Купить диплом можно на http://i-diploma.com 

Ю. Н. Бартеневу


Рукою Пушкина. Несобранные и неопубликованные тексты. — 1935.
Записи в альбомах.
Записи стихотворений Пушкина.


14.

Ю. Н. Бартеневу

Сонетъ

Не множествомъ картинъ безсмертныхъ мастеровъ
Украсить я давно желалъ мою обитель
Чтобъ суеверно имъ дивился посетитель
Внимая важному суждению знатоковъ

Въ простомъ углу моемъ средь медленныхъ трудовъ

Одной картины я желалъ быть вечно зритель,
Одной — чтобъ на меня съ холста

Какъ съ облаковъ

Пречистая и съ ней играющий Спаситель
Она съ величиемъ онъ съ Разумомъ въ очахъ
Взирали, кроткие, во славе и въ лучахъ
Одни, безъ Ангеловъ, подъ пальмою

[въ] Сиона1

Желания мои свершилися: Творецъ

Тебя мне низпослалъ, тебя, моя Мадона
Чистейшей прелести, чистейший

образецъ.

 А. Пушкинъ

30 августа 1830

Москва

въ память любезному
Юрию Никитичу Барте-
ниеву.2

Примечания

Публикуется по автографу Пушкина в альбоме Ю. Н. Бартенева, хранящемся в ИРЛИ (№ 177). Текст писан на лл. 186 и 186 об. названного альбома, на бумаге без водяного знака.

Впервые напечатан П. И. Бартеневым в РА 1863, столб. 862—863, с таким предисловием: «Начинаем наши библиографические заметки стихотворением Пушкина Мадонна, которое нам дозволил выписать из своего альбома известный и достоуважаемый ревнитель просвещения Юрий Никитич Бартенев... Пушкин только что перед тем (8 июля 183ј г.) сочинил эти стихи, имевшие отношение к тогдашним обстоятельствам его жизни. Не было ничего приличнее, как поместить их в записную книжку любителя изящного, и в то же время человека, с любовью преданного религиозному созерцанию. Потом Пушкин отдал их напечатать в Альманах Сиротка, изданный в 1831 г. в Москве в пользу призрения бедных сирот.

Так в самых мелких подробностях просвечивает тонкое нраственное чувство великого поэтй». Б. Л. Модзалевский об этом автографе написал специальную заметку под заглавием: «Автограф «Мадонны» в альбоме Ю. Н. Бартенева» (ПС XV, 21—26), в которой указал на разночтения текста записи с известным, напечатанным самим Пушкиным и в других изданиях. Описание всего альбома Бартенева, в котором находится неизвестно кем сделанные французски¶ переводы двух стихотворений Пушкина — «Русалка» и «Талисман», — дано Б. Л. Модзалевским в «Известиях Отд. русск. яз. и слов. Имп. Академии Наук» 1910 г., т. XV, кн. 4, стр. 212 и др.

Юрий Никитич Бартенев (16 февраля 1792 — 27 ноября 1866) — с 1819 по 1833 г. состоял директором училищ Костромской губернии, а затем с 1836 г. по 1844 г. служил в почтовом департаменте при главноначальствующем кн. А. Н. Голицыне и был одним из приближенных к нему людей, широко интересуясь религиозно-философской и мистической литературой. Склонность к религиозному мистицизму развилась у Бартенева еще в молодости, когда он был близок с известным А. Ф. Лабзиным и членом его ложи «Умирающий Сфинкс». Влияние Лабзина укрепилось еще более после женитьбы Бартенева на его племяннице и воспитаннице — Екатерине Степановне Микулиной. Ю. Н. Бартенев был близко знаком с многими писателями своего времени и сам был автором нескольких историко-литературных работ (например, о М. М. Хераскове), вел дневник и записки, которые напечатаны в РА 1886 и 1898 гг. (см. подробнее в биографии Бартенева в «Русском Биографическом словаре», т. II, СПб. 1900, стр. 518). С Пушкиным Ю. Н. Бартенев познакомился, вероятно, вскоре после возвращения поэта из ссылки, во время своих наездов из Костромы в Петербург или Москву. Кн. П. А. Вяземский писал Пушкину из Остафьева 18 сентября 1828 г. о Бартеневе как об «умном, образованном и великом чудаке, настоящем Квакере» (АП II, 76). Сохранилось известие в дневнике кн. П. А. Вяземского, что 21 августа в Москве «в одно утро собрались у него с Пушкиным: Бартенев-Костромской, Сергей <Николаевич> Глинка, <Евграф Иванович> Сибилев,3 Нащокин, Павел Войнович» («Сочинения кн. П. А. Вяземского», IX, 139), а вскоре после этого, 30 августа, Пушкин записал в альбом Бартенева печатаемый нами текст «Мадонны». Самый факт записи и то, что Пушкин называет Бартенева «любезный», свидетельствует о том расположении, которое питал он к Бартеневу. Через день, то есть 1 сентября, Пушкин выехал в Нижегородскую губернию (ПС XV, 22). «Несмотря на дорожные сборы, — говорит Б. Л. Модзалевский, — и неразрывную с ними суету, он успел, однако, зайти накануне отъезда к Ю. Н. Бартеневу и вручить ему его альбом со своею записью» (ibid., 22—23). Бартенев, в свою очередь, подарил Пушкину на память небольшую книжку, сохраняющуюся и по сие время в его библиотеке: «Pensées de Jean-Paul, extraites de tous ses Ouvrages; par le traducteur des Suédois à Prague». Paris MDCCCXXIX», 12o, 198, стр. На шмутц-титуле Бартенев сделал следующую надпись: «Знаменитому Пушкину, и Пушкину любимому на память от Бартенева. 1830 года 31 августа. Москва» (см. ПС IX—X, 259).

К сожалению, нам больше ничего не известно о сношениях Бартенева и Пушкина. После смерти последнего Бартенев живо интересовался всем, что относилось к памяти Пушкина. Так, 30 декабря 183џ г. он заносит в свой дневник не лишенную интереса беседу свою с кн. А. Н. Голицыным по поводу «Гавриилиады» и о поведении в деле о ней Пушкина (РА 1886; II, 327). В 1843 г., во время пребывания в Крыму, Бартенев записывает в свой дневник рассказ доктора Ланга о Пушкине и о создании им «Бахчисарайского фонтана» (РА 1899, II, 576, запись 15 июля). Сохранилось указание на то, что однажды (в Крыму, в 1842 г.) он видел во сне Пушкина и, проснувшись, «стал горячо молиться об упокоении души его» (РА 1898, II, 79).

Сноски

1 а переделано из е.

2 и зачеркнуто вдоль одной чертой.

3 О нем см. П II, 387—388.