Нужны документы об окончании ВУЗА? Настоящий диплом купить на i-diploma.com 

Список адресов и фамилий лиц, которым предполагалось развезти визитные карточки


Рукою Пушкина. Несобранные и неопубликованные тексты. — 1935.
Мелкие записи, заметки, пометы, подсчеты.


59.

Дворц. набер.

Австрийскому посланнику 2.

—————

Французскому посл. 1

въ миллионной

Французскому секретарю

Лагрене 1.

Англ. набер.

[Оленину] Гр. Лаваль 2

—————

Английскому посланнику 2

—————

Синявину 2 [Гурьеву 2]

въ морской

Неаполитанскому посланнику 2

въ Подъяческой

Константиновой 2

угольный дом.

Плещееву 2

У Чернышева моста

Графу Гурьеву 2

въ большой морской

Гр. Пушкину 2

Вигелю 1

Карамзиной 2

Кн. Мещерской 2

Хитровой 2

Англ. набер.

Гишпанскому посланнику 1

Невск. проспекте д. Сабира

Гр. Ланжерону 2

Въ Имп. библиотеке

Гнедичу и Крылову 2

[Дельвигу] 2

Нарышкину

Перовскимъ

Мартынову

Энгельгарду

Плетневу

Молчанову

Адоевскому

Титову въ доме Министра

внутр. делъ

Примечания

Список этот находится в тетради № 2382, л. 261, недалеко от текста, помеченного (на л. 152): «2 ноября 1829» («Зима. Что делать нам в деревне?»), то есть написан он, очевидно, после приезда из Малинников в Петербург, впервые после путешествия в Арзрум.

Единственный раз список напечатан у Я XI, 351.

Непосредственно перед этим листом находятся тексты, датированные 23 и 24 декабря, после него вскоре — 7 января, так что написан список, повидимому, между этими числами.

Список вероятнее всего означает тех лиц, которым Пушкин наметил разослать свои визитные карточки к новому 183Ї г. Список заключает сорок два лица и ярко показывает, что круг Пушкина и до брака был тот же дипломатический и аристократический мир, с которым он был тесно связан последние годы жизни, как казалось, из-за брака с Натальей Николаевной Гончаровой и из-за полученного благодаря ее красоте камер-юнкерства. Очевидно, что Пушкин тянулся к этой социальной среде и до брака. Многие же в этом перечне — знакомые Пушкина по Одессе, жившие в это время в Петербурге.

Цифра 2 возле фамилии обозначает, что нужно послать две карточки, 1 — что одну. Две карточки посылались женатым людям, двум сестрам, матери и дочери.

Первым в списке назван австрийский посланник, и подразумевается его жена. Это граф Карл Людвиг Фикельмон (1777—1857) и жена его Дарья Федоровна (1804—1863), дочь Елизаветы Михайловны Хитрово, в общежитииЋ«Dolly» или «посланница». Известен роман Пушкина с этой незаурядной молодой женщиной.1 Скептикам2 приходится согласиться с этим казавшимся им фантастическим рассказом Нащокина, так как за последнее время в печати появилось еще одно подтверждение рассказа Нащокина. В посмертной книге БЏ Л. Модзалевского, «Пушкин», среди публикуемых им записей Анненкова о Пушкине имеются такие слова: «Жаркая история с женой австрийского посланника». Датировать этот роман затруднительно, но первое место, занимаемое Фикельмонами (в списке от декабря 1829 г.), может быть, говорит за то, что Пушкин был к ней по меньшей мере неравнодушен в это время.

Французским посланником в 1829 г. был сподвижник Наполеона герцог Мортемар (1787—1875).3 Вероятно, в доме Фикельмонов или Хитрово познакомился Пушкин с Мортемаром в этот свой приезд в Петербург. Мортемар был назначен посланником в Россию в марте 182М г., но в Петербурге он появился лишь в феврале 1829 г. Пушкин же около 10 марта 1829 г. из Петербурга уехал; возможно, впрочем, что они за эти немногие дни и успели встретиться. Пушкин, всю жизнь отличавшийся глубоким интересом к истории, высоко оценил личность этого человека, хотя знакомство их было недолгое. 4 марта 1830 г. поэт вновь уехал из Петербурга, а в мае Мортемар покинул Россию.

Числа 8 февраля 183і г. Пушкин написал из Москвы Елизавете Михайловне Хитрово: «Итак, г-н Мортемар в Петербурге, а в Вашем обществе еще один любезный и исторический человек; как мне досадно, что я еще не там, и как я пресыщен Москвой и ее татарским ничтожеством».

Мортемар с января до августа 183¶ г. вновь был в России чрезвычайным посланником, и с декабря 1831 г. до 1833 г. он опять был в Петербурге. Других свидетельств о знакомстве Пушкина с Мортемаром нет.

Французский секретарь — Лагрене,4 Теодор-Жозеф (1800—1862), был знаком с Пушкиным в 1828—1834 гг., когда Лагрене уехал из России. Летом 182Ћ г. Пушкин вызывал его на дуэль через Н. В. Путяту, но состоялось примирение (П, II, 298—299, РА 1878, I, 126).

Оленин — Алексей Николаевич (1763—1843), президент Академии художеств и директор Публичной библиотеки, был хорошим знакомым Пушкина, который бывал в его доме еще до ссылки на юг; отец Анны Алексеевны Олениной, за которой Пушкин ухаживал в 1828 г. и предположенный брак с которой осенью этого же года расстроился, вероятно из-за Пушкина, уклонившегося от женитьбы. Может быть в связи с этим нежелание поддерживать знакомство и заставило поэта вычеркнуть из списка фамилию, которую он первоначально написал было.

Гр. Лаваль — Иван Степанович (1761—1864) и его жена Александра Григорьевна, рожд. Козицкая (1772—1850), жили открытым домом. Пушкин еще в свою раннюю петербургскую жизнь бывал у них, и в одной из рукописей поэта того времени есть его зарисовка Лаваля (см. стр. 393). Бывал он у них и после ссылки. До наших дней дошло изустное предание, как Пушкин на балу у гр. Лаваль танцовал мазурку «в пику Олениной» с дочерью поэта Александрой Ивановной Козловой, которой было тогда (то есть в 1828 г.) 16 лет (записано со слов С. А. Стахович, которая слыхала от самой А. И. Козловой).

Английским посланником в 1829—1830 гг. был лорд Хейтесбери (Heitesbury), о знакомстве которого с Пушкиным ничего не известно, между тем, судя по тому, что около его имени стоит цифра 2, Пушкин знал и жену его и, может быть, бывал у них в доме.

Синявин — вероятно, Иван Григорьевич Сенявин5 (1801—1851), знакомый Пушкина по Одессе, состоявший там при наместнике гр. М. С. Воронцове. Известно, что Сенявин в 1829 г. вышел в отставку с военной службы полковником и, судя по этому списку, жил в Петербурге. Будучи товарищем министра внутренних дел, покончил с собой. (О Сенявине см. выше, стр. 300).

Гурьев — вычеркнут и перенесен ниже, вероятно из-за адреса.

Неаполитанский посланник — чрезвычайным посланником обеих Сицилий (столица — Неаполь) был граф де-Людольф (сын). О нем, как и о Хейтесбери, ничего не известно как о знакомом Пушкина, между тем визитная карточка посылалась и жене его, так как около фамилии стоит цифра «2»

Константинова — внучка М. В. Ломоносова, Екатерина Алексеевна (177.—1846), и сестра ее — Анна Алексеевна (1775 — после 1864) — приходились сестрами жене Н. Н. Раевского-старшего, Софии Алексеевне, рожд. Константиновой. О знакомстве с ними Пушкина никаких сведений, кроме данной записи, нет.

Плещеев — Александр Алексеевич (1778 — после 1845), известный меломан и композитор; приятель Жуковского, А. И. Тургенева, Вяземского, хороший знакомый Пушкина со времен «Арзамаса».

Граф Гурьев — Александр Дмитриевич (1787—1865),6 знакомый Пушкина по Одессе, где он был (1822—1825) градоначальником. Сын министра финансов при Александре I, брат графини Нессельроде. Жена его — Евдокия Петровна, рожд. графиня Толстая (1795—1863), славившаяся своими чудачествами.7 Пушкин был с ними, видимо, в хороших отношениях, так как участливо справлялся у Княжевича в декабре 1824 г. о здоровье их маленькой дочери Мими (1817—1824), которая умерла через несколько дней после отъезда Пушкина из Одессы.

Гр. Пушкин — вероятно, граф Владимир Алексеевич Мусин-Пушкин (1798—1854)8 и жена его (с 1828 г.) Эмилия Карловна, рожд. Шернваль (1810—1846). Пушкин дружил с ним в Петербурге до ссылки на юг и в 1829 г. встретился в Новочеркасске. В «Путешествии в Арзрум» Пушкин вспоминает, как сердечно ему обрадовался и как до Тифлиса они ехали вместе. Жена его — известная красавица, воспетая Лермонтовым в стихотворении «Графиня Эмилия — белее, чем лилия».

Вигель — Филип Филипович (1786—1858), приятель Пушкина по Кишиневу, автор известных мемуаров.

Карамзина — Екатерина Андреевна (1780—1851), вдова историографа Н. М. Карамзина, и ее дочь — Софья Николаевна (1802—1856) — близкие Пушкину лица.

Кн. Мещерская — другая дочь Карамзина, Екатерина Николаевна (1809—1867), и ее муж — Петр Иванович (1820—1876).

Хитрово — Елизавета Михайловна (1783—1839)9 и ее дочь от первого брака — Екатерина Федоровна, гр. Тизенгаузен (1803—1888), фрейлина.

Гишпанский посланник — чрезвычайным посланником Испании в России в 1825—1835 гг. был Дон-Хуан Мигуэль Паэс де ла Кадена (Paëz de la Cadena), о котором см. стр. 208—211.

Гр. Ланжерон — Александр Федорович (1763—1831)10 и его жена (с 1823 г.), рожд. Аркудинская-Бриммер — знакомые Пушкина по Одессе, где Ланжерон, бывший новороссийским генерал-губернатором (1815—1823), жил до 1824 г., когда уехал во Францию. В конце 1825 г. — начале 1826 г. он вернулся в Россию, опять жил в Одессе, позднее в Петербурге. В списке Пушкин указывает его адрес: «Невск. проспект д. Сабира», так что ясно, что в декабре 1829 г. Ланжерон уже жил в Петербурге, а не с «начала 1831 г.», как ошибочно говорится в П, II, 435. В письме к Е. М. Хитрово от 19—24 мая 1830 г. Пушкин говорит о Ланжероне как об их общем знакомом, с которым он встречался у Хитрово в Петербурге.

Переводчик «Илиады» Николай Иванович Гнедич и баснописец Иван Андреевич Крылов названы вместе, так как карточки им можно было завезти одновременно — оба служили в Публичной библиотеке.

Дельвиг — Антон Антонович (1798—1831) и жена его — Софья Михайловна, рожд. Салтыкова (1806—1888) — почему-то вычеркнуты из списка.

Нарышкин — какой это Нарышкин, сказать трудно; едва ли Лев Александрович (1785—1846), племянник известной возлюбленной Александра I, Марьи Антоновны, с которым Пушкин был знаком по Одессе. Нет указаний, что Л. А. Нарышкин жил в это время в Петербурге; к тому же Лев Александрович был женат на гр. Ольге Станиславовне Потоцкой, которую Пушкин хорошо знал, и поэтому не мог отвезти ему одну визитную карточку.

Перовские — двое из братьев Перовских, с которыми Пушкин был дружен: Алексей Алексеевич (1787—1836), писатель, известный под псевдонимом «Антоний Погорельский», и Василий Алексеевич (1795—1857), будущий военный губернатор в Оренбурге, у которого Пушкин останавливался во время поездки своей туда в 1833 г.

Мартынов — Иван Иванович (1771—1833), классик и переводчик, деятель просвещения. Известно письмо Пушкина к нему — самое раннее из сохранившихся, написанное ему как одному из попечителей Царскосельского лицея. Вероятнее всего, что Пушкин именно ему посылал свою карточку и вслед за его именем записал имя директора лицея. Но, может быть, запись разумеет и сына Ивана Ивановича, товарища Пушкина по лицею — Аркадия Ивановича (р. в 1801 г.). Хотя в лицее Пушкин и выделял его (повидимому именно его, талантливого рисовальщика, подразумевал он в «Монахе» в стихе: «М....... пусть пленяет кистью нас», и ему же подарил свой рисунок), относительно общения Пушкина после лицея с Мартыновым, скромным чиновником, никаких сведений нет.

Энгельгардт — либо Егор Антонович, директор Царскосельского лицея при Пушкине, либо — приятель молодости Пушкина по кружку®«Зеленая лампа», Василий Васильевич (1785—1837), отношения с которым Пушкин поддерживал и вернувшись из ссылки.

Плетнев — Петр Александрович (1792—1865), близкий друг Пушкина, постоянно ведавший изданиями сочинений поэта.

Молчанов — Петр Степанович (1772—1831), писатель, бывший статс-секретарь, когда-то видный государственный деятель, а в пору знакомства с Пушкиным слепой старик с большим запасом рассказов о слышанном, часть которых записана Вяземским в «Старой записной книжке», приятель Плетнева. Пушкин писал последнему по поводу смерти Молчанова 16 июля 1831 г. сердечные строки о «нашем добром и умном слепце».

Одоевский — кн. Владимир Федорович (1803—1869), писатель и музыкант, приятель Пушкина.

Титов — Владимир Павлович (1807—1891), сотрудник журнала «Московский Вестник», в конце апреля-начале мая 1827 г.11 переехавший в Петербург и поступивший на службу в азиатский департамент министерства иностранных дел. Титов жил у дяди своего, известного государственного деятеля Д° В. Дашкова, который хоть и был в это время (1829 г.) товарищем министра юстиции, но продолжал жить по старой своей должности товарища министра внутренних дел в доме этого министерства, куда Пушкин и адресует карточку.

Сохранилась визитная карточка Пушкина, воспроизведенная во «Временнике Пушкинского Дома», 1913, стр. V.

Сноски

1 См. М. А. Цявловский, «Пушкин и графиня Д. Ф. Фикельмон» («Голос Минувшего» 1922, № 2), и ПХ.

2 См., например, Л. П. Гроссман, «Устная новелла Пушкина» в книге «Этюды о Пушкине», 1923.

3 О нем см. в ПХ, по указателю.

4 О Лагрене см. П II, 299.

5 О И. Г. Сенявине см. ОП III.

6 О гр. А. Д. Гурьеве см. ОП III.

7 О гр. Е. П. Гурьевой см. в Записках Бутурлина, РА 1897, VIII, 571—572.

8 О нем см. П I, 254 и II, 341.

9 О Хитрово см. ПХ.

10 О Ланжероне и Пушкине см. П, ДП и ОП III.

11 Время переезда выясняется по письмам Одоевского и Титова к М. П. Погодину.