Купить диплом можно на i-diploma.com 
Скачать текст письма

Модзалевский. Примечания - Пушкин. Письма, 1831-1833. Часть 24.

468. Барону Е. Ф. Розену [середина октября – середина ноября 1831 г.] (стр. 52). О существовании этого письма Пушкина было известно еще с 1888 г., после опубликования вУ«Русск. Стар.» 1888 г., № 11 (стр. 412) дневника О. М. Бодянского, в котором последний сообщал, что в альбоме Елизаветы Алексеевны Драшусовой (а не Долгоруковой) он нашел «множество знаменитостей, русских: Пушкина – записка к барону Розену на лоскутке, о Борисе Годунове что-то и Альционе Розена»; но напечатано оно было впервые М. А. Цявловским с подробным комментарием в ж. «Культура театра» 1921 г., № 5, стр. 30–31, по неисправной копии П. И. Бартенева, а затем перепечатано с оригинала альбома Драшусовой в книге М. А. Цявловского: «Письма Пушкина и к Пушкину», М. 1925, стр. 16 (см. там же, стр. 44). Оригинал письма теперь неизвестно где находится. Бумаги Розена после его смерти были уничтожены, как ненужный хлам, его братом Павлом Федоровичем и таким образом, письмо Пушкина, случайно сохранившееся, является единственным известным до сего времени (ср. «Дневник» Пушкина, под ред. Б. Л. Модзалевского, П. 1923, стр. 121). Письмо датировано было М. А. Цявловским по содержанию и связи его с письмом к Пушкину Розена от 27 июня 1831 г. (см. Переписка Пушкина, т. II, стр. 260–262). Нами дата письма к Розену исправлена по сопоставлению с письмом Пушкина к А. X. Бенкендорфу от второй половины октября и ответного письма Бенкендорфа от 19 октября (см. выше, стр. 52–53, и ниже, стр. 427).

– Розен, барон Егор Федорович (род. 16 декабря 1800, ум. 23 марта 1860), сотрудник многих литературных журналов и газет и издатель альманахов›«Царское Село», 1830, вместе с Н. М. Коншиным, и «Альциона» на 1831, 1832 и 1833 гг. (последние три сохранились в библиотеке Пушкина, см. Б. Л. Модзалевский, «Библиотека Пушкина», С. Пб. 1910, стр. 121), автор нескольких поэм, драм, трагедий и либретто к опере М. И. Глинки «Жизнь за царя». Розен считал себя не только знатоком драматического искусства, но и выдающимся драматургом; в письмах своих и в воспоминаниях, в которых он приводит несколько интересных данных и фактов о Пушкине, Розен неоднократно упоминает о сочувственных отзывах Пушкина, Вяземского, Жуковского и других писателей о своих произведениях. Подтверждение этому находится в отзыве Пушкина, в его дневнике, где Пушкин, сравнивая Н. В. Кукольника и А. С. Хомякова с бар. Розеном, отмечает, что последний «имеет более таланта» («Дневник Пушкина», под ред. Б. Л. Модзалевского, П. 1923, стр. 11 и «Сын Отеч.» 1847 г. июнь, отд. 3, стр. 11). Ничего выдающегося, однако, Розен не создал и вскоре был забыт, пережив многих из своих друзей и знакомых вместе с небольшой известностью, которой он пользовался в 1830-х годах. Биографию его см. в «Русском Биографическом Словаре», т. Рейтерн – Рольцберг, С.-Пб. 1913, стр. 399–403, и автобиографию – в книге бар. А. Е. Розена: «Очерк фамильной истории рода баронов фон-Розен», С.-Пб. 1876, стр. 77–80. Некоторые из отдельных изданий его сочинений находились в библиотеке Пушкина с посвятительными надписями (см. Б. Л. Модзалевский, «Библиотека Пушкина», С.-Пб. 1910, стр. 85–86, №№ 315–318). Об отношениях Пушкина и Розена см. в примечаниях Б. Л. Модзалевского к «Дневнику» Пушкина, П. 1923, стр. 120–121, и в московском издании «Дневника», 1923, стр. 339–344, а также в живых и интересных воспоминаниях Розена о Пушкине и Гоголе: «Ссылка на мертвых» в «Сыне Отеч.» 1847 г., № 6, отд. 3, стр. 3–40, и в статье Н. О. Лернера «Пушкин и «царские собаки» в его книге «Рассказы о Пушкине», Л. 1929, стр. 198–203.

– Пир во время чумы –З«Пир во время чумы (из Вильсоновой трагедии: The city of the plague)», трагедия Пушкина, напечатанная впервые в альманахе бар. Е. Ф. Розена «Альциона на 1832 год», стр. 19–32 (цензурн. разреш. 20 ноября 1831 г.), куда Пушкин дал еще двустишие «На перевод Илиады» (стр. 79). Трагедия «Пир во время чумы» создана была Пушкиным еще в Болдине 6 ноября 1830 г.; рукопись ее, принадлежавшая бар. Розену и находившаяся потом в частных руках у артиста А. И. Чарина (Галкина), до сих пор полностью неизвестна (см. «Раннее утро» 21 января 1910 г., № 16, и заметку Л. Б. Модзалевского «Исчезнувшая рукопись Пушкина» в «Звеньях», кн. 3–4, стр. 167–172). О трагедии Пушкина см. в работах: Д. Дарского, «Маленькие трагедии Пушкина», М. 1915, стр. 65–72; К. К. Арсеньева в изд. Сочинений Пушкина, под ред. С. А. Венгерова, т. III, стр. 166–168, и в новейшем исследовании Н. В. Яковлева «Об источниках «Пира во время чумы» (Материалы и наблюдения)» в «Пушкинском сборнике памяти С. А. Венгерова», П. 1923, стр. 93–

170, здесь же и о Джоне Вильсоне). 19 июля 1831 г. Розен писал С. П. Шевыреву:Ѓ«Альциона выйдет в первых числах декабря [вышла около 1 декабря]. Пушкин дал мне несколько прекрасных пьес и уверяет честию, что еще даст. Мы с ним довольно сблизились. Его лестные обо мне отзывы сторицею воздают мне за несправедливость некоторых критиков, задетых эпиграмматической стрелою или пораженных в честной критике» («Русск. Арх.» 1878 г., кн. II, стр. 47). Ср. еще в письме Розена к Пушкину от 27 июня 1831 г., в котором Розен, отвечая на недошедшее письмо Пушкина, благодарил его за обещание дать ему свои стихи; «оставьте их у себя до удобного случая» – прибавляет он (Переписка Пушкина, т. II, стр. 260–262, где и стихи Розена на рождение Пушкина). Как было указано выше (стр. 425), Пушкин дал в «Альциону» только два своих произведения, причем одно из них послал при комментируемом письме; а «несколько стихотворений» Пушкина, о которых говорит Розен как о данных уже ему, Пушкин только обещал дать и не дал, по правильному предположению М. А. Цявловского, из нежелания «обесценить» альманах «Северные Цветы на 1832 год» (см. подробнее в статье М. А. Цявловского в ж. «Культура театра» 1921 г., № 5, стр. 32).

– à effet, – т. е. рассчитанной на эффект.

– О предприятии Пушкина по изданию III тома своих стихотворений – см. в примечаниях к письму N 469, стр. 427.Ї«Альциона» вышла раньше 3-й части Стихотворений Пушкина, появившейся только в последних числах марта 1832 г. (см. Н. Синявский и М. Цявловский, «Пушкин в печати», М. 1914, стр. 113).

– Предисловие 굫Борису Годунову» написано было Розеном для его перевода «комедии» Пушкина; над ним он работал летом 1831 г. «Приготовляю все нужное для перевода Бориса, и как скоро можно будет, приеду к вам» – писал он Пушкину 27 июня (Переписка Пушкина, т. II, стр. 261), а С. П. Шевыреву сообщал 19 июля: «За отсутствием лучших критиков, я написал рецензию Годунова, которая будет напечатана в Литературной Газете, издаваемой Сомовым. Кроме того, я еще перевел его на немецкий язык, с рукописи автора и заслужил его восторженную благодарность и хвалу Жуковского» («Русск. Арх.» 1878 г., кн. II, стр. 47); но ни рецензия, ни перевод «Бориса Годунова» тогда в печати не появились; перевод, может быть, не был закончен (об этом см. выше, стр. 151, в примечаниях к письму № 396). Только в дерптском журнале «Dorpater Jahrbücher» («Дерптский Ежегодник литературы, статистики и искусства, в особенности России», 1833 г., № 1, стр. 43–59) была напечатана на немецком языке статья Розена, «довольно строгая рецензия», по его выражению («Сын Отеч.» 1847, июнь, отд. 3, стр. 10), о «Борисе Годунове», которая должна была служить введением к его переводу трагедии Пушкина; а позднее она была переведена и напечатана А. Савицким в «Литературных прибавлениях к Русскому Инвалиду» 1834 г., № 2, стр. 12–15, и № 3, стр. 13–23; очевидно, этим введением Пушкин и интересовался.

– Второе отдельное издание «Бориса Годунова» не осуществилось, и «Борис Годунов» при жизни Пушкина перепечатан не был.

– Предисловие Пушкина в виде дружеского письма к Е. Ф. Розену о™«Борисе Годунове» написано не было. Ю. Г. Оксман и Б. В. Томашевский допускали возможность считать за материалы к этому предисловию так называемое письмо к Н. Н. Раевскому (см. Письма Пушкина, т. II, стр. 29–33; «Путеводитель по Пушкину», М., 1931, стр. 313), но Н. В. Измайлов воздержался от такого сближения; см. «Письма Пушкина к Е. М. Хитрово», Л. 1927, стр. 98–99.

469. А. X. Бенкендорфу [вторая половина октября 1831 г.] (стр. 52–53). Напечатано впервые С. С. Сухониным в изд.п«Дела III Отделения собств. его имп. вел. Канцелярии о Пушкине», С.-Пб. 1906, стр. 123, с неверной датой «23 июля 1831 г.» (она в оригинале отсутствует). П. А. Ефремов включил в свое издание (А. С. Суворина), т. VII, стр. 442, это письмо с датой 19 октября, очевидно, по сопоставлению с ответом Бенкендорфа (см. ниже). П. О. Морозов в изд. «Просвещения» (т. VIII, стр. 264) повторил ошибочную дату Ефремова и только Акад. изд. Переписки Пушкина датировало письмо правильно: «серединою октября» (т. II, стр. 335–336; ср. Н. О. Лернер, «Труды и дни Пушкина», изд. 2, С.-Пб. 1910, стр. 246, и изд. Сочинений Пушкина под ред. С. А. Венгерова, т. VI, стр. 87–88). Мы придерживаемся даты Акад. изд. Переписки, но передвигаем письмо на вторую половину октября, так как оно писано, вероятно, между 15 и 19 октября. Подлинник на листе плотной почтовой бумаги большого формата с водяными знаками: J. Whatman 1829, в ИРЛИ (Пушкинском Доме) Академии Наук СССР, из собрания Пушкинского Лицейского Музея, куда поступил из архива III Отделения.

Бенкендорф 19 октября отвечал Пушкину:Я«На письмо ваше ко мне имею честь вас уведомить, что никакого не может быть препятствия к изданию особою книгою тех стихотворений ваших, которые уже были единожды напечатаны. Для меня всегда приятно быть с вами в сношениях по предмету ваших сочинений, и потому я прошу вас всякой раз, когда будете иметь в том надобность, обращаться ко мне со всею искренностию. Вместе с сим считаю неизлишним заметить вам, что сколь ни удостоверен государь император в чистоте ваших намерений и правил, но со всем тем однакоже мне неизвестно, чтобы его величество разрешил вам все ваши сочинения печатать под одною вашею ответственностью. Упоминаемое в письме вашем сообщение мое к вам 1829 года относилось к одной лишь трагедии вашей под названием Годунов, а потому вам надлежит по прежнему испрашивать всякий раз высочайшее его величества соизволение на напечатание ваших сочинений и есть ли вам угодно будет делать сие через посредство мое, то я готов всегда вам в сем случае содействовать» (Переписка Пушкина, т. II, стр. 336–337).

– К работе над изданием III части Стихотворений Пушкин приступил, повидимому, тотчас же после получения разрешения, но сдал рукопись в цензуру только в январе 1832 г.; ее рассматривал цензор В. Н. СеменоЯ и 20 января пропустил в печать; книга набиралась в Типографии Департамента Народного Просвещения; вышла она из печати в последних числах марта 1832 г. (см. Н. Синявский и М. Цявловский, «Пушкин в печати», М. 1914, стр. 113–116, где дан и перечень помещенных в ней произведений Пушкина). В этом издании Пушкин впервые напечатал только стихотворения: «Каков я прежде был», «Узник» и «Сказку о царе

Салтане» (ср. выше, стр. 400). Цензурная рукопись III части Стихотворений в подлинниках Пушкина и в копиях была в бумагах В. П. Гаевского, а ныне хранится в Пушкинском Доме.

– О том, что Николай I разрешил Пушкину в 1829 г. самому издавать свои сочинения, под его авторскою ответственностью, поэт вскоре пытался опять писать Бенкендорфу, 24 февраля 1832 г., в черновом письмВ (см. выше письмо № 495), но со ссылкой на разрешение 1828 г. Ссылаясь на это разрешение Пушкин ошибался, так как разрешение Николая I, как правильно отмечает Бенкендорф в письме Пушкину 19 октября, относилось только к «Борису Годунову» и было передано Пушкину в письме от 28 апреля 1830 г. (Переписка Пушкина, т. II, стр. 414, М. К. Лемке, «Николаевские жандармы...», С.-Пб. 1909, стр. 507, и «Дела III Отделения... о Пушкине», стр. 96; ср. помету на письме Пушкина, сделанную А. Н. Мордвиновым).

– Письмо Погодина к А. X. Бенкендорфу нам неизвестно; оно было отправлено Погодиным Пушкину еще 29 сентября, о чем Погодин записал в своем дневнике:Л«Писал письмо к Бенкендорфу о Марфе и отправил к Пушкину – лучше бы кажется прямо». 28 сентября Погодин сам приехал в Петербург – хлопотать о разрешении выпустить в свет свои трагедии «Марфа Посадница» и «Петр». Пушкин принимал в этих хлопотах деятельное участие («Пушкин и его соврем.», вып. XXIII–XXIV, стр. 116 и 117, и выше, стр. 321 и 372–373).

470. С. С. Уварову 21 октября 1831 г. (стр. 53). Напечатано впервые вЗ«Отчете Имп. Публ. Библиотеки за 1881 г.», стр. 78–79, а затем вошло в последующие издания Сочинений Пушкина и в Акад. изд. Переписки Пушкина, т. II, стр. 338. Подлинник – на листе почтовой бумаги большого формата, с водяными знаками: J. Whatman 1829, – в Публичной Библиотеке в Ленинграде; он сложен конвертом и запечатан облаткой (см. Л. Б. Модзалевский, «Рукописи Пушкина в собрании Госуд. Публ. Библиотеки в Ленинграде», Лгр. 1929, стр. 36 (№ 87). Снимок с автографа помещен в книге П. Н. Полевого: «История русской словесности», т. III, С.-Пб. 1900, стр. 149.

– Уваров – Сергей Семенович (род. 15 августа 1786, – ум. 4 сентября 1855), с 1818 г. президент Академии Наук, а с 21 марта 1833 г. – управляющий Министерством Народного Просвещения (с 1834 г. – министГ народного просвещения); с 1 июля 1846 г. – граф (о нем и об его отношениях с Пушкиным см. в примечаниях к «Дневнику» Пушкина, П. 1923, стр. 145–147 и к московскому изданию «Дневника», 1923, стр. 358–362 и 538; в статье Л. К. Ильинского в изд. «Пушкин и его соврем.», вып. XXXVIII–XXXIX, стр. 209–212, а также в Соч. Пушкина, под ред. С. А. Венгерова, т. VI, стр. 480–484 в обширном и ценном примечании Н. О. Лернера к стихотворению Пушкина «На выздоровление Лукулла»).

– Князь Дундуков – князь Михаил Александрович Дондуков - Корсаков (род. в 1794 – ум. 29 августа 1869), брат лицейского товарища Пушкина Н. А. Корсакова. В это время он с 1826 г. числился по МинистерствЧ внутренних дел и служил по выборам гдовским уездным предводителем дворянства и совестным судьею. Биографию его см. в «Русском

Биографическом СловарЛ», т. Дабелов – Дядьковский, С.-Пб. 1905, стр. 591–592. Об отношениях Пушкина и Дондукова-Корсакова см. в примечаниях Б. Л. Модзалевского к «Дневнику Пушкина», П. 1923, стр. 26 и 244–245, и М. Н. Сперанского к московскому изданию «Дневника», 1923, стр. 539, а также в работе Л. К. Ильинского «Из мелочей Пушкинского комментария. Эпиграмма «В Академии Наук» – в изд. «Пушкин и его соврем.», вып. XXXVIII–XXXIX, памяти Б. Л. Модзалевского, стр. 205–212 и в статье Н. Ф. Лаврова к письму Пушкина к Дондукову-Корсакову в «Литературном Наследстве», № 16–18, стр. 547–550.

– Стихи Пушкина –ш«Клеветникам России» (о них см. выше, стр. 410–411, и о переводах их, стр. 418–419). С. С. Уваров через кн. М. А. Дондукова-Корсакова препроводил свой французский перевод этой оды Пушкину 8 октября из Москвы при следующем письме: «Инвалид, давно забывший путь к Парнассу, но восхищенный прекрасными, истинно народными стихами вашими, попробовал на деле сделать им подражание на французском языке. Он не скрывал от себя всю опасность борьбы с вами, но вами вдохновенный, хотел еще раз, вероятно в последний, завинтить свой Европейский штык. Примите благосклонно сей опыт и сообщите оной В. А. Жуковскому. УвароМ» (Переписка Пушкина, т. II, стр. 333). Но самый перевод-подражение Уварова под заглавием: «Aux détracteurs de la Russie. Imitation libre de Pouchkin», напечатан был впервые П. Е. Щеголевым только в недавнее время в его книге «Из жизни и творчества Пушкина», Лгр. 1931, стр. 354–356. Приложенный же к письму Уварова перевод, опубликованный в книге В. Я. Брюсова «Письма Пушкина и к Пушкину», М. 1903, стр. 100–102, а затем перепечатанный в Акад. изд. Переписки, т. II, стр. 333–335, как доказал П. Е. Щеголев, не принадлежит Уварову (см. в указ. книге Щеголева, стр. 352–353, и выше, стр. 419). Перевод Уварова оды Пушкина написан был еще в конце сентября, что видно из письма А. Я. Булгакова брату из Москвы от 29 сентября: «Сергей Уваров читал прекрасно им сделанный на французский язык перевод Пушкина стихов «Клеветникам России». Я не могу насытиться чтением прекрасного этого произведения: и стихи и чувства прекрасные. Пушкин никогда не любил Ляхов...» («Русск. Арх.» 1902 г., кн. I, стр. 93, ср. на стр. 107 о присылке Уваровым своего перевода А. Я. Булгакову, ср. также «Русск. Арх.» 1903 г., кн. III, стр. 580). 8 октября, одновременно с письмом к Пушкину, Уваров послал свой перевод и А. X. Бенкендорфу при следующем письме (даем его французский текст, так как у П. Е. Щеголева дан только перевод, стр. 353–354):

«Les beaux vers de Pouchkin intitulés: «Aux détracteurs de la Russie» m'ont fait naitre de désir de les traduire ou plutôt de les imiter en français; c'était de seul moyen de les faire parvenir á leur adresse. Sans attacher aucune importance á cet essai j'ai l'honneur de Vous l'envoyer cijoint, mon cher Général, en vous reservant de juger si cette imitation mérite le bonheur d'être mise sous les yeux de Sa Majesté. Je n'ai pas pris sur moi de livrer ces vers à l'impression, ne sachant pas si la publication d'une pièce aussi véhémente convenait à notre cabinet; des gens qui crient: Mort aux russes! dans les rues de Paris, ne méritent pas beaucoup d'égards, il est

vrai; mais quoique la pièce originale fut imprimée, j'ai jugé à propos de laisser jusqu'à nouvel ordre la traduction en manuscrit.

Agréez, mon cher Général, l'assurance de ma haute considération et de mon sincère attachement.

Ouvaroff.

Moscou
ce 8 Octobre

1831

A. S. E. Mr le G-al
de Benckendorff, etc. etc.

На письме имеется резолюция Бенкендорфа карандашом: «Je lui ai répondu; qu'il peut rester ici, mais non imprimer» (Секр. арх. III Отделения, № 502). В своем переводе-подражании Уваров зашел слишком далеко в обвинении поляков и высказал мысль, совершенно чуждую Пушкину, о том, что «для торжества одного из народов нужно, чтобы погиб другой». «Не приходится удивляться, – говорит П. Е. Щеголев, – тону легкой и злой иронии, которую не в силах сдержать Пушкин в ответе Уварову. Конечно, Пушкин мог быть только неприятно поражен теми результатами, к которым привело Уварова логическое развитие мыслей, прокламированных в оде «Клеветникам России» (Щеголев, op. cit., стр. 356). Перевод Уварова в силу резолюции Бенкендорфа не был напечатан и таким образом, – пишет Щеголев, – «политика Уварова не дошла до „Клеветников России“» (там же, стр. 357). О переводе Уварова Пушкин вспомнил в 1836 г., когда 10 ноября писал кн. Н. Б. Голицыну в связи с присланным им Пушкину своим переводом «Клеветникам России»: «Я видел уже три перевода, из которых один принадлежит лицу высокопоставленному из моих друзей, но все не стоят вашего» (Переписка Пушкина, т. III, стр. 406, ср. «Сын Отеч.» 1840 г., т. I, кн. 4, стр. 917). В 1831 г. в Петербурге была издана анонимная брошюра под заглавием: «Aufstand (Der Polen) und Warschau's Fall» 1831. In drei Gedichten von A. Puschkin, W. Shukowski und Chomijakow, St. Petersburg 1831, 4°» (см. В. И. Межов, «Puschkiniana», С.-Пб. 1886, стр. 205, № 3214). Брошюру эту нам не удалось разыскать. Можно предполагать, что она принадлежит перу переводчика А. Е. Вульферта (о нем см. в т. I, стр. 291). Последний в ноябре 1831 г. подносил экземпляр стихотворений Жуковского и Пушкина в своем переводе императрице Александре Федоровне, за что ему было «изъявлено высочайшее благоволение» (из дела Комитета Правления Академии Наук 1831 г., № 39, в Архиве Академии Наук, фонд 4). О другом немецком переводе оды «Клеветникам России», принадлежащем перу Friedrich'a Arnold'a Steinmann'a, см. в «Архиве бр. Тургеневых», вып. VI, стр. 100 и 456–458. Не копия ли этого перевода сохранилась в архиве бр. Тургеневых (см. «Письма Пушкина к Е. М. Хитрово», Лгр. 1927, стр. 132)?

471. П. В. Нащокину. 22 октября [1831 г.] (стр. 54). Напечатано впервые в отрывке в «Москвитянине» 1851 г., кн. I, № 23, стр. 462, и у П. В. Анненкова в «Материалах», С.-Пб. 1855, стр. 321–322; полностью издано П. И. Бартеневым в его сб. «Девятнадцатый Век», кн. I, М. 1872, стр. 392, с пропуском даты и указанием только штемпеля на конверте: «24 октября» отчего письмо под последней датой и печаталось в изданиях сочинений

Пушкина; дата исправлена только в Акад. изд. Переписки Пушкина, т. II, стр. 338–339. Подлинник на листе почтовой бумаги большого формата, с водяными знаками: J. Whatman 1829, – был в Остафьевском архиве гр. С. Д. Шереметева, теперь в Центрархиве в Москве. Письмо сложено конвертом и запечатано плохо разборчивою вензелевою печатью (АР?).

– О приезде Пушкина в Петербург и о перемене квартиры см. выше, стр. 422 и 424. 28 октября Погодин записал в дневнике: «Он только что переехал и разбирается» («Пушкин и его соврем.», вып. XXIII–XXIV, стр. 118).

– Брискорн – вдова сенатора Федора Максимовича Брискорна – Ольга Константиновна, бывшая в первом браке за Струковым (о ней и о семье Брискорн см. Н. И. Греч, «Записки о моей жизни», С.-Пб. 1886, по указателю, и новое издание, под ред. Р. В. Иванова-Разумника и Д. М. Пинеса, изд. «Academia», Лгр. 1930, по указателю. О ее доме см. у А. Яцевича, «Пушкинский Петербург», вып. 2, Лгр. 1931, стр. 13–16).

– О Жемчужникове и о расчетах с ним см. выше, стр. 420–421 и ниже, стр. 444 и 446.

– Предположение Пушкина о поездке в Москву вскоре осуществилось (см. ниже, стр. 443).

– О бриллиантах Н. Н. Пушкиной см. ниже, стр. 446.

– Семен Федорович – Душин (род. 1792, ум. 12 сентября 1842), был в течение двадцати лет управляющим Н. И. Гончаровой в ее имении Ярополец (см. статью М. А. Цявловского «Пушкин и Н. И. Гончарова» в сб. «Ярополец», М. 1930, стр. 11–12).

– «Дедушка» – Афанасий Николаевич Гончаров. О деньгах, которые Пушкин дал ему в долг под приданое Н. Н. Гончаровой перед женитьбой на ней, см. выше, стр. 12, 216, 253–254 и 310.

– «Нат. Ник. брюхата» – Пушкин употреблял это слово, определяющее беременность женщины, вполне сознательно. П. А. Плетнев вспомнил впоследствии, что «Пушкин бесился, слыша, если кто про женщину скажет: «она тяжела», или даже «беременна», а не брюхата – слово, самое точное и на чистом русском языке обыкновенно употребляемое. Пушкин тоже терпеть не мог, когда про доктора говорили: «он у нас пользует», – надобно просто: «лечит» (см. «Переписка Я. К. Грота с П. А. Плетневым», т. III, стр. 400). Почти в это же время, 23 октября, О. С. Павлищева писала мужу: «Моя кузина брюхата, но пока это еще не заметно; она прекрасна и любезна» («Пушкин и его соврем.», вып. XV, стр. 101). Говоря, что Н. Н. Пушкина «в мае родит», Пушкин не ошибся: действительно, его старшая дочь Мария Александровна родилась 19 мая 1832 г. (о ней см. ниже, стр. 501).

–Ч«Обо всем надо подумать» – этой фразой Пушкин отмечает новые обязательства, которые налагались на него семейной жизнью. Видевший его 20 октября М. П. Погодин записал в дневнике, что «Пушкин что-то очень расстроен» («Пушкин и его соврем.», вып. XXII–XXIII, стр. 117)

– О пребывании Николая I в Москве и о торжествах и балах по этому случаю см. выше, стр. 423, и ниже, стр. 446. И. В. Киреевский писал из Москвы С. П. Шевыреву 26 октября: «Ты верно уже знаешь, что здесь в Москве император и императрица. Говорят они останутся здесь недель шесть, а может и больше. Теперь в Москве только и слышишь, что балы, праздники, ура и т. п. Народ толпится вокруг дворца и с утра до вечера кремль полон» («Голос Минувшего» 1914 г., № 7, стр. 222).

– «Жду Вяз.» – кн. П. А. Вяземский был в это время в Москве, откуда А. И. Тургенев писал Пушкину 29 октября, что он 28-го числа провел вечер у Вяземского и Дмитриева с Жуковским: «Мы вспоминали о тебе, милый сверчок-Поэт, а Жуковский и о твоем издании в пользу семейства незабвенного Дельвига» (Переписка Пушкина, т. II, стр. 340).

– О журнале Пушкина см. выше, стр. 389, 398.

– «Северные Цветы на 1832 год» – см. выше, стр. 342–344 и 404–405.

– Братья Дельвига – Александр и Иван Антоновичи (о них см. выше, стр. 195).

– «Повести мои напечатаны» – «Повести покойного Ивана Петровича Белкина, изданные А. П.» были отпечатаны 22 октября, а 24 октября вышли в свет, согласно выданному цензором Н. Бутырским разрешению (см. Л. Б. Модзалевский, «Новые материалы об изданиях Пушкина», в «Звеньях», № 2, стр. 242–243; ср. Н. Синявский и М. Цявловский, «Пушкин в печати», М. 1914, стр. 107–108). О «Повестях Белкина» см. следующие работы: А. С. Долинина (Искоза) в собрании сочинений Пушкина, под ред. С. А. Венгерова, т. IV, стр. 184–200; Н. И. Черняева – в его «Критических статьях и заметках о Пушкине», Харьков 1900, стр. 92–143, 233–326, 509–591; статью Д. П. Якубовича: «Реминисценции из Вальтер-Скотта в «Повестях Белкина» в изд. «Пушкин и его соврем.», вып. XXXVII, стр. 100–118; Б. В. Варнеке, «Построение повестей Белкина» – там же, вып. XXXVIII–XXXIX, стр. 162–168; Д. П. Якубовича, «Предисловие к повестям Белкина и повествовательные приемы Вальтер-Скотта» – в сб. «Пушкин в мировой литературе», Лгр. 1926, стр. 160–187; Ю. О[ксмана] в Сочинениях Пушкина, изд. «Красной Нивы», вып. 12, стр. 282–283, «Пушкин и его соврем.», вып. VI, стр. 143; вып. VIII, стр. 18; вып. XIX–XX, стр. 159–160; вып. XXI–XXII, стр. 371; вып. XXIII–XXIV, стр. 112, 117–118; вып. XXXI–XXXII, стр. 130, 133–135; «Татевский сборник С. А. Рачинского», С.-Пб. 1899, стр. 23–26, 27; «Вестн. Европы» 1897 г., № 12, стр. 603; «Историч. Вестн.» 1883 г., № 12, стр. 533; «Голос Минувшего» 1914 г., № 7, стр. 222; «Литературно-библиологический сборник» Русского Библиологич. Общ-ва, под ред. Л. К. Ильинского, П. 1918, стр. 65–66; «Русск. Стар.» 1903 г., кн. III, стр. 531, и др.

472. П. И. Миллеру [20-е числа октября – начало ноября 1831 г.] (стр. 54). Напечатано впервые П. И. Бартеневым вІ«Русск. Арх.» 1902 г., кн. III, стр. 235 , а затем в последующих изданиях Сочинений Пушкина и в Акад. изд. Переписки, т. II, стр. 335, где письмо датировано первой половиной октября. Мы датируем по сопоставлению с выходом «Повестей Белкина» (см. выше). Подлинник неизвестно где находится.

В своих воспоминаниях о Пушкине П. И. Миллер (о нем см. выше, стр. 383–385) пишет:Ц«Вскоре по выходе повестей Белкина, я на минуту зашел к Александру Сергеевичу; они лежали у него на столе. Я и не знал, что они вышли, и еще менее подозревал, что автор их – он сам. – «Какие это повести? И кто этот Белкин?» спросил я, заглядывая в книгу. – «Кто бы он там ни был, а писать повести надо вот этак: просто, коротко и ясно». Далее я не хотел расспрашивать. На другой или на третий день дошел до нас из Петербурга слух, что вышли повести Пушкина под этим именем. Я вспомнил, что видел их у него на столе, и написал к нему записку, в которой, называя его Иваном Петровичем, просил прислать мне эти повести. Он отвечал [далее следует текст записки Пушкина]. Дней через пять он действительно прислал мне один экземпляр» («Русск. Арх.» 1902 г., кн. III, стр. 234–235). По содержанию рассказа П. И. Миллера ясно, что он говорит о Пушкине, как еще живущем в Царском Селе, однако повести Белкина вышли уже во время пребывания его в Петербурге, и видеть их Миллер мог у Пушкина на столе только в Петербурге. Здесь, очевидно, в чем-то память изменила Миллеру.

473. Е. М. Хитрово [октябрь – ноябрь 1831 г.] (стр. 54). Напечатано впервые в изд. Пушкинского Дома «Письма Пушкина к Е. М. Хитрово», Лгр. 1927, стр. 30 и 134, и в собрание писем Пушкина включается первый раз. Подлинник на листе почтовой бумаги обыкновенного формата, без водяных знаков, – в ИРЛИ (Пушкинском Доме) Академии Наук СССР; половина второго полулиста (без текста) оторвана. Письмо датируется предположительно, по упоминаниям о читавшихся Пушкиным, через посредство Е. М. Хитрово, французских романах. Роман Бюра-де-Гюржи, «La Primadonna et le Garçon boucher» («Примадонна и подручный-мясник»), вышел в свет в начале мая, а роман Жюля Жанена, «Barnave» («Барнав»), – в сентябре (до 17-го) 1831 г. Таким образом, Пушкин мог их читать не раньше осени этого года, когда, с половины октября до начала декабря, он жил в Петербурге. 3 декабря Пушкин уехал в Москву и выехал оттуда обратно 24 декабря. Гораздо менее вероятно, чтобы он читал эти романы после поездки, зимою 1831–1832 гг.

Перевод: «Большое спасибо за Garçon boucher. В нем есть подлинный талант. Но Barnave, Barnave... Посылаю Манцони, который принадлежит графу Литте. Не откажите его возвратить и не обращайте внимания на мои пророчества».

– О романе «La Primadonna et le Garçon boucher», принадлежащем перу Эдмона Бюра-де-Гюржи (Edmond Burat de Gurgy, род. ок. 1810 – ум. в первых числах марта 1840), см. подробно в статье Б. Н. Томашевского в изд. «Письма Пушкина к Е. М. Хитрово», Л. 1927, стр. 223–240 (ср. «Известия ЦИК, 26 апреля 1935, № 90 в заметке «Редкая книга»).

– «Barnave» – роман Жюля Жанена (Jules Janin, род. 1804 – ум. 1874), о нем см. в указанной статье Б. В. Томашевского, стр. 240–243. Ср. заметку Н. К. Козмина «Письмо неизвестного к Леве-Веймару. Из франкорусских отношений тридцатых годов прошлого века» в «Сборнике статей к сорокалетию ученой деятельности академика А. С. Орлова», Л. 1934, стр. 487–488.

– Манцони – Alessandro Manzoni (род. 1785 – ум. 1873), один из крупных итальянских поэтов, автор нашумевшего в свое время романа «I Promessi sposi» («Обрученные»). Говоря о Манцони, Пушкин, вероятно, имел в виду именно этот роман, с которым он хотел познакомиться в итальянском оригинале, так как читал его во французском переводе (см. «Пушкин и его соврем.», вып. V, стр. 156; А. П. Керн «Воспоминания», под ред. Ю. Н. Верховского, Лгр. 1929, стр. 346 и подробно в указанной выше статье Б. В. Томашевского, стр. 250–251).

– Литта – граф Юлий Помпеевич (род. 1/13 апреля 1763 – ум. 24 января 1839), старший обер-камергер высочайшего двора, член Государственного Совета и председатель Комиссии для постройки Исаакиевского собора. Позднее, после назначения Пушкина камер-юнкером, последний был подчинен Литте по придворной службе. О Литте см. подробные биографические сведения у Б. Л. Модзалевского в примечаниях к «Дневнику Пушкина», П. 1923, стр. 159–160, в примечаниях В. Ф. Саводника в московском издании «Дневника», М. 1923, стр. 415–416, и в примечании М. Д. Беляева в изд. «Письма Пушкина к Е. М. Хитрово», Лгр. 1927, стр. 134–135 и 251. М. Д. Беляев предполагает, что Пушкин упоминает в данном случае не Ю. П. Литту, а его побочного сына, известного под фамилией-анаграммой Аттил, через которого Пушкин мог получить роман Манцони (см. там же, стр. 135 и 251, примеч.).

– О каких своих пророчествах говорит Пушкин – неизвестно.