Что человек ищет, если пишет "куплю диплом"? Ответ на i-diploma.com 
Скачать текст письма

Модзалевский. Примечания - Пушкин. Письма, 1831-1833. Часть 21.

451. Кн. П. A. Вяземскому 14 августа [1831 г.] (стр. 42–43). Опубликовано впервые П. Н. Шеффером в журн.Є«Старина и Новизна», кн. XII, 1907, стр. 327–328, откуда вошло в Акад. изд. Переписки Пушкина, т. II, стр. 300–301, и в Сочинения Пушкина, под ред. С. А. Венгерова, т. VI, стр. 414. Подлинник, на листе почтовой бумаги большого формата с водяными знаками: А. Г. 1829, был в Остафьевском архиве гр. С. Д. Шереметева, ныне в Центрархиве в Москве; письмо сложено конвертом и запечатано неразборчивою печатью на сером сургуче.

– Кн. П. А. Вяземский отвечал Пушкину письмом от 24 августа из Остафьева (см. Акад. изд. Переписки, т. II, стр. 310–312).

– Кн. Петр Андреевич Вяземский только что, 5 августа, получил звание камергера Є«Старина и Новизна», кн. XII, стр. 340); от этого звания он отказывался ранее (см. «Русск. Арх.» 1907 г., кн. II, 2-я обложка). С пожалованием этого звания Пушкин и поздравляет друга (см. еще «Русск. Арх.» 1902 г., кн. I, стр. 79 и 81, в письмах А. Я. Булгакова к брату от 31 июля и 6 августа).

– Василий Львович – Пушкин, дядя поэта (о нем см. в I и II тт. Писем, по указателю). Говоря о манере В. Л. Пушкина, он имеет в виду стихотворение егоц«К П. Н. Приклонскому», начинающееся словами:

Любезный родственник, поэт и камергер
Пожалуй на досуге
Похлопочи о друге!
Ты знаешь мой манер...

(Сочинения В. Л. Пушкина, под ред. В. И. Саитова, С.-Пб. 1893, стр. 74). Павел Николаевич Приклонский (род. ок. 1770) был камергером, писателем и родственником по жене В. Л. Пушкину (см. его биографиюО написанную Б. Л. Модзалевским в «Русском биографическом словаре», т. Плавильщиков – Примо, С.-Пб. 1905, стр. 797–798). Вяземский хорошо помнил эти стихи В. Л. Пушкина (см. «Остаф. Арх.», т. I, стр. 200, где он приводит их первую строчку) и позже сам переделал их, наподобие Пушкина, в приписке своей на письме И. П. Мятлева к Пушкину от 28 мая 1834 г. (см. И. А. Шляпкин, «Из неизданных бумаг Пушкина», С -Пб. 1903, стр. 197–198, П. И. Бартенев, «А. С. Пушкин», т. II, М. 1885, стр. 58, и Акад. изд. Переписки, т. III, стр. 119).

– Камергерский ключ носился обыкновенно на придворном мундире сзади, ниже спины. См. недавно опубликованный шуточный портрет Пушкина с камергерским ключом в руке вЦ«Литературном Наследстве», № 16–18, стр. 983.

– Княгиня Вера – жена П. А. Вяземского – Вера Федоровна (о ней см. в тт. I и II Писем Пушкина, по указателю). Небольшая записочка ее Пушкину 31 августа 1831 г. напечатана в Акад. изд. Переписки, т. IIО стр. 314.

– Арзамас – литературное общество, членами которого были П. А. Вяземский (прозвище – Асмодей), Пушкин (Сверчок), В. Л. Пушкин (Вот), В. А. Жуковский (Светлана) и др. (о нем см. работу Е. А. СидороваЙ«Литературное Общество Арзамас» в «Журнале Министерства Народного Просвещения» 1901 г., июнь, стр. 356–391, и июль, стр. 45–92;

А. И. Кирпичникова,у«Новые материалы для истории «Арзамаса» – в «Русск. Стар.» 1899 г., № 5, стр. 337–351, а также новейшие работы М. Боровковой-Майковой – в «Сборнике Отд. Русск. яз. и слов.», т. CI, № 3, стр. 278–279, и ее же книгу «Арзамас и арзамасские протоколы», Лгр. 1933, 303 стр.; в «Старине и Новизне», в. XII, стр. 334–335 и 346–347; в статье П. Н. Шеффера). Пушкин излагает в шутливой форме беседу свою с Жуковским в виде протокола заседания «Арзамаса» в составе двух арзамасцев – себя и Жуковского (ср. подобное же заседание двух арзамасцев, изложенное в письме П. И. Полетики и Д. Н. Блудова к Жуковскому в 1818 г. («Русск. Стар.» 1902 г., № 10, стр. 195–196). Вяземский благодарил Пушкина за присылку «Арзамасской грамоты» следующим образом: «Спасибо, большое спасибо за Арзамасскую грамоту. Крыло вдохновения, старины и Арзамаского Гуся повеяло над тобою и потрепало мою задницу. Это приятное щекотание отозвалось в моем сердце и таким образом ты меня потешил со всех сторон. И здесь твое послание было прочтено в полном присутствии» (Акад. изд. Переписки Пушкина, т. II, стр. 310).

– «Секретарь ответил единогласно» – острота, игра бессмыслицей.

– Говоря ож«Коммерческой Газете», Пушкин шутливо намекает на отношения Вяземского к этой газете, издававшейся с 1825 г. по 1860 г. в Петербурге при Департаменте Внешней Торговли Министерства Финансов, где Вяземский с 18 апреля 1830 г. служил в качестве чиновника особых поручений, а с 8 августа того же года занимал должность члена Общего Присутствия Департамента Внешней Торговли, имея в то же время касательство к изданию «Коммерческой Газеты» (см. Полное собрание сочинений кн. П. А. Вяземского, т. I, С.-Пб. 1878, стр. LI; «Щукинский Сборник», вып. IX, стр. 165; «Русск. Арх.» 1897 г., кн. III, стр. 284). Возможно, что Вяземский по службе соприкасался также и с Государственным Заемным Банком, управляющим которым он был позже с 25 октября 1846 по 29 мая 1853 г. (см. «Министерство Финансов 1802–1902», С.-Пб. 1902, ч. II, стр. 687; ср. «Русский Архив» 1902, кн. I, стр. 320, 323).

– По поводу польских событий этого времени М. Д. Беляев пишет:°«11 и 13 августа в газетах было опубликовано о переправе ген. Ридигера через верхнюю Вислу и о дальнейшем наступлении русских войск на Варшаву, а также сообщалось о переменах в польском главном командовании» («Письма Пушкина к Е. М. Хитрово», Лгр. 1927, стр. 283). В комментируемом месте письма Пушкина, по словам того же М. Д. Беляева, Пушкин дает «точный очерк международного положения и вновь высказывает мысль о возможности общеевропейской войны. Здесь надлежит кстати сказать, что в это время возможность вооруженной помощи Польше со стороны Франции служила предметом обсуждения в Палате Депутатов, причем во время прений по этому вопросу министр иностранных дел доказывал, «что 400 миль отделяют Францию от Польши, и по его счету нужно сделать три кампании, чтобы прибыть на помощь Польше», и что «сии усилия без пользы подвергли бы Францию опасности». В то же время предполагалось совместное выступление французского и великобританского послов перед русским правительством, несостоявшееся лишь вследствие несогласия на него Пальмерстона (как видим, Пушкин угадал и это последнее обстоятельство). Тем не менее, герцог Мортемар не переставал настойчиво добиваться прекращения войны с поляками, что, повидимому, и послужило отчасти причиной отъезда его, под предлогом длительного отпуска, из России 15 августа» («Письма Пушкина к Е. М. Хитрово», Лгр. 1927, стр. 94 и 283).

– О постепенном окружении Варшавы русскими войсками см. в «Автобиографии А. О. Дюгамеля» в «Русск. Арх.» 1885 г., кн. I, стр. 492–493.

– Крженецкий – Ян Сигизмунд Скржинецкий (Skrzynecki, род. 1787– ум. 1860), польский генерал, главнокомандующий польской армией, был отрешен от командования после неудачных действий под Остроленкой, приведшиЂ к поражению поляков и вследствие общей тактики выжидания. К 1831 г. относится запись Пушкина мнения генерала бар. А. В. Жомини о Польской кампании (см. Сочинения Пушкина, под ред. П. О. Морозова, изд. «Просвещение», т. VI, стр. 534), в которой Пушкин отметил: «Ошибки Скржинецкого состояли в том, что он пожертвовал 8000 избранного войска понапрасну под Остроленкой. Позиция его была чрезвычайно сильная, и Паскевич опасался ее. Но Скржинецкого сменили недовольные его действиями или бездействием начальники мятежа, и Польша погибла». После своего смещения он присоединился к партизанскому корпусу Ружицкого, с которым и перешел на территорию вольного города Кракова. Это дало Пушкину повод записать в дневнике под 4 сентября, что «Скржинецкий скрывается» (см. Сочинения Пушкина под ред. П. О. Морозова, изд. «Просвещение», т. VI, стр 533). В Варшаве в 1831 г. вышла книга Скржинецкого: «Dwa dni zwycieztw», в которой он описал свои победы (см. о нем в Воспоминаниях Г. И. Филипсона» – в «Русск. Арх.» 1883 г., кн. III, стр. 126–127).

– Дембинский, Генрих (Henryk Dembinski, род. 1791– ум. 1864), польский генерал, после увольнения Скржинецкого был назначен главнокомандующим польской армией, но через несколько же дней уступил этот посЧ генералу Круковецкому, после чего двинулся с частью войск в Литву, где особенно отличался военными действиями в Беловежской пуще. Он оставил свои записки о польском восстании, изданные на польском языке в Кракове в 1878 г., в двух томах, и несколько других книг по этому же вопросу.

– Паскевич – граф Иван Федорович (о нем см. выше, стр. 304 и 364). О счастии, сопутствовавшем ему во все время операций на полях военных действий под Варшавой, Паскевич сам говорит в письме своем к Вс А. Жуковскому от 2 октября 1831 г. из Варшавы (см. «Русск. Арх.» 1875 г., кн. III, стр. 369).

– Король Голландский – Вильгельм I Фридрих, первый голландский король (род. 24 августа 1772– ум. 12 декабря 1843), великий герцог Люксембургский. По постановлению Венского конгресса Бельгия была присоединенЃ к Голландии, и 16 марта 1815 г. Вильгельм I был провозглашен королем, но вследствие революции 1830 г. Бельгия вновь отделилась от Голландии, и 21 июля 1831 г. вступил на бельгийский престол под именем короля Леопольда I принц Леопольд-Георг-Христиан-Фридрих Саксен-Кобургский (род. 16 декабря 1790– ум. 10 декабря 1865). Вильгельм I долго противился признать самостоятельность Бельгии и только в 1839 г. принужден был подчиниться решению других государств (см. отклики на эти события в «Старине и Новизне», кн. XII, стр. 341, «Дневнике» П. Г. Дивова под 7 августа в «Русск. Стар.» 1899 г., № 12 стр. 528, в письме А. Я. Булгакова брату от 4 августа в «Русск. Арх.» 1902 г., кн. I, стр. 80).

– «Взять жену в торока» – т. е. привязать ремешком к седлу, взять ее с собою в поход (торок – ремешек у седла).

– Ж – Жуковский; он действительно в это время написал несколько произведений гекзаметрами:п«Сказка о царе Берендее, о сыне его Иване царевиче, о хитростях Кощея бессмертного и о премудрости Марьи царевны, кощеевой дочери», «Война мышей и лягушек», сказка и др., вроде цитированного выше «послания» А. О. Смирновой (стр. 377–378). Вяземский писал Пушкину в ответ 24 августа: «А Жуковский все еще пописывает: бог помощь! Не знаю, холера ли, Царскосельский ли воздух, но на вас действует какое-то благоприятное письменное наитие. И ты стал так исправно отвечать на письма, что любо» (Акад. изд. Переписки Пушкина, т. II, стр. 310). Ср. в письме Н. В. Гоголя к А. С. Данилевскому от 2 ноября 1831 г. (Письма Гоголя, под ред. В. И. Шенрока, т. I, стр. 196).

– Мысль об издании журнала или газеты возникла у Пушкина давно, но осуществления не получила в ближайшие годы (см. статью Н. К. Никсанова:Г«Несостоявшаяся газета Пушкина», «Дневник», – «Пушкин и его соврем.», вып. V, стр. 30–74, а также выше, в настоящем томе Писем, стр. 234–235, и ниже, стр. 489–500. «Сделай одолжение занимайся приготовлениями журнала, – писал Вяземский в ответ, – корми эту мысль, но прежде всего напиши план и представь его, куда следует» (Акад. изд. Переписки, т. II, стр. 310). Пушкин, как видно из обращения его к А. X. Бенкендорфу от 21–22 июля, цитированному выше, на стр. 359, уже высказывал официально свое желание об издании журнала.

– Quarterley, – т. е. четырехмесячник. Журнал, выходящий по типу английских обозрений (Review) по четвертям года, раз в три месяца, напр. «The Quarterly Review и др.

– Лиза Голенькая – Елизавета Михайловна Хитрово, рожд. Голенищева-Кутузова, по первому браку графиня Тизенгаузен (о ней см. выше, стр. 136 и в т. II, стр. 249–251). Пушкин упоминает так о ней еще в письме к кн. П. А. Вяземскому от 5 ноября 1830 г. (см. т. II, стр. 115). Письмо Хитрово «в роде духовной» – неизвестно; другое письмо Хитрово к Пушкину от середины мая 1830 г. (см. Акад. изд. Переписки, т. II, стр. 152–153, и Бартенев, «Пушкин», вып. II, М. 1885, стр. 46–47), приведено Н. В. Измайловым в его статье о Пушкине и Хитрово в сб. «Письма Пушкина к Е. М. Хитрово», Лгр. 1927, стр. 177–178.

– Перевод французской фразы: «верьте, любви той, которая будет вас любить даже и за гробом»; этой фразы нет в письме Хитрово к Пушкину от середины мая 1830 г., но смысл ее подходит к тому, что она в нем писала поэту (см. Акад. изд. Переписки, т. II, стр. 153). Пушкин цитирует, очевидно, эту фразу по памяти, передавая только смысл ею написанного; действительно после этого письма в письмах ее к Пушкину существует перерыв до середины сентября 1831 г., но возможно, что за этот период времени письма ее и не сохранились (см. соображения об этом Н. В. Измайлова в «Письмах Пушкина к Хитрово», Лгр. 1927, стр. 174, примечание).

– Вояжер Mornay – лицо не установленное. Н. В. Измайлов ставит его имя в связь с каким-то скандальным происшествием, о котором сообщают С. Л. и Н. О. Пушкины дочери О. С. Павлищевой от июля – августа 1831 г. (см. «Письма Пушкина к Хитрово», Лгр. 1927, стр. 182–183). Вяземский на сообщение Пушкина отвечал в письме 24 августа: «Кстати, ты кажется ревнуешь и к Голенькой. Я поздравлю ее и скажу, что ты часто пишешь мне о каком то Mornay. Впрочем, не беспокойся и не верь клевете: это верно Dona Sol [А. О. Россет] смутила тебя, – она и меня хотела поссорить с нею» (Акад. изд. Переписки, т. II, стр. 311).

– Перевод французской фразы: «О женщина, женщина, создание слабое и обманчивое»; фраза эта почти дословно взята Пушкиным из монолога Фигаро в 3-й сцене V акта комедии Бомарше (Beaumarchais) «Le mariage de Figaro», где слово «femme» в этом месте повторено три раза.

452. П. А. Плетневу. [Первая половина августа 1831 г.] (стр. 43–44). Напечатано впервые в изд.: Сочинения и переписка П. А. Плетнева, под ред. Я. К. Грота, т. III, С.-Пб. 1885, стр. 378–379, откуда перепечатано в последующих изданиях Сочинений Пушкина и в Акад. изд. Переписки, т. II, стр. 302–303. Издание П. О. Морозова, С.-Пб. 1887, стр. 278, приняло дату письма: «до 25 августа», повторенную следующими изданиями, и только Акад. изд. Переписки, а за ним издание Брокгауза-Ефрона, под ред. С. А. Венгерова (т. VI, стр. 84), придвинуло дату письма на первую половину августа; мы придерживаемся этой датировки по соображению с письмом Н. В. Гоголя к Пушкину 16 и 21 августа (см. ниже, стр. 391). Подлинник письма Пушкина на согнутом вдвое полулисте почтовой бумаги большого формата, с водяными знаками: А. Г. 1829, – в ИРЛИ (Пушкинском Доме) Академии Наук СССР (см. «Временник Пушкинского Дома», 1914, стр. 7).

Плетнев отвечал Пушкину 5 сентября следующим письмом: «Повести Ивана Петровича Белкина из цензуры получены. Ни перемен, ни откидок не воспоследовало по милости Никиты Ивановича Бутырского. Чтобы приступить к печатанию, надобно от тебя через день же получить ответ, в котором бы ты разрешил меня в следующем: 1. Сколько экземпляров печатать: не довольно ли 1200? 2. Чтобы по 18 строк выходило на странице в 12-ю долю листа, то разрядка строк будет одинакова с Евг. Онегиным: аппробуешь ли ее? а иначе (т. е. в один шпон, а не в два) выйдет по 22 строчки на странице. 3. Я взял эпиграф к Выстрелу из Романа в 7 письмах; вот как он стоит в подлиннике: «Мы близились с двадцати шагов, я шел твердо – ведь уже три пули просвистали мимо этой головы – я шел твердо, но без всякой мысли, без всякого намерения: скрытые во глубине души чувства совсем омрачили мой разум». Согласен ли ты его так принять, и если да, то Баратынского слова: Стрелялись мы вычеркнуть ли из тетради? 4. Не задержишь ли ты издания присылкою Предисловия и уморительно-смешного эпиграфа? 5. Не подать ли нам благого примера в прозе молодым писателям и не продавать ли Белкина по 5 р. книжку? Нас это не разорит, а добрый пример глубоко пустит корни. Я и кн. Вяземскому присоветовал продавать Адольфа по 5 р. Впрочем буди во всем твоя святая воля. Долго ли еще проживешь ты в Царском? Поклонись от меня всем. Не пропусти в ответе своем ни одного из моих вопросов» (Акад. изд. Переписки Пушкина, т. II, стр. 319–320).

– О Н. В. Гоголе – см. выше, стр. 250–251 и ниже, стр. 393–395.

– Посылку с «Повестями Белкина» (см. выше, стр. 340 и 342). Плетнев получил через Н. В. Гоголя, который не знал ее содержания (см. ст. А. С. Долинина в «Пушкинском Сборнике памяти С. А. Венгерова», II, 1923, стр. 188); уезжая к 15 августа в Петербург Гоголь должен был взять ее с собой; он, однако, не исполнил сразу просьбы поэта и, приехав в Петербург, написал ему 16-го числа извинительное письмо, объясняющее причины, по которым он этого не сделал: «Приношу повинную голову, что не устоял в своем обещании по странному случаю. Я никак не мог думать, чтобы была другая дорога не мимо вашего дома в Петербург. И преспокойно ехал в намерении остановиться возле вас; но вышло иначе. Я спохватился уже поздно, а сопутницы мои, спешившие к карантину для свидания с мужьями, никаким образом не захотели склониться на мою просьбу и потерять несколько минут. Если же посылка ваша может немножко обождать, то вы можете отдать [А. И.] Васильчиковой, которой я сказал (она думает ехать в среду) заслать за нею к вам, и тогда она будет доставлена в мои руки» (Переписка Пушкина, т. II, стр. 303). Пушкину ничего, вероятно, не оставалось делать, как последовать указанию Гоголя и отправить «Повести» через А. И. Васильчикову (о ней см. в «Воспоминаниях» гр. В. А. Соллогуба, под ред. С. П. Шестерикова, Лгр. 1931, и «Рассказы о Пушкине П. И. Бартенева», под ред. М. А. Цявловского, М. 1925, стр. 38 и 103–104), так как в следующем письме, от 21 августа, Гоголь писал уже: «У Плетнева я был, отдал ему в исправности ваши посылку и письмо» (Акад. изд. Переписки, т. II, стр. 305) Здесь необходимо отметить, что сложное рассуждение В. И. Шенрока (см. его «Материалы для биографии Гоголя», т. I, стр. 347, и Письма Гоголя, т. I, стр. 185) о поездке Пушкина 8 августа в Петербург, основано на описке Гоголя в письме к В. А. Жуковскому от 10 сентября (см. Письма Гоголя, т. I, стр. 189). Пушкин приезжал в Петербург 8 сентября (см. «Пушкин и его соврем.» вып. XV, стр. 90; Н. О. Лернер, «Труды и дни Пушкина», изд. 2, С.-Пб. 1910, стр. 488; В. В. Гиппиус, «Литературное общение Гоголя с Пушкиным» в «Ученых Записках Пермского Государственного Университета», вып. 2, Пермь 1930, стр. 74, примеч., и 75). Кроме посылки с «Повестями Белкина», Пушкин вероятно, послал с Васильчиковой также письмо и деньги, отосланные по ошибке Гоголю в Царское Село от одного его корреспондента (см. Акад. изд. Переписки Пушкина, т. II, стр. 303). По получении рукописи «Повестей» Плетнев поспешил передать их на рассмотрение цензуры; цензуровал их цензор Н. И. Бутырский; подписал он их к разрешению в печать 1 сентября (см. Н. Синявский и М. Цявловский, «Пушкин в печати», М. 1914, стр. 107 и выше, стр. 342 и 390).

– «Простая цензура», то есть цензура на общих основаниях в противоположность цензуре Николая I, через А. X. Бенкендорфа. Из того, что

Пушкин дважды просил Плетнева отдать повести вџ«простую цензуру» (см. еще письмо Плетневу за № 439 где Пушкин употребляет несколько иное выражение, но с тем же понятием), видно, что он придавал этому обстоятельству сугубое значение, вероятно, не желая лишний раз подвергаться расспросам А. X. Бенкендорфа.

– Предисловие «От издателя» к «Повестям Белкина», написанное еще в Болдине 16 ноября 1830 г., было переписано Пушкиным в начале июля, что видно из его письма 3 июля (см. выше, стр. 31 и в примечаниях к этому письму, № 436, на стр. 325); послал он его позже, очевидно, при недошедшем до нас письме к Плетневу.

– Правила, которыми должен был руководствоваться Плетнев при издании «Повестей Белкина», соблюдены были им только отчасти; в частности Плетнев возражал против цены, предложенной Пушкиным. Книжка продавалась в магазине А. Ф. Смирдина по 5 p. 45 коп., а в переплете 6 р. 45 коп. (см. Н. Синявский и М. Цявловский, «Пушкин в печати», М. 1914, стр. 108; ср. С. Я. Гессен, «Книгоиздатель Александр Пушкин», Лгр. 1930, стр. 111–115).

– Эпиграф из «Романа в семи письмах» А. А. Бестужева (см. о нем в тт. I и II Писем, по указателю), напечатанного впервые в «Полярной Звезде» 1824 г., стр. 273–290 (ср. «Сочинения А. Марлинского», ч. IV, СПб. 1838, стр. 185–203), был Пушкиным отвергнут. Пушкин спутал текст Бестужева; предложенный Пушкиным эпиграф находится не в «Романе в семи письмах», а в рассказе Бестужева «Вечер на бивуаке», напечатанном впервые в «Полярной Звезде» 1823 г., стр. 315–332 (327) (см. об этом эпиграфе в статье М. П. Алексеева в изд. «Пушкин и его соврем.», вып. XXXVIII – XXXIX, стр. 251). В издании «Повести Белкина» эпиграфы к «Выстрелу» напечатаны такие: «Стрелялись мы. Баратынский», и «Я поклялся застрелить его по праву дуэли (за ним остался еще мой выстрел). Вечер на бивуаке» (Н. Синявский и М. Цявловский, «Пушкин в печати», М. 1914, стр. 107). В рукописи Пушкина для «Выстрела» имеется только один эпиграф из «Евгения Онегина» – «Теперь сходитесь...» – Очевидно, его-то Пушкин и заменил вышеприведенными двумя («Русская Старина» 1884, № 11, стр. 339). «Пушкин очень любил эпиграфы и удачности их выбора придавал большое значение. Эпиграфы мы постоянно встречаем не только над художественными произведениями Пушкина; они входят у него в композицию писем, литературных заметок и т. п. Например в письме к жене 21 июня 1834 г.: Ваше благородие, всегда понапрасну лаяться изволите (Недоросль). Помилуй, за что, в самом деле, ты меня бранишь» и т. д... «По рукописям «Повестей Белкина» и «Арапа Петра Великого» [ср. Н. О. Лернер, «Два эпиграфа к «Арапу Петра Великого» – «Пушкин и его соврем.», вып. XVI, стр. 53–56] видно, как тщательно подбирал Пушкин свои эпиграфы, как затем заботился о воспроизведении их в печати. С Одоевским он обсуждал эпиграфы даже чужих статей и брал у авторов их произведения для приискания эпиграфов к главам. Манера и искусство эпиграфирования в основе принадлежит писателям Западной Европы. Искусство это особенно поражает в произведениях Вальтер-Скотта» (А. Орлов, «Народные песни в «Капитанской дочке» Пушкина», Государственная Академия Художественных Наук.

Художественный фольклор. Орган фольклорной подсекции Литературной секции ГАХН, под редакцией Юрия Соколова, II – III, М. 1927, стр. 94). Об эпиграфах к «Повестям Белкина» см. в статье Д. П. Якубовича: «Предисловие к «Повестям Белкина» и повествовательные приемы Вальтер-Скотта» в сб. «Пушкин в мировой литературе», Лгр. 1926, стр. 172–174.

453. Н. В. Гоголю. 25 августа [1831 г.] (стр. 44). Впервые напечатано, по сообщению П. А. Кулиша, в «Библиографических Записках» 1858 г., т. I, № 3, стр. 75; приведено В. Б.[урнашевым] в его статье «Мое знакомство с Воейковым» в «Русском Вестнике» 1871 г., № 11, стр. 172, с незаслуживающим никакого доверия рассказом о Пушкине, Воейкове и Гоголе (см. «Русск. Арх.» 1872 г., кн. I, столб. 856–861) а затем перепечатано во всех изданиях сочинений Пушкина и в Акад. изд. Переписки Пушкина, т. II, стр. 312. Снимок с оригинала воспроизведен в «Родине» 1902 г., кн. 3. Подлинник, на одном полулисте бумаги обыкновенного почтового формата (четвертка большого почтового листа), с водяными знаками: А. Г. 1829, – в ИРЛИ (Пушкинском Доме) Академии Наук СССР (из бумаг В. П. Авенариуса). Письмо это, – первое к Гоголю, – служит ответом на письмо Гоголя из Петербурга от 21 августа (см. Акад. изд. Переписки, т. II, стр. 305–307).

– Об установлении времени знакомства Пушкина с Н. В. Гоголем и об их взаимоотношениях существует большая литература. Говорено и писано было много о «дружбе» этих двух великих писателей, и только сравнительно недавно (с 1902 г.) исследователи начали подходить к пересмотру всего вопроса в целом; ряд крупных исследований в этом направлении (В. В. Каллаша, «Н. В. Гоголь в его письмах» – в «Русск. Мысли» 1902 г., № 6; В. Я. Брюсова, «Испепеленный» – в «Весах» 1909 г., № 4; затем в сб. «Гоголевские дни в Москве», М. 1910, и отд. изд. «Скорпиона» 1909 и 1910 гг.; В. В. Каллаша «Заметки о Гоголе» – в «Голосе Минувшего» 1913 г., № 9, стр. 235–239; Шмидта, «Гоголь» – в «Русской Мысли» 1913 г., № 11, стр. 53–60; Б. Е. Лукьяновского, «Пушкин и Гоголь в их личных отношениях (Вопрос о дружбе)» – в сб. Общества Истории Литературы в Москве «Беседы», М. 1915, стр. 32–49; А. С. Долинина, «Пушкин и Гоголь. К вопросу об их личных отношениях» – в «Пушкинском сборнике памяти проф. С. А. Венгерова», II, 1923, стр. 181–197, и, наконец, акад. М. Н. Сперанского в примечаниях к «Дневнику» Пушкина, московское изд., 1923, стр. 169–180) внесли существенные коррективы в оценку отношений Гоголя и Пушкина, а появившаяся в 1930 г. обстоятельная работа В. В. Гиппиуса: «Литературное общение Гоголя с Пушкиным» (издана в «Ученых Записках Пермского Государственного Университета», вып. 2, стр. 61–126), уточнила вопрос и окончательно подвела ему итоги. В. В. Гиппиус со всею тщательностью исследовал четыре вопроса: о времени, обстановке и характере первоначального знакомства Гоголя и Пушкина, о достоверности некоторых отзывов Пушкина о Гоголе, об отношении художественных тем «Ревизора» и «Мертвых душ» к соответственным замыслам Пушкина и о журнальных взаимоотношениях между Гоголем, как сотрудником «Современника», и Пушкиным – его издателем. К этим темам мы и подойдем при комментировании соответствующих мест из писем Пушкина, не вдаваясь вновь в историю отдельных вопросов, а руководствуясь положениями, к которым пришел В. В. Гиппиус. Кроме указанных выше ссылок на работы о Пушкине и Гоголе, см. еще у М. А. Цявловского, в примечаниях к «Рассказам о Пушкине, записанным со слов его друзей П. И. Бартеневым», М. 1925, стр. 44–45 и 115–116.

– По свидетельству П. В. Анненкова Гоголь пытался познакомиться с Пушкиным в Петербурге еще в 1829 г. (между 18 января и 9 марта), придя на его квартиру (см. Анненков, «Материалы для биографии Пушкина», С.-Пб. 1873, стр. 360, и В. В. Гиппиус, op. cit, стр. 63–64 и 65–66), но знакомство не состоялось и произошло в Петербурге между 18 и и 25 мая, вернее –20 мая, на вечере у П. А. Плетнева, когда Гоголь был представлен Пушкину (см. Гиппиус, op. cit., стр. 71; ср. Н. О. Лернер, «Труды и дни Пушкина», изд. 2, стр. 240). «Давняя мечта Гоголя, – говорит В. В. Гиппиус, – осуществилась, но трудно допустить, чтобы между старшим знаменитым писателем и молодым дебютантом, принадлежавшими к различным социальным кругам, сразу же установились какие-нибудь серьезные отношения. Встреча писателей была, всего вернее, единственной, и вряд ли дело не ограничилось официальным «представлением». По крайней мере Гоголь при всем позднейшем благоговении к Пушкину и его памяти – нигде об этой первой встрече не вспоминал» (op. cit., стр. 71). С июня Гоголь поселился в Павловске и здесь давал уроки в доме А. И. Васильчиковой ее малолетнему умственно дефективному сыну Василию Алексеевичу Васильчикову (см. «Воспоминания» гр. В. А. Соллогуба, под ред. С. П. Шестерикова, Лгр. 1931, стр. 270–273). Жизнь в Павловске вблизи от Царского Села дала возможность Гоголю встречаться не раз с Пушкиным; так известно, что он встретился с ним 27 июня и попросил его разрешения пользоваться его царскосельским адресом «вероятно, потому, – полагает В. В. Гиппиус, – что сообщение с Петербургом было прервано из-за холеры, а почта в Павловске была неисправна». После приезда в Царское Село В. А. Жуковского, который относился к Гоголю с расположением, встречи его с Пушкиным могли быть довольно часты. Здесь же Гоголь познакомился и встречался с А. О. Россет, с которой впоследствии находился в дружеских отношениях. Скудость и противоречивость известных нам материалов не дает, однако, вывести какое-либо суждение о характере отношений Пушкина и Гоголя в это время. Из письма Гоголя к А. С. Данилевскому от 2 ноября (см. Письма Гоголя, под ред. В. И. Шенрока, т. I, стр. 196), в котором он пишет, что «все лето я прожил в Павловске и Царском Селе. Стало быть, не был свидетелем времен терроризма, бывших в столице. Почти каждый вечер собирались мы: Жуковский, Пушкин и я» и сообщает далее о том, что Пушкин написал «Домик в Коломне» («Кухарка») и сказки и что Жуковский также написал несколько сказок – нельзя теперь, после исследования В. В. Гиппиуса выводить заключение о том, что действительно все лето было проведено Гоголем в постоянном непрерывном общении с Пушкиным и Жуковским; кроме того А. О. Смирнова в своих подлинных записках, говоря о времени пребывания в Царском Селе и рассказывая о Пушкине и Жуковском, ни разу не упоминает о Гоголе; впоследствии она даже не могла вспомнить, где с ним познакомилась, хотя не подлежит никакому сомнению то, что знакомство это произошло именно в это время (ср. «Записки» А. О. Смирновой, под ред. М. А. Цявловского, М. 1929, стр. 311) Реальным же следом отношений Пушкина и Гоголя в это лето остались лишь письма Гоголя к Пушкину 16 и 21 августа, о которых говорено выше, стр. 391, в связи с посылкой через Гоголя рукописи «Повестей Белкина», и комментируемое письмо Пушкина к Гоголю (см. подробнее в указ. работе В. В. Гиппиуса, стр. 71–75).

– Пушкин благодарит Гоголя за доставление посылки с «Повестями Белкина» П. А. Плетневу – см. выше, стр. 391.

– Письмо Гоголя – к Пушкину от 21 августа (см. Акад. изд. Переписки Пушкина, т. II, стр. 312; «Русск. Арх.» 1880 г., кн. II, стр. 509–511, и «Письма Гоголя», под ред. В. И. Шенрока, т. I, стр. 184–187).

– «Проект ученой критики» Гоголя – заключается в письме его Пушкину 21 августа; в нем Гоголь давал Пушкину мысль новой статьи об А. А. Орлове и Булгарине и предлагал сравнить последнего с Байроном, проведя между ними аналогию; как видим, Пушкин одобрил эту мысль, но не воспользовался ею; он полагал, что Гоголь сам бы мог написать такую статью. Говоря о лености Гоголя, Пушкин не ошибся – Гоголь такой статьи не писал (ср. Акад. изд. Сочинений Пушкина, т. IX, ч. 2, стр. 456–457).

– Статья Ф. Косичкина – первая статья Пушкина, подписанная этим псевдонимом – «Торжество дружбы»; она появилась, вероятно, в самом конце августа в «Телескопе» Н. И. Надеждина (об этом см. выше, стр. 244 и 376 и ниже, стр. 464–465).

– Фаддей Венедиктович – Булгарин (см. выше, стр. 244–245).

– Пушкин поздравляет Гоголя с тем эффектом, который произвели в типографии «Вечера на хуторе близ Диканьки» Гоголя, печатавшиеся в типографии департамента народного просвещения. Об этом Гоголь сообщил Пушкину сам в письме 21 августа: «Любопытнее всего было мое свидание с типографией. Только что я просунулся в двери, наборщики, завидя меня, давай каждый фыркать и прыскать себе в руку, отворотившись к стенке. Это меня несколько удивило; я к фактору, и он, после некоторых ловких уклонений, наконец сказал, что: Штучки, которые изволили прислать из Павловска для печатания, оченно до чрезвычайности забавны и наборщикам принесли большую забаву. Из этого я заключил, что я писатель совершенно во вкусе черни» (Переписка Пушкина, т. II, стр. 305). Как откликнулся Пушкин на это произведение Гоголя, видно из письма его к А. Ф. Воейкову (см. № 460), в котором он, между прочим, повторил слышанное от Гоголя впечатление типографии и наборщиков от «Вечеров на хуторе».

– Остренький сиделец – Н. А. Полевой. Об отзывах журналов и в частности «Московского Телеграфа» на «Вечера» Гоголя см. в примечаниях к письму № 460, стр. 407–408.

– «Бунтов, наводнения и холеры нет». – Эта фраза Пушкина является откликом на сообщение Гоголя о наводнении и холере в Петербурге. «В Петербурге скучно до нестерпимости, – писал Гоголь. – Холера всех поразгоняла во все стороны, и знакомым нужен целый месяц антракта, чтобы встретиться между собою...» и далее: «У нас бывают дожди и необыкновенно сильные ветры; вчерашнюю ночь даже было наводнение: дворы домов по Мещанской, по Екатерининскому каналу и еще кое-где, а также и много магазинов, были наполнены водою. Я живу на третьем этаже и не боюсь наводнений; а кстати квартира моя во 2 Адмиралте. части, в Офицерской улице, выходящей на Вознесенский проспект, в доме Брунста» (Переписка Пушкина, т. II, стр. 305 и 307. Ср. в дневнике П. Г. Дивова, «Русск. Стар.» 1899 г., № 12, стр. 530).

– Жуковский расписался – об этом см. выше, стр. 389.

– «Я чую осень» (об этом см. выше, стр. 226). – Вяземский писал Жуковскому 4 сентября: «Надеюсь, что Пушкину лучшей осени не нужно: смело может он приняться за стихи. У нас такое ненастье, что не приведи господи» («Русск. Арх.» 1900 г., кн. I, стр. 363).

– Надежда Николаевна – так Гоголь ошибочно назвал жену Пушкина Наталью Николаевну в своем письме от 21 августа, в котором писал: «Да сохранит вас бог вместе с Надеждою Николаевною от всего недоброго и пошлет здравия навеки» (Переписка Пушкина, т. II, стр. 307). Пушкин не замедлил подчеркнуть ошибку Гоголя в вежливой, но ясной форме.

– H. H. Пушкина обратила на себя в это время внимание императрицы Александры Федоровны. О. С. Павлищева писала мужу 15 августа: «Моя невестка прелестна; она является предметом удивления в Царском; императрица желает, чтобы она была при дворе» («Пушкин и его соврем.», вып. XV, стр. 84), а 4 сентября H. H. Пушкина была представлена императрице и произвела на нее сильное впечатление (см. письмо О. С. Павлищевой, там же, стр. 89).

– Плетнев – Петр Александрович, в это время хлопотал о прохождении через цензуру «Повестей Белкина» (см. выше, стр. 390 и 391).

454. Неизвестному [Лето – осень? 1831 г.] (стр. 45). Впервые напечатано В. И. Саитовым в Акад. изд. Переписки Пушкина, т. II, стр. 314, и вошло в Сочинения Пушкина, под ред. С. А. Венгерова, изд. Брокгауз-Ефрон, т. VIО стр. 85, с таким примечанием П. О. Морозова: «Одна из многих записок этого рода, вызванных затруднительным денежным положением» (там же, стр. 572). Подлинник, карандашом, на листке бумаги, оторванном от большого почтового листа, без водяных знаков, – в ИРЛИ (Пушкинском Доме) Академии Наук СССР (собрание автографов И. И. Куриса; об этом собрании см. заметку М. А.: «Автографы Пушкина в Одессе» – в сб. Одесского Дома Ученых «Пушкин. Статьи и материалы», под ред. М. П. Алексеева, вып. I, Одесса 1925, стр. 56–57, где, впрочем, об этой записке Пушкина ничего не говорится); на обложке пометка: «20 мая 1886 от П. С. Москалева». Бумага в карантинных проколах, то есть оторвана от письма, писанного в холерное время. Дата установлена В. И. Саитовым, но было бы осторожнее датировать: начало 30-х годов, не ранее декабря 1830 г.

– Перевод записки: «Я буквально без копейки. Благоволите подождать один или два дня. Весь ваш А. П.».

455. П. В. Нащокину. 3 сентября [1831 г.] (стр. 45). Напечатано, впервые в отрывке вЕ«Москвитянине» 1851 г., кн. I, № 23, стр. 464, и у П. В. Анненкова в «Материалах» (Сочинения Пушкина, т. I, С.-Пб. 1855, стр. 317, примечание); полностью издано П. И. Бартеновым в сборнике «Девятнадцатый век», кн. I, М. 1872, стр. 390–391, откуда вошло вовсе последующие издания Сочинений Пушкина и в Акад. изд. Переписки, под ред. В. И. Саитова, т. II, стр. 316–317. Подлинник наполулисте почтовой бумаги большого формата, без водяных знаков, был в Остафьевском архиве гр. С. Д. Шереметева; ныне в Центрархиве в Москве.

– Пушкин отвечает на письмо П. В. Нащокина от 18 августа и выражает ему свою радость и благодарность за улажение его денежных расчетов с В. С. Огонь-Догановским (об этом см. выше, стр. 366–367, и нижеО стр. 420).

– Елена Тимофеевна – лицо неизвестное.

– О разрешении Пушкину заниматься в архивах над историей Петра I см. выше, стр. 359–363.

– ОА«перемене министерства» в доме Пушкина П. Е. Щеголев пишет следующее: «Первые месяцы семейной жизни Пушкина прошли в Москве. Здесь и было положено начало штату Пушкина, здесь он приговорил дворецкого и повара. В этом деле поспособствовал ему, конечно, Нащокин. Дворецкий Александр Григорьев сопровождал из Москвы в Царское Село обоз с вещами Пушкина. Нащокин, принявший заботы о пушкинских делах, выдал Александру Григорьеву вперед за месяц деньги –50 рублей – и посоветовал проверять его щеты [См. «Переписку Пушкина», т. II, стр. 248]. В начале июня пришел обоз вместе с Александром Григорьевым, а в сентябре кончилась его служба. Разыгрался скандальный инцидент, о котором Пушкин и сообщал Нащокину» («Пушкин и мужики», М. 1928, стр. 167).

– Василий, – по словам П. Е. Щеголева, – «поставленный на место дворецкого, – сын Михайлы Иванова Калашникова и брат известной нам Ольги, бывшей предметом крепостной любви Пушкина... Василий тоже выводил по временам Пушкина из терпениД» («Пушкин и мужики», М. 1928, стр. 168). О нем см. в письме Пушкина к жене от середины декабря 1831 г., № 481 и в примечаниях к нему, стр. 452 и 453).

– О поваре Пушкина, который действительно уехал в Москву и видал там Нащокина, последний сообщал в письме 30 сентября: «Повар солгал, что его хотели в солдаты; это есть или была отговорка, чтоб прилично отойти от тебя. Узнал я сие от Власа» (Переписка Пушкина, т. II, стр. 331, и «Русск. Арх.» 1904 г., кн. III, стр. 440). О поварах Пушкина см. в книге П. Е. Щеголева, «Пушкин и мужики», Лгр. 1928, стр. 165–176.

– «Теща моя не унимается» – Наталия Ивановна Гончарова, мать H. H. Пушкиной, сердилась на Пушкина за то, что Пушкин вступил без ее ведома с «дедушкой» в переписку по поводу брака Александры Николаевны Гончаровой с А. Ю. Поливановым (об этом см. подробнее выше, в примечаниях к письмам № 412 и 419, стр. 240 и 267–268).

– Перевод французских слов: «Ни время, ни разлука, ни расстояние»).

– Ал. Юрьевич – Александр Юрьевич Поливанов (о нем см. выше, стр. 267–268).

–Ч«Дедушка нигугу» – Афанасий Николаевич Гончаров. Пушкин здесь имеет в виду свои денежные и имущественные расчеты с Гончаровым в связи с женитьбой на Н. H. Гончаровой (ср. выше, стр. 240).

– Нат. Николаевна – H. H. Пушкина, об имущественных делах ее с А. H. Гончаровым см. выше, стр. 253–254.

– Повести –М«Повести Белкина»; они в это время уже прошли через цензуру, о чем хлопотал П. А. Плетнев (см. выше). Несмотря на то, что Пушкин, как говорит, печатал их incognito, тем не менее он не особенно тщательно сохранял его; напротив он просил Плетнева «перешепнуть» его имя покупателям через А. Ф. Смирдина (см. выше, стр. 342). Получил ли Нащокин экземпляр книги – неизвестно (ср. в письме № 471).

– О Ломбарде (см. выше, стр. 373). Нащокин писал Пушкину 30 сентября: «О ломбарде не беспокойся. Я все забывал спросить у Дм. Вас. [Короткого]; заглажу тем, что попрошу его, чтобы он моими деньгами заплатил, а там сочтемся» (Переписка Пушкина, т. II, стр. 331).

– Жена – H. H. Пушкина. Нащокин, по словам его жены,Й«обожал Наталию Николаевну и всегда, когда она выезжала куда-нибудь от нас, он нежно, как отец, крестил ее» (Воспоминания В. А. Нащокиной в кн. Л. П. Гроссмана: «Письма женщин к Пушкину», М. 1928, стр. 236).