упить диплом можно на http://i-diploma.com 
—качать текст произведени€

Ѕлагой. “ворческий путь ѕушкина, 1826-1830. √лава 5. ƒорогою свободной. „асть 8.

¬ступление
√лава 1: 1 2 3 4 5 6 7 прим.
√лава 2: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 прим.
√лава 3: 1 2 3 4 5 6 прим.
√лава 4: 1 2 3 4 5 6 прим.
√лава 5: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 прим.
√лава 6: 1 2 прим.
√лава 7: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 прим.
√лава 8: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 прим.

5

ѕоездка ѕушкина в «акавказье, в действующую армию, продолжавша€с€ около четырех мес€цев, начата€ посещением опального генерала ≈рмолова и проходивша€ в тесном общении со многими из своих друзей, ссыльныШ декабристов, как уже сказано, имела огромное значение дл€ вырвавшегос€ Ч пусть на короткое врем€ Ч из «мертв€щего упоень€ света», из среды «бездушных гордецов», «блистательных глупцов», «холопьев добровольных» и хлебнувшего вольного воздуха поэта.

ћогуча€ природа  авказа, боева€ обстановка, доблестные военные подвиги простых русских людей, одетых в солдатские шинели, встречи и беседы с друзь€ми-декабристами, так героически, с таким мужеством и достоинствоЗ переносившими свою т€жкую долю, оказали самое благотворное действие на поэта. Ќар€ду с историческим и политическим оптимизмом «ѕолтавы», все это способствовало преодолению ѕушкиным т€гостных настроений, в течение первых последекабрьских лет окрашивавших его личную лирику в безотрадно мрачные, унылые, минорные тона. ќт пушкинских стихов 1829 года снова пове€ло бодростью, здоровьем душевным, мажорным, мужественным, жизнеутверждающим духом.

Ёто ощутимо уже в цикле кавказских стихов. Ќо едва ли не с особенной силой звучит в написанном мес€ца через полтора после возвращени€ из јрзрума, 3 но€бр€ 1829 года, напоенном бодрым морозным воздухомЙ насквозь пронизанном солнечными лучами («ћороз и солнце, день чудесный!»), блистательном ««имнем утре», стирающем, как и в «≈вгении ќнегине», вс€кие грани между «высоким», торжественным, праздничным («Ќавстречу северной јвроры || «вездою севера €вись») и «низким», будничным, бытовым («трещит затопленна€ печь», «лежанка», бура€ кобылка, котора€ заменила первоначальный вариант «конь черкасский»), превращающем и то и другое в неразрывно слитое, единое Ч в поэзию действительности. ѕо заглавию это стихотворение словно бы перекликаетс€ с элегическойЙ««имней дорогой» (1826), но и по содержанию и по своему тону оно пр€мо, почти подчеркнуто противоположно ей. ¬ ««имней дороге» перед нами был унылый ночной пейзаж: печальные пол€ны, печально озаренные светом отуманенной луны; в ««имнем утре» Ч блест€щие под €ркими солнечными лучами великолепные ковры снежных полей. » дл€ того чтобы этот контраст стал еще нагл€днее, еще непосредственно ощутимее, в ««имнем утре» даетс€ пр€мое сопоставление мглистого и мрачного, навод€щего на душу печаль «вчера», в известной мере повтор€ющего пейзаж ««имней дороги» («бледное п€тно» луны), с ослепительно сверкающим солнечным «сегодн€» («¬ечор...» Ч «ј нынче...»). » это не только два разных пейзажа и, соответственно с этим, два различных душевных состо€ни€. ѕоставленное в р€д со всем циклом трагически окрашенных стихов ѕушкина, открывающимс€ ««имней дорогой», стихотворение это, сближающеес€ с последней даже в перекличке заглавий, приобретает гораздо более широкое значение. ¬ нем снова, как в «ѕолтаве», вне вс€ких условностей, на самых обычных, ежесуточно всеми наблюдаемых сменах вечера утром, ночи днем показано торжество света над мраком Ч звучит победный клич мажорной «¬акхической песни»: «ƒа здравствует солнце, да скроетс€ тьма!» ¬ подобном же ключе воспринимаетс€ написанное (в селе ѕавловском “верской губернии Ч имении ѕ. ». ¬ульфа) накануне ««имнего утра» и в этом отношении его как бы подготовл€ющее стихотворение ««има. „то делать нам в деревне?». —кучные и однообразные деревенские помещичьи будни («¬от вечер: вьюга воет; || —веча темно горит; стесн€€сь, сердце ноет; || ѕо капле, медленно, глотаю скуки €д») Ч «“оска!». » вдруг издали наезжает «нежданна€ семь€: старушка, две девицы || (ƒве белокурые, две стройные сестрицы)» Ч и томительные сельские будни оборачиваютс€ праздником, уныла€ скука Ч радостной полнотой быти€: « ак оживл€етс€ глуха€ сторона! ||  ак жизнь, о боже мой, становитс€ полна!..»

ќднако ни в одном из пушкинских стихотворений не сказываетс€ с такой силой т€гчайший личный и общественный кризис и одновременно выход из него, его преодоление Ч и трагеди€ и разрешающий ее катарсис, В как в написанных мес€ца через два после ««имнего утра» (26 декабр€) новых стансах Ч стихотворении «Ѕрожу ли € вдоль улиц шумных».

ЅТ́льша€ часть этого широчайше известного стихотворени€, став€щего в упор тему о смерти, по-насто€щему трагична. √де бы ни был поэт и что бы он ни делал, его неотступно преследует мысль о неизбежной смерти не только его самого, но и всех, кто его окружает. ѕричем эта дума владеет им не только каждый день, но и каждую годину Ч каждый час. « ружусь ли € с толпой м€тежной, || ¬кушаю ль сладостный покой, || Ќо мысль о смерти неизбежной || ¬езде близка, всегда со мной...» Ч еще пр€молинейнее говорит об этом поэт в одном из первоначальных вариантов. Ёта неотступна€ мысль о смерти Ч тоже знамение эпохи, про€вление общественной депрессии, уныни€, упадка сил. Ќедаром тема смерти звучит в эту пору у многих и многих поэтов Ч современников ѕушкина. — особенной силой про€вл€етс€ это в творчестве одного из самых значительных поэтов пушкинской поры, ≈вгени€ Ѕаратынского. ¬ 1827 году (год создани€ ѕушкиным его «“рех ключей») Ѕаратынский пишет большое стихотворение «ѕоследн€€ смерть», в котором рисуетс€ конечна€ гибель всего человечества; а в 1828 году (год создани€ ѕушкиным стихотворени€ «ƒар напрасный, дар случайный») пишет стихотворение «—мерть» Ч восторженный и страстный гимн «св€той деве» Ч смерти, в которой поэт, также очень т€жело переживавший кару, постигшую декабристов, склонен видеть не только «всех загадок разрешенье», но Ч это было полно в ту пору особого смысла Ч и «разрешенье всех цепей». «ќ дочь верховного Ёфира! || ќ светозарна€ краса! || ¬ руке твоей олива мира, || ј не губ€ща€ коса...» Ч молитвенно восклицает поэт. —овсем иное Ч в пушкинских стансах «Ѕрожу ли € вдоль улиц шумных». ¬ них говоритс€ о неминуемом смертном часе, о неизбежности дл€ каждого сойти «под вечны своды», но никакого культа смерти нет. Ќаоборот, трагическа€ мысль о смерти, и своей и всего своего поколени€, разрешаетс€ другой, светлой, альтруистической мыслью (зерно ее уже в эпитете «ћладенца ль милого ласкаМ») о цветении новой, младой жизни. Ѕлагословением ее и завершаетс€ это чудесное стихотворение, в котором «лелеюща€ душу гуманность» поэзии ѕушкина одерживает одну из самых трудных и великих своих побед.

«Ѕрожу ли € вдоль улиц шумных» Ч стихотворение в существе своем глубоко оптимистическое. Ќо это не высме€нный ¬ольтером наивно-розовый «оптимизм» недалекого ѕанглоса, считающего, что все к лучшему в этом лучшем из миров; это не эгоистически-эпикурейский оптимизм русского «вельможеского» XVIII века (см. концовку замечательной державинской оды «Ќа смерть кн€з€ ћещерского», тематически во многом перекликающейс€ с пушкинскими стансами 1829 года). —видетель многих глубоко драматических событий мировой и отечественной истории, остро ощущавший ложь и несправедливость существующих общественных отношений, испытавший так много горечи и боли в своем собственном жизненном опыте, ѕушкин отнюдь не отрицал наличи€ в мире зла; он больше чем кто-нибудь знал и понимал трагический характер исторического процесса. ќптимизм ѕушкина совсем другого качества, это и глубоко выстраданный, и подлинно мужественный, и действительно жизнеутверждающий оптимизм. » замечательно: стихотворени€, в которых поэт снова обретает душевную бодрость, €сную мужественность духа, звучат в мажорном стихотворном метре Ч четырехстопном €мбе, размере победных од Ћомоносова, ставшем основным размером и поэзии ѕушкина. ««имн€€ дорога» написана четырехстопным хореем; «“ри ключа» Ч п€тистопным €мбом; «¬оспоминание» Ч перемежающимс€ шестистопным и четырехстопным €мбом; «ƒар напрасный, дар случайный» Ч тоже четырехстопным хореем. ««имнее утро» и «Ѕрожу ли € вдоль улиц шумных» написаны четырехстопным €мбом Ч размером «≈вгени€ ќнегина» и «ѕолтавы».

Ќаличие в лирике ѕушкина второй половины 20-х годов мотивов тоски, отча€ни€, безнадежности показывает, насколько он был человеком своего времени, как глубоко и как органически был св€зан с жизнью обществаЦ выражал все его боли и недуги. ћужественное преодоление ѕушкиным трагических мотивов нагл€дно свидетельствует, насколько великий поэт сумел в своем творчестве выйти за пределы своего времени, указыва€ выход и гр€дущим поколени€м. „ита€ такие его стихи, как ««имнее утро», как стансы «Ѕрожу ли € вдоль улиц шумных», начинаешь в полной мере понимать проникновенные слова √ерцена о том значении, какое имела звонка€ и широка€ пушкинска€ песн€ дл€ него и его современников.

***

ћужественно-звонкие и широкие звуки новых лирических стихов ѕушкина тем замечательнее, тем больше свидетельствуют о мощи и крепости духа поэта, что после возвращени€ его из «акавказь€ и его лична€ жизньХ и услови€, в которые было поставлено его творчество, стали еще труднее и неблагопри€тнее. Ѕольше того, именно год, последовавший за возвращением поэта, был в этом отношении самым т€желым из его послессылочных лет. ѕервым приветствием в любезном отечестве была разгромно-издевательска€ стать€ Ќадеждина о «ѕолтаве». Ќо это было только начало. ѕо приезде в начале но€бр€ в ѕетербург его ждало второе «приветствие» Ч посланное ему почти мес€ц назад письмо от Ѕенкендорфа. Ќе только в сухо-официальном, но и пр€мо в угрожающем тоне шеф жандармов, ссыла€сь на повеление цар€, требовал ответа, «по чьему позволению» он предприн€л «странстви€» за  авказом и посещение јрзрума. «я же, со своей стороны, Ч добавл€л глава III отделени€, Ч покорнейше прошу вас уведомить мен€, по каким причинам не изволили ¬ы сдержать данного мне слова и отправились в закавказские страны, не предуведомив мен€ о намерении вашем сделать сие путешествие» (XIV, 49). ѕушкину пришлось объ€сн€тьс€ и оправдыватьс€ в своем «поведении», признава€ его «опрометчивостью» («étourderie») и подчеркива€, что ничего помимо этого Ч «никакого другого побуждени€» («tout autre motif») Ч в его поступке не было (XIV, 51).

∆дали ѕушкина и большие личные огорчени€. Ќатали, видимо, удивил и оскорбил стремительный, без вс€кого предупреждени€ отъезд поэта в действующую армию. ј ее мать, очевидно навед€ соответствующие справкиХ получила сведени€ о политической его неблагонадежности. ¬о вс€ком случае, во врем€ своего закавказского путешестви€ ѕушкин несколько раз писал √ончаровой-матери, но ответа не получал. —разу же по приезде в ћоскву поэт поспешил к √ончаровым, но прин€т был и матерью и дочерью весьма холодно и сухо. «—колько мук ожидало мен€ по возвращении! Ч писал он Ќ. ». √ончаровой мес€цев восемь спуст€. Ч ¬аше молчание, ваша холодность, та рассе€нность и то безразличие, с каким прин€ла мен€ м-ль Ќатали...” мен€ не хватило мужества объ€снитьс€ Ч € уехал в ѕетербург в полном отча€нии. я чувствовал, что сыграл очень смешную роль, первый раз в жизни € был робок (timide)...» (XIV, 76; подлинник по-французски). ћучительные переживани€ ѕушкина претворились тогда же в едва ли не самые проникновенные любовно-лирические строки, им когда-либо написанные (датируютс€ 1829 годом, не позднее но€бр€):

я вас любил; любовь еще, быть может,
¬ душе моей угасла не совсем;
Ќо пусть она вас больше не тревожит;
я не хочу печалить вас ничем.

я вас любил: безмолвно, безнадежно,
“о робостью, то ревностью томим;
я вас любил так искренно, так нежно,
 ак дай вам бог любимой быть другим. ††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††

—тихотворение это абсолютно целостный, замкнутый в себе художественный мир. » в то же врем€ существует несомненна€ внутренн€€ преемственна€ св€зь между ним и созданной по пути в “ифлис второй и окончательноЖ редакцией стихотворени€ «Ќа холмах √рузии...». ќба стихотворени€ даже внешне подобны друг другу. “от же объем, простота рифм, некоторые из них пр€мо повтор€ютс€ (в обоих стихотворени€х рифмуетс€: «может» Ч «тревожит»), и вообще единый структурный принцип Ч предельна€ простота выражени€, при насыщенности словесными повторами Ч лейтмотивами (там: «“обою || “обой, одной тобой», здесь Ч троекратное: «я вас любил»), сообщающими обоим стихотворени€м их проникающий душу лиризм, их чарующую музыкальность, котора€ с особенной силой приводит на пам€ть слова ѕ. ». „айковского. Ќа заданный ему однажды вопрос, почему он не пишет романсов на стихи ѕушкина, композитор ответил: потому что они и так музыка. Ёта близость формы определена общностью содержани€ Ч единой развивающейс€ лирической темы. ќснова первого Ч утверждение, что сердце поэта любит, ибо не может не любить. ¬о втором раскрываетс€ природа, сущность большой, подлинной любви. ћне приходилось слышать критические замечани€ по этому поводу. Ч ƒеликатно ли по отношению к любимой настойчиво твердить ей о своей любви в прошедшем времени? Ч сказал мне один из моих весьма квалифицированных собеседников. ќднако такое замечание Ч результат непонимани€ того душевного состо€ни€, которое выражено в пушкинском стихотворении и лучшим реально-психологическим комментарием к которому €вл€ютс€ приведенные только что строки из письма ѕушкина к Ќ. ». √ончаровой. ѕоэт говорит, что его любовь, быть может, не совсем угасла (снова образна€ перекличка с кавказским восьмистишием, где сердце горит любовью), но все стихотворение Ч непререкаемое свидетельство того, что гореть любовью оно продолжает и посейчас. “роекратным «я вас любил» поэт, в какой-то мере у€звленный, даже, возможно, оскорбленный тем, что та, кого он так любит, относитс€ к его чувству столь равнодушно, столь безразлично, хочет больше всего убедить самого себ€. Ќо главное не в этом. “о, что он говорит о своей любви в прошедшем времени, продиктовано мысл€мЪ не о себе, а о ней, нежной заботой о том, чтобы своей настойчивой, а раз она безответна, станов€щейс€ даже назойливой любовью ничем не потревожить любимую, не причинить ей хот€ бы тень какого-либо огорчени€; а это уже само по себе лучшее подтверждение того, что любовь не угасла: «я не хочу печалить вас ничем». » уже совсем снимаетс€ что-либо личное, эгоистическое в концовке стихотворени€, адекватной Ч по своей просветленной альтруистичности Ч концовке написанных около этого же времени стансов «Ѕрожу ли € вдоль улиц шумных». “ам благословение новой, молодой жизни, котора€ придет на смену и самому поэту и всем его сверстникам; здесь Ч пожелание, чтобы любима€ нашла такую же полноту чувств в том Ч другом, кто станет ее избранником. ¬осьмистишие «Ќа холмах √рузии...», подобно стихотворному наброску ««о́рю бьют», Ч «музыкальный момент», навеки чудесно запечатлевший пережитое поэтом мгновение любви и светлой печали. ¬ буквально напоенных любовью восьми строчках стихотворени€ «я вас любил» (слово «любовь» в разных его формах: «любил», «любовь», «любимой» Ч повтор€етс€ п€ть раз) заключена цела€ истори€ высокого и пламенного, исключительного по своей самоотверженности и благородству любовного чувства. » это не только запечатленное мгновенье, преход€щий мотив. Ёто Ч в высшей степени просветленное состо€ние души, обретенное здесь поэтом и снова порой в нем возникающее. “ак, концовка этого восьмистиши€ будет, по существу, снова повторена и развита в другом, написанном года три спуст€ стихотворении-дублете (весьма редкий случай в творчестве ѕушкина) «  ***». Ћюбу€сь «в печальном сладострастье» «неча€нно» прошедшей перед ним девушкой Ч «младым, чистым, небесным созданьем», поэт, безмолвно следу€ за ней глазами, благословл€ет ее «на радость и на счастье», жела€ ей сердцем всЄ Ч «все блага жизни» и даже «счастие того, кто избран ей, ||  то милой деве даст название супруги». ¬ «≈вгении ќнегине» ѕушкин пишет о «безнадежном эгоизме» героев байронического типа, возвеличенном, облеченном в «унылый романтизм» их творцом. ѕриведенные только что два стихотворени€, как и стансы «Ѕрожу ли € вдоль улиц шумных», €рче и нагл€днее всего выражают диаметрально противоположное, «антибайроническое» существо творчества русского национального гени€.

Ќеобыкновенна€ просветленность любовного чувства в стихотворении «я вас любил...», при всей его пламенности подлинна€ его возвышенность тем замечательнее, что свой, как казалось поэту, окончательный разрыв с «м-ль Ќатали» он переживал в высшей степени мучительно. ѕримерно через мес€ц ѕушкин написал новое стихотворение, €вно этим наве€нное: «ѕоедем, € готов; куда бы вы, друзь€, ||  уда б ни вздумали, готов за вами € || ѕовсюду следовать, надменной убега€». —ам поэт назвал это обращение к друзь€м, написанное в духе его прежних антологических стихов и подражаний древним и обрывающеес€ в печати строкой тире, «Ёлегическим отрывком». «ќтрывком» назвал ѕушкин и стихотворение 1828 года « аков € прежде был, таков и ныне €...», сходное с только что приведенным по тону и пр€мо перекликающеес€ с ним концовкой. ќднако сам поэт считал, очевидно, оба эти стихотворени€ художественно завершенными и так их и опубликовал. —тихотворение «ѕоедем, € готов...» €вл€етс€ в известной мере психологическим комментарием к «я вас любил...» и подтверждает правильность именно такого понимани€ последнего. «”мрет ли страсть мо€?» Ч спрашивает в нем себ€ поэт. «начит, любовь его отнюдь не угасла. ¬ черновых вариантах поэт называл свою любовь «безумной»; там же употреблен эпитет «робка€ любовь» (вспомним: «то робостью...томим»); в другом месте: «я робко принесу повинную главу». ¬ строках (в особенности в эпитетах, придаваемых любимой): «ѕовсюду следовать, надменной убега€...» Ч и в вопросительной концовке: ««абуду ль гордую мучительную деву...» Ч отчетливо сквозит и та у€звленность поэта, о которой говорилось выше. ѕосле заключительных строк «ќтрывка» ѕушкин и пр€мо написал: «Ќо полно, разорвал оковы € любви», затем исправил: «Ќо полно, разорву оковы € любви»; однако в дальнейшем эту строку вовсе сн€л.

¬ообще все это стихотворение имеет совершенно определенные биографические реалии. ѕоэт действительно мечтал в это врем€ о новых далеких странстви€х. –овно полмес€ца спуст€ после его написани€ (датированЩ ѕушкиным 23 декабр€ 1829 года) он обратилс€ с письмом к Ѕенкендорфу, в котором просил разрешени€ поехать во ‘ранцию (в стихотворении: «кип€щий ѕариж»), или в »талию («√де “асса не поет уже ночной гребец» Ч то есть гондольер, Ч ¬енеци€ находилась в это врем€ под чужеземным, австрийским, игом), или, если это окажетс€ невозможным, даже в  итай с направл€емой туда миссией («  подножию ль стены далекого  ита€...») (XIV, 56). » конечно, когда он писал эту строку, он вспоминал своего прадеда √аннибала, сосланного ћеншиковым к китайской границе.  ак видим, даже возможные маршруты поездки абсолютно соответствуют намечавшимс€ в стихотворении. ќднако на все это последовал категорический отказ, лицемерно прикрываемый заботами о поэте цар€, полагающего, что така€ поездка может расстроить его денежные дела и, кроме того, отвлечет от литературных зан€тий. ѕодобна€ «отеческа€» заботливость, веро€тно, привела бы ѕушкина во вс€кое другое врем€ в ту неудержимую €рость, котора€ порой им овладевала. Ќо в данном случае приходилось смиритьс€ и в ответном письме шефу жандармов благодарить цар€ за оказанные «благоде€ни€» (возвращение из ссылки, исход дела с «√авриилиадой», прощение самовольной поездки в действующую армию). ’арактерно, что в том же ответном письме ѕушкин, отреша€сь от себ€, просит (что и занимает почти все письмо) о назначении пенсии вдове отца ћ. Ќ. ¬олконской, генерала –аевского. «”зами дружбы и благодарности, Ч пишет поэт, Ч св€зан € с семейством, которое ныне находитс€ в очень несчастном положении («aujourd'hui bien malheureuse»): вдова генерала –аевского обратилась ко мне с просьбой замолвить за нее слово перед теми, кто может донести ее голос до царского престола. “о, что выбор пал на мен€, Ч с внезапно прорывающейс€ и нескрываемой горечью добавл€ет поэт, Ч само по себе уже свидетельствует, до какой степени она лишена друзей, вс€ких надежд и помощи. ѕоловина семейства, Ч продолжает ѕушкин, Ч находитс€ в изгнании, друга€ Ч накануне полного разорени€». «ѕрибега€ к вашему превосходительству, Ч заключает ѕушкин, Ч € надеюсь судьбой вдовы геро€ 1812 года, Ч великого человека, жизнь которого была столь блест€ща, а кончина так печальна, Ч заинтересовать скорее воина, чем министра, и доброго и отзывчивого человека скорее, чем государственного мужа» (XIV, 58 и 398Ч399; подлинник по-французски). ѕросьба ѕушкина была передана Ѕенкендорфом царю и удовлетворена последним, но, конечно, не благодар€ впечатлению, произведенному прочувствованным пушкинским письмом (хот€ оно и послужило толчком к этому), как и не в силу присущих тому и другому «отзывчивости и доброты». Ќиколай, как мы знаем, любил «лицедействовать» Ч становитьс€ в позу великодушного рыцар€ (лицемерный характер оказанной им в данном случае «милости» не замедлил вскоре же обнаружитьс€). ¬месте с тем жест цар€ €вилс€ еще одним звеном в той цепи «благоде€ний», которой он психологически оковывал поэта. Ќо замечательным свидетельством доброты и отзывчивости, верности дружбе и любви €вл€етс€ письмо самого ѕушкина, еще один из тех систематических и настойчивых призывов милости к падшим, с которыми он стал обращатьс€ к Ќиколаю сразу же по возвращении из ссылки.

ѕоехать в дальние страны, чтобыЛ«забыть» предмет своей «нежной» и «безумной» любви-страсти, ѕушкин не смог. ѕопыталс€ он было возобновить одно из своих прежних страстных увлечений периода южной ссылки, знаменитой красавицей  аролиной —обаньской, которой позже, там же, на юге, увлекс€ ћицкевич и на сестре которой впоследствии женилс€ Ѕальзак (см. его письма в начале феврал€ 1830 года к —обаньской)47. ¬ ее альбом он вписал одно из самых мелодичных и грустно-серьезных любовных своих стихотворений, ей посв€щенное: «„то в имени тебе моем?» (1830). Ќо, видимо, и это не помогло. ѕоэт не выдержал и 4 марта вдруг снова собралс€ в ћоскву. ¬скоре по прибытии туда его настигло новое письмо от Ѕенкендорфа (от 17 марта), в котором шеф жандармов оп€ть, примерно в тех же выражени€х, что и в письме, полученном от него ѕушкиным после возвращени€ из јрзрума, и в еще более угрожающем тоне, запрашивал (точнее, пожалуй, будет сказать, допрашивал) о причинах «внезапной» поездки поэта без предварительного согласовани€ с ним, Ѕенкендорфом. «ћне весьма при€тно будет, Ч €довито замечал шеф жандармов, Ч если причины ¬ас побудившие к сему поступку, будут довольно уважительны, чтобы извинить оный, но € вмен€ю себе в об€занность ¬ас предуведомить, что все непри€тности, коим ¬ы можете подвергнутьс€, должны ¬ами быть приписаны собственному вашему поведению» (XIV, 70). ѕушкин ответил (21 марта) в очень спокойном, выдержанно деловом и вместе с тем полном достоинства тоне, убедительно доказыва€, что никакого проступка в его «поступке» нет. ќднако, когда через два дн€ поэт, на этот раз заранее, письменно сообщил о своем намерении съездить в ћихайловское и просил разрешени€ заехать в ѕолтаву, где находились –аевские (вдова генерала, две ее дочери, старший сын ј. Ќ. –аевский, сосланный туда по жалобе ¬оронцова из ќдессы) и куда ожидали Ќ. Ќ. –аевского, чтобы повидатьс€ с ним, последовал категорический отказ. «... огда € представил этот вопрос на рассмотрение государ€, Ч отвечал Ѕенкендорф, Ч его величество соизволил ответить мне, что он запрещает ¬ам именно эту поездку, так как у него есть основание быть недовольным поведением г-на –аевского за последнее врем€». »меетс€ в виду уже известное нам приглашение –аевским к своему столу разжалованных декабристов. ѕушкин, конечно, узнал об этом, как и о репресси€х, постигнувших его друга, и, веро€тно, хотел выразить ему свое одобрение и сочувствие. «Ётот случай должен ¬ас убедить в том, Ч наставительно заключал Ѕенкендорф, Ч что мои добрые советы способны удержать ¬ас от ложных шагов, какие ¬ы часто делали, не спрашива€ моего мнени€» (XIV, 75 и 403Ч404). Ќо в поле зрени€ цар€ находились не только поездки ѕушкина.  акой мелочный характер носил надзор его за поэтом, видно еще из одного письма Ѕенкендорфа (как раз от этого же времени), в котором тот от имени цар€ ставил на вид неприличие по€влени€ ѕушкина на балу у французского посла во фраке, а не в двор€нском мундире, «как все прочие приглашенные» (XIV, 61). Ќо это было еще полбеды.

— 1 €нвар€ 1830 года стала выходить под редакцией издател€ альманаха «—еверные цветы» ј. ј. ƒельвига «Ћитературна€ газета». ≈сть достоверное свидетельство, что именно ѕушкин вдохновил на это своего ближайшего друга48. ¬о вс€ком случае, давн€€ мечта поэта иметь свой периодический орган и вокруг него собрать наиболее литературно и общественно прогрессивных писателей в какой-то мере осуществилась. ¬ газете ƒельвига активно сотрудничали и ¬€земский, который порвал с «ћосковским телеграфом», и  атенин, и Ѕаратынский, и ƒенис ƒавыдов, и ближайший помощник ƒельвига, близкий в свое врем€ к кругам тайного «—еверного общества» декабристов ќрест —омов. Ѕыли опубликованы в ней, конечно без подписи, и некоторые произведени€ ссыльных писателей-декабристов. — самого же начала весьма активное участие в «Ћитературной газете» прин€л и отошедший к этому времени от погодинского «ћосковского вестника» ѕушкин. ¬ св€зи с отъездом ƒельвига в ћоскву он выпустил вместе с —омовым несколько номеров газеты (с 3-го по 12-й), опубликовал в ней р€д своих новых произведений в стихах и в прозе (отрывок из «јрапа ѕетра ¬еликого», главу из «ѕутешестви€ в јрзрум»), довольно большое количество критических и полемических статей и заметок. ¬ первом же номере по€вилась его сочувственна€ заметка о «Ќекрологии» генерала Ќ. Ќ. –аевского, как бы подготовл€вша€ просьбу о назначении пенсии вдове генерала. Ќебольша€ заметка ѕушкина о критике, напечатанна€ в 3-м номере, носит весьма принципиальный характер. ѕушкин снова подчеркивает в ней крайне низкий уровень русской критической мысли, о чем еще в 1825 году писал к јлександру Ѕестужеву: «Ќе говор€ уже о живых писател€х, Ћомоносов, ƒержавин, ‘он-¬изин ожидают еще египетского суда. ¬ысокопарные прозвища, безусловные похвалы, пошлые восклицани€ уже не могут удовлетворить людей здравомысл€щих» (XI, 89). —воими небольшими рецензи€ми на первый исторический роман «агоскина «ёрий ћилославский», на впервые опубликованный в «Ћитературной газете» «–азговор у кн€гини ’алдиной» ‘онвизина, на альманах «ƒенница», на поэму опального поэта ‘. √линки « арели€» и совсем уж лаконичными критическими оповещени€ми-миниатюрами (о переводе ¬€земским романа Ѕенжамена  онстана «јдольф», о выходе в свет перевода «»лиады» √недича) поэт дает образцы надлежащей критики.

ѕодчеркнутое с первых же номеров «Ћитературной газеты» отмежевание ее от всей остальной журналистики, и прежде всего от «—еверной пчелы» Ѕулгарина, «газеты полуофициальной» или пр€мо «официальной», как называл ее ѕушкин, находившейс€ под особенным покровительством Ѕенкендорфа, руковод€щее участие в новом органе лиц, неизменно находившихс€ на подозрении у правительства, вызывали к нему настороженное внимание главы III отделени€. — самого начала выхода «Ћитературной газеты» Ѕулгарин открыл против нее и особенно против ѕушкина ожесточенную кампанию клеветы, злобных намеков, граничивших с доносами, издевательств, продиктованную сугубо личными, меркантильными побуждени€ми, бо€знью конкуренции, но бывшую на руку Ѕенкендорфу и потому встретившую с его стороны безусловную поддержку49. „увству€ это и окончательно распо€савшись, Ѕулгарин поместил в номере от 11 марта некий «јнекдот», представл€ющий собой пасквиль на ѕушкина, полный не только личных выпадов («служит Ѕахусу», проигрываетс€ в карты и т. п.), но и весьма опасных политических обвинений («бросает рифмами во все св€щенное, чванитс€ перед чернью вольнодумством» и т. п.)50. «на€, что Ѕулгарин €вл€етс€ секретным агентом III отделени€, и чувству€, что угрожающа€ атмосфера вокруг него все сгущаетс€, ѕушкин решил предупредить событи€ и объ€снитьс€ с Ѕенкендорфом начистоту™ ¬ том же письме, в котором он просил разрешени€ заехать в ѕолтаву, он писал Ѕенкендорфу, что, хот€ в течение четырех лет после возвращени€ из ссылки он вел себ€ вполне ло€льно, малейшие его поступки вызывают подозрение и недоброжелательство. Ёто создает дл€ него крайне т€гостное положение: «ќно до такой степени неустойчиво, что € ежеминутно чувствую себ€ накануне несчасть€, которого не могу ни предвидеть, ни избежать. ≈сли до насто€щего времени € не впал в немилость, то об€зан этим не знанию своих прав и об€занностей, но единственно вашей личной ко мне благосклонности. Ќо если ¬ы завтра не будете больше министром, послезавтра мен€ упр€чут («je suis coffré»)». » тут же ѕушкин «предупреждает» о предвз€том отношении к нему Ѕулгарина («ѕосле той гнусной статьи, которую напечатал он обо мне, € считаю его способным на все»), который утверждает, что «пользуетс€ некоторым вли€нием» на Ѕенкендорфа (деликатный, но достаточно прозрачный намек на особые отношени€, существующие между главой III отделени€ и издателем «—еверной пчелы») и потому может причинить поэту «бесконечно много зла» (XIV, 73; подлинник по-французски). “рудно сказать, действительно ли верил еще в это врем€ ѕушкин в благожелательное отношение к себе Ѕенкендорфа, или, что веро€тнее, это был просто умный тактический прием Ч поставить себ€ под защиту Ѕенкендорфа, против самого же Ѕенкендорфа в лице его креатуры и подголоска Ч Ѕулгарина, но письмо до известной степени достигло цели. Ўеф жандармов ответил на него в гораздо более любезном тоне. ≈стественно, отрица€ наличие какой-либо близкой св€зи между собой и своим тайным агентом Ѕулгариным, шеф жандармов писал, что ему не совсем пон€тно, почему поэту угодно находить свое положение неустойчивым: «...€ не считаю его таковым, и мне кажетс€, что от ¬ашего собственного поведени€ зависит придать ему еще больше устойчивости». ќднако тут же он указал, что «столь поспешный отъезд» поэта в ћоскву не мог не вызвать подозрений, и одновременно именем цар€ запрещал ему поездку в ѕолтаву (XIV, 75).

Ќо поэт не только защищалс€ от Ѕулгарина, одновременно он перешел против него в наступление. »спользу€ трибуну «Ћитературной газеты», ѕушкин мес€ц спуст€ после своего предупреждающего письма Ѕенкендорфу о Ѕулгарине, которого поход€ он уже задел и в заметке о критике, печатает свою статью о записках парижского полицейского сыщика ¬идока, в которой под видом последнего рисует мерзкий облик литературного подручного шефа жандармов. ”бийственный удар попал пр€мо в цель. Ћитературный памфлет сыграл и важнейшую общественную роль. Ѕулгарин, сразу же распознанный, был гласно разоблачен и навсегда заклеймен в глазах всех пор€дочных людей.

¬ступление
√лава 1: 1 2 3 4 5 6 7 прим.
√лава 2: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 прим.
√лава 3: 1 2 3 4 5 6 прим.
√лава 4: 1 2 3 4 5 6 прим.
√лава 5: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 прим.
√лава 6: 1 2 прим.
√лава 7: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 прим.
√лава 8: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 прим.