Не знаете, где купить дипломы и сертификаты? Переходите по адресу i-diploma.com 

Подпись под автопортретом в лавровом венке


Рукою Пушкина. Несобранные и неопубликованные тексты. — 1935.
Подписи к рисункам.


18.

il gran' Padre A. P

il gran’ Padre A. P

Перевод:

великий Отец А. П.

Примечания

Рисунок карандашом на листке (11,5×11,8 см) тонкой белой бумаги без водяного знака. Листок этот вклеен в альбом (л. 5) неизвестного владельца, приобретенный в 1921 г. ГИМ (арх. А 378) у некоего В. В. Сарнова. Напечатан впервые в № 16—18 «Литературного Наследства», стр. 469; самое существование этого рисунка до публикации в литературе не было известно. Еще в декабре 1823 г. Пушкин впервые высказал, — правда, в брошенном черновике, — ту мысль, которая привела его к такому автопортрету. XXXIX строфа второй главы «Евгения Онегина» имела в рукописи такие варианты:

Быть может, этот стих небрежный
Переживет мой век мятежный
Могу ль воскликнуть, <о друзья>
Exegi monumentum1 я

Существует автопортрет Пушкина в лавровом венке, с зачеркнутым профилем в тетради А 2373, дважды воспроизводившийся: Н. О. Лернером в «Красной Ниве» 1929, № 11, и А. М. Эфросом (Э2, 299, 426—427). Рисунок этот связывают с увенчанием Пушкина на Кавказе в 1829 г. (см. «Рассказ К. И. Савостьянова о встречах с Пушкиным в 1829 и 1833 гг.», сообщ. А. А. Достоевским в ПС XXXVII, стр. 48).

Утрированные черты лица, сбивающиеся на карикатуру, и надпись говорят за то, что рисунок сделан в шутку. Пушкин называет себя «il gran’ Padre» — так, как он называл великого Данте (в письме к Н. Н. Раевскому от марта — апреля 1827 г.), повторяя вместе с Байроном имя, данное Данту Альфиери в сонете последнего:

«О gran  padre Alighieri, se dal ciel  miri...»

об этом см. в статье М. Н. Розанова «Пушкин и Данте» в ПС XXXVII, стр. 18, не исчерпавшей, впрочем, всех упоминаний и цитаций Пушкина из Данте).

Рисунок можно отнести к 1835—1836 гг., так как бумага, на которой сделан рисунок, употреблялась Пушкиным в эти годы: она хорошо знакома нам по заметкам к «Слову о Полку Игореве» и по «Table talk’у», часть которого написана на тонкой белой (скрипучей) бумаге без водяного знака.

Рисунок Пушкина оказался пророческим. Весной 1837 г. скульптор Витали сделал для друга Пушкина Нащокина мраморный бюст поэта в лавровом венке (бюст этот хранится в ИРЛИ). Об этой скульптуре см. статью М. Беляева и П. Рейнбота «Бюсты Пушкина работы Витали и Гальберга» (ПС XXXVII, стр. 200—204).

Сноски

1 я памятник воздвиг.