых и жестоких римских императоров, назвал его ѕушкин. ќсобенно широко и многообещающе про€вилось это в первый период царствовани€ јлександра I Ч по известным пушкинским словам, «дней александровых прекрасное начало». ќднако затем «державные бразды» неизменно зат€гивались с прежней и даже еще большей силой.

¬осшествие на престол Ќикола€ I обошлось без убийства предшественника, но, как многим казалось, в обход законного наследника,  онстантина. √лавное же, что на пути его к царскому трону стало восстание 1Ж декабр€, которое €вл€лось уже не попыткой очередного дворцового переворота, хот€ некоторыми своими внешними чертами и напоминало его, а первой в –оссии действительно (а не в екатерининском смысле) революционной акцией, направленной против основных политических устоев самодержавной –оссийской империи. ”тверждение самодержави€ в качестве незыблемого государственного принципа и поставил во главу угла своей политики новый царь, объ€вив в высочайшем манифесте о «печальном происшествии» 14 декабр€ вс€кую оппозицию этому принципу «заразой», «извне к нам нанесенной», от которой необходимо полностью «очистить св€тую –усь». ј из показаний самих декабристов Ќиколай знал, что эта «зараза» в умах распространилась весьма широко. «...≈два ли не треть русского двор€нства мыслила почти подобно нам», Ч показывал писатель-декабрист ј. ј. Ѕестужев; «...из большого числа моих знакомых, не принадлежащих никаким тайным обществам, очень немногие были противного со мной мнени€. —мело говорю, что из тыс€чи молодых людей не найдетс€ ста человек, которые бы не пылали страстью к свободе», Ч писал допрашивавшему его генералу Ћевашову  аховский12. » Ќиколай сразу же стал накрепко зат€гивать «державные бразды». ѕро€влением этого был и жесточайший приговор ¬ерховного суда декабристам, и введение нового цензурного устава, который за его суровость современники прозвали «чугунным», и создание всеобъемлющей системы политического надзора и сыска Ч образование так называемого III отделени€ собственной его императорского величества канцел€рии, во главе которой был поставлен один из наиболее близких новому царю людей, генерал Ѕенкендорф, принимавший де€тельное участие в подавлении восстани€ и назначенный шефом жандармов.

¬ то же врем€ Ќиколай понимал, что одними репрессивными мерами обойтись нельз€. », следу€ традиционной практике своих предшественников, он предприн€л р€д шагов, имевших целью расположить к себе общественное мнение. »м был отстранен от дел всесильный при јлександре I и всем ненавистный јракчеев («¬сей –оссии притеснитель... ј царю он друг и брат», Ч писал о нем в одной из эпиграмм незадолго до своей ссылки ѕушкин, II, 126). ѕосле создани€ —в€щенного союза јлександр I впал в религиозно-мракобесные настроени€, окружа€ себ€ мистиками (баронесса  рюднер) и изуверами (пресловутый архимандрит ‘отий). «ћистики придворное кривл€нье», как саркастически писал ѕушкин в одном из стихотворений той поры, стало модным в высших сферах Ч среди «Ћаис благочестивых» и «св€тых невежд» (II, 114, 115). Ёто сопровождалось ожесточенным гонением на просвещение, науку. ќсобенно старалс€ здесь попечитель  азанского учебного округа ћагницкий, бывший в первый, «либеральный» период царствовани€ јлександра помощником —перанского, а после его опалы резко изменивший позицию, ставший, по слову ѕушкина, одним из «апостолов  рюднерши» (II, 915), разгромивший за «безбожное» направление  азанский университет и даже предлагавший торжественно разрушить самое его здание. ¬ таком же духе действовал в отношении ѕетербургского университета другой из «мракобеснующихс€»13, попечитель ѕетербургского округа –унич, в частности учинивший жестокое преследование лицейских профессоров  уницына, особенно ценимого ѕушкиным, и √алича. »м€ ћагницкого ѕушкин иронически упоминал в своем «¬тором послании к цензору» (1824); в черновых вариантах к нему фигурировало и им€ –унича. ¬есьма трезво настроенный и отнюдь не склонный к мистицизму Ќиколай отставил и того и другого; к тому же, поскольку оба мракобеса оказались растратчиками крупных казенных сумм, ћагницкого отдал под суд, а –унича выслал из ѕетербурга. ќтстранил он от себ€ и ‘оти€ Ч «полуфанатика, полуплута» (как он был назван в одной из убедительно приписываемых ѕушкину эпиграмм), которому усиленно покровительствовал јракчеев и под подавл€ющим вли€нием которого находилс€ в свои последние годы царь јлександр. Ќаоборот, Ќиколай приблизил к себе опального —перанского, которого многие декабристы считали чуть ли не своим духовным отцом и намечали в состав предполагаемого ¬ременного правлени€. ѕушкин рассматривал —перанского в качестве антипода јракчееву. «¬ы и јракчеев, Ч сказал он ему позднее, Ч вы стоите в двер€х противоположных» александровского царствовани€, «как √ении «ла и Ѕлага» (XII, 324). ќдним из самых вопиющих пороков тогдашнего стро€ было крайне запущенное, хаотическое состо€ние действовавших законов, открывавшее широчайшие возможности дл€ злоупотреблений вс€кого рода. «а приведение в пор€док законов брались в начале своих царствований и ≈катерина II и јлександр I, но из этих попыток ничего не вышло. ј положение становилось все более нетерпимым. «...Ѕолее всего беззаконность судов приводила сердца наши в трепет», Ч за€вл€л в своих показани€х следственной комиссии Ќ. ј. Ѕестужев14. Ётот же мотив настойчиво звучал в показани€х и записках, адресовавшихс€ царю многими другими декабристами. » вот как раз на —перанского почти сразу же и была возложена задача кодификации законов, позднее им в какой-то мере и осуществленна€.

Ќа новый путь стал на первых порах Ќиколай и в своей внешней политике.  огда в 1821 году вспыхнуло греческое восстание против турецкого ига, вызвавшее гор€чее сочувствие среди всех сколько-нибудь прогрессивно настроенных кругов русского общества и с энтузиазмом встреченное ѕушкиным, јлександр во им€ принципов —в€щенного союза, целью которого была борьба с национально-освободительными движени€ми народов, отказал в поддержке восставшим. Ќиколай активно выступил в защиту греков: 18 феврал€ 1826 года, по соглашению с јнглией, был подписан так называемый ѕетербургский протокол, согласно которому √реции должна быть предоставлена широка€ автономи€. ¬дохновитель европейской реакции, австрийский канцлер ћеттерних, под все усиливавшимс€ вли€нием которого находилс€ јлександр I, назвал подписание протокола оскорблением —в€щенному союзу.

Ќаоборот, «рыцарска€» поза, прин€та€ на себ€ Ќиколаем в отношении греческого вопроса, в особенности после того, как два года спуст€ он объ€вил войну “урции, обманула многих представителей передовых кругов «ападной ≈вропы. “ак, √енрих √ейне, за€вл€€ в своих «ѕутевых картинах», что он в этой войне «за русских», по€сн€л, «что самый пылкий друг революции видит спасение мира только в победе –оссии», и избирает своим «знаменосцем императора Ќикола€, рыцар€ ≈вропы, защитившего греческих вдов и сирот от азиатских варваров и заслужившего в этой доблестной борьбе свои шпоры». » ненавидевший «—в€щенный союз монархов», противопоставл€вший ему «св€щенный союз народов», революционный романтик √ейне был здесь не одинок. ќб этом позднее свидетельствовал ћаркс, св€зыва€ это с уже упоминавшейс€ мною традиционной игрой русских монархов в либерализм, обманывавшей даже наиболее выдающиес€ умы ≈вропы: «÷ела€ толпа французских и немецких просветителей прославл€ли ≈катерину II как знаменосца прогресса. ДЅлагородный“ јлександр I ...разыгрывал в свое врем€ роль геро€ либерализма во всей ≈вропе... Ќикола€ также прославл€ли до 1830 г., на всех €зыках, в стихах и прозе, как геро€-освободител€ национальностей»15. «аступничество за греков, как и все только что перечисленные меропри€ти€ Ќикола€, было сочувственно встречено и в широких кругах русского общества.

“ой же двойственной тактики придерживалс€ Ќиколай и во врем€ следстви€ и суда по делу декабристов. Ѕольше того, именно тут-то така€ тактика и была им выработана и усвоена. ¬ подавлении восстани€ 14 декабр€ Ќиколай принимал непосредственное участие. — самого начала он был на площади перед дворцом, распор€жалс€ действи€ми верных ему войск, читал заполнившему ƒворцовую площадь народу манифест о своем восшествии на престол и т. д. –уковод€щее и самое активное участие принимал он и в немедленно начавшемс€ следствии, лично допрашива€ многих из арестованных, которых с того же дн€ стали, по его приказанию, доставл€ть во дворец. ѕри этом он обнаружил незаур€дные и следственные Ч умение разбиратьс€ в люд€х и соответствующим образом мен€ть манеру своего обращени€ с ними Ч и, можно сказать, актерские способности, принима€ на себ€ то одно, то другое обличье. Ќа одних из допрашиваемых он грозно кричал, входил «в бешенство» (слова декабриста ѕоджио), запугива€ «ужасной участью» (незадачливого «диктатора» кн€з€ “рубецкого), расстрелом «в 24 часа» (того же ѕоджио); приказывал заковать в кандалы так, чтобы «пошевелитьс€ не мог» (». ƒ. якушкина). ѕри допросе других выражал им сочувствие, сожаление, утверждал, что, как они, и сам не удовлетворен положением дел в стране, завер€л, что твердо намерен вступить на путь реформ, призывал помочь ему в этом, поделитьс€ своими мысл€ми и соображени€ми. ƒл€ этого он разрешил некоторым из декабристов, в том числе –ылееву, писать ему из крепости и распор€дилс€ немедленно доставл€ть ему эти письма. ћало того, узнав от –ылеева, что он отец семейства, он не только разрешил ему переписыватьс€ с женой, но и стал посылать ей от себ€ и императрицы крупные денежные пособи€. «ћилосердие государ€ и поступок его с тобой потр€сли душу мою», Ч писал ей –ылеев16, не пон€в, что все это был не более как коварный и двуличный прием. ј у Ќикола€ это было в крови. ѕушкин, еще в ссылке на юге, резко отзывалс€ об «отвратительном фигл€рстве» и лицемерии его бабки ≈катерины II, метко окрестив ее «“артюфом в юбке и в короне» (XI, 16, 17). ¬ «рыцар€» любил играть и прин€вший на себ€ звание главы рыцарского ћальтийского ордена ее сын ѕавел I. ¬нука ее, јлександра I, за его «дву€зычие» Ч двуличность Ч ѕушкин назвал «в лице и в жизни арлекином» (III, 206).

—ам Ќиколай после своего бурного вступлени€ «божией милостью» на престол раз навсегда надел на себ€ маску безгранично преданного интересам своей страны и народа, во все лично вникающего и всем распор€жающегос€, нелицепри€тного, неумолимо-грозного к нарушител€м законов и вместе с тем милостивого, рыцарски великодушного самодержавного владыки. » он так вошел в свою роль, так сжилс€ с ней, что поверил в нее сам, а разыгрывал ее столь ловко и искусно, что заставил поверить в нее подавл€ющее большинство своих современников. “олько после поражени€ –оссии в  рымской войне, завершившей его почти тридцатилетнее царствование и нагл€дно обнаружившей всю гнилостность «фасадного» николаевского режима, стало €сно истинное лицо достойного внука ≈катерины Ч “артюфа в ботфортах и короне. “огда даже “ютчев, до этого относившийс€ к нему с особенным уважением и доверием, в своей посв€щенной ему убийственной эпиграмме-эпитафии назвал его, словно бы пр€мо продолжа€ пушкинскую традицию, «лицедеем», то есть актером, человеком, надевшим на себ€ чужую личину, а на деле самозванцем, обманщиком. Ќо это произошло почти двадцать лет спуст€ после смерти ѕушкина.

ѕозу чуждого вс€кого личного пристрасти€ строжайшего блюстител€ правосуди€ поспешил прин€ть на себ€ Ќиколай и в св€зи с делом декабристов. ѕосле допросов во дворце, продолжавшихс€ всю ночь и утро следующего дн€, когда первоначальное возбуждение, его охватившее, видимо, несколько улеглось, он передал дальнейшее расследование и решение дела сперва созданной им следственной комиссии, а затем ¬ерховному уголовному суду, подчеркнув, однако, при этом, что «правосудие запрещает щадить преступников». —нова гласно вмешалс€ он в дело лишь тогда, когда суд вынес приговор, который по своей исключительной дл€ XIX века жестокости не мог бы не вызвать возмущени€ и в –оссии и во всем мире. ƒоклад об этом Ќиколаю суда сопровождалс€ весьма казуистически составленными и лицемерными оговорками, имевшими целью, с одной стороны, сн€ть с себ€ в какой-то мере ответственность, с другой Ч выставить роль цар€ в возможно выгодном свете. ¬ докладе подчеркивалось, что «все подсудимые без изъ€ти€ по точной силе наших законов подлежат смертной казни». ≈сли же и «благоугодно будет» царю «даровать некоторым из них жизнь, то сие будет не действием закона, а тем менее действием суда, но действием единого монаршего милосерди€». »менно только в предвидении такой возможности суд €кобы и позволил себе распределить подсудимых по «разр€дам», соответственно степен€м их виновности и следуемого за это наказани€. Ќо тут же, видимо чтобы Ќиколай не подумал, что суд толкает его на амнистию, доклад пр€мо предостерегал от чрезмерной м€гкости, ибо «хот€ милосердию, от самодержавной власти исход€щему, закон не может положить никаких пределов, но ¬ерховный уголовный суд приемлет дерзновение представить, что есть степени преступлени€, столь высокие и с общею безопасностью государства столь смежные, что самому милосердию они, кажетс€, должны быть недоступны». ¬се эти ханжеские увертки оказались царю очень на руку. «а€вив, что находит приговор суда сообразным «существу дела и силе законов», он в пор€дке «милосерди€» не только воспользовалс€ правом самодержца и прин€л прилагаемое деление на разр€ды, но пошел еще дальше. Ѕольшинству осужденных, отнесенных судом к первому разр€ду, он заменил смертную казнь вечной каторгой, а п€терым (четыре из них Ч  юхельбекер, јлександр Ѕестужев, Ќикита ћуравьев и якушкин Ч были друзь€ми или близкими знакомыми ѕушкина) Ч двадцатью годами каторжных работ. —оответственные см€гчени€ были произведены и по всем остальным разр€дам. Ќикакого см€гчени€ не последовало только в отношении п€ти «преступников» Ч ѕестел€, –ылеева, —. ћуравьева-јпостола, Ѕестужева-–юмина,  аховского, «кои по т€жести их злоде€ний» были поставлены судом вне разр€дов и приговорены к четвертованию. Ќо и тут Ќиколай стремилс€ сн€ть с себ€ личную ответственность, как бы даже поступа€сь в данном случае перед законом своей самодержавной властью. «я отстран€ю от себ€ вс€кий смертный приговор, Ч писал он матери, сообща€ ей о получении доклада, Ч а участь п€ти наиболее жалких предоставл€ю решению суда»17. “ак это и было сказано в опубликованном указе суду.

Ќа деле все это €вл€лось сплошным «лицедейством» Ч лицемерным обманом общественного мнени€. ¬нешне отойд€ в сторону, Ќиколай непрерывно следил за ходом дела, вникал в малейшие его подробности, систематически давал соответствующие инструкции и распор€жени€ следственной комиссии, суду. ¬ частности, перекладыва€ на последний ответственность за смертный приговор п€терым, поставленным вне разр€дов, он не только довел до сведени€ суда, что не согласен ни на какую казнь, «с пролитием крови сопр€женную», подсказыва€ тем самым наиболее «позорную», по пон€ти€м того времени, форму ее Ч повешение, но и собственноручно написал весь ритуал «экзекуции». ¬се это стало известно, однако, лишь много позже. ¬ официальных же документах того времени подчеркивалось «высокомонаршее милосердие», «чувства милосерди€», владеющие царем, «пощады», им даруемые.

¬месте с тем, все же как бы вынужденный, подчин€€сь «законам» и исход€ из «безопасности государства», не давать полной воли этим «чувствам» и карать виновных, Ќиколай пользовалс€ вс€ким случаем, чтобы продемонстрировать свое самое милостивое и благожелательное отношение к лицам, привлеченным к следствию, но в отношении которых подозрени€ не смогли подтвердитьс€. “ак, автор «√ор€ от ума» √рибоедов, арестованный 22 €нвар€ на  авказе и привезенный с фельдъегерем в ѕетербург, был освобожден в начале июн€ не только с «очистительным аттестатом», но и с производством в следующий чин и выдачей дополнительного годового оклада. ѕо освобождении √рибоедов вместе с несколькими другими также освобожденными лицами был лично прин€т Ќиколаем. — самого начала ѕушкина очень беспокоила судьба его близких друзей, сыновей геро€ 12-го года генерала –аевского, јлександра и Ќикола€ –аевских. ќба действительно были привлечены к следствию, но, как сообщил ѕушкину ƒельвиг, «государь говорил с ними, уверилс€ в их невинности и, говор€т, пожал им руку и поцеловал их» (XIII, 260). ќтец, генерал –аевский, получил придворное звание камергера. ¬о всем этом также было много нарочитого, позерского, наигранно театрального, а по существу двуличного и лицемерного. „ерез некоторое врем€ √рибоедов отправлен был послом в “егеран, как сам он сознавал, почти на верную гибель. Ќичего не забыл и не простил царь и брать€м –аевским.

ƒвуличие коронованного «лицеде€» особенно €рко сказалось и в расправе его с молодым поэтом ѕолежаевым.  огда Ќиколай готовилс€ в ћоскве к торжествам коронации, за два с небольшим мес€ца до вызова сюда ѕушкина, ему был доставлен тайной агентурой список ходившей по рукам шуточно-сатирической поэмы студента ћосковского университета ј. ». ѕолежаева «—ашка» Ч полуподражание, полупароди€ на незадолго до этого вышедшую из печати первую главу «≈вгени€ ќнегина». √лубокой ночью ѕолежаев был привезен сперва к министру народного просвещени€, а затем доставлен им пр€мо во дворец к Ќиколаю. ÷арь заставил его, в качестве нагл€дного «образчика университетского воспитани€», прочитать вслух свою поэму и по окончании чтени€ воскликнул: «я положу предел этому разврату, это все еще следы, последние остатки; € их искореню». ѕолежаев в качестве особой милости Ч «средства очиститьс€» Ч был сдан в солдаты. Ќа прощанье Ќиколай, прин€в столь излюбленную им «рыцарскую» позу, «подошел к нему, положил руку на плечо и, сказав: Ч ќт теб€ зависит тво€ судьба; если € забуду, ты можешь мне писать, Ч поцеловал его в лоб». «я, Ч продолжает √ерцен, передава€ этот эпизод со слов самого автора Д—ашки“, Ч дес€ть раз заставл€л ѕолежаева повтор€ть рассказ о поцелуе Ч так он мне казалс€ неверо€тным. ѕолежаев кл€лс€, что это правда» (VIII, 166Ч167). „то это именно правда, подтверждаетс€ и аналогичным разрешением «писать» ему, данным Ќиколаем заведомо, с самого начала обреченному им –ылееву, и только что упом€нутым поцелуем –аевских. »знемога€ в т€гчайших услови€х солдатчины, ѕолежаев, поверив слову Ќикола€, пробовал было неоднократно писать ему, ответа никакого не получил, а двенадцать лет спуст€, после двукратной попытки побега и жесточайшего телесного наказани€, умер от злейшей чахотки.

≈два ли не самым сложным дл€ Ќикола€ во врем€ следстви€ над декабристами был вопрос о ѕушкине. ∆уковский, как уже сказано, хорошо осведомленный в ходе следстви€, был очень точен, когда писал об огромном распространении политических стихов ѕушкина среди декабристов и огромном же вли€нии на них этих «означающих Ч по официальной формулировке Ч неистовое вольномыслие» стихов. Ёто полностью подтверждаетс€ опубликованными в наше врем€ следственными показани€ми декабристов, хот€, как правило, они вс€чески стремились не замешивать поэта в их дело18. ќднако вместе с тем вы€снилось, что ѕушкин действительно к тайным обществам не принадлежал. ѕравда, с точки зрени€ властей, писать «возмутительные» сочинени€ уже €вл€лось преступлением. Ќедаром –адищев за свое «ѕутешествие из ѕетербурга в ћоскву» был приговорен к смертной казни, лишь «милосердием» «“артюфа в юбке и в короне» замененной ссылкой в —ибирь. “олько что € упоминал и о расправе над ѕолежаевым за его рукописную поэму. ћногих даже удивл€ло, что ѕушкина не привлекли к следствию. «¬се чрезвычайно удивлены, Ч доносил главе тайной полиции и ближайшему помощнику Ѕенкендорфа фон ‘оку его тайный агент Ћокателли, Ч что знаменитый ѕушкин, который всегда был известен своим образом мыслей, не привлечен к делу заговорщиков»19. ¬ ««аметках по русской истории XVIII века» ѕушкин считал, что от т€жкой кары, обрушенной ≈катериной II на передовых писателей, ‘онвизина спасла только «чрезвычайна€ его известность» (XI, 16). –авным образом именно «знаменитость» ѕушкина Ч колоссальна€ по тому времени, единственна€ в своем роде попул€рность поэта не только среди декабристов, но и в самых широких кругах общества Ч неожиданно оказалась дл€ него своего рода щитом. ќсудить вместе с непосредственно «действовавшими» против правительства «м€тежниками» «великого национального поэта» (так не обину€сь назвал его ». ». ѕущин Ќиколаю во врем€ допроса)20, который участи€ в этих действи€х не принимал, было не очень удобно с точки зрени€ общественного мнени€.

—делана была попытка найти против поэта улики другого рода. ¬ 1826 году среди крепостных кресть€н распространились слухи, что новый царь собираетс€ дать им «свободу», и по стране прокатилась волна кресть€нских «беспор€дков». ¬ правительственных кругах это склонны были рассматривать как следствие наущени€ «неблагонамеренных людей». «≈сли справедливо, Ч докладывал Ѕенкендорфу 7 апрел€ 1826 года один из его ближайших и самых оголтелых помощников, генерал-майор ». Ќ. —кобелев, Ч что неблагонамеренные люди (как извещен €), при неудачах произвесть какой-либо комераж в столицах, обратились к посел€нам и партизанют... то все ча€ни€ мои и опасени€ оправдываютс€...»21 —ам Ѕенкендорф прекрасно понимал, что легка€ победа над восстанием Ч «комеражем» Ч 14 декабр€ могла быть одержана только вследствие отсутстви€ поддержки его со стороны народа. —лухи о наличии св€зи между «неблагонамеренными людьми» и «посел€нами» не могли поэтому крайне не встревожить и его и цар€.

 ак показывают недавно обнаруженные архивные материалы, в 1826 году неспокойно было и в непосредственной близости от ѕушкина. ¬ той самой ѕсковской губернии, в которой он находилс€ в ссылке, было отмечено до двадцати случаев волнений помещичьих кресть€н; происходили волнени€ и среди кресть€н государственных22. » вот у столичных властей возникла мысль, не причастен ли к этимБ«партизанским» действи€м приверженцев декабризма авто𠫬ольности», «ƒеревни» и « инжала», о котором тот же —кобелев еще в 1824 году рапортовал по начальству: «...не лучше ли бы было оному ѕушкину, который изр€дные даровани€ свои употребил в €вное зло, запретить издавать развратные стихотворени€?.. ≈сли бы сочинитель вредных пасквилей (ѕушкин) немедленно, в награду, лишилс€ нескольких клочков шкуры Ч было бы лучше. Ќа что снисхождение к человеку, над коим общий глас благомысл€щих граждан делаеІ строгий приговор?»23

¬ступление
√лава 1: 1 2 3 4 5 6 7 прим.
√лава 2: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 прим.
√лава 3: 1 2 3 4 5 6 прим.
√лава 4: 1 2 3 4 5 6 прим.
√лава 5: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 прим.
√лава 6: 1 2 прим.
√лава 7: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 прим.
√лава 8: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 прим.