„то человек ищет, если пишет "купить диплом - отзывы"? ќтвет на i-diploma.com 
—качать текст произведени€

Ѕлагой. “ворческий путь ѕушкина, 1826-1830. √лава 3.   суровой прозе. „асть 4.

¬ступление
√лава 1: 1 2 3 4 5 6 7 прим.
√лава 2: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 прим.
√лава 3: 1 2 3 4 5 6 прим.
√лава 4: 1 2 3 4 5 6 прим.
√лава 5: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 прим.
√лава 6: 1 2 прим.
√лава 7: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 прим.
√лава 8: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 прим.

***

— наибольшей отчетливостью новый Чо«прозаический» во всех смыслах этого слова Ч метод ѕушкина-художника, автора исторического романа, проступает в образе цар€ ѕетра. ”же в «—тансах» 1826 года, мы видели, поэт снимал с этого традиционнейшего образа тот ореол божественности, которым он был неизменно окружаем в одах и эпопе€х русского классицизма. –азвива€ прогрессивное ломоносовское представление о ѕетре как о царе-просветителе, властно двинувшем страну вперед, неустанно трудившемс€ на пользу родины, поэт вместе с тем решительно освобождал свое изображение от традиционной религиозной риторики, к которой Ћомоносов все же продолжал прибегать. ѕушкинский образ ѕетра в «—тансах» Ч та «проза в стихах», признак «мужественной зрелости и крепости мысли», «верного такта действительности», которую так высоко оценивал Ѕелинский. ќбраз ѕетра окончательно сводитс€ с одических «небес», ставитс€ на «землю», на конкретную историческую почву, показываетс€ в качестве незаур€дного человека, крупнейшего государственного де€тел€ в главах пушкинского исторического романа Ч этой «прозы в прозе». ¬от как предстает перед читател€ми при первом же своем по€влении в романе ѕетр, выехавший навстречу возвращающемус€ из ѕарижа «арапу»: «ќставалось 28 верст до ѕетербурга. ѕока закладывали лошадей, »брагим вошел в €мскую избу. ¬ углу человек высокого росту, в зеленом кафтане, с глин€ною трубкою во рту, облокот€сь на стол, читал гамбургские газеты.

”слышав, что кто-то вошел, он подн€л голову. ДЅа! »брагим? Ч закричал он, встава€ с лавки. Ч «дорово, крестник!“». ¬место канонического Ч иконописного, абстрактного Ч лика «земного божества», перед нами Ч живое человеческое лицо, необыкновенно €ркий и художественно выразительный исторический портрет.

ѕовествовательные произведени€ на темы из русской истории по€вл€лись у нас и до пушкинскогоЛ«јрапа ѕетра ¬еликого». ѕризнанными образцами этого рода считались повести  арамзина, но их персонажи, в том числе и лица исторические, либо представали в патетическом облике античных героев («ћарфа ѕосадница»), либо надел€лись сентиментальной чувствительностью («Ќаталь€ бо€рска€ дочь»). »менно потому-то ѕушкина особенно привлекало умение ¬альтера —котта воссоздавать в своих романах образы людей прошлого без ложно величавого «исторического» пафоса, ходульной напыщенности, свойственной трагеди€м классицизма, «чопорности чувствительных романов», а непосредственно и просто Ч «домашним образом», как если бы они описывались их современниками Ч живыми свидетел€ми всего того, что происходило на их глазах (XII, 195). ѕодобным «домашним образом» ѕушкин уже начал показывать историю в р€де сцен «Ѕориса √одунова». ¬ «јрапе ѕетра ¬еликого» эта «домашн€€» манера €вл€етс€ преобладающей. ѕетр показан не только и даже не столько в его героической де€тельности, неутомимой преобразовательной работе (о ней, в сущности, только упоминаетс€), сколько в подчеркнуто «домашней», чисто бытовой обстановке: в кругу семьи, за игрой в шашки с широкоплечим английским шкипером, в доме бо€рина –жевского в качестве свата, заботливо устраивающего семейные дела своего »брагима. ѕосле встречи с крестником царь везет его к себе: «√осударева кол€ска остановилась у дворца так называемого ÷арицына сада. Ќа крыльце встретила ѕетра женщина лет 35, прекрасна€ собою, одета€ по последней парижской моде. ѕетр поцеловал ее в губы и, вз€в »брагима за руку, сказал: Д”знала ли ты,  атенька, моего крестника: прошу любить и жаловать его по-прежнему“. ≈катерина устремила на него черные, проницательные глаза и благосклонно прот€нула ему ручку. ƒве юные красавицы, высокие, стройные, свежие как розы, сто€ли за нею и почтительно приближились к ѕетру. ДЋиза, Ч сказал он одной из них, Ч помнишь ли ты маленького арапа, который дл€ теб€ крал у мен€ €блоки в ќраньенбауме? вот он: представл€ю тебе его“. ¬елика€ кн€жна засме€лась и покраснела. ѕошли в столовую. ¬ ожидании государ€ стол был накрыт. ѕетр со всем семейством сел обедать, пригласил и »брагима. ¬о врем€ обеда государь с ним разговаривал о разных предметах, расспрашивал его о »спанской войне, о внутренних делах ‘ранции, о –егенте, которого он любил, хот€ и осуждал в нем многое. »брагим отличалс€ умом точным и наблюдательным. ѕетр был очень доволен его ответами; он вспомнил некоторые черты »брагимова младенчества и рассказывал их с таким добродушием и веселостью, что никто в ласковом и гостеприимном хоз€ине не мог бы подозревать геро€ полтавского, могучего и грозного преобразовател€ –оссии». ѕодобна€ простота образа ѕетра, намечавша€с€ уже в «—тансах», €вл€етс€ одним из первых замечательных достижений ѕушкина-прозаика. ѕричем эта «прозаическа€» простота ѕетра-человека никак не умал€ет величи€ ѕетра Ч исторического де€тел€.

» сам образ ѕетра, и изображение его времени стро€тс€ в романе, как правило, на фактической основе. ѕорой дл€ создани€ целостной обобщенной картины автор допускает некоторые отступлени€ от строго историческољ последовательности в ходе событий. ¬озвращение »брагима из ‘ранции в –оссию, а значит, и все русские эпизоды романа относ€тс€ к 1722Ч1723 годам. ј между тем в нем упоминаетс€, что »брагим видел ѕетра вместе с одним из образованнейших людей того времени и его ближайших сподвижников, поставленным им во главе церкви и круто подчин€вшим власть духовную власти светской, главой «ученой дружины», писателем и проповедником, епископом Ќовгородским ‘еофаном ѕрокоповичем, с другим прогрессивным церковником, гор€чим сторонником петровских реформ, переводчиком многих иностранных книг, √авриилом Ѕужинским, наконец, с еще одним пособником в просветительской де€тельности, сочинителем «стихов поэтыцких» в честь ѕетра, переводчиком, редактором, типографщиком, обучавшим русских людей печатному делу, а порой, по примеру цар€-плотника, и пр€мо становившимс€ за наборный станок, издавшим по его поручению р€д светских книг (учебники, перевод басен Ёзопа и т. п.), »льей  опиевским. “о, что ѕушкин называет всех этих лиц, имеющих пр€мое и непосредственное отношение к «словесности», став€ их всех в ближайшее окружение ѕетра, вполне пон€тно. Ётим особенно выделена и подчеркнута та грань де€тельности цар€, котора€ ѕушкину, как писателю и гор€чему стороннику просвещени€, была в нем особенно дорога. Ќо  опиевский умер около 1708 года, Ч значит, задолго до возвращени€ »брагима в –оссию, а ‘еофан ѕрокопович приехал в ѕетербург только в 1716 году, Ч значит, лет через восемь после смерти  опиевского. Ќе совпадает со временем действи€ романа и описание ѕетербурга, по р€ду деталей соответствующее более раннему периоду созидани€ «новорожденной столицы, котора€ подымалась из болота по манию самодержави€». Ќо в основном и существенном ѕушкин, как и при создании «Ѕориса √одунова», оставалс€ верен тем источникам, которыми пользовалс€ и к которым порой пр€мо отсылает читателей, если бы они захотели проверить отдельные страницы и эпизоды романа с точки зрени€ соответстви€ их реальным историческим данным. “ак, при первоначальном опубликовании части третьей главы «јссамбле€ при ѕетре I-м» дана сноска: «—м. √оликова и –усскую —тарину», то есть многотомный труд ». ». √оликоваК«ƒе€ни€ ѕетра ¬еликого», не имеющий сколько-нибудь серьезного научно-исторического значени€, но представл€ющий богатейшее собрание документальных материалов, в том числе многочисленных рассказов Ч «анекдотов» Ч о ѕетре, и опубликованные декабристом ј. ќ.  орниловичем в его альманахе «–усска€ старина» довольно живо написанные, в значительной степени на материале того же √оликова, очерки о быте и нравах петровского времени. »з  орниловича и в особенности из √оликова ѕушкин действительно пр€мо заимствовал и фактические данные, и бытовые Ч «жанровые» Ч сценки, и некоторые отдельные эпизоды. “ак, чрезвычайно колоритно и выразительно изображено в романе «представление» только что вернувшегос€ из «чужих краев» с дипломатическими «депешами» модника и вертопраха  орсакова царю Ч плотнику и кораблестроителю, давшему ему аудиенцию в месте, совершенно дл€ того неположенном, Ч «на мачте нового корабл€». ћежду тем этот эпизод €вл€етс€ почти дословным пересказом подобной же аудиенции, которую ѕетр дал одному из иностранных послов. –еальное историческое лицо и сам  орсаков. –авным образом упрек в «мотовстве», брошенный ему царем, увидевшим его в модных и дорогих «бархатных штанах», почти буквально воспроизводит подлинные слова, сказанные ѕетром. ¬ то же врем€ эти многочисленные, так сказать, раскавыченные цитаты из исторических источников, которые с тончайшим стилистическим мастерством и потому совершенно незаметно дл€ читател€ вплетены в повествовательную ткань романа и по которым лишь чуть-чуть прошлась художественна€ кисть автора, звучат, как живые «голоса» минувшей эпохи, сообщают изображению ее и реалистическую полнокровность и доподлинный как собственно исторический, так и художественно-исторический колорит, дают возможность ощущать «минувший век» воистину воскрешенным, воспринимать его не в прошедшем, а как бы в насто€щем времени.

¬ высшей степени художественно выразительный портрет €вл€ет собой и тот, кто стоит в центре романической фабулы произведени€, ЧИ«арап» »брагим. ¬ отношении личности и жизни своего прадеда ѕушкин располагал весьма ограниченными материалами. ≈динственным «документальным» источником, на который ѕушкин мог опиратьс€, €вл€лась немецка€ биографи€. ќднако по своему характеру, а в основном и по содержанию она мало чем отличаетс€ от «семейственных преданий», лишь дополн€€ и порой несколько уточн€€ их. ¬ свою очередь, в последних также встречаютс€ некоторые дополнительные детали. Ќесколько упоминаний о √аннибале имеетс€ в голиковских «ƒе€ни€х ѕетра ¬еликого», но они почти не содержат ничего нового. ƒл€ того чтобы составить €сное представление, как ѕушкин-художник распор€дилс€ этим материалом, изложу основное содержание немецкой биографии, точнее, написанного ѕушкиным перевода ее на русский €зык.

»стори€ жизни јбрама ѕетровича јннибала рисуетс€ так. –одом он былБ«африканский арап из јбиссинии» Ч младший сын вли€тельного и богатого туземного феодала Ч «владельца», «столь гордого своим происхождением, что выводил оное пр€мо от јннибала». ќтец его, как и все местные «кн€зь€», был турецким вассалом. ¬ конце XVII века, подобно всем им «утесненный налогами», он попыталс€ свергнуть турецкое иго, но «после многих жарких битв» был побежден. ¬ числе прочих условий турки потребовали в качестве заложников знатных «отроков». Ѕудущему «царскому арапу», мать которого была «последней из тридцати жен африканского владельца», было в то врем€ всего восемь лет. ќднако, по проискам остальных жен, его обманом посадили на корабль, отправл€ющийс€ в  онстантинополь. —тарша€ его несколькими годами сестренка напрасно молила оставить брата, предлага€ за него «все свои драгоценности». «¬ид€, что ее старани€ были тщетны, бросилась она в море и утонула». јннибал запомнил это на всю жизнь: «¬ самой глубокой старости текли слезы его в воспоминании любви и дружбы Ч и всегда живо и ново представл€лась ему си€ картина». ¬ примечании к первой главе «≈вгени€ ќнегина» детство «арапа» расцвечено по «семейственным предани€м» еще некоторыми красочными подробност€ми. Ѕудучи уже стариком, он «помнил еще јфрику, роскошную жизнь отца, 19 братьев, из коих он был меньшой; помнил, как их водили к отцу, с руками, св€занными за спину, между тем, как он один был свободен и плавал под фонтанами отеческого дома». ¬  онстантинополе »брагим был «вместе с другими юношами» помещен в султанском «серале», где и пробыл более года. ѕетр I, рассказывает далее автор записки, огорченный тем, что его подданные упорно сопротивл€лись попыткам насадить среди них европейское просвещение, решил показать им пример «над совершенно чуждою породой людей». — этой целью он наказал русскому посланнику в  онстантинополе прислать ему «арапчонка с хорошими способност€ми». “от «с немалой опасностию», при помощи, очевидно, подкупленного визир€, добыл ему трех: мальчика јннибала, другого «арапа» и одного далматинца, уроженца –агузы. ѕетр «с большим вниманием» следил за их воспитанием и, «по своей прозорливости» тотчас заметив «расположение детей», определил рагузинца (впоследствии он стал графом –агузинским) в статскую службу, а «живого, смелого» африканца в службу военную. «Ќеразлучный с императором» јннибал «спал то в его кабинете, то в его токарне» и вскоре сделалс€ его «тайным секретарем». Ќад постелью ѕетра висела аспидна€ доска, на которой он записывал пришедшие ему ночью мысли, а јннибал утром переписывал их «и рассылал по разным коллеги€м». ¬ид€ «даровани€ сего юноши», царь приставил к нему «лучших учителей, а особенно математиков». јннибал состо€л при царе во всех его «трудах и походах». ¬ 1707 году ѕетр «крестил его вместе с королевой польской», назвав также ѕетром, но разрешил ему подписыватьс€ своим старым именем Ч »брагим; отчество он получил по своему крестному отцу Ч ѕетрович. ”знав, где находитс€ «арап», старший брат приехал было в ѕетербург, чтобы выкупить его, но ѕетр не захотел расстатьс€ с ним. «ƒл€ усовершенствовани€ в науках» царь послал «арапа» «с рекомендательными письмами и с хорошим пенсионом» в ѕариж к регенту, герцогу ќрлеанскому. “от поместил его в военную школу, откуда он был выпущен офицером артиллерии. «атем он принимал участие в войне за испанское наследство, «был употреблен в копании мин» и «ранен в голову в одном подземном сражении». ѕетр не тер€л из виду своего крестника и лет через шесть вызвал его обратно в –оссию. «Ќо просвещение, роскошь и самый климат ‘ранции» удерживали молодого арапа, и он «то под предлогом болезни, то неокончани€ наук» откладывал свое возвращение. ѕетр «угадал» истинную причину и написал регенту, что не намерен неволить √аннибала, что тот «совершенно свободен и что предоставл€ет он все его совести». √ерцог ќрлеанский показал это письмо «арапу», и тот, поблагодарив регента «за его ласки и честь», немедленно выехал в ѕетербург. «√осударь поехал ему навстречу» вместе со своей женой, будущей императрицей ≈катериной I, и тотчас дал ему чин капитан-лейтенанта бомбардирской роты ѕреображенского полка, в котором сам имел чин капитана. «ѕосле был он употребл€ем в разных делах, более и более заслужива€ доверенность ѕетра». ѕеред смертью царь послал его в –игу дл€ исправлени€ тамошних укреплений, «пожаловал ему 2000 червонцев голландских» и, умира€, поручил жене, императрице ≈катерине I, и дочери, будущей императрице ≈лизавете, дальнейшую заботу о нем и защиту его как иностранца. ≈катерина назначила его учителем математики к наследнику престола ѕетру II, «коим он был очень любим». ќднако после смерти ≈катерины ћеншиков, опаса€сь его вли€ни€ на нового цар€, решил под благовидным предлогом удалить его из столицы и «сослал јфриканца» на берега јмура «мерить китайскую стену». ѕоложение «арапа» не изменилось, когда после падени€ ћеншикова у власти стали его соперники, кн€зь€ ƒолгорукие. ѕомог ему вернутьс€ из —ибири граф ћиних, который «спр€тал» его «в ѕерновский гарнизон инженерным майором».  огда «на отцовский престол» взошла ≈лизавета ѕетровна, он написал ей только следующие слова: «ѕом€ни м€, √осподи, егда приидиши во царствие свое» (евангельска€ цитата). «ќна тотчас подарила ему 600 душ в ѕсковской губернии и село –агола около –евел€, сделала его бригадиром, оберкомендантом –евел€, генерал-майором, после генерал-инженером, генерал-аншефом и директором каналов в  ронштадте и Ћадожского сообщени€». ѕри преемнике ≈лизаветы, ѕетре III, √аннибал по болезни вышел в отставку «и кончил жизнь философом» в 1781 году, на дев€носто третьем году жизни.

¬ конце биографии очень коротко говоритс€ и о семейной жизни©«арапа»: перва€ жена его «называлась јвдоть€ јлексеевна Ч греческого исповедани€, родила ему дочь јвдотию, пострижена в “ихвине; дочь умерла невестою Ч втора€ жена его Ч ’ристина –егина фон Ўеберх умерла 13 ма€ 1781 года на 76 году, имел 11 детей от нее»10.  ак видим, о первой женитьбе √аннибала в биографии сказано весьма глухо. ѕозднее, очевидно по семейным предани€м и рассказам н€ни, ѕушкин написал об этом подробнее:Ш«ѕерва€ жена его красавица, родом гречанка, родила ему белую дочь. ќн с нею развелс€ и принудил ее постричьс€ в “ихвинском монастыре, а дочь ее ѕоликсену оставил при себе, дал ей тщательное воспитание, богатое приданое, но никогда не пускал ее себе на глаза... ¬тора€ жена... родила ему множество черных детей обоего пола». «Ўорн шорт... делат мне шорн реп€т и дает им шортовск им€» (родного деда поэта, ќсипа јбрамовича, √аннибал наименовал януарием), Ч приводит далее ѕушкин слова своей прабабки, оговарива€ ее «немецкое произношение» (XII, 312, 313).

ѕоследующие, начина€ с 60-х годов XIX века, архивные разыскани€, ознакомление с подлинными документами (письмами √аннибала, его служебными и судебными делами и т. п.) не оставили почти камн€ на камне оК воздвигнутого им самим своеобразного сооружени€ Ч немецкой биографии, котора€, по убедительным заключени€м исследователей, была либо пр€мо продиктована им, либо написана с его слов. ≈го же рассказы были источником и «семейственных преданий». ¬ пору писани€ романа доступа к архивам ѕушкин не имел.

“ем важнее отметить, что к одному из очень существенных разделов немецкой биографииЋ«арапа» он не только сумел отнестись €вно критически, но и оказалс€ здесь более прав, чем позднейшие исследователи, оставившие как раз этот раздел в полной неприкосновенности. –ечь идет о происхождении «арапа» и об его детских годах в доме отца. ѕушкина времени южной ссылки, в основном поэта-романтика, эта экзотическа€ страница жизни прадеда, несомненно, весьма привлекала. “еперь ѕушкин-«прозаик» не без добродуши€ посме€лс€ над всем этим в своем историческом романе устами носительницы здравого смысла, старушки сестры бо€рина –жевского. ¬ ответ на слова брата об «арапе»: «ќн роду не простого... он сын царского салтана. Ѕасурмане вз€ли его в плен и продали в ÷ареграде, а наш посланник выручил и подарил его царю. —тарший брат арапа приезжал в –оссию с знатным выкупом и...» Ч сестра решительно перебивает его: «Ѕатюшка, √аврила јфанасьевич... слыхали мы сказку про Ѕову  оролевича да ≈руслана Ћазаревич•». » в данном случае мы вправе считать, что реплика персонажа в значительной степени соответствует точке зрени€ автора. ѕо крайней мере, в набросанной самим ѕушкиным позднее, в 30-е годы, биографии прадеда экзотика сведена к минимуму. ќ его происхождении и детских годах сказано только: он «был негр, сын владетельного кн€зька». ѕушкин не располагал материалами, которые дали бы ему возможность твердо обосновать свой скептицизм. ќднако материал, имеющийс€ в нашем распор€жении теперь, показывает, что он сто€л здесь на исторически правильном пути.

¬ документе, ставшем известном гораздо позднее, Ч прошенииЧ«арапа», направленном много лет спуст€ после смерти ѕетра в департамент герольдии о выдаче ему диплома на двор€нство и герб (диплом на герб, кстати, так и не был выдан), он, впервые ссыла€сь на свое знатное происхождение, рассказывает об истории приезда в –оссию: «¬ 1706 году € выехал в –оссию из ÷ар€града, при графе —авве ¬ладиславиче, волею своею, в малых летах, и привезен в ћоскву в дом блаженны€ и вечно достойны€ пам€ти государ€ императора ѕетра ¬еликого»11. ƒата эта, хот€ с оговоркой, что она не совпадает с указани€ми √аннибала о числе лет, проведенных им при ѕетре, была прин€та всеми биографами. ћежду тем уже с 1698 года в дворцовых книгах начинаютс€ запис© товаров, полученных из казенного приказа в мастерскую палату и предназначенных на пошивку плать€ «арапам» “омосу, —еке и јбраму. „ерез некоторое врем€ упоминание имен “омоса и —еке прекращаетс€. »м€ же јбрама не перестает встречатьс€ вплоть до 1717 года. ј то, что этот «арап јбрам» и был предком ѕушкина (при дворе ѕетра имелись и другие «арапы» с таким же именем), доказываетс€ записью в той же дворцовой книге еще от 1699 года, где он пр€мо назван Ч «јврам ѕетров». «аписи эти не только отмен€ют традиционную дату ввоза «арапа» в –оссию, но и вынуждают отказатьс€ от версии вывоза его с помощью русского посланника из  онстантинопол€, о чем рассказываетс€ как в «семейственных предани€х», так и в немецкой биографии и что повтор€етс€ ѕушкиным. ¬ 1698 году русского посланника в  онстантинополе быть не могло, ибо у турок с русскими шла война; равным образом ни в каких сношени€х с русским двором —авва –агузинский, по€вившийс€ впервые под јзовом в 1702 году, еще не находилс€. ј если так Ч рушитс€ и вс€ предыстори€ «арапа» до приезда его в –оссию. –аз он не был похищен из константинопольского серал€, значит, он не был вз€т турками в качестве заложника, а тем самым вс€ фантастика его «роскошной жизни» в доме потомка «јннибала», знатного и богатого абиссинского кн€з€, действительно оказываетс€ «сказкой про Ѕову королевича да ≈руслана Ћазаревича»12. ћежду тем эта «сказка» до сих пор прин€та, в сущности, всеми биографами √аннибала и ѕушкина13. ќпира€сь в основном на нее, выдающийс€ ученый-антрополог, профессор ƒ. Ќ. јнучин выступил в дни столетнего юбиле€ со дн€ рождени€ поэта, в 1899 году, с сенсационным опровержением принадлежности арапЕ к «черной» расе Ч неграм, доказыва€, что он €вл€етс€ «хамитом», Ч точка зрени€, котора€ оп€ть-таки стала общеприн€той14. Ќа приведенные же мной записи дворцовых книг никто до сих пор не обратил должного внимани€.

  сожалению, взамен экзотическойм«сказки» об «арапе» никакими данными о его жизни до по€влени€ его в 1698 году в –оссии мы не располагаем. »сключение составл€ет лишь сообщение, имеющеес€ в первом же печатном биографическом известии о √аннибале в анонимной книге «–усские любимцы», вышедшей в √ермании в 1809 году. јвтор ее, √еорг фон √ельбиг, секретарь саксонского посольства в –оссии в эпоху ≈катерины II, пишет: «јбрам ѕетрович √аннибал был негр, привезенный в качестве юнги ѕетром I из √олландии»15. ”тверждение √ельбига, конечно, отражает толки, слышанные им обґ«арапе». ≈сть ли в нем кака€-либо дол€ истины, сказать трудно. Ќо несомненно, «арапу» было очень важно, чтобы упрочить свое положение в –оссии не в качестве неведомо откуда вз€вшегос€ выскочки, без роду без племени, а человека, имеющего, в особенности по пон€ти€м того времени, на это права, создать легенду о своем знатном происхождении, не более не менее как от самого √аннибала (присвоени€ ему именно этой фамилий он не при ѕетре, а значительно позднее все же добилс€), орнаментировав ее фантастикой роскошной жизни в доме отца.

» так (ѕушкин отлично знал это) поступал не одинЯ«арап». Ќапример, в грамоте на кн€жеское достоинство, выданной другому «безродному» «баловню счасть€» ѕетровской эпохи, знаменитому ћеншикову Ч сыну придворного конюха, торговавшему на улице пирожками (в «јрапе» бо€рин –жевский презрительно именует его «блинником»), значитс€, что отец его происходил из фамилии благородной литовской и что ради его заслуг в гвардии сын его был прин€т ко двору. ј что «арап» был весьма склонен к такого рода приукрашивани€м, видно из дальнейшего повествовани€ немецкой биографии о годах его жизни и при ѕетре, и, в особенности, в ѕариже. Ёти приукрашивани€, а порой и €вные вымыслы без труда смогли быть опровергнуты существующими архивными документами, что в дальнейшем и было сделано исследовател€ми. √ораздо легче было фантазировать «арапу» о годах своего детства в јфрике, поскольку никаких документальных материалов о них не было, да, очевидно, и не могло быть.

¬се это € указал дл€ того, чтобы нагл€дно продемонстрировать, как трезво, куда более трезво, чем позднейшие исследователи, умел подходить ѕушкин, вполне овладевший к этому времениѓ«прозаическим» мышлением Ч «суровой прозой», к материалу, которым он располагал и на основе которого созидал здание своего исторического романа. ƒа и помимо всего, африканска€ экзотика была, в сущности, мало нужна автору дл€ цели, им себе поставленной, Ч художественного воссоздани€ ѕетровской эпохи, даже больше того, могла увести от нее в сторону. Ќаоборот, ѕушкин, как увидим, воспользовалс€ из имевшегос€ в его распор€жении материала всем тем, в чем не имел особого основани€ сомневатьс€ и что могло этому художественному заданию способствовать.   некоторым подробност€м и здесь он отнесс€ критически. “ак, в немецкой биографии рассказываетс€, что навстречу возвращающемус€ из ѕарижа в –оссию «арапу» выехал не только сам ѕетр, но даже и его жена ≈катерина. Ёто выгл€дело уже слишком неправдоподобно, и в романе »брагима встречает один ѕетр (из архивных материалов стало позднее €сно, что весь эпизод встречи придуман). Ќо ѕушкин писал не историю, а роман. » в отношении того, что было св€зано с собственно романической интригой, хот€ и основанной не на «вымышленном», а на действительном (как он считал) происшествии, он допускал, если это было необходимо по соображени€м художественного пор€дка, и домысел, и даже пр€мые отступлени€ от известных ему фактов.

“ак, к области художественного вымысла полностью относитс€ парижска€ любовна€ св€зь »брагима. ќднако и данна€ часть пушкинского романа не €вл€лась плодом, если можно так выразитьс€,∞«чистого» воображени€, а была подсказана в пор€дке закономерной литературной преемственности, источником, относ€щимс€ уже не к реальной, а к другой, особой «действительности» Ч к миру искусства, художества, который значит так много дл€ духовной жизни людей вообще и особенно тех, кто наиболее сильно и непосредственно сопричастен этому миру, Ч дл€ самих писателей.

¬ступление
√лава 1: 1 2 3 4 5 6 7 прим.
√лава 2: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 прим.
√лава 3: 1 2 3 4 5 6 прим.
√лава 4: 1 2 3 4 5 6 прим.
√лава 5: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 прим.
√лава 6: 1 2 прим.
√лава 7: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 прим.
√лава 8: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 прим.