Что человек ищет, если пишет "дипломы - сколько стоит?"? Ответ на i-diploma.com 

П. А. Бартеневой


Рукою Пушкина. Несобранные и неопубликованные тексты. — 1935.
Записи в альбомах.
Записи стихотворений Пушкина.


18.

П. А. Бартеневой

Изъ наслаждений жизни
Одной любви музыка уступаетъ
Но и любовь Гармония

А. ПушкинъN                                     5 Окт. 1832.

Примечания

Печатается по автографу, хранящемуся в ЦЛМ. Стихи вписаны в альбом «Pauline Barténieff» (л. 18) и являются словами «Первого гостя» в доме Лауры из второй сцены «Каменного гостя». От текста «Каменного гостя» и записи в альбоме М. Шимановской (см. выше, стр. 647) текст отличается только в последнем слове: вместо «мелодия» — «гармония». В дате цифра «5» переделана из «3».

Опубликовано впервые в каталоге Пушкинской выставки в Праге («Výstava Puškin a jeho doba», Puškiniana Katalog dila Puškinova a Prací o něm» V Praze, 1932, стр. 12), а затем в заметке Г. Лозинского «Романтический альбом П. А. Бартеневой» во «Временнике общества друзей русской книги», III, Париж, 1932, стр. 93—106, с приложением факсимиле на стр. 106. В этом же альбоме имеется текст Пушкина: «Нет, нет: не должен я, не смею, не могу...» с датой: «Москва 5 Окт.». Но, во-первых, листок этот вклеен в альбом, и стихи эти не вписаны в альбом специально для П. А. Бартеневой (см. описание выставки в Праге, назв. соч., стр. 11—12, а также статью Н. С. Ашукина «Новые автографы Пушкина» в «Звеньях», № 2, стр. 221—224). Главное же, что этот «автограф» Пушкина при рассмотрении его нами в Москве оказался списком неизвестной руки (ср. факсимиле при заметке Г. Лозинского).

Прасковья Арсеньевна Бартенева (13 ноября 1811 — 24 января 1872) — дочь Арсения Ивановича (1780—1861) и жены его Феодосии Ивановны, рожд. Бутурлиной (1790—1835), была камер-фрейлиной императрицы Александры Федоровны и обладала выдающимся голосом, которым владела в совершенстве, исполняя вокальные партии на великосветских вечерах и концертах, преимущественно в Москве, где ее несомненно встречал и слышал ее пение Пушкин. О ее голосе сохранилось множество отзывов современников. А. Я. Булгаков называл ее «московским соловьем» (РА 1902, I, 126, 142, 145, 601, 621), а кн. П. А. Вяземский — «московским соловьем-разбойником» (РА 1879, 256). Ей посвящали стихи ИГ И. Козлов («Когда ты нежностью своей»), гр. Е. П. Ростопчина (см. «Сочинения», т. I, СПб. 1890, стр. 10—11, 15—16, и «Стихотворения» т. I, СПб, 1841, стр. 41, 57—58, 85—86; ср. РА 1892, II, 176), И. П. Мятлев (см. РА 1889, III, 412—413) и др. Она была постоянной участницей концертов гр. Д. Н. Шереметева (РС 1886, № 3, стр. 665 и 667), выступала в доме гр. М. Ю. Виельгорского, на концертах Патриотического Общества, у К. Я. Булгакова (см. РА 1904, I, 562, 565, 566, 569 и 576, и 1879, II, 255), бывала у В. А. Жуковского и И. И. Козлова (см. РА 1886, I, стр. 181, 182), была дружна с М. И. Глинкою и оказывала ему содействие в его музыкальной карьере при дворе (см. М. И. Глинка, «Записки», под ред. А. Н. Римского-Корсакова, Л. 1930, стр. 148, 165, 214, 222, 347, 471 и РА 1869, столб. 363, 374, 375). Успех ее был единодушен. О ней, как об одной из первых певиц, говорит в своих воспоминаниях и гр. М. Д. Бутурлин (РА 1897, II, 178). Сравнивая ее с другой первоклассной певицей, Елизаветой Алексеевной Окуловой, он, однако, давал предпочтение последней, говоря, что у БартеневойС«голос был пространнее, может быть, серебристо-звучнее; но в пении ее не было увлекательности и выражения страсти, чем вдохновлялись природный голос и метод Е. А. Окуловой» (РА 1897, II, 549; ср. там же, 551). О самой Бартеневой и ее семье см. в «Воспоминаниях о былом Е. А. Сабанеевой», под ред. Б. Л. Модзалевского, СПб. 1914, стр. 99—103; у бар. Елизаветы Менгден «Из дневника внучки» в РС 1883, № 8, стр. 416 и 1913, № 1, стр. 112—113. Пушкин о голосе Бартеневой не высказывался, но голосом ее и объясняется характер выбранной им для ее альбома цитаты из «Каменного гостя» (ср. в статье Н. С. Ашукина, «Новые автографы Пушкина» в «Звеньях» № 2, стр. 223—224, где перепечатана запись Пушкина в альбом П. А. Бартеневой). 5 Октября 1832 г. и Пушкин и Бартенева были в Москве, и здесь-то поэт и вписал комментируемую нами запись.