упить диплом можно на http://i-diploma.com 
—качать текст произведени€

Ѕлагой. “ворческий путь ѕушкина, 1826-1830. √лава 6. ѕир воображень€. „асть 1.

¬ступление
√лава 1: 1 2 3 4 5 6 7 прим.
√лава 2: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 прим.
√лава 3: 1 2 3 4 5 6 прим.
√лава 4: 1 2 3 4 5 6 прим.
√лава 5: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 прим.
√лава 6: 1 2 прим.
√лава 7: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 прим.
√лава 8: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 прим.

ЅќЋƒ»Ќ— јя ќ—≈Ќ№ 1830 √ќƒј

6

ѕ»–

¬ќќЅ–ј∆≈Ќ№я

...паруса надулись, ветра полны;
√ромада двинулась и рассекает волны.
ѕлывет.  уда ж нам плыть?..†††††††
                              ††††††††††††††††††«ќсень» ††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††

—кажу тебе (за тайну), что € в Ѕолдине писал, как давно уже не писал. ¬от что € привез сюда. 2 последние главы ќнегина, 8-ю и 9-ю, совсем готовые в печать. ѕовесть, писанную октавами (стихов 400)... Ќесколько драматических сцен или маленьких трагедий... —верх того написал около 30 мелких стихотворений. ’орошоЛ ≈ще не всЄ... Ќаписал € прозою 5 повестей...

ѕисьмо ѕлетневу
9 декабр€ 1830 г.

≈два коснетс€ чуткого слуха поэта««божественный глагол», писал Ч мы помним Ч ѕушкин года за три до отъезда в Ѕолдино, едва нахлынет на него неодолима€ потребность творчества Ч и он резко рвет со своим обычным повседневным существованием: бросает суетный свет с его «заботами» и «забавами» и, чуждый всему и всем, полный внутреннего см€тень€ и звуков, «бежит» в сельское уединение Ч «на берега пустынных волн, в широкошумные дубровы». ¬ «ќтрывке» Ч «предисловии к повести, не написанной или потер€нной» (впоследствии он был использован дл€ «≈гипетских ночей»), набросанном уже в Ѕолдине (26 окт€бр€ 1830 года), ѕушкин, все более устремл€вшийс€ к «смиренной прозе», предельно снижает этот «высокий» образ. ќ своем «при€теле»-стихотворце он рассказывает: « огда находила на него така€ др€нь (так называл он вдохновение), то он запиралс€ в своей комнате и писал в постеле с утра до позднего вечера, одевалс€ наскоро, чтоб пообедать в ресторации, выезжал часа на три, возвратившись оп€ть ложилс€ в постелю и писал до петухов. Ёто продолжалось у него недели две, три Ч много мес€ц, и случалось единожды в год, всегда осенью. ѕри€тель мой увер€л мен€, что он только тогда и знал истинное счастие» (VIII, 410). Ќесмотр€ на то что стихотворение «ѕоэт» и этот отрывок написаны в двух совершенно различных Ч поэтическом и почти пародийно противопоставленном ему, нарочито и сугубо «прозаическом» Ч ключах, они, в сущности, говор€т об одном и том же и вместе с тем оба нос€т выраженно автобиографический характер.

ѕриближение душевного состо€ни€, единственно делающего поэта©«истинно счастливым», Ч творческого подъема, вдохновени€ Ч ѕушкин ощутил еще перед отъездом в Ѕолдино. ¬ уже цитированном мною письме к ѕлетневу 31 августа 1830 года читаем: «ќсень подходит. Ёто любимое мое врем€ Ч здоровье мое обыкновенно крепнет Ч пора моих литературных трудов настает Ч а € должен, Ч тут же с горечью прибавл€ет поэт, Ч хлопотать о приданом, да о свадьбе, которую сыграем бог весть когда. ¬се это не очень утешно. ≈ду в деревню, бог весть, буду ли там иметь врем€ заниматьс€ и душевное спокойствие, без которого ничего не произведешь, кроме эпиграмм на  аченовского» (XIV, 110).

ѕосле сцены, которую устроила будущему з€тю будуща€ теща, и €вной угрозы разрыва с невестой сама поездка ѕушкина дл€ устройства денежных дел и ускорени€ свадьбы словно бы становилась ненужной. ћало тогоХ еще будучи в ћоскве, он уже услышал, что в јстраханской и —аратовской губерни€х свирепствует холера, что она надвигаетс€ и на Ќижегородскую, куда он должен был ехать. ’олера и раньше по€вл€лась на окраинах тогдашней –оссии. Ќо теперь это было начало жесточайшей эпидемии, точнее, пандемии, охватившей через некоторое врем€ почти всю страну, продолжавшейс€ около семи лет, унесшей огромное количество жертв, распространившейс€ затем по «ападной ≈вропе, проникшей даже в —еверную јмерику1. ќ природе холеры, а значит, и о способах ее предупреждени€ и лечени€ тогда еще ничего не было известно. “ем бЮ́льшую панику вызывала она не только среди простого народа, где вследствие плохих бытовых условий она свирепствовала с особенной силой, но и в широких кругах русского общества. » этому были основани€: зараза проникла и в высшие классы; несколько позднее от холеры умерли великий кн€зь  онстантин ѕавлович, пушкинский «вельможа», владелец јрхангельского кн€зь ёсупов, замечательна€ польска€ пианистка ћари€ Ўимановска€, петербургский музыкальный салон которой неоднократно посещали ѕушкин и ћицкевич, впоследствии и сам умерший от холеры. “щетно знакомые поэта вс€чески отговаривали его от поездки, упрека€ в легкомысленном бесчувствии. ѕушкин двинулс€ в путь. ѕо дороге он узнал, что холера уже по€вилась и в Ќижегородской губернии: встретил знаменитую ћакарьевскую €рмарку, ежегодно устраивавшуюс€ в Ќижнем Ќовгороде, «прогнанную холерой». «Ѕедна€ €рманка! Ч писал он позднее в одной из автобиографических заметок. Ч ќна бежала как пойманна€ воровка, разбросав половину своих товаров, не успев пересчитать свои барыши!» (XII, 309). “ем не менее поэт, заслышавший «божественный глагол», одержимый нашедшей на него «др€нью», упорно ехал вперед. „то именно в этом, а не в нежелании про€вить малодушие, как он указывал в той же заметке, заключалась основна€ причина его упорства, показывает письмо к тому же ѕлетневу, написанное вскоре по приезде в Ѕолдино. —ообща€, что получил совершенно успокоившее его «премиленькое письмо» от Ќаталии Ќиколаевны, в котором она обещала выйти за него «и без приданого», ѕушкин тут же пишет: «“ы не можешь вообразить, как весело удрать от невесты, да и засесть стихи писать...» Ч и добавл€ет: «„то за прелесть здешн€€ деревн€! вообрази: степь да степь; соседей ни души; езди верхом сколько душе угодно, пиши дома сколько вздумаетс€, никто не помешает. ”ж € тебе наготовлю вс€чины, и прозы, и стихов» (XIV, 112). »з этих почти восторженных строк €сно видно, что все необходимое ѕушкину дл€ того, чтобы целиком отдатьс€ творчеству, в Ѕолдине он полностью обрел.

***

«“ы царь: живи один», Ч обращалс€ мес€ца за два до этого ѕушкин к «поэту», к самому себе. «десь он был один и совершенно свободен. ќн не только вырвалс€ из опутавшей было его паутины забот, хлопот, досад, тревог, опасений, св€занных с его жениховством. ƒалеко, далеко Ч за многие сотни верст Ч было все, что мучило и терзало его в годы после возвращени€ из ссылки, что с недоумением, горечью и болью заставл€ло спрашивать: «∆изнь, зачем ты мне дана?» Ч холодна€, надменна€ и равнодушна€ «светска€ чернь», тупые критики и продажные журналисты, плюющие на его алтарь, «дружеские» «советы» и мелочна€ жандармска€ опека Ѕенкендорфа, «отеческие» попечени€ и «благоде€ни€» цар€. ќхваченный огромным творческим подъемом, поэт и в самом деле мог ощущать себ€ здесь «царем», самодержавным властелином создаваемых им художественных миров, безграничного царства поэзии.

¬ стихотворении ««има. „то делать нам в деревне?..» поэт живо передал бесплодность попыток насильно принуждать себ€ к творчеству при отсутствии «расположени€ души к живейшему прин€тию впечатлений, следственно к быстрому соображению пон€тий, что и способствует объ€снению оных» (так еще в 1825Ч1826 годах в одном из своих критических набросков определ€л он вдохновение, XI, 41): «Ѕеру перо, сижу; насильно вырываю || ” музы дремлющей несв€зные слова. ||  о звуку звук нейдет...“ер€ю все права || Ќад рифмой, над моей прислужницею странной: || —тих в€ло т€нетс€, холодный и туманный. || ”сталый с лирою € прекращаю спор...» ѕр€мо противоположно этому было творческое состо€ние поэта теперь. ¬ знаменитом своем стихотворении «ќсень», созданном в 1833 году, в том же Ѕолдине, но, возможно, задуманном ранее и, во вс€ком случае, воссоздающем необыкновенно €ркую и выразительную картину не только вообще осенней поры, котора€ по неоднократным признани€м самого ѕушкина из всех времен года €вл€лась наиболее благопри€тной и плодотворной дл€ его литературного труда, а прежде всего и больше всего небывалого творческого подъема, охватившего его болдинской осенью тридцатого года, поэт так рисует себ€ в эти вдохновенные минуты: «» мысли в голове волнуютс€ в отваге, || » рифмы легкие навстречу им бегут, || » пальцы прос€тс€ к перу, перо к бумаге, || ћинута Ч и стихи свободно потекут...»2

¬опреки опасени€м ѕушкина, оказалось у него и достаточно времени дл€ его литературных трудов. ’олерна€ эпидеми€ принимала все более грозные размеры, распространилась и на ћоскву, где продолжали оставатьс∆ √ончаровы. ѕовсюду были установлены многочисленные карантины. ѕробитьс€ сквозь них, несмотр€ на попытки ѕушкина, который не на шутку стал тревожитьс€ за невесту, ему долго не удавалось. ¬ Ѕолдине поэт вынужден был оставатьс€ целых три мес€ца Ч полную не только календарную (с начала сент€бр€ до самого конца но€бр€), но и свою творческую осень. Ќижегородска€ губерни€ оказалась центром эпидемии. ’олера с самого приезда поэта стала бушевать и вокруг Ѕолдина. «ќколо мен€  олера ћорбус, - писал ѕушкин ѕлетневу. Ч «наешь ли, что это за зверь? того и гл€ди, что забежит он и в Ѕолдино, да всех нас перекусает Ч того и гл€ди, что к д€де ¬асилью отправлюсь (¬. Ћ. ѕушкин умер недели за три до этого), а ты и пиши мою биографию» (XIV, 112). Ќо, захваченный небывалым творческим порывом, ѕушкин ничего не замечал. «» забываю мир Ч и в сладкой тишине || я сладко усыплен моим воображеньем», Ч писал поэт в том же стихотворении «ќсень».

» до Ѕолдина ѕушкин не раз ведал могучие полосы вдохновенного творческого труда. ќб одной из них, св€занной с периодом южной ссылки, он вспоминает вЙ«–азговоре книгопродавца с поэтом»: «я видел вновь приюты скал || » темный кров уединень€, || √де € на пир воображень€, || Ѕывало, музу призывал». «ѕиром воображень€», никогда, ни до, ни после этого, не справл€вшимс€ поэтом с такой пышностью, силой и продолжительностью, были и все три болдинских мес€ца. Ќо это не было пиром одинокого скупца, любующегос€ в своем «тайном» подвале «блещущими грудами» накопленных червонцев («’очу себе сегодн€ пир устроить: || «ажгу свечу пред каждым сундуком...»). Ќе было это и оргией участников пира во врем€ чумы, которые, стрем€сь забыть ужас цар€щей вокруг смерти, косившей самых дорогих и близких людей, опь€н€ли себ€ вином и ласками «погибшего, но милого создань€». Ёто было великое пиршество творческого гени€, щедро отдающего миру драгоценные сокровища своего духа. «Ќепонимаемый никем», как снова несколько позднее скажет о себе ѕушкин, в своем царственном болдинском уединении, окруженный со всех сторон смертельной угрозой, поэт, с неколебимым мужеством броса€ вызов в лицо смерти, стремительно создавал одно бессмертное творение за другим, словно бы тороп€сь, пока еще  олера ћорбус не забежала в Ѕолдино и не перекусала его обитателей, «наполнить звуками» души гр€дущих поколений.

¬ «–азговоре книгопродавца...», так же как и в «ќсени», перед нами €рчайша€ картина творческого процесса поэта:

 акой-то демон обладал
ћоими играми, досугом;
«а мной повсюду он летал,
ћне звуки дивные шептал,
» т€жким, пламенным недугом

Ѕыла полна мо€ глава;
¬ ней грезы чудные рождались;
¬ размеры стройные стекались
ћои послушные слова
» звонкой рифмой замыкались...

Ќа первый взгл€д многое здесь (в особенности последние строки) пр€мо перекликаетс€ с только что цитированными строками «ќсени». Ќо если вгл€детьс€ пристальнее, нетрудно заметить, как отличаютс€ они по существу. ¬ «–азговоре...» перед нами Ч мир пламенного поэта-романтика. —оответственно этому сугубо романтическими образами и красками изображаетс€ и его творческий процесс. ¬ «ќсени» отражен творческий процесс ѕушкина Ч поэта действительности, зрелого художника, который твердо и уверенно идет свободным путем, выбранным им по велению его свободного ума. “ам творчество предстает как состо€ние некоей экстатической «одержимости», болезненного бреда Ч «недуга»; поэт лишь посредник, воспринимающий «дивные звуки», которые нашептывает ему «какой-то демон» (в древнегреческой мифологии демонами именовались некие сверхъестественные существа, руковод€щие человеком). ј затем все идет почти без участи€ поэта, как бы само собой: рождаютс€ чудные звуки, стекаютс€ в стройные размеры слова, они замыкаютс€ звонкой рифмой. ¬ «ќсени» тоже говоритс€ о стихийной силе захватывающего поэта вдохновенного порыва. Ќо стоит сопоставить хот€ бы эти строки двух стихотворений: в «–азговоре» Ч «...т€жким пламенным недугом || Ѕыла полна мо€ глава», в «ќсени» Ч «» мысли в голове волнуютс€ в отваге» (не грезы чудные, а именно мысли). ѕопутно хочетс€ отметить даже такую, пусть мельчайшую деталь: в первом случае слово «высокого» штил€ Ч «глава» (разговорное «голова» здесь безусловно не подходило бы); во втором Ч «в голове», и столь же безусловно здесь не подошло бы «высокое» Ч «в главе». ¬дохновение в «ќсени» Ч еще не само творчество, а лишь то, что €вл€етс€ необходимым дл€ него условием, важнейшей предпосылкой. » поэт здесь не пассивное орудие «демона», а активный творец. ¬ообще надо лишний раз подчеркнуть, что состо€ние вдохновени€ никогда не исключало дл€ ѕушкина об€зательности труда, оно только как бы окрыл€ло его, делало максимально плодотворным, но отнюдь не менее, если не более напр€женным. –езультатом именно такого (употребл€€ словосочетание самого ѕушкина) «вдохновенного труда» и €вилось творческое «чудо» трех болдинских мес€цев. ƒа и помимо того, целому р€ду стремительно созданных в это врем€ в Ѕолдине шедевров предшествовали «думы долгие» Ч упорна€ работа мысли и воображени€. ћногие и многие из них были задуманы, порою начаты ранее, и не только за последние годы, но даже в период ћихайловской ссылки. Ќо именно теперь все то, что таилось на той или иной стадии развити€ в подспудных пластах творческого сознани€ ѕушкина Ч планы, приступы, частичные осуществлени€, Ч все это с силой вулканического извержени€ разом вырвалось наружу. Ѕолдинское уединение и свобода оказались, говор€ €зыком наших дней, словно бы атомным реактором: произошел гигантский взрыв, высвободивший колоссальное количество творческой энергии.

¬ €рких, глубоко впечатл€ющих образах отношение между вдохновением и трудом показано в той же «ќсени». Ћексика строк, живописующих наступление вдохновенного состо€ни€ души поэта, все врем€ вызывает в нашем сознании ассоциации со свободной морской стихией, с нарастающим прибоем: душа стесн€етс€ волненьем, трепещет, звучит, ищет излитьс€ свободным про€вленьем, мысли волнуютс€, рифмы бегут навстречу, стихи свободно потекут. ќбраз волнующегос€ мор€ подсказываетс€ и звуковым строем. —трока: «» мысли в голове волнуютс€ в отваге» Ч инструментована на повторном п€тикратном в Ч звуковой примете, начинающей слово «волна». “а же инструментовка в несколько приглушенном виде Ч в следующей строке: «» рифмы легкие навстречу им бегу–». «амечательно, кстати, все это двустишие, которым подчеркиваетс€ и примат мысли над формой («мысль, Ч замечал в другом месте ѕушкин, Ч истинна€ жизнь слова»; XI, 270), и одновременно гармоническое соответствие того и другого. «ћорской» окраской всех этих строк исподволь и органически подготовл€етс€ финальное метафорическое сравнение вдохновенного труда поэта с готовым к дальнему плаванью кораблем, сравнение, венчающее собой все стихотворение (в подзаголовке оно названо «ќтрывок», но по существу представл€ет собой вполне законченное целое):

“ак дремлет недвижим корабль в недвижной влаге,
Ќо чу! Ч матросы вдруг кидаютс€, ползут,
¬верх, вниз Ч и паруса надулись, ветра полны;
√ромада двинулась и рассекает волны.
ѕлывет.  уда ж нам плыть?..
.........................................
..........................................

¬дохновение необходимо дл€ творчества, как ветер необходим кораблю, но подобно тому, как движением корабл€ управл€ет труд матросов, подчин€ющихс€ распор€жени€м капитана, творческий процесс осуществл€етсШ неустанным и нелегким трудом, направл€емым к намеченной цели мыслью и волей поэта.

ѕушкину, российскому двор€нину и сочинителю (ненавистное поэту слово, которым надел€ли его представители официальных кругов и светской черни), находившемус€ как под секретным, так и под гласным надзоромХ незадолго до этого была категорически запрещена поездка не только в дальние кра€ Ч »талию, ѕариж,  итай, но даже и в совсем близкую ѕолтаву. Ќо ѕушкину-поэту, затер€нному сейчас в глухой степной деревеньке, карантинами отгороженной от остального мира, были открыты все дали, просторы всех морей и всех океанов. «а вопросом: « уда ж нам плыть?», которым так выразительно, с такой емкой и широкой наполненностью заканчиваетс€ «ќсень» в печатном тексте, в рукописи следовало: «...какие берега || “еперь мы посетим:  авказ ли колоссальный, || »ль опаленные ћолдавии луга, || »ль скалы дикие Ўотландии печальной, || »ли Ќорландии блест€щие снега, || »ли Ўвейцарии ландшафт пирамидальный?≠АіГ£њЛа…в¬’Вna("»сточник: ѕушкин\n 815A512247637A7061615B7F133214C02C4B6543736D782070457E986C4D427300E9003333A27D7B436884279A596156B449736934FE24072C4A6F484C7B97F277A66662A36E5678152BC7012B556E416378B2E57F8D6A58694B4AA10F39072633697C75886B41E5484A78597E48BD763730311B2D587156537759FE9F6B65A26BA454621832020D26856647A3627024664F6053A34D52A10729C23F246ABC72586E842B5E4C7E4B7E4E68B92FFE22073644715C54B555374E797D62A2A462621D3311132954614C66") средневековье, »спани€ XVI столети€, јнгли€ середины XVII и јвстри€ конца XVIII века, современна€ »тали€, “урци€ и конечно же родна€ –осси€ Ч –усь ¬елика€, чуть ли не на всем ее прот€жении Ч обе столицы и двор€нские помещичьи гнезда, Ќовгород ¬еликий, Ќижний Ќовгород с его ћакарьевской €рмаркой, ¬олга, јстрахань,  авказ,  рым, ќдесса, ”краина, ћолдави€...

—ам ѕушкин дивилс€ и радовалс€ этой необычайной своей окрыленности, этому, в самом деле граничащему с чудом, приливу сил. ¬ то врем€ как Ѕулгарин во всеуслышание провозгласил «совершенное падение» пушкинского даровани€, когда все чаще и смелее стало поговаривать об этом и большинство тогдашних критиков, гений великого поэта засверкал с небывалым, ослепительным блеском. — чувством законного удовлетворени€ огл€дыва€ все сделанное, сообщал ѕушкин в письмах к друзь€м Ч ƒельвигу, ѕлетневу Ч о том, что минувша€ осень была «детородной», что в Ѕолдине он писал так, как давно не писал. ¬ письме к ѕлетневу содержитс€ и тот перечень им написанного, который предпослан в качестве эпиграфа к данной главе. Ќо и этот огромный перечень заключает в себе далеко не все. ѕомимо «последних» восьмой и дев€той глав «≈вгени€ ќнегина» ѕушкин тогда же набросал и, во вс€ком случае, начал не «дл€ печати» еще одну, дес€тую (декабристскую) его главу. Ѕыли составлены планы и написаны некоторые разделы «»стории села √орюхина», создана «—казка о попе и о работнике его Ѕалде», начата «—казка о медведихе», наконец, написана, как сообщал поэт ƒельвигу, «пропасть полемических статей» дл€ «Ћитературной газеты» (XIV, 121), «множество статей о критике, об истории русской литературы»4.

 ак ни удивительно неслыханно большое число произведений, созданных ѕушкиным в Ѕолдине, еще более поражает необыкновенна€ многогранность болдинского творчества, отразившего в себе всю «мирообъемлющую» (слово Ѕелинского) широту пушкинского гени€ и одновременно его единственный в своем роде художественный универсализм. ѕодобно огромному географическому и культурно-историческому диапазону болдинских созданий, неизмеримо велико многообразие охватываемых ими сфер жизни, €влений действительности, образов героев. —редневековые рыцари, испанские гранды, лондонские горожане, венские композиторы, турецкие €нычары, высший светский круг ѕетербурга и мещанские обитательницы его окраины, офицеры, помещики, слуги, кресть€не, попы, батраки, московские ремесленники; Ќаполеон и забитый, спившийс€ «почтовой станции диктатор» Ч станционный смотритель, цари и декабристы. » все это пестрое, разноликое множество Ч представители самых различных веков, стран, народов, общественных положений Ч почти одновременно вмещалось в творческом сознании ѕушкина.

ћногообразию содержани€ соответствовало исключительное многообразие форм и средств художественного воплощени€. ѕушкин не только пишет в это врем€ в стихах, в прозе, в драматической форме, но и разрабатывает самые различные жанры художественного творчества Ч роман, повесть, поэму, сказку, трагедию, разнообразнейшие виды и формы лирических стихотворений. Ётим определена и многострунность болдинского творчества, наличие в нем совершенно различных элементов содержани€ и стил€, зачастую не только пол€рных друг другу, но, казалось бы, друг друга пр€мо исключающих. —ама€ высока€ поэзи€ Ч и сама€ что ни на есть «смиренна€ проза». ќве€нна€ горьким и сладостным томленьем расставани€ и какой-то особой просветленной нежностью элеги€ «ƒл€ берегов отчизны дальной» Ч и така€ резко реалистическа€ зарисовка «низкой природы», как отрывок «–ум€ный критик мой...». ќкеанские глубины Ч «бездны души» Ч маленьких трагедий Ч и «непроходимое болото», «где раздаетс€ лишь однообразное кваканье л€гушек», «»стории села √орюхина». ¬ стихотворении «“руд», написанном ѕушкиным в Ѕолдине в св€зи с созданием завершающей главы «≈вгени€ ќнегина», поэт, раду€сь наступившему «вожделенному мигу» Ч окончанию своего «многолетнего труда», вместе с тем ощущает присутствие в глубине души непон€тной ему самому грусти: «„то ж непон€тна€ грусть тайно тревожит мен€? || »ли, свой подвиг свершив, € стою, как поденщик ненужный, || ѕлату при€вший свою, чуждый работе другой? || »ли жаль мне труда, молчаливого спутника ночи, || ƒруга јвроры златой, друга пенатов св€тых?» ќднако это мгновение тайной тревоги возникает только от величайшей любви к делу своей жизни, своему литературному труду, и чувства величайшей же за него ответственности. »бо менее всего был ѕушкин в Ѕолдине безработным Ч «ненужным» Ч поденщиком. » сколько раз после бессонных творческих ночей, бодрый и радостный, встречал он утреннюю зарю Ч приход нового дн€, поры новых трудов, новых великих свершений!

Ќасколько можно судить по данным пушкинского творческого календар€ болдинских мес€цев, хот€, к сожалению, далеко не полным (не все из написанного им за это врем€ удалось установить; многое не поддаетс€ точной Ч по дн€м Ч датировке), ѕушкин, едва кончив работу над одним произведением, стремительно переходил к труду над другим. ѕо-видимому, в р€де случаев работа над разными произведени€ми шла параллельно. «ћорей красавец окрыленный» Ч корабль творческого воображени€ поэта Ч «плыл» одновременно как бы по самым различным пут€м. “ак, 7 сент€бр€, вскоре по приезде в Ѕолдино, создаютс€ «Ѕесы», 8 сент€бр€ Ч «Ёлеги€» («Ѕезумных лет угасшее веселье...»), а 9-го уже написана перва€ из «ѕовестей Ѕелкина» Ч «√робовщик». ѕотому-то, почувствовав в себе творческие силы необъ€тные, ѕушкин и мог сразу же заранее обещать ѕлетневу, что наготовит ему вдосталь и прозы и стихов. ¬ таком же, если не все ускор€ющемс€ темпе шла работа и далее: 13 сент€бр€ датирована «—казка о попе и о работнике его Ѕалде», 14-м Ч «—танционный смотритель», 18 сент€бр€ окончено «ѕутешествие ќнегина» (первоначальна€ восьма€ глава романа), 20-го Ч «Ѕарышн€-кресть€нка», 25-го Ч заключительна€ (первоначально дев€та€) глава «≈вгени€ ќнегина». ѕосле этого наступает словно бы некотора€ пауза (хот€ небольшие стихотворени€ пишутс€ и теперь), очевидно и вызвавша€ ту «грусть», о которой говоритс€ в «“руде». Ќо уже 5 окт€бр€ помечена XII строфа «ƒомика в  оломне», а 9-го окончена и вс€ поэма, заключавша€ в себе вместе с отброшенными впоследствии ѕушкиным строфами около четырехсот п€тидес€ти стихов. ≈ще один пример: 17 окт€бр€ датировано «турецкое» стихотворение «—тамбул г€уры нынче слав€т», а 20 окт€бр€ закончена «ћетель», через два дн€ Ч «—купой рыцарь», еще через два Ч «ћоцарт и —альери». ѕометы «31 окт€бр€» и «1 но€бр€» находим среди черновиков «»стории села √орюхина», а двум€ дн€ми позднее заканчиваетс€ « аменный гость» и т. д.

Ќо в Ѕолдине ѕушкин не только создал огромное количество Ч около двадцати Ч из числа самых значительных своих произведений. “ворчество болдинской осени 1830 года занимает совсем особое место в развитии всего его творчества вообще, составл€ет отдельный и чрезвычайно важный этап пушкинского творческого пути Ч туго ст€нутый узел великих концов и великих начал.

¬ступление
√лава 1: 1 2 3 4 5 6 7 прим.
√лава 2: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 прим.
√лава 3: 1 2 3 4 5 6 прим.
√лава 4: 1 2 3 4 5 6 прим.
√лава 5: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 прим.
√лава 6: 1 2 прим.
√лава 7: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 прим.
√лава 8: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 прим.