≈сли нужно заказать диплом недорого, переходите по адресу i-diploma.com 
—качать текст произведени€

Ѕлагой. “ворческий путь ѕушкина, 1826-1830. √лава 1. “рагеди€ ѕушкина. „асть 3.

¬ступление
√лава 1: 1 2 3 4 5 6 7 прим.
√лава 2: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 прим.
√лава 3: 1 2 3 4 5 6 прим.
√лава 4: 1 2 3 4 5 6 прим.
√лава 5: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 прим.
√лава 6: 1 2 прим.
√лава 7: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 прим.
√лава 8: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 прим.

19 июл€, как раз в день отправки псковским губернатором јдеркасом своему непосредственному начальнику, прибалтийскому генерал-губернатору маркизу ѕаулуччи, уже известного нам прошени€ ѕушкина на им€ Ќикола® дл€ надлежащего дальнейшего направлени€, был послан из ѕетербурга в ѕсковскую губернию под видом «ученого ботаника» один из самых ловких секретных агентов, сумевший в свое врем€ проникнуть в ёжное общество декабристов и предавший их, статский советник Ѕошн€к, который стал собирать сведени€ о ѕушкине у окрестных помещиков и кресть€н. Ѕошн€к был наделен весьма широкими полномочи€ми: имел при себе «открытый лист» дл€ ареста ѕушкина и фельдъегер€ дл€ его доставки в ѕетербург и препровождени€ «куда следует» Ч очевидно, в ѕетропавловскую крепость Ч в случае, если подозрени€ его «в поступках, клон€щихс€ к возбуждению к вольности кресть€н», подтверд€тс€. ќднако и тут никаких доказательств таких «поступков» отыскать не удалось.

“огда созрел другой план. Ќельз€ ли использовать исключительную попул€рность ѕушкина в правительственных видах и цел€х? ¬озвращение из ссылки известнейшего поэта должно было произвести определенный общественно-политическиА эффект, см€гчив в какой-то мере т€гчайшее впечатление от «экзекуции» над декабристами, среди которых были многочисленные представители высшего двор€нства, да и от последовавшей затем расправы над ѕолежаевым. явилось бы это и еще одним и едва ли не самым €рким и убедительным подтверждением прин€той Ќиколаем политической позы: быть носителем неумолимо карающей длани правосуди€ и оказывать милость там, где это допустимо. » здесь Ќиколай следовал примеру своих предшественников. “ак, ѕавел I, взойд€ на престол, вернул из сибирской ссылки –адищева, освободил из Ўлиссельбургской крепости заключенного туда ≈катериной II Ќ. ». Ќовикова; јлександр I окончательно амнистировал –адищева и привлек его к работе в комиссии по составлению законов. ћало того, еще 8 марта 1826 года жандармский полковник Ѕибиков, тот самый, который вскоре донес на автора «—ашки» ѕолежаева, человек, видимо, неглупый, в донесении Ѕенкендорфу, подчеркива€, что ссылка ѕушкина в 1820 году ни к чему не привела, рекомендовал другие методы воздействи€: «...выиграли ли что-нибудь от того, что сослали молодого ѕушкина в  рым? Ч Ёти молодые люди, оказавшись в одиночестве в таких пустын€х, отлученные, так сказать, от вс€кого мысл€щего общества, лишенные всеД надежд на заре жизни, изливают желчь, вызываемую недовольством, в своих сочинени€х, наводн€ют государство массою м€тежных стихотворений, которые разнос€т плам€ восстани€ во все состо€ни€ и нападают с опасным и вероломным оружием насмешки на св€тость религии, Ч этой узды, необходимой дл€ всех народов, а особенно Ч дл€ русских (см. Д√авриилиаду“, сочинение ј. ѕушкина)». ¬место этого Ѕибиков рекомендует постаратьс€ «польстить тщеславию этих непризнанных мудрецов, Ч и они измен€т свое мнение...»24 —овет этот, видимо, запомнилс€ Ѕенкендорфу, который решил не только добитьс€ от ѕушкина изменени€ его мнений, но и привлечь его в правительственный лагерь. »менно это он и имел в виду, через некотороЕ врем€ пр€мо посоветовав царю расположить к себе поэта, чтобы, как он цинично добавл€л, соответствующим образом «направить» его «перо и речи»25, то есть использовать могучую творческую силу поэта и его беспримерную попул€рность в интересах реакции. Ёто был ловкий и коварный расчет. ≈сли бы он оправдалс€ и правительство после физической расправШ над декабристским движением сумело бы подчинить себе, переманить на свою сторону его крупнейшего поэтического идеолога, оно одержало бы вторую Ч моральную Ч над ним победу. ¬идимо, Ќиколай пон€л это и стал действовать именно в таком духе.

ћы не знаем сколько-нибудь полного содержани€ весьма длительной беседы поэта с царем. ƒо нас дошло только несколько отдельных фраз и реплик собеседников, передававшихс€ современниками со слов, с одно¶ стороны, ѕушкина, с другой Ч Ќикола€. Ќо и на основании этих отрывочных свидетельств мы можем составить себе о ней довольно €сное представление. ѕрежде всего царь решил расположить к себе автора «вольных стихов» подчеркнуто милостивым с ним обращением, встретив его словами: «Ѕрат мой, покойный император, сослал вас на жительство в деревню, € же освобождаю вас от этого наказани€ с условием ничего не писать против правительства»26. Ќельз€ было начать более ловко, чем противопоставить себ€ столь ненавидимому и презираемому ѕушкиным царю јлександру, которому поэт (хот€ и на него он умел порой посмотретьќ«взгл€дом Ўекспира») «подсвистывал» «до самого гроба» (XIII, 258) Ч до его смерти Ч и даже позднее. √ода за два до этого, в первые мес€цы своей ссыльной жизни в ћихайловском, ѕушкин полувшутку, полувсерьез набросал так называемый «¬оображаемый разговор с јлександром I», упорно оставл€вшим без внимани€ попытки поэта добитьс€ хот€ бы временного возвращени€ из ссылки: « огда б € был царь, то позвал бы јлександра ѕушкина и сказал ему...» ќднако поэт понимал, что из встречи его с јлександром, если бы даже, на что он никак не рассчитывал, она состо€лась, ничего доброго получитьс€ не могло. «аканчивалс€ этот шуточный набросок словами: «“ут бы ѕушкин разгор€чилс€ и наговорил мне много лишнего, € бы рассердилс€ и сослал его в —ибирь...» (XI, 23Ч24). Ќиколай не только «призвал» к себе ѕушкина, но и сразу же, с первых же слов, вместо ссылки в —ибирь (возможность чего, безусловно, имелась), сделал то, о чем поэт долгие годы так страстно мечтал, чего так тщетно добивалс€.  онтраст действительно был потр€сающим и надолго запомнилс€ ѕушкину. »менно этим, пусть, как мы сейчас это знаем, и не слишком реальным контрастом, который не раз проводилс€ поэтом в последующем творчестве, объ€сн€етс€ многое в положительном отношении его к Ќиколаю.

”словие, поставленное при этом царем, как раз и было одним из техБ«условий» Ч хранить про себ€ свой образ мыслей и «не противуречить общеприн€тому пор€дку», на основе которых поэт, как он писал ∆уковскому и повтор€л это в письме к самому царю, соглашалс€ «помиритьс€ с правительством». ѕоэтому ѕушкин, очевидно, ответил на это согласием, добавив, что он уже давно Ч после « инжала» Ч ничего не пишет «противного правительству». “огда царь пошел еще дальше. ќн не только освобождал из ссылки самого поэта, он выразил готовность поставить в наиболее благопри€тные услови€ его творчество. Ќа вопрос Ќикола€, что же он пишет теперь, ѕушкин ответил: «ѕочти ничего, ¬аше ¬еличество: цензура очень строга». Ч ««ачем же ты пишешь такое, чего не пропускает цензура?» Ч «÷ензура не пропускает и самых невинных вещей: она действует крайне нерассудительно». Ч «Ќу так € сам буду твоим цензором, Ч сказал государь. Ч ѕрисылай мне все, что напишешь»27. ѕри этом царь искусно выставил себ€ ценителем литературы и, в частности, чуть ли не поклонником поэзии ѕушкина: «÷арь с увлечением говорил о поэзии... он поощр€л поэта к продолжению творчества», Ч пишет в своей позднейшей статье-некрологе о ѕушкине крепко подружившийс€ с ним в эти годы јдам ћицкевич (IV, 93)28.

¬озможность, нар€ду с освобождением поэта из ссылки, освобождени€ его творчества от действительно вздорных и нелепых придирок цензуры, на которые ѕушкин посто€нно жаловалс€ в письмах к друзь€м, о которыШ с гневом и горькой иронией писал в двух своих стихотворных послани€х к цензору (1822 и 1824) и которые стали особенно угрожающими после введени€ нового «чугунного устава», естественно, не могла не найти самого живого, можно сказать, даже восторженного отклика со стороны поэта. «÷арь освободил мен€ от цензуры. ќн сам мой цензор. ¬ыгода конечно необъ€тна€. “аким образом √одунова тиснем», Ч сообщал под живым впечатлением ѕушкин поэту Ќ. ћ. языкову (XIII, 305).

«ќсвободил он мысль мою», Ч писал он же позднее в стихотворном послании «ƒрузь€м».

»з свидетельств современников €вствует, что, как это и естественно, тема декабристов €вл€лась своего рода осью беседы ѕушкина с царем. ћожно быть почти уверенным, что в своей оценке восстани€ и его неизбежнољ обреченности ѕушкин развил ту объективно-историческую точку зрени€ («взгл€дом Ўекспира»), о которой он писал в письме к ƒельвигу и которую позднее сжато сформулировал в записке «ќ народном воспитании». ¬идимо, это произвело на цар€ впечатление. »менно с этим, думаетс€, и следует св€зать слова, сказанные в тот же день Ќиколаем уже известному нам составителю доклада следственной комиссии по делу декабристов ƒ. Ќ. Ѕлудову, о том, что он «нынче долго говорил с умнейшим человеком в –оссии». ј когда Ѕлудов почтительно поинтересовалс€, кто же это, царь назвал ѕушкина29. ¬ этом сенсационном за€влении, несомненно, была и дол€ самохвальства: умнейшего в –оссии человека он сумел в кратчайшее врем€ сделать своим. Ќо нельз€ отказать Ќиколаю и в про€вленной им в данном случа« несомненной проницательности. ¬ то же врем€ в отношении «падших» декабристов поэт вел себ€ безупречно. Ќа вопрос цар€: «¬ы были дружны со многими из тех, которые в —ибири?» Ч ѕушкин без малейшего колебани€ ответил: «ѕравда, государь, € многих из них любил и уважал и продолжаю питать к ним те же чувства!» ћало того, ѕушкин воспользовалс€ случаем тут же заступитьс€ и даже попытатьс€ «призвать милость» к одному из своих близких лицейских друзей. Ќа последовавший новый вопрос цар€, заданный уже с €вно неодобрительной интонацией: «ћожно ли любить такого негод€€, как  юхельбекер?» Ч ѕушкин смело возразил: «ћы, знавшие его, считали всегда за сумасшедшего, и теперь нас может удивл€ть одно только, что и его с другими, сознательно действовавшими и умными людьми, сослали в —ибирь!»30

≈два ли не самым острым и ответственным моментом всей беседы был в упор поставленный Ќиколаем поэту вопрос о возможности его личного участи€ в восстании. «десь беседа с царем, в сущности, уже переходилЛ в допрос. ѕушкин и тут отвечал со свойственными ему смелостью и пр€мотой. ќдна из современниц и знакомых поэта, ј. √. ’омутова, так передает это с его собственных слов: «√осударь долго говорил со мною, потом спросил: Дѕушкин, прин€л ли бы ты участие в 14-м декабр€, если б был в ѕетербурге?“ Ч ДЌепременно, государь, все друзь€ мои были в заговоре, и € не мог бы не участвовать в нем. ќдно лишь отсутствие спасло мен€, за что € благодарю бога!..“» —ообщение ј. √. ’омутовой, по словам одного из лучших новейших знатоков биографии ѕушкина, Ѕ. Ћ. ћодзалевского, «свидетельницы очень достоверной», полностью Ч при этом с другой стороны Ч подтверждаетс€ лицейским товарищем ѕушкина ћ. ј.  орфом, который записал рассказ о беседе его с царем со слов последнего: «„то сделали бы вы, если бы 14-го декабр€ были в ѕетербурге? Ч спросил € его между прочим. Ч —тал бы в р€ды м€тежников, Ч отвечал он»31.  орф слышал этот рассказ в присутствии нескольких особенно близких к Ќиколаю лиц через двадцать с лишним лет, в 1848 году, что лучше всего показывает, насколько поразил цар€ и как крепко ему запомнилсШ смелый и откровенный ответ ѕушкина.

¬ 1821 году свое стихотворение, обращенное к ќвидию, подобно ему сосланному императором јвгустом в ѕричерноморье ÷«  ќвидию»), ѕушкин закончил строками, полными неколебимой уверенности в себе и глубокого внутреннего достоинства: «Ќе славой Ч участью € равен был тебе.|| Ќо не унизил ввек изменой беззаконной || Ќи гордой совести, ни лиры непреклонной».

ќтветы царю, как и все последующее поведение и творчество ѕушкина, доказывают, что поэт, хот€ на некоторые неизбежные компромиссы ему и приходилось порой идти, оставалс€ верен этому завету в течение всеЩ своей жизни.

Ќо не только «обхождение» цар€ с ѕушкиным превзошло самые далеко идущие надежды и ожидани€ поэта. »з встреч с царем у него не могло не возникнуть впечатлени€, что и «обсто€тельства», от которых, как он писал ∆уковскому, также будет зависеть его дальнейшее поведение, тоже складываютс€ наивозможно благопри€тным образом. ”же сама «достопам€тна€ аудиенци€», данна€ ему царем, замечает в только что упом€нутой статье ћицкевич, была демонстрацией «готовности» Ќикола€ «см€гчить и изменить режим, по крайней мере по отношению к ѕушкину». Ќо этим Ќиколай не мог ограничитьс€. —трем€сь вс€чески расположить к себе поэта, привлечь его на свою сторону, он, хорошо зна€ его вольнолюбивые политические взгл€ды, естественно, должен был прибегнуть к тому же приему, который так успешно использовал в отношении многих декабристов, Ч постаратьс€ убедить ѕушкина в своих освободительных намерени€х: ««ачем вам революци€? я сам вам революци€: € сам сделаю все, чего вы стремитесь достигнуть революцией»32, Ч говорил он декабристам. ћожно с полной уверенностью утверждать, что если и не теми же словами, то нечто подобное внушал он и ѕушкину. ¬ опубликованном в 1860 году в « олоколе» «ѕисьме из провинции», обращенном к √ерцену и подписанном «–усский человек», припоминаетс€, со ссылкой на ћицкевича, как Ќиколай I «обольстил» ѕушкина, сказав ему во врем€ все той же аудиенции: «“ы мен€ ненавидишь за то, что € раздавил ту партию, к которой ты принадлежал, но, верь мне, € также люблю –оссию, € не враг русскому народу, € ему желаю свободы, но ему нужно сперва укрепитьс€»33. «а€вление подобного рода не могло не быть восприн€то ѕушкиным самым сочувственным образом. ¬ период наибольшего радикализма поэта он в уже известных нам ««аметках по русской истории XVIII века» выражал надежду, что «политическа€ наша свобода», неразлучна€ с освобождением кресть€н, может быть достигнута без «страшного потр€сени€» (XI, 15), Ч высказывание вполне в духе декабристов, которые, именно опаса€сь такого потр€сени€, действовали без народа, в результате чего оказались, однако, совершенно несосто€тельными перед «необъ€тной силой правительства». ј тут сам носитель этой силы, «раздавивший» декабристов, за€вл€ет, что, пользу€сь своей неограниченной властью, он осуществит их ча€ни€ и стремлени€.

 онечно, сразу же может возникнуть вопрос, как поэт, так метко охарактеризовавший «отвратительное лицемерие» ≈катерины и двуличность «арлекина» јлександра, поверил в искренность Ќикола€. Ќо истори€ свидетельствует нам, что если своеобразной традицией русских самодержцев в начале их царствований стала игра в либерализм, то не менее закономерной, подсказываемой услови€ми русской общественно-исторической жизни на первом Ч двор€нском Ч этапе освободительного движени€ в стране и не изжитыми еще до конца традици€ми философов-просветителей XVIII века, была готовность наиболее передовых русских людей сочувственно откликатьс€ на это, поверить в это и этому содействовать. “ак еще до ѕушкина –адищев, дл€ которого стало абсолютно €сно «комедиантство» ≈катерины, поверил было в либеральные посулы јлександра. “ак уже после ѕушкина √ерцен, который полностью понимал ошибочность иллюзий ѕушкина в отношении Ќикола€, сам оказалс€ на некоторое врем€ во власти подобных же иллюзий в отношении его преемника, јлександра II, которого за выраженноІ им намерение освободить кресть€н провозгласил на страницах « олокола» «столько же наследником 14 декабр€, сколько Ќикола€» (XIII, 196) и за€вил о намерении вс€чески помогать ему в его «либеральном направлении» (XIII, 13). »менно предостерега€ от этого √ерцена, революционно-демократически настроенный автор письма «–усского человека» и напоминал ему об «обольщении» Ќиколаем ѕушкина. ѕоследующие факты побудили и –адищева (особенно быстро) и √ерцена отказатьс€ от этих иллюзий. ќднако в распор€жении ѕушкина в момент встречи его с царем, да и значительно позже, таких фактов не только еще не было, но, наоборот, имевшиес€ факты Ч «либеральные» меропри€ти€ Ќикола€ в области внутренней и внешней политики Ч словно бы подтверждали его слова. —амым же красноречивым подтверждением их €вл€лось двойное «освобождение» им поэта Ч и из ссылки и от цензуры.

”же известный нам  орф рассказывает со слов Ќикола€ и об исходе беседы цар€ с ѕушкиным: «Ќа вопрос мой, переменилс€ ли его образ мыслей и дает ли он мне слово думать и действовать иначе, если € пущу его на волю, он наговорил мне пропасть комплиментов насчет 14 декабр€, но очень долго колебалс€ пр€мым ответом и только после длинного молчани€ прот€нул руку с обещанием сделатьс€ другим».  орф был одним из довольно видных реакционных де€телей николаевского царствовани€, сделавшим блест€щую служебную карьеру; к своему бывшему лицейскому товарищу он всегда относилс€ то со скрытым, то с €вным недоброжелательством. ѕоэтому не все в его записи заслуживает полного довери€. ƒа поскольку рассказ цар€ был слышан им много позднее, иное  орф мог просто запам€товать, а иное представить, как, впрочем, и сам Ќиколай, в тенденциозном свете. “ак не в€жетс€ со всеми остальными свидетельствами о беседе между царем и поэтом, которыми мы располагаем, упоминание о «пропасти комплиментов насчет 14 декабр€». —амое большое, что ѕушкин мог сказать здесь царю, это одобрить поведение Ќикола€ в этот день Ч про€вленные им, как утверждали официальные документы и словно бы подтверждал исход восстани€, твердость и решительность: отважные поступки ѕушкину, мы знаем, всегда импонировали. Ќо в главном Ч смелом и решительном ответе самого поэта на весьма острый и опасный вопрос цар€, с кем бы он был в этот день, Ч сообщени€ ’омутовой (со слов ѕушкина) и  орфа (со слов цар€), как мы видели, полностью совпадают. «наменательна и еще одна деталь в записи  орфа: долгое колебание и длинное молчание ѕушкина, прежде чем он прот€нул Ќиколаю руку.

¬ этот наиболее решающий момент беседы с царем в сознании ѕушкина не могла снова не вспыхнуть все та же, в течение последних мес€цев так мучивша€ его, мысль о виселице п€терых, о каторге остальных декабристов. Ќо «взгл€д Ўекспира», возникшее в поэте и всего его захватившее доверие к обещани€м Ќикола€, св€занные с этим надежды на «славу и добро» (формула вскоре написанных «—тансов») и дл€ всего русского народа, и дл€ будущего самих «каторжников», брошенные на другую чашу весов, перевесили. » когда поэт наконец прот€нул руку Ќиколаю (не царь ему, как полагалось бы по этикету, а он Ч царю!), он и в самом деле готов был, как писал в уже известном нам письме ƒельвигу, «вполне и искренно» помиритьс€ с ним. Ёти две выразительнейшие детали: только что данный поэтом бесстрашный ответ на вопрос, с кем бы он был 14 декабр€, и рука, прот€нута€ после долгого колебани€, Ч помогают нам пон€ть многое из того, что на первый взгл€д может показатьс€ таким противоречивым в пушкинской политической лирике подекабрьских лет. «ѕушкин был тронут и ушел глубоко взволнованный, Ч пишет в своем Д урсе слав€нских литератур“ ћицкевич. Ч ќн рассказывал своим друзь€м иностранцам, что, слуша€ императора, не мог не подчинитьс€ ему. Д ак € хотел бы его ненавидеть! Ч говорил он. Ч Ќо что мне делать? «а что мне ненавидеть его?“» (IV, 389). Ќесомненно, что именно нечто подобное проносилось в сознании ѕушкина в решающие минуты «длинного молчани€» при разговоре с царем. «≈го € просто полюбил», Ч скажет поэт примерно год спуст€ в своих новых стансах «ƒрузь€м».

»скренность и эпизода с прот€нутой рукой и этих слов ѕушкина полностью подтверждаетс€ ставшими нам теперь известными документальными данными. “ак, уже знакомый нам начальник тайной полиции фон ‘ок, права∆ рука Ѕенкендорфа, доносил своему шефу вскоре после встречи ѕушкина с Ќиколаем: «Ёто Ч честолюбец, пожираемый жаждою вожделений, и, как примечают, имеет столь скверную голову, что его необходимо будет проучить при первом удобном случае. √овор€т, что государь сделал ему благосклонный прием и что он не оправдает тех милостей, которые его величество оказал ему». ясно, что тот же фон ‘ок дал поручение своим многочисленным агентам вс€чески изыскивать такой «удобный случай». «я слежу за сочинителем ѕушкиным, насколько это возможно», Ч доносит Ѕенкендорфу в начале но€бр€ 1826 года тот самый Ѕибиков, который писал ему несколько ранее о пушкинской «√авриилиаде». Ќо, сколько он ни старалс€, ни ему, ни кому-либо другому из ищеек высшей тайной полиции ничего криминального обнаружить не удалось. Ќаоборот, на основании их донесений Ѕенкендорф вынужден был сообщить царю: «ѕушкин автор в ћоскве и всюду говорит о ¬ашем императорском величестве с благодарностью и глубочайшей преданностью; за ним все-таки след€т внимательно»34. ѕоследние слова, конечно, особенно выразительны.

ќдним из признаков подлинно гениальной натуры ѕушкин считал «простодушие» Ч доверчивость, бесхитростность. » со всем «простодушием» гени€ поэт Ч «дит€ по душе», как писал о нем даже Ѕулгарин35, поверил царю, поверил ему и как человеку и как государственному де€телю, не только давшему обещание провести назревшие реформы, но и способному эти обещани€ осуществить. ќднако менее всегоњ«простодушием» отличалс€ и сам царь, и его присные Ч Ѕенкендорф, фон ‘ок и прочие. ”же сама манера поэта держатьс€ на высочайшей аудиенции без вс€кого подобострасти€ и правил этикета, а совершенно просто и независимо, несомненно шокировала Ќикола€. ќдин из чиновников III отделени€, M. M. ѕопов, рассказывает: «ободренный снисходительностию государ€», ѕушкин «делалс€ все более и более свободен в разговоре; наконец, дошло до того, что он, незаметно дл€ себ€ самого, приперс€ к столу, который был позади его, и почти сел на этот стол. √осударь быстро отвернулс€ от ѕушкина и потом говорил: Д— поэтом нельз€ быть милостивым“»36. », вопреки наигранному (и тоже обманувшему доверчивого поэта)Ё«простодушию» словесных заверений цар€ во врем€ все той же первой встречи, с самого начала и до самого конца в официальных кругах к ѕушкину относились с неизменной подозрительностью и резким недоверием, переход€щим то в скрытое, то в €вное недоброжелательство37.

„то это именно так, чтоЋ«милостивое» отношение цар€ к ѕушкину, по существу, €вл€лось своего рода поцелуем, данным ѕолежаеву, видно из двух хранившихс€ до ќкт€брьской революции в секретных архивах и весьма странных на первый взгл€д документов. ¬скоре после уже известного нам личного обращени€ ѕушкина к Ќиколаю I из ћихайловского и независимо от него с аналогичной же просьбой к царю «даровать прощение» сыну и возвратить его «к семейству» обратилась, по совету ѕ. ј. ¬€земского, мать поэта, H. ќ. ѕушкина. ѕрошение это рассматривалось 4 €нвар€ 1827 года « омиссией прошений, на высочайшее им€ приносимых», и было постановлено передать его на «сведение» цар€. ј 30 €нвар€ того же года на нем рукою статс-секретар€ Ќ. M. Ћонгинова сделана помета: «¬ысочайшего —оизволени€ не последовало»38.  ак же так? ¬едь уже за четыре с половиной мес€ца до этого ѕушкин был, по собственному за€влению цар€ поэту, «прощен» им и возвращен из ссылки. ќчевидно, подобна€ помета могла возникнуть только потому, что это «прощение» носило сугубо условный характер. ћало того, «возвращение семейству» значило бы разрешение ѕушкину жить в ѕетербурге, где жили его родители, а такого разрешени€ тоже в течение долгого времени ему дано не было; тем самым высылка ѕушкина јлександром I из столицы, в сущности, продолжалась. Ќар€ду с этим, с ведома и благословени€ Ќикола€, бенкендорфовское III отделение позаботилось о том, чтобы держать и в дальнейшем поэта «на прицеле». ¬ самом деле, мы уже знаем, что еще в начале марта 1826 года Ѕенкендорфу стало известно из донесени€ Ѕибикова о существовании совершенно непозволительной и кощунственнейшей с официальной точки зрени€ пушкинской «√авриилиады». ћало того, в середине августа того же года, то есть оп€ть-таки до возвращени€ поэта из ссылки, Ѕенкендорфу были доставлены тем самым генералом —кобелевым, который призывал в 1824 году лишить «сочинител€» ѕушкина «нескольких клочков шкуры», пушкинские стихи с надписью «Ќа 14 декабр€». Ќа самом деле это был отрывок из стихотворени€ «јндрей Ўенье», в котором устами французского поэта восторженно славитс€ «богин€ чиста€, св€щенна€ свобода» Ч первый, до€кобинский период французской революции Ч и резко осуждаетс€ приход к власти €кобинцев, гильотинировавших Ўенье: «√де вольность и закон? Ќад нами || ≈диный властвует топор. || ћы свергнули царей. ”бийцу с палачами || »збрали мы в цари. ќ ужас! о позор!..»

“ака€ дифференцированна€ оценка ѕушкиным событий французской революции вполне соответствовала взгл€ду на нее большинства декабристов. Ќо никакого отношени€ к восстанию 14 декабр€ и судьбе его участников эти строки не имели, поскольку стихотворение, из которого они вз€ты, было написано еще в маеЧиюне 1825 года и опубликовано (без этих не пропущенных цензурой строк) в «—тихотворени€х јлександра ѕушкина», вышедших в свет 30 декабр€ того же года. Ќадпись же в доставленном главе III отделени€ списке их была сделана, видимо в €вно провокационных цел€х, неким кандидатом словесного отделени€ ћосковского университета ј. ј. Ћеопольдовым, который, суд€ по всему, намеревалс€ доведением этих стихов тем или иным способом до сведени€ начальства показать «в нынешнее критическое врем€», что «искра заговора еще таитс€ в народе», выдвинутьс€ в глазах «высокопоставленных лиц» и добитьс€ значительного служебного чина Ч «вожделенного превосходительства»39. ƒл€ Ќикола€ и его окружени€, категорически осуждавших и первый период французской революции, то есть не только –обеспьера, но и ћирабо, эти строки уже сами по себе были неприемлемыми (в печати они смогли по€витьс€ лишь много спуст€ после смерти ѕушкина). ѕри отнесении же их к восстанию декабристов они оказывались совершенно криминальными, поскольку слово «убийца» св€зывалось тем самым с новым царем, а «палачи» Ч с его ближайшими пособниками. Ќеудивительно, что Ѕенкендорф пр€мо за€вил одному из современников: «Ёти стихи так мерзки, что вы, верно, выдали бы собственного сына сами, ежели бы знали, что он сочинитель»40. ќчевидно, такое же впечатление они произвели и на цар€. ѕо его предписанию гвардейский офицер ј. ». јлексеев, от которого список этих стихов пошел по рукам, был предан военному суду с требованием закончить дело в трехдневный срок и приговорен не более не менее как к смертной казни, несмотр€ на то что его отец был известным генералом, бывшим на лучшем счету у цар€ (впоследствии приговор был резко см€гчен). “ем не менее ни в св€зи с «√авриилиадой», ни с делом о «мерзких» стихах сам автор их поначалу к суду привлечен не был, хот€ к Ѕенкендорфу его все же, по-видимому, вызывали, и он доказал, что инкриминируемые ему стихи не имеют никакого отношени€ к восстанию декабристов41. ѕравда, в глазах властей это не снимало их революционного пафоса, но снова наказывать за них только что «прощенного» поэта €вно не входило в известные нам расчеты Ќикола€, тем более, что они едва ли не полностью оправдались. ѕушкина по возвращении из ссылки всюду, где бы он ни по€вл€лс€ Ч в театре, на балах, «под Ќовинским» (модное место гул€ний в тогдашней ћоскве), Ч встречали с неслыханным энтузиазмом. ћосква «короновала императора, теперь она коронует поэта», Ч писал ѕушкину литератор ¬. ¬. »змайлов, который в 1814 году в своем журнале опубликовал первое его стихотворение, по€вившеес€ в печати (XIII, 297). «ќн сто€л тогда на высшей ступени своей попул€рности», Ч вспоминает другой современник42.

≈стественно, как на это и рассчитывал Ќиколай, к радости возвращени€ поэта из ссылки присоедин€лось чувство признательности к тому, кто его вернул. ќдна из родственниц декабриста кн€з€ “рубецкого говорила поэту ƒ. ¬еневитинову, что она стала теперь лучше относитьс€ к царю. «ѕублика не может найти достаточно похвал дл€ этой императорской милости», Ч сообщал в письме на родину один из ближайших друзей ћицкевича, находившийс€ вместе с ним в ссылке и живший в ћоскве в одной квартире, ‘. ћалевский43. Ёти слова полностью подтверждаютс€ многочисленными и единодушными донесени€ми секретных агентов III отделени€, которые, в частности, указывают на подобные же настроени€ в литературных кругах. «—оставление комитета дл€ сочинени€ нового ценсурного устава» (взамен пресловутого «чугунного», который в 1828 году был действительно несколько см€гчен) и «особенное попечение государ€ об отличном поэте ѕушкине совершенно уверили литераторов, что государь любит просвещение...» Ч писал, на основании полученных агентурных сведений, фон ‘ок. ¬ другой записке, врученной Ѕенкендорфу в окт€бре 1827 года, рассказыва€ об одном петербургском литературном обеде в присутствии ѕушкина, «где шампанское и венгерское вино пробудили во всех искренность», тот же ‘ок подчеркивает: «Ўутили много и сме€лись и, к удивлению, в это врем€, когда прежде подшучивали над правительством, ныне хвалили государ€ откровенно и чистосердечно. ѕушкин сказал: Дћен€ должно прозвать или Ќиколаевым, или Ќиколаевичем, ибо без него € бы не жил. ќн дал мне жизнь и, что гораздо более, Ч свободу: виват! “» ¬се это так пришлось по душе Ѕенкендорфу, что он тут же надписал на записке: «ѕриказать ему €витьс€ ко мне завтра в 3 часа»44. ќднако радость шефа жандармов была €вно преждевременной.

“о, что поверивший в добрую волю и намерени€ Ќикола€ поэт гласно выражал признательность и гор€чую симпатию, которую тот сумел ему внушить во врем€ встречи во дворце, оказалось очень на руку российскому самодержцу. Ёто хорошо пон€л несколько позднее √ерцен, писавший: «—воею милостью он хотел погубить его в общественном мнении, а знаками своего расположени€ Ч покорить его» (VII, 206). —коро, в особенности после по€влени€ пушкинских «—тансов», в отношении к поэту многих из тех, кого он считал себе близкими по убеждени€м, наступило резкое охлаждение, которое стало принимать все более широкие размеры. ≈сли не «погубить», то уронить ѕушкина в общественном мнении царю удалось. Ќо то, что он, вкупе с Ѕенкендорфом, ставил своей главной целью: «покорить» ѕушкина, сломать и изменить его «образ мыслей», «направить» должным образом его «блистательное перо», Ч он безусловно не смог. » в этом вскоре же пришлось нагл€дно убедитьс€.

ѕолучив разрешение оставатьс€ в ћоскве, ѕушкин решил вы€снить, сможет ли он побывать в ѕетербурге, в котором жил до ссылки. » вот в конце того же сент€бр€, в начале которого произошла встреча поэта с царем, он получил официальный ответ от Ѕенкендорфа. Ёто первое письмо, открывающее собой систематическую, черной тенью проход€щую через всю пушкинскую жизнь, вынужденную переписку поэта с шефом жандармов, примечательно во всех отношени€х (написано оно, как и последующие обращени€ Ѕенкендорфа к ѕушкину, рукою писца, только три последних слова Ч «¬аш покорный слуга» Ч и подпись Ч рукою самого Ѕенкендорфа) (XIII, 298). ¬первые опубликовавший данное письмо первый биограф поэта, ѕ. ¬. јнненков, присовокупил, что в нем проступает «величественный характер покойного государ€»45. Ќа самом деле в нем отчетливо про€вл€етс€ все то же двойственное, по существу ханжески-лицемерное отношение цар€ к «прощенному» и «освобожденному» им ѕушкину. ¬ самом деле, Ѕенкендорф после по форме весьма любезного, но по существу достаточно колкого замечани€, что ѕушкин не изволил €витьс€ к нему в III отделение дл€ выслушани€ ответа на его просьбу, подчеркивает, что царь оставл€ет «совершенно на волю» его приезд в столицу, и тут же добавл€ет, что предварительно он должен вс€кий раз испрашивать на это письменное разрешение; подтверждает, что на его сочинени€ не будет «никакой цензуры», и одновременно предписывает присылать и сочинени€ и письма, адресованные царю, к нему, Ѕенкендорфу (приписка, что, если поэт пожелает, он может направл€ть их непосредственно «на высочайшее им€», несомненно имеет дипломатически-учтивый характер). ¬месте с тем уже одно то, что посредником между собой и ѕушкиным царь избрал не кого иного, а шефа жандармов и главу «высшей секретной полиции», представл€етс€ фактом весьма красноречивым и многозначительным. ¬ одном из писем друзь€м, вскоре после разгрома восстани€, ѕушкин Ч мы помним Ч замечал, что он еще не ушел от жандарма. «ќт жандарма» не смог он уйти не только до самого конца своей жизни, но, как увидим, даже и после смерти. –авным образом в письме сделана неприкрыта€ попытка направить надлежащим Ч с царско-жандармской точки зрени€ Ч образом перо ѕушкина. »менно это, конечно, имеет в виду фраза об «уверенности» цар€, что ѕушкин употребит свои «отличные способности» «на передание потомству славы нашего ќтечества» и что лишь это одно способно принести истинное «бессмертие» самому автору. Ќепосредственно вслед за этим идет словно бы весьма странное предписание цар€ великому поэту-художнику зан€тьс€ «предметом о воспитании юношества» и представить свои «мысли и соображени€» по этому вопросу. ќднако это неожиданное поручение было дано автору вольных стихов и романтических поэм далеко неспроста.

¬ступление
√лава 1: 1 2 3 4 5 6 7 прим.
√лава 2: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 прим.
√лава 3: 1 2 3 4 5 6 прим.
√лава 4: 1 2 3 4 5 6 прим.
√лава 5: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 прим.
√лава 6: 1 2 прим.
√лава 7: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 прим.
√лава 8: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 прим.