Купить диплом можно на i-diploma.com 

Запись рассказа А. М. Щербининой


Рукою Пушкина. Несобранные и неопубликованные тексты. — 1935.
Мелкие записи, заметки, пометы, подсчеты.


72.

 Разумовский, Никита Панинъ, conspirateurs.

Mr Dachkof embas. à Const. Epris de Catherine

Pierre III jaloux d’Elis. Wor.

(Mde Щербин)

Перевод:

<Разумовский, Никита Панин>, заговорщики. Г. Дашков, посол в Константинополе. Влюблен в Екатерину. Петр III ревнует к Елизавете Воронцовой.

(Г-жа Щербинина)

Примечания

Текст написан на узком листке бумаги, отрезанном от листа in fo. На бумаге водяной знак: «А Г», и жандармская помета: «75». Бумага фабрики Гончаровых, употреблявшаяся Пушкиным в 1830-х годах.

Впервые публикуемый автограф хранится в ИРЛИ (  204), куда он поступил от Л. Б. Бертенсона, получившего его в подарок от А. Ф. Онегина. Под записью в скобках стоит помета: «M-de Щербин»; помету эту нужно понимать в том смысле, что Пушкин слышал записанное от г-жи Щербининой (ср. пометы при записях анекдотов в «Table-talk»). Повидимому, это была Анастасия Михайловна Щербинина (1760 — 19 июля 1831), вдова бригадира, дочь известной кн. Е. Р. Дашковой (см. стр. 592). Таким образом рассказывала она о своем отце и о тетке. О знакомстве Пушкина с некой Щербининой было известно. А. И. Кошелев писал из Москвы кн. В. Ф. Одоевскому 21 февраля 1831 года: «Вчера на бале у Щербининой встретил Пушкина...». Публиковавший это письмо (в РС 1904, IV, 206) Ип А. Бычков высказал предположение, что это — Настасья Михайловна Щербинина. Н. П. Чулков в своей работе «Пушкин-москвич» (в книге «Пушкин в Москве», М. 1930, стр. 78) убедительно доказывает, что бал 20 февраля 1831 г. происходил именно у Анастасии Михайловны Щербининой. Так как она умерла летом 1831 г., то Пушкин слыхал ее рассказы не позднее этого времени, почему и запись датируем предположительно первой половиной 1831 г.

Запись Пушкина конспективно передает рассказ А. М. Щербининой о заговоре 1762 г. против Петра III, возведшем на престол Екатерину II. Щербинина рассказывала Пушкину, конечно, со слов своей матери.

Последняя в своих известных записках не говорит о том, что муж ее, кн. Михаил Иванович Дашков, был влюблен в Екатерину и что Петр III ревновал свою фаворитку, сестру кн. Е. Р. Дашковой, гр. Е. Р. Воронцову. Но обо всем остальном, записанном Пушкиным, находим у Дашковой подробные сведения. Не желая подвергать опасности своего мужа в случае неудачи переворота, душой которого, по словам Е. Р. Дашковой, была она, Екатерина Романовна через свою сестру Елизавету (1739—1792) устроила в феврале 1762 г. назначение своего мужа послом в Константинополь («Записки кн. Дашковой», СПб. 1907, стр. 33—34). О том, как Дашкова вовлекала в заговор гетмана Малороссии гр. Кирилла Григорьевича Разумовского (1728—1803), командовавшего л.-гв. Измайловским полком, она рассказывает в своих «Записках» же (стр. 39). Там же (стр. 42—44) рассказывается об участии в заговоре Никиты Ивановича Панина, бывшего с 1760 г. воспитателем вел. кн. Павла Петровича. О близости Петра III с гр. Ел. Р. Воронцовой рассказывала Пушкину и Загряжская. См. «Table-talk».