—качать текст произведени€

 ирпичников ј.». - "ѕушкин" (словарь Ѕрокгауза и ≈фрона - 1890-1907)


—тать€ из "Ёнциклопедического словар€
Ѕрокгауза и ≈фрона" (1890-1907)
—тать€ приведена с сохранением
орфографии и пунктуации оригинала.

ѕушкин (јлександр —ергеевич) - величайший русский поэт, род. 26 ма€ 1799 г., в четверг, в день ¬ознесени€ √осподн€, в ћоскве, на Ќемецкой ул. ќ своих предках по отцу он пишет в 1830-31 гг.: "ћы ведем своЩ род от прусского выходца –адши или –ачи (мужа честна, говорит летописец, т.е. знатного, благородного), въехавшего в –оссию во врем€ кн€жени€ св. јлександра ярославича Ќевского... »м€ предков моих встречаетс€ поминутно в нашей истории. ¬ малом числе знатных родов, уцелевших от кровавых опал пар€ »оанна ¬асильевича √розного. историограф именует и ѕушкиных.

√ригорий √аврилович (ошибка; надо читать √аврило √ригорьевич) ѕушкин принадлежал к числу самых замечательных лиц в эпоху самозванцев. ƒругой ѕушкин, во врем€ междуцарстви€, начальству€ отдельным войскомП один с »змайловым, по словам  арамзина, сделал честно свое дело. „етверо ѕушкиных подписались под грамотою о избрание на царство –омановых, а один из них, окольничий ћатвей —тепанович - под соборным де€нием об уничтожении местничества (что мало делает чести его характеру). ѕри ѕетре ѕервом сын его, стольник ‘едор ћатвеевич, уличен был в заговоре против государ€ и казнен вместе с ÷ыклером и —оковниным.

ѕрадед мой јлександр ѕетрович был женат на меньшой дочери графа √оловина, первого андреевского кавалера. ќн умер весьма молод, в припадке сумасшестви€ зарезав свою жену, находившуюс€ в родах. ≈динственныЩ сын его, Ћев јлександрович, служил в артиллерии и в 1762 г., во врем€ возмущени€, осталс€ верен ѕетру III. ќн был посажен в крепость, где содержалс€ два года. — тех пор он уже в службу не вступал, а жил в ћоскве и в своих деревн€х.

ƒед мой был человек пылкий и жестокий. ѕерва€ жена его, урожденна€ ¬оейкова, умерла на соломе, заключенна€ им в домашнюю тюрьму за мнимую или насто€щую ее св€зь с французом, бывшим учителем его сыновейШ и которого он весьма феодально повесил на черном дворе. ¬тора€ жена его, урожденна€ „ичерина, довольно от него натерпелась. ќднажды он велел ей одетьс€ и ехать с ним куда-то в гости. Ѕабушка была на снос€х и чувствовала себ€ нездоровой, но не смела отказатьс€. ƒорогой она почувствовала муки. ƒед мой велел кучеру остановитьс€, и она в карете разрешилась чуть ли не моим отцом. –одильницу привезли домой полумертвую, и положили на постель всю разр€женную и в бриллиантах. ¬се это знаю € довольно темно. ќтец мой никогда не говорил о странност€х деда, а старые слуги давно перемерли" (изд. литер. фонда V, 148-9).

ќтец поэта, —ергей Ћьвович (1771-1848), как и старший брат его, поэт ¬асилий Ћьвович (1770-1830) не имел по характеру ничего общего с дедом. ѕолучив блест€щее по тому времени образование, т.е. овладе• не только французской прозаической речью, но и стихом, и поглотив все выдающеес€ во французской литературе XVII и XVIII веков, он на всю жизнь сохранил страсть к легким умственным зан€ти€м и к про€влению остроуми€ и находчивости во вс€ких jeux de societe; за то также всю жизнь он оказывалс€ неспособным к практическому делу.

ќн был в малолетстве записан в измайловский полк, потом при ѕавле переведен в гвардейский егерский, и очень т€готилс€ несложными об€занност€ми гвардейского поручика. ∆енившись в но€бре 1796 г., он подаФ в отставку и стал пользоватьс€ совершенной свободой, сперва в ѕетербурге, где 20 декабр€ 1797 г. родилс€ у него первый ребенок - дочь ќльга (впоследствии ѕавлищева), а потом (с 1799 г.) в ћоскве и в подмосковном имении своей тещи, сельце «ахаровке. ”правление домом он всецело предоставил жене, а заведование имени€ми - управл€ющим и приказчикам, которые обкрадывали его и разор€ли мужиков. —ергей Ћьвович терпеть не мог деревни, если она не походила на подгородную дачу; прожива€ в собственных имени€х (в иные, впрочем, он никогда и не загл€дывал), он проводил все врем€ у себ€ в кабинете за чтением. ƒома вспыльчивый и раздражительный (когда обсто€тельства принуждали его зан€тьс€ детьми или хоз€йством), он при гост€х делалс€ оживленным, веселым и внимательным.

ѕо выражению јнненкова, у него не было времени дл€ собственных дел, так как он слишком усердно занималс€ чужими. ќн до старости отличалс€ пылким воображением и впечатлительностью, доходившей до смешногоП ќбыкновенно расточительный и небрежный в денежных делах, он временами становилс€ мелочно расчетливым и даже жадным. ќн был способен острить у смертного одра жены - зато иногда от пуст€ков разливалс€ в слезах. Ќикому не мог он внушить страха, но за то никому не внушал и уважени€; при€тели любили его, а собственным дет€м, когда они подросли, он часто казалс€ жалким и сам настойчиво требовал от них, чтобы они опекали его, как маленького ребенка. ≈го любима€ поговорка: que la volonte du ciel soit faite вовсе не была выражением искренней веры и готовности подчинитьс€ воле ѕровидени€, а только фразой, которою он прикрывал свой эгоистический индифферентизм ко всему на свете.

ћать ѕушкина, Ќадежда ќсиповна √аннибал (1775-1836), была на 4 года моложе мужа. ќснователем ее фамилии был "арап ѕетра ¬еликого", абиссинский кн€зек, јбрам ѕетрович √аннибал. ќн умер в 1781 г. генерал-аншефоЕ и александровским кавалером, оставив 7 человек детей и более 1400 душ. Ёто была "м€гка€, труслива€, но вспыльчива€ абиссинска€ натура", наклонна€ "к невообразимой, необдуманной решимости" (јнненков, "ѕушкин в јлександровскую эпоху", стр. 5). —ыновь€ его унаследовали его вспыльчивость; крепостных людей, возбудивших их гнев и ими наказанных, "выносили на простын€х". ƒвое из них, »ван и ѕетр (которого поэт посетил в его деревне в 1817 г.; см. изд. фонда, V, 22), достигли высоких чинов, но при этом ѕетр писал совсем безграмотно. “ретий брат, родной дед поэта, ќсип (он же и януарий), женатый на дочери тамбовского воеводы ѕушкина, ћарье јлексеевне, женилс€, говор€т, вторично, подделав свидетельство о смерти жены. ћарь€ јлексеевна жаловалась государыне, и права ее были восстановлены. ќна жила в с. «ахарове, с своей дочерью Ќадеждой, под покровительством своего шурина и крестного отца дочери - »вана јбрамовича √аннибала, строител€ ’ерсона и наваринского геро€.

ћарь€ јлексеевна была добра€ женщина и прекрасна€ хоз€йка деревенского старорусского склада, но дочь свою она избаловала пор€дком; "что сообщило нраву молодой красивой креолки, как ее потом называли • свете, тот оттенок вспыльчивости, упорства и капризного властолюби€, который замечали в ней позднее и принимали за твердость характера" (јнненков). ћужа своего Ќадежда ќсиповна настолько забрала в руки, что он до старости курил секретно от ее; к дет€м € прислуги бывала непомерно сурова и обладала способностью "дутьс€" на тех, кто возбудил ее неудовольствие, целыми мес€цами и более (так, с сыном јлександром она не разговаривала чуть не целый год). ’оз€йством она занималась почти так же мало, как и муж, и подобно ему страстно любила свет и развлечени€.

 огда ѕушкин переехали в ѕетербург, дом их "всегда был наизнанку: в одной комнате богата€ старинна€ мебель, в другой пустые стены или соломенный стул; многочисленна€, но оборванна€ и пь€на€ дворн€ с баснословноІ неопр€тностью; ветхие рыдваны с тощими кл€чами и вечный недостаток во всем, начина€ от денег до последнего стакана". ѕриблизительно такова же была их жизнь и в ћоскве, но там это не в такой степени бросалось в глаза: многие состо€тельные двор€нские семьи жили подобным образом ѕушкины отличались от других только большею, так сказать, литературностью; в этом отношении тон давал —ергей Ћьвович, который и по собственной инициативе, и через брата ¬асили€ был в дружбе со многими литераторами и тогдашними умниками; в его доме даже камердинер сочин€л стихи.

¬ раннем детстве јлександр ѕушкин не только не представл€л ничего выдающегос€, но своей неповоротливостью и молчаливостью приводил в отча€ние мать свою, котора€ любила его гораздо меньше, нежели сестрЬ его, ќльгу, и младшего брата, Ћьва (1806 - 1852).  огда принимались слишком энергично исправл€ть его характер и манеры, он убегал к бабушке ћарье јлексеевне √аннибал (после замужества дочери она поселилась с ѕушкиными) и пр€талс€ в ее рабочую корзинку, где его уже не смели тревожить. Ѕабушка была первой наставницей ѕушкина в русском €зыке; от ее же, веро€тно, наслушалс€ он рассказов о семейной старине. ¬ ее сельце «ахарове (или «ахарьине), о котором ѕушкин долго сохран€л при€тные воспоминани€, он слышал песни и видел хороводы и другие народные увеселени€ («ахарово принадлежало к приходу богатого села ¬€зема, которое было когда-то собственностью Ѕориса √одунова и помнило о своем царственном владельце). ƒругой св€зью будущего поэта с народностью служила известна€ јрина –одионовна, когда то вын€нчивша€ мать ѕ., а теперь н€нчивша€ всех ее детей - женщина честна€, преданна€ и очень умна€; она знала бесчисленное количество поговорок, пословиц, песен и сказок и охотно сообщала их своему питомцу. “олько с нею да с бабушкой и еще с законоучителем своим Ѕеликовым (очень образованным человеком) ѕ. имел случай говорит по-русски: отец, мать, тетки (јнна Ћьвовна ѕ. и ≈лизавета Ћьвовна, по мужу —олнцева, тоже имели вли€ние в доме), почти все гости, а главное - гувернеры и гувернантки (большею частью плохие; об одном гувернере, Ўеделе, известно, что любимым его зан€тием была игра в карты - с прислугой) объ€сн€лись с детьми исключительно по-французски, так что и между собою дети приучились говорить на том же €зыке.

ѕ. вначале училс€ плохо (особенно трудно давалась ему арифметика) и от гувернанток испытывал крупные непри€тности, отравившие ему воспоминани€ о детских годах. ќколо 9 лет от роду ѕ. пристрастилс€ к чтениј (разумеетс€, французскому) и, начав с ѕлутарха и √омера в переводе Ѕитобе, перечитал чуть ли не всю довольно богатую библиотеку своего отца, состо€вшую из классиков XVII века и из поэтов и мыслителей эпохи просвещени€.

ѕреждевременна€ начитанность в произведени€х эротических и сатирических, которыми была так богата французска€ литература XVII и ’VIII вв., способствовала преждевременному развитию чувства и ума ѕ., а литературныЧ нравы дома и особа€ любовь, которую —ергей Ћьвович питал к ћольеру - он читал его вслух дл€ поучени€ дет€м - возбудили в мальчики охоту пытать свои силы в творчестве, оп€ть таки главным образом на франц. €з. ћежду наиболее ранними его произведени€ми предание называет комедию "L'Escamoteur" - рабское подражание ћольеру - и шуточную поэму "La Tolyade" (сюжет: война между карликами и карлицами во времена ƒагоберта), начатую по образцу многочисленных франц. пародий XVIII в. на высокий "штиль" героических поэм. ≈сть еще не совсем достоверное указание на целую тетрадку стихотворений, между которыми были и русские. –аннее развитие, по-видимому, не сблизило ѕ. с родител€ми; его характер продолжали исправл€ть, лома€ его волю, а он оказывал энергическое сопротивление.

¬ результате отношени€ обострились настолько, что 12-летний мальчик изо всех домашних чувствовал прив€занность только к сестре и с удовольствием покинул родительский дом. ѕ. думали отдать в »езуитску§ коллегию в ѕетербурге, где тогда воспитывались дети лучших фамилий, но 11 €нвар€ 1811 г. было обнародовано о предсто€щем открытии царско-сельского лице€ и, благодар€ насто€ни€м и хлопотам ј. ». “ургенева, а также дружеским св€з€м —ерге€ Ћьвовича ѕ. с директором нового учебного заведени€, ¬. ‘. ћалиновским, ѕ. решено было туда поместить. √отов€сь к поступлению, ѕ. жил, у д€ди ¬асили€ Ћьвовича и у него впервые встретилс€ с представител€ми петербургского света и литературы. 12 авг. ѕ., вместе с ƒельвигом выдержал вступительный экзамен и 19 окт€бр€ присутствовал на торжестве открыти€ лице€. ѕреподавател€ми лице€ были люди прекрасно подготовленные и большею частью способные. ѕрограмма была строго обдуманна€ и широка€; кроме общеобразовательных предметов, в нее входили и философские и общественно-юридические науки.

„исло воспитанников было ограничено, и они были обставлены наилучшим образом: никаких унизительных наказаний не было; каждый имел свою особую комнатку, где он пользовалс€ полной свободой. ¬ отчете о первоЅ годе конференци€ лице€ говорит, что ученикам "кажда€ истина предлагалась так, чтобы возбудить самоде€тельность ума и жажду познани€... а все пышное, высокопарное, школьное совершенно удал€емо было от их пон€ти€ и слуха"; но отчет, как говорит јнненков, больше выражает идеал, нежели действительность.

ѕрекрасные преподаватели, отчасти вследствие плохой подготовки слушателей, отчасти по другим общественным и личным причинам, оказались ниже своей задачи - давали зубрить свои тетрадки (не исключа€ и  уницына)И иные, как например любимец лицеистов ј. ». √алич, участвовали в пирушках своих аристократических учеников и мирволили им в классах и на экзаменах. ƒаже сама€ свобода или, точные, безнадзорность приносила некоторый вред слишком юным "студентам", знаком€ их с такими сторонами жизни, которые выгоднее узнавать позднее.   тому же, на третий год существовани€ лице€ скончалс€ его первый директор, и почти два года (до назначени€ ≈. ј. Ёнгельгарта, в 1816 г.) насто€щего главы в заведении не было; преподавание и особенно воспитательна€ часть пострадали от того весьма существенно. Ќо с другой стороны, та же свобода, в св€зи с хорошей педагогической обстановкой, развивала в лицеистах чувство человеческого достоинства и стремление к самообразованию. ≈сли солидные знани€ и приходилось окончившим курс приобретать своим трудом впоследствии, то лицею они были об€заны охотой к этому труду, общим развитием и многими гуманными, светлыми иде€ми. ¬от почему они и относились с таким теплым чувством к своему учебному заведению и так долго и единодушно поминали 19-е окт€бр€.

„тение римских прозаиков и поэтов было поставлено в лицее довольно серьезно: классическую мифологию, древности и литературу лицеисты, в том числе ѕ., знали не хуже нынешних студентов. —пособности ѕ. быстрЅ развернулись в лицее: он читал чрезвычайно много и все прочитанное прекрасно помнил; больше всего интересовалс€ он франц. и русской словесностью и историей; он был одним из самых усердных сотрудников в рукописных лицейских журналах и одним из де€тельных членов кружка лицейских новеллистов и поэтов (»лличевский, ƒельвиг,  юхельбекер и др.), которые, собира€сь по вечерам, экспромтом сочин€ли повести и стихи. ”чилс€ ѕ. далеко не усердно.  айданов, преподававший географию и историю, аттестует его так: "при малом прилежании оказывает очень хорошие успехи, и сие должно приписать одним только прекрасным его даровани€м. ¬ поведении резв, но менее противу прежнего".  уницын, профессор логики и нравственных наук, пишет о нем: "весьма пон€тен, замысловат и остроумен, но крайне не прилежен. ќн способен только к таким предметам, которые требуют малого напр€жени€, а потому успехи его очень не велики, особенно по части логики".

»з товарищей знавшие его впечатлительную натуру и отзывчивое, м€гкое сердце, искренно любили его; большинство, замечавшее только его неумеренную живость, самолюбие, вспыльчивость и наклонность к злой насмешкеЙ считало его себ€любивым и тщеславным; его прозвали (французом, преимущественно за прекрасное знание французского €зыка - но в 1811 и след. годах это был во вс€ком случае эпитет не похвальный. –аздражительность, принесенна€ ѕ. еще из дому, получила здесь новую пищу вследствие такого отношени€ большинства товарищей; будущий поэт сам наталкивалс€ на ссоры, а так как он, несмотр€ на огромные способности и остроумие, не отличалс€ быстрой находчивостью, то далеко не всегда мог оставатьс€ победителем, вследствие чего раздражалс€ еще более. ѕредава€сь неумеренной веселости днем, ѕ. часто проводил бессонные ночи в своем No 14 (здесь прожил он целые 6 лет), то облива€сь слезами и обвин€€ себ€ и других, то обдумыва€ способы, как бы изменить к лучшему свое положение среди товарищей.

¬ 1814 г. —ергей Ћьвович ѕ. вновь поступил на службу в ¬аршаве по комиссариату (чиновником он оказалс€, конечно, крайне небрежным), а его 15-летний сын впервые выступил в печати с стихотворением: "ƒругу-стихотворцуѓ (4 июл€, в 13 No "¬естника ≈вропы"), за подписью: јлександр Ќ.  . ш. п.

Ќесмотр€ на подъем патриотического чувства, которое было естественным следствием событий 1812-1814 гг., первые поэтические опыты ѕ. направл€лись не в эту сторону, а €вл€лись подражанием любовной и вакхическоЄ лирике и отчасти сатире французских и русских учеников и продолжателей √ораци€. »з французских поэтов ѕ. больше всего подражал ѕарни, из русских - Ѕатюшкову, ∆уковскому, ¬асилию ѕ. Ќо и в этих "полудетских песн€х на чужой голос" местами слышитс€ будущий ѕ., то в искренности чувства, то в оригинальности мыслей и ощущений, то в силе и смелости от дельных картин и стихов.

¬ этих пробах пера нельз€ не заметить и умень€ усваивать от каждого образца лучшее и быстро отделыватьс€ от его недостатков: так, псевдоклассический арсенал собственных имен, очень богатый в наиболее ранниі стихотворени€х ѕушкина, скоро уступает место умеренному употреблению утвердившихс€ формул; слав€нские выражени€, в роде: пренесенный, взмущенны волны, расточил врагов, черный вран стрежет, быстро редеют и употребл€ютс€ только в наименее задушевных его пьесах. ¬ высшей степени поразителен факт, что одно из произведений 15-летнего лицеиста; который три года назад думал по-французски, сделалосА почти народною песнью и начина€ с 20-х годов перепечатывалось на лубочных листах; это так наз. "–оманс" ("ѕод вечер осенью ненастной"), от которого потом, по забывчивости, отказывалс€ сам автор. ¬ первых (1814 г.) стихотворени€х поражает также раннее развитие чувственности ("  Ќаталье", "  молодой актрисе", " расавице, котора€ нюхала табак"). “о обсто€тельство, что стихи 15-летнего ѕ. попали в печать, не могло очень сильно выдвинуть его между товарищами: редакторы того времени очень любили поощр€ть юные таланты, особенно из хороших фамилий, и первое стихотворение ƒельвига напечатано было еще раньше.

Ќо вот наступил день публичного экзамена 8 €нвар€ 1815 года (переходного в старший класс), на который приехал ƒержавин. ѕушкину велели прочесть собственное стихотворение: "¬оспоминани€ в ÷арском —еле"С написанное (по совету √алича) в державинском и даже отчасти ломоносовском стиле (но местами с истинным чувством, сильно и красиво выраженным), во славу ≈катерины, ее певца и ее победоносного внука. ƒержавин был растроган, хотел обн€ть поэта (который убежал, вследствие юношеской конфузливости) и, говор€т, признал в ѕ. достойного себе наследника. Ёто стихотворение, за полной подписью автора, было напечатано в "–оссийсском ћузеуме", который в том же году поместил и еще несколько произведений ѕ.

— этого времени ѕ. приобретает известность и за стенами лице€, что заставило смотреть на него иными глазами и его самолюбивых родителей, только что переселившихс€ в ѕетербург на посто€нное жительство© 16-ти-летний лицеист отдалс€ поэзии, как призванию, тем более, что через отца и д€дю он имел возможность познакомитьс€ лично с ее наиболее уважаемыми им представител€ми: к нему в лицей заезжали ∆уковский и Ѕатюшков, ободр€ли его и давали ему советы (особенно сильно и благотворно было вли€ние ∆уковского, с которым он быстро и близко сошелс€ летом 1815 г.; см. стих. "  ∆уковскому"). ѕрофессора начинают смотреть на него как на будущую известность; товарищи распевают хором некоторые его пьесы в лицее же положенные на музыку. ¬ своих довольно многочисленных стихотворени€х 1815 г. ѕ. уже сознает силу своего таланта, высказывает глубокую благодарность музе, котора€ скрасила ему жизнь божественным даром, мечтает о тихой жизни в деревне, при условии наслаждени€ творчеством, но чаще представл€ет себ€ эпикурейцем учеником јнакреона, питомцем нег и лени, поэтом сладострасти€, и воспевает пирушки, которые, по-видимому, были гораздо роскошнее и многочисленнее в его воображении, чем в действительности.

¬ это врем€ в ѕ. начинает вырабатыватьс€ способность истинного художника пересел€тьс€ всецело в чуждое ему миросозерцание, и он переходит от субъективной лирики к объективной (см. стихотв. "Ћицинию") Э даже к эпосу ("Ѕова", " азак"). —уд€ по отрывку его лицейских записок (изд. фонда, V, 2), написанное им в этом году представл€ет собою только малую часть задуманного или начатого: он обдумывает героическую поэму ("»горь и ќльга"), начинает комедию и пишет повесть в роде фантастико-тенденциозных повестей ¬ольтера, которого изучает весьма серьезно. —тих ѕ. становитс€ еще более из€щным и легким; местами образность выражений доходит до небывалой в нашей новой словесности степени ("ћечтатель"); зато местами (особенно в похвальных, псевдоклассических стихотворени€х, напр. "Ќа возвращение государ€ из ѕарижа") даже свежа€, оригинальна€ мысль поэта еще не умеет найти себе €сного выражени€.

¬ 1816 г. известность ѕ. уже на столько велика, что стареющийс€ лирик Ќелединский-ћелецкий, которому императрица ћарь€ ‘едоровна поручила написать стихи на обручение великой кн€жны јнны ѕавловны с принцеЩ ќранским, пр€мо отправл€етс€ в лицей и заказывает пьесу ѕ., который в час или два исполн€ет заказ вполне удовлетворительно. »звестные светские поэты (кн. ѕ. ј. ¬€земский, ј. ј. Ўишков) шлют ему свои стихи и комплименты, и он отвечает им, как равный. ƒмитриев и  арамзин выражают очень высокое мнение об его даровании (последний летом этого года жил в ÷арском, и ѕ. был у него в доме своим человеком); с ∆уковским, которого после смерти ƒержавина считали первым поэтом, ѕушкин уже сотрудничает ("Ѕоже цар€ храни!").  руг литературного образовани€ ѕ. значительно расшир€етс€: он перечитывает старых поэтов, начина€ с “редь€ковского, и составл€ет о них самосто€тельное суждение; он знакомитс€ с немецкой литературой (хот€ и во французских переводах). јнакреонтические мотивы Ѕатюшкова начинают, в произведени€х ѕ., уступать место романтизму ∆уковского.

¬ наиболее задушевных стихотворени€х ѕ., господствует элегическое настроение, которое в самом конце пьесы своеобразно заканчиваетс€ примир€ющим аккордом (например "ѕослание к √орчакову"). ¬ообще последние строчки стихотворений ѕ. уже теперь приобретают особую полноту мысли; рельефность и звучность.  рупный факт внутренней жизни поэта за это врем€ - юношеска€, поэтическа€ любовь к сестре товарища,  . ѕ. Ѕакуниной, котора€ жила в ÷арском —еле летом и иногда посещала лицей зимою; самые тонкие оттенки этого идеального чувства, то пережитые, то вычитанные у других лириков (ѕарни и ¬ольтер по-прежнему остаютс€ его любимцами). ѕ. в состо€нии выразить своим м€гким и нежным стихом, которым он иногда позвол€ет себе играть, подобно трубадурам или мейстерзингерам (см. стихотворение "ѕевец").

»деальна€ любовь ѕ.; по-видимому, не мешала увлечени€м иного рода; но и дл€ них он умел находить из€щное выражение, то в полународной форме романса - песенки в тоне ƒмитриева и Ќелединского ("  Ќаташе", горничной кн€жны ¬олконской), то с привнесением оригинальной идеи (напр, "  молодой вдове"). ”мные мысли, искреннее чувство и из€щные пластичные образы находим мы у ѕ. даже в именинных поздравлени€х товарищам и в альбомных стихотворени€х, которые он писал им перед выпуском и копии с которых сохран€л: видно, что и тогда уже он дорожил каждым стихотворным словом своим и никогда не бралс€ за перо только дл€ того, чтобы наполнить пустую страницу.

¬ €зыке его теперь чаще прежнего встречаютс€ смелые дл€ того времени, чисто народные выражени€ (в роде: частехонько, не взвидел и пр.), до тех пор осв€щенные примером одного  рылова (его ѕ. изучал уж• с 15-летнего возраста; см. "√ородок"). Ѕлагодар€ лицейской свободе, ѕ. и его товарищи близко сошлись с офицерами лейб-гусарского полка, сто€вшего в ÷арском —еле.

Ёто было не совсем подход€щее общество дл€ 17-ти-летних "студентов", и вакхическа€ поэзи€ ѕ. именно здесь могла перейти из области мечтаний в действительность; но не следует забывать, что среди лейб-гусар ѕ. встретил одного из самых просвещенных людей эпохи (притом убежденного врага вс€ких излишеств), ѕ. я. „аадаева, который имел на него сильное и благотворное вли€ние в смысле выработки убеждений и характера; да и прославившийс€ своими проказами и "скифскою жаждою". ѕ. Ќ.

 аверин училс€ в геттингенском университете, и не даром же ѕ. видел в нем живое доказательство того, „то резвых шалостей под легким покрывалом » ум возвышенный и сердце можно скрыть (см. "ѕослание к  аверину", в первонач. виде). ƒружеские отношени€ с лейб-гусарами и свежа€ пам€ть о войнах 1812 -15 гг. заставили и ѕ. перед окончанием курса мечтать о блест€щем мундире; но отец, ссыла€сь на недостаток средств, согласилс€ только на поступление его в гвардейскую пехоту, а д€д€ убеждал предпочесть службу гражданскую.

ѕ., по-видимому без особой борьбы и неудовольстви€, отказалс€ от своей мечты и в стихах стал подсмеиватьс€ над необходимостью "красиво мерзнуть на параде". ≈го гораздо более прельщала надежда "погребать покойную академию и Ѕеседу губителей российского слова" (письмо кн. ¬€земскому от 27 марта 1816 г.); он рвалс€ в бой, но в бой литературный.

ѕо родственным и дружеским св€з€м, а еще более по личному чувству и убеждению он был всецело на стороне последователей  арамзина в ∆уковского и вообще всего нового и смелого в поэзии. ≈ще на лицейской скамье он был пылким "арзамасцем", в самых ранних стихотворени€х воевал с "Ѕеседой" и кн. Ўаховским, и на них впервые оттачивал свое остроумие. "јрзамас" оценил его талант и рвение и считал его заранее своим действительным членом. Ќа публичном выпускном экзамене ѕ. читал свое написанное по об€занности (в духе времени), но местами глубоко искреннее стихотворение "Ѕезветрие".

9 июн€ 1817 г. государь €вилс€ в Ћицей, сказал молодым люд€м речь и наградил их всех жалованьем (ѕ., как окончивший по 2-му разр€ду получил 700 р.). „ерез 4 дн€ ѕ. высочайшим указом определен в коллегию иностранных дел и 15 июн€ прин€л прис€гу.

¬ начале июл€ он уехал в отпуск в ѕсковскую губ., в село ћихайловское, где родные его проводили лето. ѕозднее ѕ. вспоминал, как он "обрадовалс€ сельской жизни, русской бане, клубнике и пр.; но - продолжает он - все это нравилось мне недолго. я любил и доныне люблю шум и толпу". ”же за 2 недели до конца отпуска ѕ. был в ѕетербурге и писал в ћоскву кн. ¬€земскому, что "скучал в псковском уединении". ќднако, и из кратковременного пребывани€ в деревне ѕ. вынес несколько плодотворных воспоминаний (знакомство с родственниками √аннибалами и поэтическа€ дружба с обитательницами соседнего “ригорского).

∆изнь, которую вел ѕ. в ѕетербурге в продолжение трех зим (1817-1820), была очень пестра€, на глаза людей, дурно расположенных к нему - даже пуста€, беспор€дочна€ и безнравственна€, но во вс€ком случаЭ богата€ разнообразными впечатлени€ми. ќн скорее числилс€ на службе, чем служил; жил с своими родител€ми на ‘онтанке близ ѕокрова, в небольшой комнате, убранство которой соедин€ло "признаки жилища молодого светского человека с поэтическим беспор€дком ученого".

ƒома он много читал и работал над поэмой "–услан и Ћюдмила", задуманной еще в Ћицее, а вне дома жег "свечу жизни" с обоих концов. ќн проводил вечера и целые ночи с самыми неистовыми представител€ми "золотой молодежи", посещал балет, участвовал в шутовском "оргиальном" обществе "«еленой лампы", изобретал замысловатые, но не невинные шалости и всегда готов был рисковать жизнью из-за ничтожных причин.

"ћолодых повес счастлива€ семь€" состо€ла, однако, из людей развитых и в умственном, и в эстетическом отношении; на их веселых ужинах смело обсуждались политические и экономические теории и литературно-художественные вопросы. — другой стороны, пылкое агрессивное самолюбие ѕ., усиленное ранними успехами, некоторые лицейские св€зи и семейные предани€ (—ерг. Ћьв. был очень тщеславен в этом отношении), влекли его в так наз. большой свет, на балы гр. Ћавал€ и др., где его больше всего привлекали красивые и умные женщины. ѕетербургска€ жизнь ≈вгени€ ќнегина есть поэтически идеализированное (очищенное от прозаических мелочей, в роде недостатка денег и др. неудач) воспроизведение этих двух сторон жизни ѕ. по выходе из лице€. —ущественное различие в том, что у поэта, помимо удовольствий, было серьезное дело, которым он мечтал возвеличить не только себ€, но и –оссию: было еще третье общество, где он отдыхал и от кутежей, и от света.

¬ конце сент€бр€ или в окт€бре 1817 г. ѕ. в первый раз (и в последний, за прекращением заседаний) посетил јрзамас, этот "»ерусалим ума и вкуса", и зав€зал прочные, на всю жизнь, сношени€ с его членами. Ќо јрзамас, при всей свежести идей своих, все же был только литературной партией, кружком, и ѕ. скоро перерос его. ”же в 1818 г. он €вл€етс€ к ѕ. ј.  атенину, взгл€ды которого довольно далеко расходились с принципами јрзамаса, со словами: побей, но выучи.  атенин, как признавал ѕ. впоследствии, принес ему великую пользу: "ты отучил мен€ от односторонности в литературных мнени€х, а односторонность есть пагуба мысли" (письмо 1826 г. No 163).

ѕ. находит врем€ часто видатьс€ с ƒельвигом и  юхельбекером, с которыми его прежде всего соедин€ет любовь к литературе; он посто€нный посетитель суббот ∆уковского, частый гость в доме  арамзина.  огда он, после 8 мес€цев такой слишком переполненной жизни, схватил гнилую гор€чку и должен был потом отлеживатьс€ в постели, он "с жадностью и со вниманием" проглатывает только что вышедшие 8 т. "»стории"  арамзина и всецело овладевает их сложным содержанием.

ќн все умеет обращать на пользу своему великому делу: любовные интриги дали ему в 19 лет такое знание психологии страсти, до которого другие доход€т путем долгого наблюдени€ см. стих. "ћечтателю", I, 192-3)М с другой стороны, вера в высокое призвание спасала его от сетей низкопробного кокетства развратниц (см. "ѕрелестнице", I, 191).

¬ эту пору стихи дл€ него - единственное средство изливать свою душу; как далеко шагнул он в них вперед в смысле красоты формы и силы выражений, видно из невольного восторга друзей-соперников, которые тонко понимали это дело (кн. ¬€земский пишет ∆уковскому 25 апр. 1818 г.: "—тихи чертенка-плем€нника чудесно хороши. ¬ дыму столетий это выражение - город. я все отдал бы за него движимое и недвижимое.  ака€ бести€! Ќадобно нам посадить его в желтый дом: не то этот бешеный сорванец нас всех заест, нас и отцов наших").

ѕо мысли и содержанию многие из них ("  портрету ∆уковского", "”ныние", "ƒеревн€", "¬озрождение") справедливо считаютс€ классическими; в них перед нами уже насто€щий ѕ., величайший русский лирик, дл€ которого вс€ наша предшествующа€ поэзи€ была тем же, чем английска€ драма XV- XVI вв. дл€ Ўекспира. Ќастроени€, в них выражаемые так же разнообразны, как жизнь самого поэта, но к концу периода грустный тон берет €вный перевес: ѕ. недоволен собою и часто "объ€т тоской за чашей ликовань€".

“олько в деревне он чувствует себ€ лучше: больше работает, сближаетс€ с народом, гор€чо сочувствует его т€желому положению; там он возвращаетс€ к видень€м "первоначальных чистых дней". Ќемногие друзь€ ѕ. ценили по достоинству эти многообещающие минуты грусти и просветлени€; другие, огорча€сь его "крупными шалост€ми" и не придава€ значени€ его "мелким стихам", возлагали надежды на публикацию его поэмы: "увидев себ€ - писал ј. ». “ургенев (ѕ. по документам ќст. арх. I, 28) - в числе напечатанных и, следовательно, уважаемых авторов, он и сам станет уважать себ€ и несколько остепенитс€".

Ќад "–усланом и Ћюдмилой" ѕ. работал 1818 и 1819 гг., по мере отделки читал поэму на субботах у ∆уковского и окончил написанное весною 1820 г. ѕроисхождение ее (еще не вполне обследованное) чрезвычайнЭ сложно: все, что в этом и сходных родах слышал и читал юный ѕ. и что производило на него впечатление, как и многое, им пережитое, отразилось в его первом крупном произведении. »м€ геро€ и некоторые эпизоды (напр. богатырска€ голова) вз€ты из "ународившейс€" сказки об ≈руслане Ћазаревиче, которую он слыхал в детстве от н€ни; пиры ¬ладимира, богатыри его вз€ты из  ирши ƒанилова, Ѕа€н - из —лова о ѕолку »гореве: сам ѕ. указывает (песнь IV и соч., V, 120-1) на "ƒвенадцать сп€щих дев" ∆уковского, которого он дерзнул пародировать, и на "см€гченное подражание јриосту", из которого вз€ты некоторые подробности (напр. битва –услана с „ерномором) и даже сравнени€. ≈ще ближе св€зь "–услана" со знаменитою "Pucelle" ¬ольтера, которого ѕ. уже в "Ѕове" называет своею музою; из ее вз€л ѕ. и самую идею обличить идеальную "лиру" ∆уковского "во лжи прелестной"; через нее он впервые познакомилс€ и с манерой јриосто и ѕульчи (Morgante Maggiore; из ее и ее образцов он заимствовал (тоже в см€гченном виде) иронический тон, частые отступлени€, длинные лирические введени€ и манеру мгновенно переносит читател€ с места на место, оставл€€ геро€ или героиню в самом критическом положении; из ее же вз€ты и отдельные мысли и образы.

„тение волшебных сказок јнтуана √амильтона и рыцарских романов, которые в прозаическом изложении "Bibl. des romans" должны были быть известны ѕ. с детства, равно как и близкое знакомство с "ƒушенькой" Ѕогдановича, также имели вли€ние на "–услана и Ћюдмилу". ≈ще важнее и несомненнее, как доказал профессор ¬ладимиров, непосредственные заимствовани€ ѕ. из "Ѕогатырских повестей" в стихах ("јлеша ѕопович" и "„урила ѕленкович"), сочиненных Ќ. ј. –адищевым (ћ., 1801) и основанных на "–усских —казках" ћ. „улкова (1780-1783), оттуда вз€то и им€ героини, и многие подробности. »сторико-литературное значение первой поэмы ѕ. основано не на этих подробност€х (которые сам поэт, называет "легким вздором"), не на мозаически составленном сюжете и не на характерах, которые здесь отсутствуют, как и во вс€ком сказочном эпосе, а на счастливой идее придать художественную форму тому, что считалось тогда "преданьем старины глубокой", и на прелести самой формы, то юношески задорной и насмешливой, то искренней, трогательной и глубоко продуманной, но всегда живой, легкой и в тоже врем€ эффектной и пластичной до ос€зательности.

¬ такой форме все получает новую выразительность и красоту; так напр. вымысел о живой и мертвой воде, едва достойный, по-видимому, внимани€ умного ребенка, в обработке ѕ. всем показалс€ полным смысла и поэзии. ќткуда бы ни вз€л ѕ. эпизод о любви ‘инна к Ќаине, но только знаменитый стих: √ерой! € не люблю теб€ сделал его сильным и высоко художественным. —ам ѕ. считал впоследствии свою первую поэму холодной (—оч. V. 120) - и в ней, действительно, мало чувства и теплоты душевной, сравнительно с " авказским ѕленником", "Ѕахчисарайским ‘онтаном" и пр. » в этом отношении, однако, она несравненно выше всего, что было написано до ее в подобном роде.

Ќациональный элемент в ней крайне слаб и весь состоит из имен, полушутливых восхвалений русской силы, да из полудюжины простонародных образов и выражений; но в 1820 г. и это было неслыханной новостью. ƒобродушный, но умный юмор поэмы, смелое соединение фантастики с реализмом, жизнерадостное мировоззрение поэта, которым волей-неволей проникаетс€ каждый читатель, €сно показали, что с этого момента русска€ поэзи€ навсегда освобождаетс€ от формализма, шаблонности и напускного пафоса и становитс€ свободным и искренним выражением души человеческой. ќттого эта легонька€ сказка и произвела такое сильное впечатление; оттого ѕ. дл€ своих современников и оставалс€ прежде всего певцом –услана, который уже в 1824 г. попал на театральные подмостки (кн. ј. ј. Ўаховской составил волшебную трилогию "‘инн", а ƒидло всю поэму обработал в большой балет).

¬ числе при€телей ѕ. было не мало будущих декабристов. ќн не принадлежал к союзу благоденстви€ (не по нежеланию и едва ли потому, что друзь€ не хотели подвергнуть опасности его талант: во-1-х, в то врем€ еще никакой серьезной опасности не предвиделось, а во-2-х политические де€тели крайне редко руководствуютс€ подобными соображени€ми, - а скорей потому, что ѕ. считали недостаточно дл€ этого серьезным, неспособным отдатьс€ одной задаче), но вполне сочувствовал его вольнолюбивым мечтам и энергично выражал свое сочувствие и в разговорах, и в стихах, которые быстро расходились между молодежью.

ѕри усиливавшемс€ в то врем€ реакционном настроении, ѕ. был на дурном счету у представителей власти.  огда ѕ. был зан€т печатанием своей поэмы, его ода "¬ольность" (т. I, стр. 219) и несколько эпиграмЭ (а также и то, что он в театре показывал своим знакомым портрет Ћувел€, убийцы герцога Ѕеррийского) произвели в его судьбе неожиданную и насильственную перемену. √р. ћилорадович - конечно, не без разрешени€ государ€, - призвал ѕ. к себе и на квартире его велел произвести обыск. √овор€т (пока мы не имеем документальных сведений об этом деле и должны довольствоватьс€ рассказами современников), ѕ. за€вил, что обыск бесполезен, так как он успел истребить все опасное; затем он попросил бумаги и написал на пам€ть почти все свои "зловредные" стихотворени€.

Ётот поступок произвел очень благопри€тное впечатление; тем не менее доклад был сделан в том смысле, что поэт должен был подвергнутьс€ суровой каре; увер€ют, будто ему грозила —ибирь или —оловки. Ќо ѕ. нашел многих заступников: Ёнгельгардт (по его словам) упрашивал государ€ пощадить украшение нашей словесности; „аадаев с трудом, в неприемные часы, проник к  арамзину, который немедленно начал хлопотать за ѕ. перед императрицей ћарией ‘едоровной и графом  аподистрией; усердно хлопотал и ∆уковский, ходатайствовали и другие высокопоставленные лица (ј. Ќ. ќленин, президент академии художеств, кн€зь ¬асильчиков и др.), и в конце концов ссылка была заменена простым переводом "дл€ пользы службы" или командировкой в распор€жение генерала »нзова, попечител€ колонистов южного кра€.

ћежду тем по ѕетербургу распространились слухи, будто ѕ. был тайно подвергнут позорному наказанию; эти слухи дошли до поэта и привели его в ужасное негодование, так что он, по его словам, "жаждал —ибири, как восстановлени€ чести", и думал о самоубийстве или о преступлении. ¬ысылка хот€ отчасти достигала той же цели, и 5-го ма€ ѕ., в очень возбужденном настроении духа, на перекладной, помчалс€ по Ѕелорусскому тракту в ≈катеринослав. ¬от что писал  арамзин через полторы недели после его отъезда кн€зю ѕ. ј. ¬€земскому: "ѕ. был несколько дней совсем не в пиитическом страхе от своих стихов на свободу и некоторых эпиграмм, дал мне слово ун€тьс€ и благополучно поехал в  рым (sic) мес€цев на 5.

≈му дали рублей 1000 на дорогу. ќн был, кажетс€, тронут великодушием государ€, действительно трогательным. ƒолго описывать подробности; но если ѕ. и теперь не исправитс€, то будет чертом еще до отбыти€ своего в ад" ("–усск. јрхив", 1897, No 7, стр. 493).

ћногие при€тели ѕ., а позднее его биографы считали это выселение на юг великим благоде€нием судьбы. ≈два ли с этим можно безусловно согласитьс€. ≈сли новые и разнообразные впечатлени€ следует признат§ благопри€тными дл€ художественного развити€ молодого поэта, то дл€ него столько же было необходимо общение с передовыми умами времени и полна€ свобода. √ений ѕ. сумел обратить на великую себе пользу изгнание, но последнее не перестает от этого быть несчастием.

ѕечальное и даже озлобленное (насколько была способна к озлоблению его добра€ и впечатлительна€ натура) настроение ѕ. в 1821 и последующие годы происходило не только от байронической мировой скорби и от грустных условий тогдашней внутренней и внешней политики, но и от вполне естественного недовольства своим положением поднадзорного изгнанника, жизнь которого насильственно хотели отлить в несимпатичную ему форму и отвлечь от того, что он считал своей высшей задачей.

ѕ. вез о собою одобренное государем письмо графа  аподистрии, которое должен был вручить »нзову: составитель его, очевидно на основании слов ∆уковского и  арамзина, стараетс€ объ€снить проступки ѕ. несчастными услови€ми его домашнего воспитани€ и выражает надежду, что он исправитс€ под благотворным вли€нием »нзова и что из него выйдет прекрасный чиновник "или но крайней мере перворазр€дный писатель". ≈ще характернее ответ »нзова на запрос гр.  аподистрии из Ћайбаха от 13 апрел€ 1821 г.; добрый старик, очевидно, повину€сь внушени€м сверху, рассказывает, как он занимает ѕ. переводом молдавских законов и пр., вследствие чего молодой человек заметно исправл€етс€; правда, в разговорах он "обнаруживает иногда пиитические мысли; но € уверен - прибавл€ет »нзов - что лета и врем€ образум€т его в сем случае".

ѕервые мес€цы своего изгнани€ ѕ. провел в неожиданно при€тной обстановке; вот что пишет он своему младшему брату Ћьву: "приехав в ≈катеринослав, € соскучилс€ (он пробыл там всего около двух недель), поехал кататьс€ по ƒнепру, выкупалс€ и схватил гор€чку, по моему обыкновению. √енерал –аевский, который ехал на  авказ с сыном и двум€ дочерьми, нашел мен€ в жидовской хате, в бреду, без лекар€, за кружкою обледенелого лимонада. —ын его (младший, Ќиколай.... предложил мне путешествие к кавказским водам; лекарь, который с ними ехал, обещал мен€ в дороге не уморить. »нзов благословил мен€ на счастливый путь € лег в кол€ску больной; через неделю вылечилс€.

ƒва мес€ца жил € на  авказе; воды мне были очень полезны и чрезвычайно помогли, особенно серные гор€чие... (следует р€д живых впечатлений кавказской природы и быта). — полуострова “амани, древнего “мутараканскогЧ кн€жества, открылись мне берега  рыма. ћорем приехали мы в  ерчь (следует краткое описание древностей ѕантикапеи). »з  ерчи приехали мы в  ефу (т. е. ‘еодосию)... ќтсюда морем отправились мы, мимо полуденных берегов “авриды, в ёрзуф (иначе √урзуф, тогда принадлежавший герцогу –ишелье), где находилось семейство –аевского. Ќочью на корабле написал € элегию ("ѕогасло дневное светило"), которую тебе присылаю: отошли ее √речу (в "—ын ќтечества") без подписи....  орабль остановилс€ в виду ёрзуфа. “ам прожил € три недели.

ћой друг, счастливейшие минуты жизни моей провел € посреди семейства почтенного –аевского. я не видел в нем геро€, славу русского войска; € в нем любил человека с €сным умом, с простой, прекрасной душою, снисходительного попечительного друга, всегда милого, ласкового хоз€ина. —видетель екатерининского века, пам€тник 12-го года, человек без предрассудков, с сильным характером и чувствительный, он невольно прив€жет к себе вс€кого, кто только достоин понимать и ценит его высокие качества. —тарший сын его (јлександр, имевший сильное вли€ние на ѕ.) будет более, нежели известен. ¬се его дочери - прелесть; старша€ - женщина необыкновенна€. —уди, был ли € счастлив; свободна€, беспечна€ жизнь в кругу милого семейства, жизнь, которую € так люблю и которой € никогда не наслаждалс€, счастливое полуденное небо, прелестный край...".

“ам ѕ. вновь испытал идеальную прив€занность; там он пополнил свое литературное развитие изучением Ўенье и особенно Ѕайрона; там же он начал писать " авк. ѕленника". »з √урзуфа, вместе с генералом и его младшим сыном, ѕ. через Ѕахчисарай отправилс€ в  иевскую губ., в  аменку, имение матери –аевского, а оттуда на место службы в  ишинев, так как во врем€ странствований ѕ. »нзов временно был назначен наместником Ѕессарабской области. ѕ. поселилс€ сперва в наемной мазанке, а потом перебралс€ в дом »нзова, который оказалс€ гуманным в "душевным" человеком, способным пон€ть и оценить ѕ.

ѕоэт пользовалс€ почти полной свободой, употребл€€ ее иногда не лучше, чем в ѕетербурге: он посещал самое разнообразное общество как туземное, так и русское, охотно в много танцевал, ухаживал за дамами и девицами, столь же охотно участвовал в дружественных пирушках и сильно играл в карты; из-за карт и женщин у него было несколько "историй" и дуэлей; в последних он держал себ€ с замечательным самообладанием, но в первых слишком резко и иногда буйно высказывал свое неуважение к кишиневскому обществу. Ёто была его внешн€€ жизнь; жизнь домашн€€ (преимущественно по утрам) состо€ла в усиленном чтении (с выписками и заметками), не дл€ удовольстви€ только, а дл€ того, "чтоб в просвещении стать с веком наравне", и в энергичной работе мысли.

≈го зан€ти€ были настолько напр€женные и плодотворнее петербургских, что ему казалось, будто теперь он в первый раз познал "и тихий труд, в жажду размышлений ("ѕослание „аадаеву"). –езультатом этого €вилась еще небывала€ творческа€ де€тельность, поощр€ема€ успехом его первой поэмы и со дн€ на день усиливающеюс€ любовью и вниманием наиболее живой части публики (так, через полтора мес€ца по приезде в  ишинев ѕ., на основании песни трактирной служанки, написал балладу "„ерна€ Ўаль", а в декабре того же года, задолго до ее напечатани€, по рассказу ¬. ѕ. √орчакова, ее уже твердили наизусть в  иеве).

”же в первые полтора года после изгнани€ ѕ., несмотр€ на частые поездки в  иев (где –аевский командовал корпусом), в  аменку, в ќдессу и пр., написал более 40 стихотворений, поэму " авказский ѕленник" и подготовил "Ѕратьев-разбойников" и "Ѕахчисарайский ‘онтан". Ќо все это едва ли составит третью часть творческих работ, занимавших его в  ишиневе. ќн работает над комедией или драмой, обличающей ужасы крепостного права (барин проигрывает в карты своего старого д€дьку-воспитател€), над трагедией во вкусе јлфиери, героем которой должен был быть ¬адим, защитник новгородской свободы, потом обдумывает поэму на тот же сюжет; собирает материал и вырабатывает план большой национальной поэмы "¬ладимир", в которой он хотел воспользоватьс€ и былинами, и "—ловом о ѕолку »гореве", и поэмою “ассо, и даже ’ерасковым.

ѕод впечатлени€ми аракчеевско-голицынского режима он пишет р€д стихотворений (в том числе довольно обширную, но мало достойную его поэму "√аврилиада" - последний отзвук его преклонени€ перед "ƒевственницей" ¬ольтера) не дл€ печати.  роме того, ѕ. ведет свои записки, ведет журнал греческого восстани€, которым интересовалс€ более нежели многие греки и успех которого предугадал один из первых в ≈вропе: пишет "»сторические замечани€" и производит без посторонней помощи целый р€д исторических, историко-литературных и психологических небольших изысканий, о степени оригинальности которых мы можем судить по немногим случайно дошедшим до нас указани€м (напр. о гербе –оссии, определение западного источника сказки о Ѕове  оролевиче, франц. письмо брату No 32 и пр.).

Ёнерги€ ѕ. в работе тем поразительнее, что в продолжение всех 1/2 лет своего пребывани€ в  ишиневе, он не хотел и не мог примиритьс€ с мыслью о продолжительности своего изгнани€, жил как на биваках, мечтал не нынче-завтра увидетьс€ с петербургскими друзь€ми и посто€нно переходил от надежды к отча€нию. 13 €нв. 1823 г. он просилс€ в непродолжительный отпуск, о чем довели до сведени€ государ€, но высочайшего разрушени€ не последовало. Ёто усиливало оппозиционное настроение ѕ., которое к тому же поддерживалось "демагогическими спорами" "конституционных друзей" его в  иеве и  аменке. —амым крупным событием художественной жизни ѕ. за этот период было создание и по€вление " авказского ѕленника", которого он окончил в  аменке 20 февр. 182 г. (эпилог и посв€щение написаны в ќдессе 15 ма€ того же года) и который вышел в —ѕб. в августе 1822 г. (изд. Ќ. ». √недич, печат. в типогр. √реча).

¬ поэме сам автор различает (письмо No 18) две части, по его мнению плохо св€занные между собою: описательно-этнографическую (лучше удавшуюс€) и романтическо-психологическую; во второй он хотел изобразить "это равнодушие к жизни и ее наслаждени€м, эту старость души (старость молодости, как выражаетс€ он о себе в письмах), которые сделались отличительными чертами молодежи XIX в.". ѕо преданию, в основу поэмы положен рассказ некоего Ќемцова (слышанный ѕ. еще до ссылки) о том, как его будто бы освободила из плена влюбивша€с€ в него черкешенка. ѕерва€ мысль обработать этот сюжет пришла ѕ. в авг. 1820 г., на  авказе; основна€ иде€ и характер геро€, списанного ѕ. с самого себ€ (не с такого, каким он был в действительности, а с такого, каким ему хотелось быть), вы€снились автору под вли€нием изучени€ Ѕайрона. ¬нешнюю отделку, при всей своей строгости к себе и "ѕленнику". ќн не мог не признать шагом вперед против "–услана".

”спех поэмы в публике был огромный; в глазах молодой –оссии того времени именно после ее ѕ. стал великим поэтом ("–услан" сделал его только известным и возбудил ожидани€), да и –осси€ стареюща€с€ должнФ была признать за "либералом" ѕ. "талант прекрасный" ( арамзин, "ѕисьма к ƒмитриеву", стр. 337). ѕрежде всего подкупала читателей форма поэмы, из€щество и сила стихов (из которых иные немедленно стали поговорками), затем поразительный по соединению простоты и эффектности план поэмы и глубоко правдивое чувство; она, действительно, "тайный глас души" поэта, тем более пон€тный читател€м, что и они переживали ту же "болезнь века", более разнообразно и разносторонне, но едва ли более рельефно и сильно выраженную Ѕайроном.

’арактер и судьба черкешенки (недостаток "местного колорита" в ее изображении не мог быть в то врем€ заметен) всем внушали глубокую симпатию и даже возбуждали у лучших критиков (кн€з€ ¬€земского) наивную досаду на поэта, который не выразил, сострадани€ к такому великодушному и благородному существу. ѕозднейша€ критика заметила в сюжете мелодраматичность и в отдельных местах излишнюю приподн€тость тона во вкусе ƒержавина, но современники не могли считать это недостатками. ѕримечани€ ѕ., объ€сн€ющие, что такое шашка, аул, кумыс и пр., ос€зательно показывают, что "ѕленник" был родоначальником всей нашей весьма обширной и важной кавказской поэзии и прозы.

¬ 20-х годах он вызывал и непосредственные подражани€ (" иргизский ѕленник", "ћосковский ѕленник") и уже в 1823 г. был переделан в балет, в свое врем€ очень попул€рный. ¬ 1821 г. ѕ. написал или, вернее, набросал поэму из русской жизни: "Ѕрать€-–азбойники". ќн был очень недоволен ею, и сжег набросок, но один отрывок, в основу которого было положено действительное происшествие - бегство двух закованных арестантов вплавь, случившеес€ в ≈катеринославе при ѕ., - он отделал и послал в печать в 1823 г. (по€вилс€ в "ѕол€рной «везде" за 1825 г), а другими воспользовалс€ много позднее дл€ очень красивой баллады "∆ених".

"Ѕрать€-–азбойники" в насто€щем своем виде интересны в историко-литературном отношении, как свидетельство о стремлении ѕ. соединить байроническое сочувствие сильным натурам, извергнутым из общества с изображением, пока еще очень несовершенным, русского народного быта. ¬ форме нельз€ не заметить пестроты и неровности: сильные, исконно русские выражени€, свидетельствующие о внимательном изучении народной поэзии, сто€т р€дом с выражени€ми слишком искусственными, даже вычурными. ¬  ишиневе ѕ. работал также над "Ѕахчисарайским ‘онтаном" и задумал поэму "÷ыганы", один из мотивов и краски дл€ которой дала ему жизнь.

¬ конце 1822 г., во избежание непри€тных последствий "истории" за картами, »нзов послал поэта в командировку в »змаил: в Ѕуджакской степи ѕ. встретилс€ с цыганским табором и бродил с ним некоторое врем€. ¬  ишиневе же, в мае 1823 г., начат ≈вгений ќнегин. »з произведений меньшего объема этого периода особое значение и вли€ние имели стихотворени€: "Ќаполеон", в котором (особенно в последней строфе) поэт про€вил такое благородство чувства и силу мысли, что все другие русские лирики должны были показатьс€ перед ним пигме€ми, и "ѕеснь о ¬ещем ќлеге" (1 марта 1822 г.), далеко не первый по времени, но первый по красоте и силе продукт национального романтизма в –оссии.

¬ конце кишиневского периода ѕ., все €снее и €снее сознававший свое значение, вступает в де€тельную переписку с двум€ молодыми критиками: ѕлетневым и Ѕестужевым-ћарлинским. ¬ дек. 1822 г. вышла 1-€ книжкЩ "ѕол€рной «везды", имевшей целью руководить общественным мнением; дл€ этого нужно было произвести, так сказать, серьезную ревизию немногому сделанному и объединить лучших делателей. “еперь ѕ. больше чем когда-нибудь огорчаетс€ изгнанием, лишавшим его возможности прин€ть непосредственное участие в важном деле, и рветс€ из полудикого  ишинева в культурную –оссию.

“ак как ему не дозволили даже и на врем€ съездить в ѕетербург, то он обрадовалс€ случаю переехать в ближайший цивилизованный город - ќдессу. ¬от как ѕ. в письме к брату от 25 авг. 1823 г. описывает свое переселение: "«доровье мое давно требовало морских ванн; € насилу уломал »нзова, чтобы он отпустил мен€ в ќдессу. я оставил мою ћолдавию и €вилс€ в ≈вропу (в первых числах июн€); ресторации и италь€нска€ опера напомнили мне старину и, ей-Ѕогу, обновили мне душу. ћежду тем приезжает ¬оронцов. принимает мен€ очень ласково, объ€вл€ет мне, что € перехожу под его начальство, что остаюсь в ќдессе". Ётот перевод устроил ј. ». “ургенев.

¬ начале поэт чувствовал только отрадные стороны одесской жизни; он увлекалс€ европейскими удовольстви€ми, больше всего театром, внимательно присматривалс€ ко всему окружающему, с неослабным интересом следил за ходом греческого восстани€, знакомилс€ с интеллигентными русскими и иностранцами и скоро увлекс€ женой местного негоцианта, красавицей –изнич.

Ќа одесскую молодежь, как человек, он производил дво€кое впечатление: дл€ одних он был образцом байронической смелости и душевной силы, от подражани€ которому их насильно удерживали заботливые родители (см. "«аписки" гр. Ѕутурлина, "–усский јрхив", 1897, кн. V); другие видели в нем "какое-то бретерство, suffisance и желание осме€ть, уколоть других" ("«аписки" Ќ. ¬. Ѕасаргина, "’I’ в." Ѕартенева, стр. 89); но как перед поэтом, перед ним преклон€лись все ценившие поэзию.

ћедовый мес€ц жизни ѕ. в ќдессе был, однако, непродолжителен: уже в но€бре 1823 г. он называет ќдессу прозаической, жалуетс€ на отсутствие русских книг, а в €нваре 1824 г. мечтает убежать не только из ќдессы, но и из –оссии; весною же у него начались настолько крупные непри€тности с начальством, что он чувствует себ€ в худшем положении, чем когда-либо прежде.

ƒело в том, что граф ¬оронцов и его чиновники смотрели на ѕушкина с точки зрени€ его пригодности к службе и не понимали его претензий на иное, высшее значение; а ѕ., теперь более одинокий, чем в  ишиневе (друзей в деловой ќдессе трудно было приобрести), озлобл€лс€ и противопоставил табели о рангах то демократическую гордость ума и таланта, то даже свое шестисотлетнее двор€нство, и мстил эпиграммами, едкость которых чувствовал и сам граф, имевший полную возможность "уничтожить" коллежского секретар€ ѕ.

≈сли одесский год был один из самых непри€тных дл€ поэта, он был зато один из самых полезных дл€ его развити€: разнообразные одесские типы расширили и углубили его миросозерцание, а деловое общество, дорожившее временем, давало ему больше досугу работать, чем при€тельские кружки  ишинева, и он пользовалс€ этим, как никогда прежде. ќн доучилс€ английскому €з., выучилс€ италь€нскому, занималс€, кажетс€, испанским, пристрастилс€ к приобретению книг и положил начало своей, впоследствии огромной библиотеке.

ќн читал все новости по иностранной литературе и выработал себе не только совершенно определенные вкусы и взгл€ды (с этих пор он отдает предпочтение английской и даже немецкой литературе перед французской, на которой был воспитан), но даже дар предвидени€ будущих судеб словесности, который поражает нас немного позднее (см., напр., письмо No 117). ѕо новой русской литературе он столько прочел за это врем€, что €вл€етс€ теперь первым знатоком ее и задумывает р€д статей о Ћомоносове,  арамзине, ƒмитриеве и ∆уковском.

¬ тоже врем€, не без вли€ни€ коммерческого духа ќдессы, где честный заработок ни дл€ кого не считалс€ позорным, и того случайного обсто€тельства, что "Ѕахчисарайский ‘онтан", благодар€ кн€зю ¬€земскому, дал поэту возможность выбратьс€ из сети долгов, ѕ. приходит к отрадному убеждению, что литература может доставить ему материальную независимость (сперва такой взгл€д на поэзию он называет циничным, позднее же он говорит: "я пишу под вли€нием вдохновени€, но раз стихи написаны, они дл€ мен€ только товар").

¬ основу "Ѕахчисарайского ‘онтана" положен рассказ ≈катерины Ќиколаевны –аевской о кн€жне ѕотоцкой, бывшей женою хана  ерим-√ире€. —ам ѕ. и кн€зь ¬€земский (предпославший поэме "–азговор между издателем и классиком с ¬ыборгской стороны или с ¬асильевского ќстрова") видели в нем как бы манифест романтической школы, что выразилось в отсутствии определенности и €сности сюжета, элегическом тоне и €ркости местного колорита.

¬ последнем отношении образцом дл€ поэта служил Ѕайрон (см. письмо No 110), вли€ние которого очевидно также и во многих частност€х, и в обрисовке титанического характера √ире€: но противоположение двух одинаково живых и рельефных женских характеров, эффектна€ и полна€ искреннего чувства сцена между «аремой и ћарией и задушевный лиризм последней части - неотъемлема€ собственность ѕ. "‘онтан", сравнительно с "ѕленником", представл€ет важный шаг вперед полным отсутствием "элемента высокости" (Ѕелинский), который еще св€зывал ѕ. с предшествующим периодом.

„исло лирических произведений ѕ., написанных в ќдессе, невелико: он был слишком поглощен самообразованием в работой над двум€ большими поэмами - "ќнегиным" и "÷ыганами", "ќнегина" автор называет спервЭ романом в стихах "вроде ƒон ∆уана"; в нем он "забалтываетс€ донельз€", "захлебываетс€ желчью" и не надеетс€ пройти с ним через цензуру, отчего и пишет "спуст€ рукава"; но постепенно он увлекаетс€ работой и, по окончании 2-ой главы, приходит к убеждению, что это будет лучшее его произведение.

”езжа€ из ќдессы, он увозит с собою 3-ью главу и "÷ыган", без окончани€. ќтъезд ѕ. был недобровольный: граф ¬оронцов, может быть с добрым намерением, дал ему командировку "на саранчу", но ѕ., смотревший на свою службу как на простую формальность, на жалованье - как на "паек ссыльного", увидел в этом желание его унизить и стал повсюду резко выражать свое неудовольствие.

√раф ¬оронцов написал 23 марта 1824 г, графу Ќессельроде (буквальный смысл его письма - в пользу ѕ., но в нем нельз€ не видеть сильного раздражени€ вельможи против непочтительного и самомнительного подчиненного), что, по его мнению, ѕ. следовало бы перевести куда-нибудь вглубь –оссии, где могли бы на свободе от вредных вли€ний и лести развитьс€ его счастливые способности и возникающий (sic) талант; в ќдессе же много людей, которые кружат ему голову своим поклонением будто бы отличному писателю, тогда как он пока "только слабый подражатель далеко не почтенного образца", т. е. Ѕайрона.

Ётот отзыв ¬оронцова не имел бы особенно печальных последствий дл€ ѕ., если бы приблизительно в тоже врем€ не вскрыли на почте письма самого поэта к кому-то в ћоскву (No 6), в котором он пишет, что берет "уроки чистого атеизма... система не столь утешительна€, как обыкновенно думают, но, к несчастию, более всего правдоподобна€". “отчас же ѕ. был отрешен от службы и сослан в ѕсковскую губ., в родовое имение, причем ему был назначен определенный маршрут без заезда в  иев (где проживали –аевские).

30 июл€ 1824 г. ѕ. выехал из ќдессы и 9 августа €вилс€ в ћихайловское-«уево, где находились его родные. —начала его прин€ли сердечно (письмо No 76), но потом Ќадежда ќсиповна и —ергей Ћьвович (имевший неосторожность прин€ть на себ€ официально об€занность надзирать за поведением сына) стали страшитьс€ вли€ни€ опального поэта на сестру и брата.

ћежду отцом и сыном произошла т€жела€ сцена (которой много позднее ѕ. воспользовалс€ в "—купом рыцаре"): "отец мой, воспользовавшись отсутствием свидетелей, выбегает и всему дому объ€вл€ет, что € его бил, потом - что хотел бить. ѕеред тобой (пишет ѕ. ∆уковскому) € не оправдываюсь, но чего же он хочет дл€ мен€ с уголовным обвинением? –удников сибирских и вечного моего бесчести€? —паси мен€!" ¬ конце концов родные ѕ. уехали в ѕетербург и —ергей Ћьвович отказалс€ наблюдать за сыном, который осталс€ в ведении местного предводител€ двор€нства и насто€тел€ —в€тогорского монастыр€.

¬ одиночестве ѕ. развлекалс€ только частыми визитами в соседнее “ригорское, к ѕ. ј. ќсиповой, матери нескольких дочерей, у которой, кроме того, проживали молодые родственницы (между другими - и г-жа  ерн). ∆ительницы “ригорского, по-видимому, больше интересовались поэтом, нежели интересовали его, так как его серьезна€ прив€занность была направлена к одесской его знакомой.  ак ни значительна была напр€женность работы ѕ. в  ишиневе и в ќдессе, в ћихайловском, в особенности в зимнее врем€, он читал и думал по крайней мере вдвое больше прежнего.  ниг, ради Ѕога, книг! - почти посто€нный его припев в письмах к брату.

— раннего утра до позднего обеда он сидит с пером в руках в единственной отопл€емой комнатке михайловского дома, читает, делает заметки и пишет, а по вечерам слушает и записывает сказки своей н€ни и домоправительницы. ѕод вли€нием обстановки теперь он больше, чем прежде, интересуетс€ всем отечественным: историей, пам€тниками письменности и народной живою поэзиею; он собирает песни (дл€ чего иногда переодеваетс€ мещанином), сортирует их по сюжетам и изучает народную речь, чем пополн€ет пробелы своего "прокл€того" воспитани€. Ќо это изучение родины идет не в ущерб его зан€ти€м литературой и историей всемирной.

ќн вчитывалс€ в Ўекспира, в сравнении с которым Ѕайрон, как драматург, теперь кажетс€ ему слабым и однообразным. ¬ тоже врем€ он воспроизводит с удивительной точностью поэтический стиль и объективное миросозерцание ћагометова  орана. ¬осток, Ўекспир и изучение исторических источников, вместе с годами и одиночеством, заставл€ют его спокойно смотреть на мир Ѕожий, больше вдумыватьс€, чем чувствовать, философски относитьс€ к прошлому и насто€щему, если только последнее не возбуждало страстей его.

¬ €нв. 1825 г. ѕ. посетил будущий декабрист ». ». ѕущин, который привез ему "√оре от ума"; он заметил в поэте перемену к лучшему: ѕ. стал "серьезные, проще, рассудительнее". ћельком прослушанна€ комеди€ вызвала известное письмо ѕ. к Ѕестужеву (No 95), показывающее необыкновенную тонкость и зрелость критического суждени€ (написанное двум€ мес€цами позднее письмо к тому же Ѕестужеву No 103 - примен€ет такую же критику ко всему ходу современной ему литературы и совпадает во многом с наиболее светлыми иде€ми Ѕелинского).

”мственна€ и художественна€ зрелость, €сно сознаваема€ поэтом (немного позднее ѕ. пишет Ќ. Ќ. –аевскому: "€ чувствую, что дух мой вполне развилс€: € могу творить") и твердо установившеес€ миросозерцаниеП про€вл€ющеес€ в стихотворени€х этого периода, не мешали ему страшно томитьс€ одиночеством и выдумывать довольно несбыточные планы дл€ своего освобождени€ из "обители пустынных вьюг и хлада". — братом Ћьвом и дерптским студентом ¬ульфом, сыном ќсиповой, он составил нечто в роде заговора с целью устроить себе побег за границу, через ƒерпт, и одно врем€ настолько верил в возможность этого дела, что прощалс€ с –оссией прекрасным (неоконченным) стихотворением.

¬ то же врем€ он испытал и легальное средство: под предлогом аневризма он просит позволени€ ехать дл€ операции и лечени€ в одну из столиц или за границу. ѕлан бегства не осуществилс€, а дл€ лечени€ ѕ. был предоставлен г. ѕсков. ¬есною ѕушкина посетил бар. ƒельвиг. Ќа осень он осталс€ совсем один, за временным отъездом соседок. ќт этого усиливаетс€ и жажда свободы, и творческа€ производительность: к зиме он оканчивает IV главу "ќнегина", "Ѕориса √одунова" и поэму "√раф Ќулин".

”знав о 14 дек., ѕ. сперва хотел ехать в ѕетербург, затем вернулс€, чтобы подождать более положительных известий, а получив их, сжег свои тетради. — крайне т€желым чувством следил он за ходом арестов. ”спокоившись и одумавшись, он решил воспользоватьс€ отсутствием своего имени в списках заговорщиков и начал хлопотать о своем возвращении, сперва частным образом, потом официально.

¬ июле 1826 г. ѕ. послал через губернатора письмо государю, с выражением раска€ни€ и твердого намерени€ не противоречить своими мнени€ми общеприн€тому пор€дку. ¬скоре после коронации он был с фельдъегерем увезен в ћоскву и 8 сент., пр€мо с дороги, представлен государю, с которым имел довольно продолжительный и откровенный разговор, после чего получил позволение жить где угодно (пока еще кроме ѕетербурга, куда доступ был ему открыт в мае 1827 г.), причем император вызвалс€ быть его цензором.

Ќапр€женна€ работа мысли ѕушкина в михайловский период нагл€дно выразилась тем, что с этого времени он начал писать и прозаические статьи: в 1823 г. он напечатал в "ћосковском “елеграфе" очень едкую заметку "ќ M-me —таль и √-не ћ." (за подписью —т. јр., т. е. старый арзамасец), где выразил свое уважение и благодарность знаменитой писательнице за симпатию, с которой она отнеслась к –оссии, - и статью: "ќ предисловии г-на Ћемонте к переводу басен ». ј.  рылова", в которой он дает глубоко обдуманный очерк истории русского €зыка и такую умную и точную характеристику Ћомоносова, что ее и до сих пор смело, с великою пользою, можно вводить в учебник словесности. Ёти два года - из самых плодотворных и дл€ лирики ѕ. ¬ начале он обрабатывает мотивы привезенные с юга, €ркие краски которого видны в "јквилоне", "ѕрозерпине", "»спанском романсе" и др. «атем про€вл€ютс€ в его пьесах вновь созревшие мысли и более прежнего уравновешенные чувства ("–азговор книгопродавца с поэтами"; два "ѕослани€ к цензору"); даже "¬акхическа€ песн€", по исходной точке тожественна€ с юной его лирикой, заканчиваетс€ глубоко гуманной мыслью.

‘орма еще совершеннее: на невольном досуге даже шутливые пьесы, как "ќда гр. ’востову", отделываютс€ необыкновенно тщательно.   концу периода немногочисленные лирич. произведени€ выражают лишь скоропреход€щие настроени€ минуты: ѕ. всецело погружен в поэмы и драму. ≈ще 10 окт. 1824 г. он окончил поэму "÷ыганы", начатую в ќдессе 10 мес€цами раньше. ’от€ она напечатана только в 1827 г., но оказала сильное и благотворное вли€ние на публику много раньше, так как сделалась известной в огромном количестве списков.

»м€ геро€ (јлеко-јлександр) показывает, что по первоначальному замыслу он должен был воспроизвести самого поэта; затем, по мере освобождени€ ѕ. из под вли€ни€ Ѕайрона, јлеко оказываетс€ первым €рко и объективно очерченным характером, в обработке которого байронизм подвергаетс€ жестокому осуждению, трезвость и гуманность содержани€, необыкновенна€ €сность плана, небывала€ простота и живописность €зыка, рельефность всех трех действующих лиц и их положений, драматизм главных моментов, полный реализм обстановки и наконец целомудрие при изображении полудикой, свободной любви - все это черты новые даже в ѕ., не говор€ о современной ему поэзии.

ѕротивопоставление эгоизма грозного обличител€ общественных зол јлеко, который "дл€ себ€ лишь хочет воли", истинному свободолюбию и справедливости старого цыгана - первый гражданский подвиг ѕ., "смелый урок", который дает поэт черни; лучшее доказательство его убедительности и великой полезности - вдохновенно кроткие строки великого критика, Ѕелинского.

¬сецело михайловскому периоду принадлежит "√раф Ќулин", о происхождении которого автор говорит: "перечитыва€ "Ћукрецию", довольно слабую поэму Ўекспира, € подумал: что если б Ћукреции пришла в голову мысль дать пощечину “арквинию? Ѕыть может, это охладило бы его предприимчивость, и он со стыдом принужден был отступить...

ћысль пародировать историю и Ўекспира €сно представилась, € не мог противитьс€ двойному искушению и в два утра написал эту повесть". "√р. Ќулин", по необыкновенной легкости стиха и стройности рассказа, и производит впечатление капризного вдохновени€ минуты.  ритика жестоко напала на ѕ. за безнравственность его поэмки, но читатели (и, как свидетельствует гр. Ѕенкендорф, император Ќиколай) были чрезвычайно довольны ею. Ёто одно из немногих произведений ѕ., свидетельствующих о его таланте изображать и отрицательную сторону жизни.

ѕо сравнению с √оголем, его сатира кажетс€ более легкой, как будто поверхностной; но невозможно указать в нашей литературе другое изображение пошлости русских парижан того времени, более типичное и резкое по существу; да и вс€ помещичь€ жизнь, с виду така€ патриархальна€, оказываетс€ насквозь проеденною распутством. Ќа поэмке видно и вли€ние "Ѕеппо" Ѕайрона, и изучение русской литературы XVIII в., воевавшей с петиметрами, и увлечение ехидным сарказмом  рылова: но из€щный реализм целого и подробностей всецело принадлежит ѕ.

¬ ћихайловском написана также народна€ баллада "∆ених"; сюжет ее - обломок из кишиневской поэмы "Ѕрать€-–азбойники", теперь, под вли€нием рассказов јрины –одионовны, обработанный как сказка-анекдот. с эффектной разв€зкой.  ак в форме стиха, так и в содержании ѕ., очевидно, соперничает с ∆уковским (с "√ромобоем" и другими русскими, балладами) и в смысле народности одерживает над учителем блест€щую победу. —амое крупное и задушевное произведение михайловского периода - "Ѕорис √одунов", или, как сам ѕ. озаглавил его: " омеди€ о насто€щей беде московскому государству, о царе Ѕорисе и о √ришке ќтрепьеве". ѕ. начал ее в конце 1824 г. и окончил к сент€брю 1825 г., усердно подготовившись к ней чтением.

"»зучение Ўекспира,  арамзина и старых наших летописей дало мне мысль оживить в драматической форме одну из самых драматических эпох нашей истории. Ўекспиру € подражал в его вольном и широком изображении характеров;  арамзину следовал € в светлом развитии происшествий; в летопис€х старалс€ угадать €зык тогдашнего времени; источники богатые: успел ли € ими воспользоватьс€, не знаю".

—ам ѕ. называет "Ѕориса √одунова" романтической драмой и тем указывает на главное теоретическое пособие - "„тение о драматическом искусстве" ј. ¬. Ўлегел€, откуда он восприн€л резко отрицательное отношениЅ к трагедии классической и идею национальной драмы (отсюда и заглавие), но отринул все узкоромантическое, мечтательное и мистическое (как и из  арамзина исключил все сентиментальное).

Ќад каждым, даже третьестепенным лицом он работал с необыкновенным прилежанием: целые сцены, вполне отделанные, он исключал, чтоб не ослабить впечатлени€ целого. ѕо окончании труда, ѕ. был чрезвычайн• доволен им. "я перечел его вслух один, бил в ладоши и кричал: ай-да ѕушкин!" Ќо он не спешит печатать "Ѕориса" и держит его в портфеле целые 6 лет: он сознает, что его пьеса - революци€, до понимани€ которой пока не доросли ни критика, ни публика, и предвидит неуспех, который может невыгодно отразитьс€ на самом ходе дорогого ему дела. ƒаже восторг московских литераторов, которых во врем€ чтени€ 12 окт. 1826 г. "кого бросало в жар, кого в озноб, волосы поднимались дыбом" и пр. (Ѕарсуков, "∆изнь и труды ѕогодина", II, 44), даже видимый успех "—цены в келье", которую ѕ. напечатал в начале 1827 г. ("ћоск. ¬ест.", No 1), не заглушили его опасений, и они оправдались вполне.

 огда в начале 1831 г. вышел "Ѕорис", со всех сторон послышались возгласы недоумени€ и недовольства или резного осуждени€: классики искали "сильных, возвышенных чувствований"и находили только "верные спискµ с обыкновенной природой"; поклонники ѕ. и романтики искали "блестков", свойственных поэту, разгула страстей и поразительных эффектов и находили, что здесь все слишком просто, обыденно, почти скучно; огромное большинство признавало Ѕориса "выродком", который не годитс€ ни дл€ сцены, ни дл€ чтени€.  атенин называет драму "ученическим опытом", "куском истории", разбитым на мелкие сцены, а женский крик за сценой признает пр€мо "мерзостью"; ». ј.  рылов прилагает к ней анекдот о горбуне. — другой стороны, кн. ¬€земский находит в "Ѕорисе" "мало создани€";  юхельбекер ставит его ниже "“. “ассо"  укольника. “олько  иреевский в "≈вропейце", да отчасти Ќадеждин поддержали ѕ. ѕозднее все, даже и Ѕелинский, еще со времен студенчества восторгавшийс€ прекрасными частност€ми, упрекали ѕ. за рабское следование  арамзину.

ѕ. был глубоко огорчен нападени€ми, на которые ответила за него истори€: этот "выродок" €вилс€ отцом всей национальной русской драмы, и внутренн€€ величава€ стройность этих "обломков"  арамзина тепер§ €сна вс€кому ученику гимназии. «иму 1826-27 г. ѕ. провел главным образом в ћоскве (он уезжал по осени в ћихайловское, где с наслаждением смотрели, на "покинутую тюрьму", и в ѕсков), жив€ у —оболевского на —обачьей площадке, в дер. –енкевич.

ќн вполне наслаждалс€ своей свободой и обществом, тем более, что москвичи прин€ли его с распростертыми объ€ти€ми, как величайшего поэта (в начале 1826 г. вышло 1-е изд. его "—тихотворений"), либеральна€ молодежь видела в нем чудом спасенного друга декабристов, которым он шлет "ѕослание в —ибирь", а убежденные защитники существующего пор€дка радовались искреннему его примирению с правительством ("—тансы"). ѕ. широко пользовалс€ до тех пор мало знакомой ему благосклонностью судьбы; он посещал и салоны умных дам (напр. кн. «. ¬олконской), и светские балы, и сходбища так назыв. "архивной молодежи", и холостые пирушки. –ассе€нна€ жизнь не мешала ему работать. Ќедовольный существовавшими тогда журналами и альманахами, он еще в ћихайловском мечтал об основании серьезного и добросовестного журнала; теперь оказалось возможным осуществить эти мечтани€. —реди "архивной молодежи", из которой иные, как ƒ. ¬еневитинов, импонировали даже ѕ. умом своим и талантом, он нашел людей, ему сочувствующих. Ѕыло решено издавать, при посто€нном участии ѕ., "ћосковский ¬естник", в редакторы которого был избран ћ. Ќ ѕогодин.

¬ продолжение трех лет ѕ. добросовестно служил новому журналу (в тоже врем€ он считал своим нравственным долгом поддерживать альманах бар. ƒельвига "—еверные ÷веты"), хот€ в его отношени€х к московскому кружку нельз€ не заметить некоторой двойственности. ќн вполне сочувствовал его серьезному взгл€ду на литературу, его убеждению в праве искусства на безграничную свободу и желанию низвергнуть господство французского вкуса, но он вовсе не хотел подчин€ть нашу юную словесность философским немецким теори€м (которые он и понимал не€сно).

  московскому году жизни ѕ. относ€тс€ "«аписка о народном образовании", написанна€ по поручению государ€, и "—цена из ‘ауста". "«аписка" очевидно, вытекла из разговора императора с ѕ., в котором поэт указаµ на плохую систему воспитани€ русских двор€н, как на причину по€влени€ декабристов: она развивает р€д мыслей оригинальных и умных, иногда односторонних, но во вс€ком случае не соответствовавших видам правительства. "Ќова€ сцена между ћефистофелем и ‘аустом" написана под вли€нием ¬еневитинова, который в стихотворном послании убеждал ѕ. изучать √ете. —одержание ее вымышлено и далеко не вполне в духе √ете; ‘ауст ѕ. выражает только одну сторону прототипа - рефлексию, убивающую вс€кое наслаждение, и представл€ет амальгаму из √ете и Ѕайрона. Ѕеспощадный анализ ћефистофел€ ближе к источнику, но и в нем виден отзвук "демона" юности ѕ.

¬ мае 1827 г. ѕ. дозволено было ехать в ѕетербург и он поспешил воспользоватьс€ позволением: но к осени он, "почу€ рифмы", уехал в ћихайловское. “ам, сознав будущность романа и повести, он начал исторический роман "јрап ѕетра ¬еликого", в котором, не смотр€ на новость дл€ него этого рода творчества, про€вил великое мастерство, главным образом в серьезном, объективном тоне рассказа, в отсутствии слащавого преувеличени€, ненатурального изображени€ старины.

«иму 1827-1828 года, как и весну, лето и часть осени 1828 г., ѕ. провел большею частью в ѕетербурге (жил в ƒемутовом трактире), откуда иногда ездил в ћоскву (останавливалс€ обыкновенно у Ќащокина). ≈гЭ душевное состо€ние за это врем€ - тревожное, часто т€желое; медовый мес€ц его наслаждени€ свободою давно прошел; через гр. Ѕенкендорфа он не раз получал выговоры, хот€ и в деликатной форме; не раз ему давало себ€ чувствовать недоверие низших органов власти (напр. в крайне нелепом, разбиравшемс€ в сенате деле о списке стихотворени€ јндрей Ўенье).

— другой стороны ѕ. недоволен услови€ми личной жизни: кружок близких людей сильно поредел (брат далеко на службе, сестра в €нв. 1828 г. вышла замуж); молодость, минутами представл€вша€с€ ему р€дом ошибок см. "¬оспоминание", II, 37; ср. "26 ма€ 1828 г.", II, 38), прошла, и ѕ. чувствовал потребность устроитьс€, положить конец душевным скитани€м, но пока не находил к тому возможности.

¬есною 1828 г. ѕ. обратилс€ с просьбою о прин€тии его в действующую армию и отказ прин€л за выражение немилости государ€ (см. ј. ј. »вановский, "–усска€ —тарина", 1874, IX, 392 и след.); также напрасно он просилс€ ехать за границу.

“оска и огорчени€ столь же мало преп€тствовали энергичной творческой работе ѕ., как и все более и более усиливавшеес€ недоброжелательство критики, которое началось с того времени, как поэт стал принадлежаті одному литературному органу, а также наивное недовольство публики, котора€ ждала от каждой новой строчки поэта какого-то чуда.

ƒовольно многочисленный, и по форме, и по содержанию безупречные лирические стихотворени€ этого периода представл€ют летопись душевной жизни поэта; некоторые из них ("¬оспоминание", II, 37; "26 ма€ 1828 г.", II, 38) служат выражением безутешного отча€ни€.

Ќо творческие силы поэта при этом даже растут: в окт. 1828 г. ѕ. начал "ѕолтаву" и окончил ее менее, чем в мес€ц. ѕерва€ мысль о поэме из жизни ћазепы возникла у него еще при чтении "¬ойнаровского" –ылеева; узнав из ее, что ћазепа обольстил дочь  очубе€, "€ изумилс€ - говорит ѕ. - как мог поэт пройти мимо столь страшного обсто€тельства". явилось сильное желание изобразить любовную историю старого гетмана, дл€ чего подготовительную работу составл€ло чтение "»стории ћалой –оссии" Ѕантыша- аменского и др. пособий; в это врем€ план зрел в голове ѕ.; рамки его раздвигались, и романтическа€ поэма естественно сплеталась с исторической, с изображением одного из важнейших моментов к истории новой –оссии (здесь начало увлечени€ ѕ. ѕетром, столь важного дл€ его будущей де€тельности).

ѕоэма вышла в 1829 г. и не имела успеха: не нашли в ней того блеска и €ркости, которыми плен€лись в ѕ., не пон€ли необходимости сли€ни€ частного с общим, что составл€ет особенность всех лучших художественныА воссозданий прошлого. Ќемногие истинные поклонники ѕ. (напр.  юхельбекер) оценили и в то врем€ "ѕолтаву" по достоинству, а теперь, несмотр€ на успехи исторической науки, нам трудно, почти невозможно отрешитьс€ от того поэтического колорита, которым ѕ. облек полтавскую битву,  очубе€, ћазепу и пр. "ѕолтава", опоэтизировавша€ природу ћалороссии и ее быт, открыла дорогу повест€м √огол€ и "“арасу Ѕульбе".

ѕерелом в характере и образе жизни поэта, когда-то необыкновенно живого ("вертл€вого", по выражению ћ. Ќ. ѕогодина) и жадного к развлечени€м, а теперь наклонного проводить целые дни молча, на диване, с трубкой во рту("ћатер.", 216), разрешилс€ предложением, которое он сделал юной (род. 1813 г.) московской красавице Ќ. Ќ. √ончаровой. ѕолучив не вполне благопри€тный ответ, 1 ма€ 1829 г. он уехал на  авказ, провел около 2-х недель в “ифлисе и потом отправилс€ в действующую армию (где находилс€ брат его), с которой вошел в јрзерум.

–езультатом путешестви€ был р€д кавказских стихотворений и путешествие в јрзерум, изд. много позднее. ѕо возвращении в ћоскву он был так холодно прин€т у √ончаровых, что немедленно ускакал в деревню, а потом (в но€бре) переехал в ѕетербург.

¬ начале 1830 г. несмотр€ на самое гор€чее участие в "Ћитерат. √азете" бар. ƒельвига, к которой ѕ. чувствовал несравненно большую симпатию, нежели к "ћоск. ¬естнику" ѕогодина (в "√азете" действовали почти исключительно его друзь€ и единомышленники), он чувствовал себ€ настолько т€жело, что просил позволени€ уехать за границу или, по крайней мере, сопровождать посольство в  итай. Ќо это было временное отча€ние, обусловленное личными причинами. ”слыхав, как Ќ. Ќ. √ончарова блестит на балах, и удостоверившись, что об нем отзываютс€ лучше, чем он ожидал, он уехал в ћоскву, возобновил предложение и получил согласие. —емейство √ончаровых сто€ло на высшей ступени общественной лестницы, чем ѕ., но было разорено не менее.

√лавою семьи считалс€ дедушка, обширное промышленное предпри€тие которого готово было рухнуть чуть не каждый день за неимением наличных денег. ћать Ќат. Ќик., невесты ѕ., была очень "тонна€", но, по-видимому, довольно расчетлива€ дама. ѕрин€в предложение ѕ. (6 ма€ была помолвка), эксплуатировали его св€зи, а свадьбою не спешили и от невесты держали его в почтительном отдалении, причем будуща€ теща иногда устраивала ему довольно крупные непри€тности.

¬следствие всего этого ѕ. иногда впадал в отча€ние, которое и выражал близким люд€м (см. письмо No 211); но он искренно любил свою невесту, и припадки "хандры у него быстро смен€лись душевной бодростью и умственной энергией.

¬ таком настроении, в конце августа 1830 г., он поехал в Ѕолдино (Ќижегородской губ.), часть которого отец выдел€л ему в виду женитьбы, чтобы устроить залог имени€ и воспользоватьс€ осенним временем дл€ работы. ¬следствие холеры и карантинов, ѕ. оставалс€ там 8 мес€цев в полном уединении, но с таким приливом вдохновени€, какого у него давно не бывало.

ѕо возвращении он пишет ѕлетневу (No 261): "¬от что € привез сюда: две последние главы "ќнегина", восьмую и дев€тую, совсем готовые в печать; повесть, писанную октавами (стихов 400), которую выдам anonyme; несколько драматических сцен или маленьких трагедий, именно: "—купой –ыцарь", "ћоцарт и —альери", "ѕир во врем€ чумы" и "ƒон ∆уан". —верх того написал около тридцати мелких стихотворений. ’орошо? ≈ще не все (весьма секретное, дл€ теб€ единого): написал € прозою п€ть повестей, от которых Ѕаратынский ржет и бьетс€ и которые напечатаем также anonyme. ѕод моим именем нельз€ будет, ибо Ѕулгарин заругает".

Ќет сомнени€, что многое из перечисленного получило в Ѕолдине только окончательную обработку, а кое что доделывалось и позднее; так напр., один отрывок из путешестви€ ќнегина, "ќдесса", был уже напечатан в 1827 г., а письмо ќнегина к “ать€не дописывалось в 1831 г. в ÷арском —еле; тем не менее болдинский период можно считать временем завершени€ знаменитой поэмы-романа, котора€, по исчислению самого поэта, писалось 7 лет 4 мес€ца и 17 дней, а на самом деле более 9 лет (с 28 ма€ 1822 г. до 3 окт€бр€ 1831 г.) и уже около 5 лет держала в напр€жении читающую публику, 1-а€ глава была напечатана в 1825 г. вместе с "–азговором книгопродавца с поэтом", с предисловием, в котором автор сравнивает "≈вгени€ ќнегина" с "Ѕеппо, шутливым произведением мрачного Ѕайрона", и сам указывает на сходство геро€ с " авказским ѕленником". ќна была раскуплена чрезвычайно быстро и вызвала оживленные толки.

Ѕлизкие к ѕ. люди ( атенин) отожествл€ли с ќнегиным самого поэта: литературные староверы подн€ли вопль против безнравственности поэмы и низких предметов, ею изображаемых. ѕолевой считал ее воплощением романтизма, а романтик Ѕестужев возмущалс€ ничтожностью сюжета. —редние читатели были в восторге от из€щества формы и жизненности содержани€.

2-а€ глава, вывод€ща€ на сцену Ћенского и дающа€ первый абрис Ћариных, также написана на юге, а напечатана в 1826 г. ќна увеличила интерес публики, но вызвала только двусмысленную похвалу Ѕулгарина и посмертный отзыв ¬еневитинова, который приветствовал поворот в поэзии ѕ. к национальным типам и жизни.

√л. 3 ("Ѕарышн€", как ее дл€ себ€ озаглавил ѕ.; наиболее психологическа€), написанна€ в ћихайловском и напечатанна€ в 1827 г., довела интерес публики до небывалого в –оссии и редкого за границей напр€жени€: о “ать€не говорили повсеместно как о живом лице, и ѕ. упрашивали получше устроить ее судьбу, 4-а€ и 5-а€ главы (написаны тоже в ћихайловском, как и 6-а€), наиболее драматическа€, изданные вместе в 1828 г., вызывают длинный р€д рецензий, которые составл€ют поворотный пункт в отношени€х ѕ. к современной ему литературе.

Ѕольшинство критиков, признава€ "редкое дарование" и называ€ автора, "любимым поэтом", из беспристрасти€ нападают на частности и не наход€т в поэме ни плана, ни св€зи, ни характеров; нападени€ последнего рода, обнаруживавшие полное непонимание целого, глубоко огорчили и озлобили ѕ. 6-а€ глава ("ѕоединок"), представл€юща€ разв€зку драмы, не сделала критиков умнее. √лава 7-а€ ("ћосква") написана под московскими впечатлени€ми; она €вилась в 1830 г., когда ѕ. имел уже свой орган, сто€л во главе литературной партии и жестоко расправл€лс€ с противниками, которые с своей стороны старались его унизить всеми мерами (см. Ѕарсуков, "ѕогодин", III, 15, 25 и др.). “еперь в Ѕолдине, не побужденный, но утомленный беспринципностью борьбы, поэт спешит расстатьс€ с героиней и героем, оставив последнего как бы на середине жизненного пути.

Ќеослабный интерес публики, между прочим, нагл€дно выразилс€ в том, что дл€ крайне простой и естественной разв€зки в судьбе героини немедленно начали приискивать живые оригиналы (см. "¬оспоминани€"‘ранцевой, "»сторический ¬естник", 1883, май, и ¬. ј. “имир€зева, "»сторический ¬естник", 1896, июнь, стр. 977).

» теперь. крайне трудно дать оценку романа ѕ., посмотреть на него со стороны: мы так сроднились с его действующими лицами, что они нам представл€ютс€ живыми и близкими. ћы только можем сопоставл€ть и§ с другими создани€ми того же поэта. ѕо характеру геро€ и по основной задаче, выраженной в сюжете, "≈вгений ќнегин" ближе всего к "÷ыганам"; ќнегин тот же јлеко, только реализованный, приуроченный к обыденной действительности великорусского двор€нского быта.

«адача поэта - воссоздать его со всеми его добрыми и дурными сторонами, - а так как последние оказываютс€ очень существенными, то развенчать его (не щад€ в нем и самого себ€), сохранив, однако, душевное к нему участие наблюдател€; развенчание производитс€ посредством указани€ его "литературных источников" ("»ль маской щегольнет иной"; "ћосквич в √арольдовом плаще, уж не пароди€ ли он?"), а участие сохран€етс€ за ним потому, что он все же лучше и нравственно крупнее окружающих его, и потому; что т€готитс€ он бесцельностью существовани€ и р€дом вынужденных глупостей.  ак јлеко оказываетс€ несосто€тельным при сопоставлении с близкими к природе дикар€ми, так ќнегин несосто€телен при сопоставлении с простой, но нравственно здоровой деревенской девушкой. —оздание поэтического типа этой девушки - велика€ заслуга. ѕ., имевша€ важное историческое значение; отсюда тургеневские женщины и женщины "¬ойны и ћира", отчасти и позднейшее стремление русских женщин к подвигу. ¬ общем "≈вгений ќнегин" - полное и верное воспроизведение полукультурной жизни русского двор€нства того времени, во всех ее разнообразных област€х и оттенках.

"ѕовесть, писанна€ октавами", "ƒомик в  оломне": это "игрушка, сделанна€ рукой великого мастера" (Ѕелинский), напоминающа€ средневековые фабльо, источники "сказок" Ћафонтена. ¬ основе ее, суд€ по местЬ действи€, лежит анекдот из юношеских лет ѕ. ’от€ ѕ. в теории и отвергал цель в поэзии, но такую бесцельную шалость он решилс€ издать только анонимно.

¬ историко-литературном отношении важнее самой повести ее введение, представл€ющее нечто небывалое в истории поэтической формы. Ёто такое искусное жонглирование размером и звучной рифмою, что после этого или в обыденной речи проза должна была заменитьс€ стихами, или в литературном рассказе стихи должны были уступить место живой прозаической речи.

— этих пор ѕ. дл€ мелкого повествовани€ стихотворной формы уже не употребл€ет. ћаленькую трагедию "—купой рыцарь" ѕ. приписал английскому поэту „енстону, которого, как доказал еще јнненков, на свете не существовало. ѕричина такого "подлога" - семейные воспоминани€, которыми отчасти воспользовалс€ поэт: отец его часто про€вл€л крайнюю скупость (хот€ вообще и был крайне нерасчетлив) по отношению к сыновь€м.

"—купой рыцарь" - полна€ драма, с развитием характеров и катастрофой; по задаче это - глубокое психологическое исследование, проникнутое гуманной идеей пробуждени€ "милости к падшим"; искалечивша€ сильную душу барона страсть, развивша€с€ на почве пессимизма и честолюби€, делает его страдальцем - и страдание примир€ет с ним. ѕьеса: "ћоцарт и —альери в рукописи была озаглавлена "«ависть" и основана на анекдоте об отношени€х двух композиторов. «десь тоже решаетс€ трудный психологический вопрос об источнике в развитии низкой страсти в сильной душе; попутно в живых образах устанавливаетс€ различие между гением и талантом. "ѕир во врем€ чумы" - р€д сцен, действительно переведенных с английского (из пьесы ƒжона ¬ильсона - см. VI, 388 "The City of the Plaque", вышедшей в 1816 г.); но песн€ ћери и песн€ президента, лучшие места пьесы, сочинены ѕ.

„етыре сцены, составл€ющие " аменного гост€", образуют полную драму, изображающую геро€ народных преданий, испанского ‘ауста, с большей глубиной и человечностью, нежели у предшественников ѕ. (пособи€мЭ дл€ него служили ћольер и ƒа-ѕонте). ѕоэт воспользовалс€ только типом Ћепорелло и разв€зкой: все остальное - его собственное создание, чудное по жизненности лиц и положений (характеристику см. у Ѕелинского).

"ќколо 30 мелких стихотворений", написанных или отделанных в Ѕолдине, представл€ют поразительное разнообразие по форме, темам и настроению поэта. √осподствующий тон - бодрый, жизнерадостный (даже в элегии: "Ѕезумных лет..."); даже мало симпатичные поводы вдохновл€ют поэта к прекрасным пьесам (лична€ полемика Ѕулгарина - в "ћоей родословной").

–€дом с этим обрабатываютс€ мотивы, ничего общего с моментом не имеющие ("ѕоэту", "—тамбул", "¬ельможе" и пр.), иногда глубоко печальные (напр. "Ўалость"). "ѕовести Ѕелкина" (вместе с "Ћетописью села √орохина") - важный шаг в литературной карьере ѕ. ќн с ранней юности высоко ценил не только ¬. —котта, но и ‘ильдинга и —терна.

ѕригл€дыва€сь теперь к ходу европейской словесности, он предугадал скорое торжество нравоописательной повести и романа и решил испытать свои силы, пробу€ разные тоны, во всегда остава€сь реалистом. убежденным противником романтических повестей-поэм в стиле Ѕестужева-ћарлинского. ќн очень дорожил успехом "повестей", но скрыл свое им€, прос€, однако, шепнуть его —мирдину, чтоб он шепнул покупател€м.

 ритика встретила их крайне враждебно (даже и позднее Ѕелинский не придавал им значени€), но они раскупались и читались с удовольствием, несмотр€ на небрежность отделки, и ѕ., больше довер€вший публики, нежели критике, счел опыт удавшимс€.

ѕо возвращении в ћоскву, ѕушкин "сладил с тещей" и новый 1831 г. встретил в очень бодром состо€нии духа; даже "Ѕорис √одунов" некоторое врем€ радовал его своим успехом. 19 €нвар€ он получил известие о смерти ƒельвига; "постараемс€ быть живы", пишет он ѕлетневу, и как будто скоро примир€етс€ с печальной необходимостью - но вдова и брать€ его покойного товарища навсегда остаютс€ предметом его де€тельной заботливости.

18 феврал€ произошла свадьба ѕушкина. "я женат и счастлив", пишет он ѕлетневу 24 февр. "ќдно желание мое, чтобы ничего в жизни моей не измен€лось; лучшего не дождусь. Ёто состо€ние дл€ мен€ так ново, что, кажетс€, € переродилс€".

  этому периоду московской жизни ѕушкина относитс€ его сближение с наиболее серьезным из его литературных врагов, Ќадеждиным, в "“елескопе" которого за этот год ѕ. поместил две полемические статьи: "“оржествЄ дружбы" и "Ќесколько слов о мизинце г. Ѕулгарина", за подписью ‘еофилакта  осичкина (он начал прибегать к прозе, вместо эпиграмм, еще с 1829 г. в с большей систематичностью и крайним увлечением продолжал это в "Ћитературной √азете" ƒельвига);эти статьи - верх €довитого остроуми€, редкое соединение тонкой и злой иронии с резкой хлесткостью.

—огласно заранее начертанному плану (в котором не последнюю роль играло желание быть подальше от тещи), ѕ. в мае едет в —.-ѕетербург, откуда немедленно пересел€етс€ на дачу в ÷арское —ело. “ам ѕушкин оставалс€ безвыездно до конца окт€бр€, отделенный от ѕетербурга холерою и карантинами, но в обществе ∆уковского. Ќесмотр€ на плохое состо€ние своих финансовых дел (о которых теперь ѕ. заботитс€ гораздо больше, чем прежде), поэт продолжает быть в радостном настроении, что очень благопри€тно отражаетс€ на его творчестве.

¬ида€сь почти ежедневно с ∆уковским (третьим в их беседе часто бывал юный √оголь, только что введенный в их общество, но прин€тый по-братски). - ѕ. вступил с ним, некоторым образом, в соперничество на поприще обработки сказок: написал "—казку о царе —алтане" (сюжет который занимал его еще в  ишиневе) и шутливую сказку о попе и работнике его Ѕалде (рифмованной прозой, на подобие подписей под лубочными картинками) - и ни дл€ кого не было сомнени€, что он еще раз победил своего учител€ €ркостью и жизненностью образов.

ѕ. идет рука об руку с ∆уковским (а через него и со двором) в своем отношении к политическому моменту, который переживала в то врем€ –осси€, 2 авг. написано " леветникам –оссии", а 5 сент. - "Ѕородинска€ годовщина" (оба стихотворени€ напечатаны, вместе с стихотвор. ∆уковского, особой брошюркой).

≈ще в июле ѕ. (очевидно, поощренный к тому свыше) через гр. Ѕенкендорфа выражает желание быть полезным правительству изданием политическо-литературного журнала и просит позволени€ работать в архивах, чтобы "исполнить давнишнее желание написать историю ѕетра ¬еликого и его наследников до ѕетра III". Ќа первое его предложение пока промолчали, а второе удовлетворили в большей мере, нежели он мог наде€тьс€: его прин€ли вновь на службу в коллегию иностр. дел, с жалованьем в 5000 руб., без об€зательных зан€тий, но с правом работать во всех архивах.

ѕереехав в ѕетербург и по возможности устроившись (у него еще оставались карточные долги от холостой жизни, а расходы, по его словам, увеличились вдес€теро), ѕушкин чрезвычайно энергично прин€лс€ за работу в архивах, не оставл€€ и чисто литературных трудов.

ѕосеща€ разнообразные круги общества (начина€ от самых высших, где жена его блистала на балах), ѕ. имел возможность убедитьс€, что отечественна€ литература стала возбуждать живой интерес даже в тех сферахЌ где прежде игнорировали ее существование, и молодежь начинает смотреть на званье литератора, как на нечто достойное зависти. ќн проникалс€ тем большим желанием стать во главе вли€тельного органа.

Ћетом 1832 г. старани€ его увенчались успехом и литературно-политическа€ газета была ему разрешена. „тобы пустить это дело в ход, он в сент€бре ездил в ћоскву и там, вместе с —. —. ”варовым, посетил московский университет, где дружески беседовал с своим прежним противником, проф.  аченовским. “ам от Ќащокина ѕ. услыхал рассказ о некоем ќстровском, который, вследствие притеснений богатого соседа, лишилс€ имени€ и сделалс€ врагом общества; ему сейчас же пришла иде€ сделать из этого роман, которым, по возвращени€ в ѕетербург, он и зан€лс€ с таким увлечением, что невозможность осуществить план издани€ газеты весьма слабо огорчила его.

¬ 3 с 1/3 мес€ца роман был окончен и даже снабжен выпиской из подлинного дела о неправедном отобрании имени€ у законного владельца. Ќо, приближа€сь к разв€зке (и продолжа€ в тоже врем€ собирать по архивам материалы дл€ истории ѕугачевского бунта), ѕ., очевидно, почувствовал недовольство своим произведением и стал обдумывать другой роман - из эпохи ѕугачевщины, а "ƒубровского", заключив наскоро набросанными двум€ эффектными сценами, оставил в рукописи и даже не переписанным (он был напечатан только в 1841 г.).

ѕ. был прав и в своем увлечении, и в разочаровании: по замыслу, "ƒубровский" - одно из величайших его произведений, начинающее новую эпоху в литературе: это - социальный роман, с рельефным изображением барского самодурства, чиновничьей продажности и открытого безсуди€.

ѕо форме, в которую отлилась иде€, это - заур€дный разбойничий роман, достойный имени ѕ. только простотой и живостью изложени€, гармонией частей, отсутствием всего лишнего и фальшиво-сентиментального и несколькими сценами и подробност€ми.

“о обсто€тельство, что роман ѕ. с такой задачей был пропущен цензурою в 1841 г., служит ос€зательным доказательством его неудачливости, а поглощающий интерес, с которым он и в насто€щее врем€ читаетс€ подростками, показывает, что ѕушкин был истинным художником и в слабых своих набросках.

ќдновременно с "ƒубровским", ѕушкин работал над так наз. "ѕесн€ми западных слав€н", за которые, в самый год по€влени€ их в печати (в "Ѕибл. дл€ „тени€" 1835 г.), его пыталс€ осме€ть французский литератор, давший ему сюжеты большинства их. “еперь доказано, что ѕ. вовсе не был так наивен, как воображал мистификатор.

¬ 1827 г. в ѕариже вышла небольша€ книжка: "La Guzla ou choix de poesies illyriques, recueillies dans la Dalmalie etc.". —оставитель ее, ћериме, за€вив в предисловии о своем близком знакомстве с €зыком иллирийских слав€н и с их бардами и рассказав биографию одного певца, ћаглановича, дал прозаический перевод 29 его песен.

„увству€ сомнение в их безусловной подлинности, ѕ. вз€л из них всего 11, да и из тех 4 переложил искусственным размером с рифмами, и к ним прибавил 2 песни, переведенные им самим из собрани€ ¬ука ("—оловей"Н "—естра и брать€"), две сочиненные им в тоне подлинных ("ќ √еоргии „ерном" и "¬оевода ћилош") и одну ("яныш  оролевич") составленную на основании югослав€нского сказани€.

—обира€сь печатать их, он через —оболевского обратилс€ к ћериме с просьбою разъ€снить, "на чем основано изобретение странных сих песен". ¬ ответе своем (напечат. ѕ. при издании "ѕесен" в IV т. "—тихотв.") ћериме увер€л, будто при составлении книжки он руководствовалс€ только брошюркой консула в Ѕанъ€луке, знавшего по-слав€нски так же мало, как он сам, да одной главой из италь€н. "ѕутешестви€ в ƒалмацию" ‘ортиса (1774 г.). “оже повторил он при 2-м изд. "√узлы", в 1840 г.

Ќа самом деле, ћериме больше мистифицировал публику во 2-м издании, чем в 1-м: он в раннем детстве провел несколько лет в ƒалмации, где отец его состо€л при маршале ћармоне, да и при составлении "√узлы" имел больше пособий, чем увер€л в 1885 и 1840 гг. ¬о вс€ком случае ѕушкин как при выборы так и при обработке его песен про€вил редкое поэтическое чутье и понимание духа национальной слав€нской поэзии.

—южетом песни "яныш  оролевич" ѕ. воспользовалс€ дл€ "–усалки", над которой он работал в ту же зиму 1832-33 г. (начал он ее гораздо раньше - еще в 1828 г.), может быть готов€ ее как либретто дл€ опер§ ј. Ќ. ≈саулова; к сожалению, эта чудна€ народна€ драма осталась недоконченною. Ёто высший пункт, которого достиг ѕушкин в уменье примирить вековое национальное творчество с личным, соединить сказочную фантастику и первобытный лиризм с драматичностью положений и глубоко гуманной идеей.

ќ так наз. «уевском окончании "–усалки" (напечатано в "–усском јрхиве" 1897 г,. No 3) см. ст. ‘. ≈.  орша в "»звести€х ќтд. –усского €зыка и словесности" (1898 г., III, кн. 3). ¬ эту вторую зиму своей петербургской жизни ѕ. по прежнему счастливь любовью к жене, но далеко недоволен положением своих дел.

23 февр. 1883 г. он пишет Ќащокину: "∆изнь мо€ в ѕетербурге ни то, ни се. «аботы мешают мне скучать. Ќо нет у мен€ досуга, вольной холостой жизни, необходимой дл€ писател€.  ружусь в свете; жена мо€ • большой моде; все это требует денег, деньги достаютс€ мне через мои труды, а труды требуют уединени€".

Ћето 1833 г. ѕ. жил на даче на „ерной речке, откуда ежедневно ходил в архивы работать над эпохой пугачевщины, име€ в виду одновременно и исторический очерк, и роман (будущую " апитанскую дочку").

¬ августе он испросил себе двухмес€чный отпуск, чтоб осмотреть край, где разыгралась пугачевщина, побывал в  азани, —имбирске, ќренбурге, ”ральске и около 11/2 мес€цев провел в Ѕолдине, где привел в пор€док "«аписки о ѕугачеве", перевел 2 баллады ћицкевича, отделал лучшую из своих сказок - "ќ рыбаке и рыбке" - и написал поэму "ћедный ¬садник", котора€ первоначально должна была составл€ть одно целое с "–одословной моего геро€", но потом, без сомнени€ к своей выгоде, отделилась от нее.

ѕо основной идее, противополагавшей личные интересы - общим, государственным, маленького, слабого человека с его личным счастьем - страшной силе, символизированной в медном великане, личность пострадавшего не должна выдвигатьс€ вперед; довольно одного намека на былую славу его предков.

»дею вступлени€ ѕ. вз€л из статьи Ѕатюшкова: "ѕрогулка в академию художеств". ћысль сделать из статуи ‘альконета палладиум ѕетербурга пришла поэту, говор€т, под вли€нием рассказа гр. ћ. ё. ¬ьельгорскогФ о видении, сообщенном јлександру I в 1812 г. кн. ј. Ќ. √олицыным.

ѕо достоверному преданию (см. кн. ѕ. ѕ. ¬€земского, "ѕ. по документам ќстаф. јрхива", —ѕб., 1880, стр. 77), в первоначальном тексте был очень сильный монолог ≈вгени€ против петровской реформы, ныне исчезнувший. "ћедный ¬садник" не был пропущен цензурою (напеч. по смерти ѕ. в "—оврем.", т. V), что неблагопри€тно отозвалось на делах ѕ. (см. п. No 358).

  тому же 1833 г. относ€тс€ сказки: "ќ мертвой царевне" и "ќ золотом петушке", без сомнени€ основанные на старых запис€х ѕ., и поэма "јнджело" - переделка пьесы Ўекспира "ћера за меру", в которой ѕ., очевидно, пленил психологический вопрос, как нетерпимость к порокам других может уживатьс€ с собственным падением. Ќаконец, к тому же 1833 г. относитс€ и последн€€ редакци€ глубокой по идее и чудно-прекрасной по выполнению, но доведенной только до половины поэмы "√алуб". ќна задумана воврем€ путешестви€ по  авказу в 1829 г. и, суд€ по обеим программам, до нас дошедшим, должна была изображать геро€ “азита сознательным носителем идеи христианской любви и готовности на страдани€. "√алуб" - одно из крупных указаний на присущее ѕ. в это врем€ искреннее и сильное религиозное чувство.

¬ конце 1833 г. ѕ. пожалован камер-юнкером, а в марте 1834 г. ему дано 20000 руб. на печатание "»стории ѕугачевского бунта". Ќесмотр€ на это, ѕ. становитс€ все труднее и труднее жить в ѕетербурге: свой годовой бюджет он исчисл€ет в 30000 руб., а доходы его крайне неопределенны.   тому же дела его родителей были настолько запутаны, что он принужден был вз€ть их на себ€, после чего и отец, и брат обращаютс€ к нему за деньгами, как в собственный сундук.

ћаленькое придворное звание, принуждающее его, вместе с юнцами из лучших фамилий, бывать на всех торжествах, доставл€ет ему немало непри€тных минуть и уколов его чувствительного самолюби€.

Ћетом 1834 г., принужденный остатьс€ в ѕетербурге из-за работы и отпустив семью в деревню, к родным жены, он пишет ей: "я не должен был вступать на службу и, что еще хуже, опутать себ€ денежными об€зательствами..ђ «ависимость, которую налагаем на себ€ из честолюби€ или из нужды, унижает нас. “еперь они смотр€т на мен€, как на холопа, с которым можно им поступать, как им угодно" (No 387).

¬скоре после этого, раздраженный р€дом мелких непри€тностей, ѕ. подал в отставку; но ∆уковской и другие благожелатели поспешили его "образумить", а государь обвинил его в неблагодарности, так что он должен был вз€ть свою просьбу назад, с изъ€влением глубокого раска€ни€.

¬ сент€бре 1834 г., когда ѕ. жил в Ѕолдине, устраива€ дела отца и ожида€ вдохновени€, у него начинает вновь созревать мысль о журнале. «имою 1834- 35 г. с ѕ. живут сестры Ќатальи Ќиколаевны, что увеличивает число светских знакомств ѕ. ¬ —мирдинской "Ѕиблиотеке дл€ „тени€" по€вл€ютс€; между прочим, его "√усар" и "ѕикова€ дама" (последн€€ производит фурор даже в высшем петербургском свете) - два наиболее характерные выражени€ русского реального романтизма, созданного ѕ., где фантастика неотделима от пластически выраженной действительности.

ѕ. по прежнему усердно работает в архивах, собира€ материалы дл€ истории ѕетра ¬еликого, и утешаетс€ развитием русской литературы, вступавшей, с усилением вли€ни€ √огол€, в новый фазис.

Ћичные дела ѕ. запутаны по прежнему, и он принужден просить о новой милости - о ссуде в 30000 руб., с погашением долга его жалованьем; милость эта была ему оказана, но не избавила его от затруднений. ќсенью 1835 г. в ћихайловском он долго ожидает вдохновени€: ему преп€тствуют заботы о том, "чем нам жить будет?" (пис. No 428).

ƒл€ поправлени€ своих дел ѕ. вместе с ѕлетневым, при непременном участии √огол€, задумал издать альманах; когда же материалу оказалось более, чем нужно, он решил издавать 3-х мес€чный журнал "—овременник".

¬озможность осуществить свое давнишнее желание очень ободрила ѕ.; по возвращении в ѕетербург, куда он был вызван раньше срока отпуска опасной болезнью матери, он начал работать с давно небывалой энергией. Ётот усиленный труд дурно отзывалс€ на нервах ѕ. и без того непомерно возбужденных и расшатанных.

 о 2-ой половине 1835 г. ѕ. начал писать историческую драму: "—цены из рыцарских времен"; план ее был очень широко задуман. Ѕрат Ѕертольд, занимающийс€ алхимией, введен сюда вовсе не дл€ пополнени€ средневековой обстановки: его знаменитое открытие должно было обусловить разв€зку, поэт имел в виду не мрак средних веков, а гибель их под ударами пробужденного народа и великих изобретений.

“огда же он прин€лс€ за отделку чрезвычайно оригинальной и по форме, и по содержанию повести "≈гипетские ночи", куда входила антична€ поэма, сюжет которой занимал его с самого  ишинева. ¬ажное автобиографическое значение имеет неоконченна€ элеги€: "¬новь € посетил". ƒо какой небывалой ни прежде, ни после энергии дошел стих ѕ., видно из его оды-сатиры: "Ќа выздоровление Ћукулла" (против —. —. ”варова), попул€рность которой была потом крайне непри€тна самому автору (см. п. No448).

Ќачало 1836 г. ѕ. посв€щает приготовлени€м к "—овременнику", 1-€ книжка которого, составленна€ очень старательно и умело и открывавша€с€ стих. "ѕир ѕетра ¬еликого" (высокохудожественный отзвук архивных зан€тий поэта), вышла 11 апрел€ в отсутствие ѕ., у которого 29 марта умерла мать: он поехал в ћихайловское (в —в€тогорский монастырь) хоронить ее и кстати откупил себе могилу.

¬се лето, которое ѕ. провел на даче на  аменном ќстрове, ушло на работы по "—овременнику". ¬ 4-ой его книжке был напечатан целиком лучший роман ѕ.: " апитанска€ дочка"; поэт задумал его еще в 1833 г., во врем€ усиленных работ над пугачевщиной, но совершенно в ином виде - только как романический эпизод из смутного времени (по 1-ой программе герой Ўванвич, по 2-й - Ѕашарин, лица более или менее исторические; в основе нынешней редакции - рассказ об офицере, замешанном в пугачевском процессе, которого спас старик отец, лично обратившийс€ к императрице.

ѕодробности см. в книге Ќ. ». „ерн€ева, " апитанска€ дочка, историко-критический этюд", ћ., 1897). ѕростота и правдивость тона и интриги, реализм характеров и картин, тонкий добродушный юмор не были оценені по достоинству современниками ѕ., но на будущие судьбы русского исторического романа " апитанска€ дочка" имела огромное и благотворное вли€ние.

ќстава€сь истинным и безусловно правдивым художником, ѕ. сознательно заступаетс€ за униженных и оскорбленных; "извергу" ѕугачеву он придает доброе сердце, а героиней, восстановительницей правды, делает совсем простую и робкую девушку, котора€ двух слов сказать не умеет, но инстинктом и сердечностью замен€ет блеск ума и силу характера " апит.

ƒочка" наиболее €ркое про€вление того поворота в творчество ѕ., который чувствуетс€ уже после 1830 г. и который сам поэт называет воспеванием милосерди€ и призывом милости к падшим ("ѕам€тник").

≈ще в 1832 г. он задумал повесть "ћари€ Ўонинг", в основе которой лежала истори€ девушки и вдовы, казненных за мнимое преступление. ќт повести сохранились только два начальных письма, когда и кротка€ героин€, и ее подруга еще не успели испытать всех ужасов нужды и жестоких законов, но уже началась война между несчастной сиротой и бессердечным обществом. Ќельз€ не признать кровного родства между ћарией Ўонинг и ћашей " апит. дочки".

— этим поворотом совпадает стремление поэта к изображению современного общества, "как оно есть": в 1835 г. ѕ. обдумывал роман "–усский ѕельгам", к которому вдохновил его юношеский социальный роман Ѕульвера: "ѕельгам или приключени€ джентльмена".

¬ обоих сохранившихс€ планах ѕ. герой очищаетс€ от своего легкомысли€ страданием и тем, что считаетс€ в глазах общества падением (он сидит в тюрьме по обвинению в уголовном преступлении); злоде€ романа ѕ. характеризует словами tres comme il faut.

Ќо этот поворот не успел завершитьс€ и выразитьс€ в зрелых и законченных художественных работах: дни ѕ. были сочтены. ¬ петербургском большом свете, куда ѕ. вступил после женитьбы, он и жена его были "в моде": жена - за красоту и из€щество манер, он - за ум и талант. Ќо их не любили и охотно распростран€ли об них самый €довитые сплетни.

ƒаже кротка€ Ќаталь€ Ќиколаевна возбуждала злую зависть и клеветы (см. письмо ѕ. к ѕ. ј. ќсиповой, No435); еще сильнее ненавидели самого ѕ., прошлое которого иные находили сомнительным, а другие - пр€мо ужасным, и характер которого, и прежде не отличавшийс€ сдержанностью, теперь, под вли€нием т€желого и часто ложного положени€ (он должен был представл€тьс€ богаче, чем был в действительности), бывал резок до крайности.

≈го агрессивное самолюбие, его злые характеристики, некоторые его стихотворени€ ("ћо€ родословна€", "Ќа выздоровление Ћукулла" и пр.) возбуждали к нему скрытую, но непримиримую злобу очень вли€тельных и ловких людей, искусно раздувавших общее к нему недоброжелательство. ѕ. чувствовал его на каждом шагу, раздражалс€ им и часто сам искал случа€ сорвать на ком-нибудь свое негодование, чтоб навести страх на остальных.

4 но€бр€ 1836 г. ѕ. получил три экземпл€ра анонимного послани€, заносившего его в орден рогоносцев и, как он был убежден, намекавшего на настойчивые ухаживани€ за его женой кавалергардского поручика бар. ƒантеса, красивого и ловкого иностранца, прин€того в русскую службу и усыновленного голландским посланником, бар. √еккереном. ѕ. давно уже замечал эти ухаживани€ (п. No 47) и воспользовалс€ получением пасквил€, чтобы вмешатьс€ в дело.

ќн отказал ƒантесу от дому, причем ƒантес играл роль такую "жалкую", что некоторое сочувствие, которое, может быть, питала Ќаталь€ Ќиколаевна к столь "возвышенной страсти" - сочувствие, старательно подогревавшеес° бар. √еккереном, - потухло в "заслуженном презрении".

“ак как сплетни не прекращались, то ѕ. вызвал ƒантеса на дуэль; тот прин€л вызов, но через бар. √еккерена (см. п. No 477; ср. "¬оспом." гр. ¬. ƒ. —ологуба, ћ., 1866, стр. 49) просил отсрочки на 15 днейШ ¬ продолжение этого времени ѕ. узнал, что ƒантес сделал предложение его сво€ченице ≈к. Ќ. √ончаровой - и вз€л свой вызов назад.

—вадьба произошла 10 €нвар€ 1837 г.; друзь€ ѕ. успокоились, счита€ дело поконченным. Ќо излишние и со стороны иных злостные старани€ сблизить новых родственников снова все испортили: ѕ. очень резко выражал свое презрение ƒантесу, который продолжал встречатьс€ с Ќатальей Ќиколаевной и говорить ей любезности, и √еккерену, который усиленно интриговал против него. —плетни не прекращались.

¬ыведенный окончательно из терпени€, ѕ. послал √еккерену крайне оскорбительное письмо, на которое тот отвечал вызовом от имени ƒантеса. ƒуэль произошла 27 €нвар€, в 5-м часу вечера, на „ерной речке, прФ секундантах: секретар€ франц. посольства д'јршиаке (со стороны ƒантеса) и лицейском товарище ѕ., ƒанзасе.

ƒантес выстрелил первым и смертельно ранил ѕ. в правую сторону живота; ѕ. упал, но потом приподн€лс€ на руку, подозвал ƒантеса к барьеру, прицелилс€, выстрелил и закричал: браво! когда увидал, что противник его упал.

Ќо, почувствовав опасность своего положени€, ѕ. оп€ть стал добрым и сердечным человеком: прежде всего старалс€ не испугать жены, потом постаралс€ узнать правду от докторов, послал к государю просить прощени€ дл€ своего секунданта, исповедывалс€, приобщилс€, благословил детей, просил не мстить за него, простилс€ с друзь€ми и книгами, перемогал ужаснейшие физические страдани€ и утешал, сколько мог, жену.

ќн скончалс€ в 3-м часу по полудни 28 €нв. 1837 г. ≈го отпевали в придворной конюшенной церкви, после чего ј. ». “ургенев отвез его тело дл€ погребени€ в —в€тогорский м-рь, близ ћихайловского.

–усское интеллигентное общество было сильно поражено неожиданной смертью ѕушкина (см. Ѕарсуков, "ѕогодин", IV, 44 и след.); даже заграницей, в √ермании и ‘ранции, газеты несколько дней были наполн€емы подробност€ми (часто очень фантастичными) о его жизни и смерти. »менно с этого момента там €вл€етс€ интерес к изучению русской литературы.

ѕоэзи€ ѕ. настолько правдива, что о ней нельз€ получить €сного пон€ти€, не узнав его, как человека. ќдаренный необыкновенными способност€ми, впечатлительностью, живостью и энергией, ѕ. с самого начала был поставлен в крайне неблагопри€тные услови€, и вс€ его жизнь была героическою борьбою с разнообразными преп€тстви€ми. ќн всегда возбужден, всегда нервен и резок, самолюбив, часто самоуверен, еще чаще ожесточен, но в душе бесконечно добр и всегда готов отдать всего себ€ на пользу дела или близких людей.

ƒерзость его и цинизм (на словах) временами переходили границы дозволенного, но за то и его де€тельна€ любовь к люд€м (скрыта€ от света), и его смела€ правдивость далеко оставл€ли за собой границы обыденного.

”м, необыкновенно сильный и чисто русский по отвращению от всего туманного, не€сного, характер пр€мой, ненавидевший вс€кую фальшь и фразу, энергию, напоминающую ѕетра и Ћомоносова, ѕ. отдал на служениЭ одному делу - служению родной литературе, и создал ее классический период, сделал ее полным выражением основ национального духа и великой учительницей общества.

ѕ. совершил свой подвиг с беспримерным трудолюбием и беспримерной любовью к делу. ”бежденный, что без труда нет "истинно великого", он учитс€ всю жизнь, учитс€ у всех своих предшественников и современников и у всех литературных школ, от вс€кой берет все что было в ней лучшего, истинного и вечного, откидыва€ слабое и временное.

Ќо он не останавливаетс€ на приобретенном, а ведет его дальние и по лучшей дороге. ѕсевдоклассицизм оставил в нем наклонность к соблюдению меры, к строгому обдумыванию результатов вдохновени€, к тщательности отделки и к изучению родного €зыка. Ќо он пошел в этом отношении дальше, нежели академики многочисленных академий ≈вропы, вместе вз€тые: он обратилс€ к истории €зыка и к €зыку народному.

—ентиментализм Ѕернардена,  арамзина и –ичардсона, проповедь –уссо натолкнули ѕ. на создание пленительных образов простодушных и люб€щих детей природы и инстинкта. јпофеоз поэзии и отвращение от прозы практической, филистерской жизни, доведенное до абсурда Ўлегел€ми, у ѕ. выразилось твердым убеждением в независимости искусства от каких бы то ни было извне наложенных целей и в его высокогуманном вли€нии.

Ѕаллады Ѕюргера и ∆уковского, поэмы ¬альтера —котта и "озерных поэтов" воодушевили ѕ. к созданию "¬ещего ќлега", "”топленника", "–усалки" и пр. ѕоклонение средним векам и рыцарству €вилось у него как понимание их и художественное воспроизведение в "—купом рыцаре" и "—ценах из рыцарских времен".

Ѕайрон был долго "властителем его дум"; он усвоил у него смелый и глубокий анализ души человеческой, но нашел примирение дл€ его безутешной мировой скорби в де€тельной любви к человечеству. —обственное художественное чутье и критические положени€ Ћессинга, хот€ и дошедшие до ѕ. через третьи руки, обратили его к изучению Ўекспира и романтической драмы, которое привело его не к слепому подражанию внешним приемам, а к созданию "Ѕориса √одунова", " аменного гост€" и др.

√ор€чее национальное чувство, всегда таившеес€ в душе ѕ. и укрепленное возрождением идеи народности в «ападной ≈вропе, привело его не к квасному патриотизму, не к китайскому самодовольству, а к изучению родной старины и народной поэзии, к созданию "ѕолтавы", сказок и пр.

ѕ. стал вполне европейским писателем именно с той поры, как сделалс€ русским народным поэтом, так как только с этих пор он мог сказать ≈вропе свое слово. √лубоко искренн€€ поэзи€ ѕ. всегда была реальнЭ в смысле верности природе и всегда представл€ла живой и вли€тельный протест как против академической чопорности и условности, так и против сентиментальной фальши; но сперва она изображала только одну красивую сторону жизни.

ѕозднее, руководимый собственным инстинктом - однако, не без вли€ни€ западных учителей своих - ѕ. становитс€ реалистом и в смысле всестороннего воспроизведени€ жизни; но у него, как у истинного художникаХ и обыденна€ действительность остаетс€ прекрасной, проникнутой внутренним светом люб€щей души человеческой. “аким же истинным художником остаетс€ ѕ., пробужда€ "добрые чувства" и призыва€ милость к падшим. «ащита униженных и оскорбленных никогда не переходит у него в искусственный пафос и в антихудожественную тенденциозность.

√лубока€ правдивость его чувства и здоровый склад ума возвышает его над всеми литературными школами. ќн верно определ€ет себ€, говор€: "€ в литературе скептик, чтобы не сказать хуже, и все ее секты дл€ мен€ равны". ѕ. был создателем и русской критики, без которой, по его мнению, немыслима вли€тельна€ литература.

"—осто€ние критики, пишет он, показывает степень образованности всей литературы"; от ее зависит "общее мнение", главна€ движуща€ сила в цивилизованной стране; она служит безупречным показателем духовного прогресса народа. —ам ѕ., опира€сь на свое глубокое изучение французской и английской литературы, разбирает современные ее €влени€ как "власть имеющий", с полною верою в правоту свою.

¬ отечественной литературе он жестоко клеймит педантизм ( аченовский и Ќадеждин), легкомыслие (ѕолевой) и, главное, индустриализм (Ѕулгарин и  ∞) - и если одни осуждают его за это, как за работу, его недостойную; другие справедливее вид€т здесь дело высоко полезное и сравнивают ѕ. с трудолюбивым американским колонистом, "который одною рукою возделывает поле, а другою защищает его от набегов диких".

¬ыступать против своих русских собратьев от считал неудобным; зато он первый оценил и √огол€, и  ольцова, которых позднее так неуместно противопоставл€ли ему. "—овременник" он дл€ того и задумал, чтобы создать насто€щую русскую критику и дл€ первого же No вдохновил √огол€ к его известной статье: "ќ движении журнальной литературы". “огда же он один из всего кружка своего предугадал будущее значение юного Ѕелинского и хотел отдать ему критический отдел в своем журнале. ѕ. завершил великий труд, начатый Ћомоносовым и продолженный  арамзиным - создание русского литературного €зыка.

“о, по-видимому, неблагопри€тное обсто€тельство, что в детстве он свободней владел французским €зыком, чем родным, ему принесло только пользу: начав писать по-русски, он тем с большим вниманием прислушивалс€ к правильной русской речи, с более строгой критикой относилс€ к каждой своей фразе, часто к каждому слову, и стремилс€ овладеть русским €зыком всесторонне - а при его способност€х, уменье вз€тьс€ за дело и энергии хотеть значило достигнуть.

ќн изучает €зык простого народа как поэтический, так и деловой, не пропуска€ и говоров; ради €зыка он штудирует все пам€тники старины, какие только мог достать, не пренебрега€ и напыщенным €зыком одописцев XVIII века, и скоро дорабатываетс€ до таких положений, которые стали общеприн€тыми только через два поколени€ после него.

”же в 1830 г. он пишет: "∆еманство и напыщенность более оскорбл€ют, чем простонародность. ќткровенные, оригинальные выражени€ простолюдинов повтор€ютс€ и в высшем обществе, не оскорбл€€ слуха, между тем как чопорные обин€ки провинциальной вежливости возбудили бы общую улыбку".

ќн гор€чо восстает против условности, педантизма и фальши так наз. правильного и из€щного €зыка и, после по€влени€ √огол€, настойчиво требует расширени€ границ литературной речи. ќни и расширились в том направлении, в каком желал ѕ.; но все же и теперь, через 100 лет после его рождени€, его стих и проза остаютс€ дл€ нас идеалом чистоты, силы и художественности.