Купить диплом можно на http://i-diploma.com 
Скачать текст письма

Модзалевский. Примечания - Пушкин. Письма, 1831-1833. Часть 35.

518. Графу А. И. Чернышеву, [9] февраля 1833 г. (стр. 86). Беловой текст напечатан впервые Я. К. Гротом в его статьео« Приготовительные занятия Пушкина для исторических трудов» в «Русск. Вестн.» 1862 г., т. XLII, № 12, стр. 639–640 (перепечатано в «Трудах Я. К. Грота», т. III, С.-Пб. 1901, стр. 119) с указанием описки Пушкина (7 – вместо 9 февраля); с исправленной датой вошло в издание под ред. П. А. Ефремова, т. VII, М. 1882, стр. 407; затем напечатано в изд. Литературного Фонда, под ред. П. О. Морозова, т. VII, стр. 313, в изд. А. С. Суворина, под ред. П. А. Ефремова, т. VII, С.-Пб. 1903, стр. 482, и в других изданиях. Вновь опубликовано по подлиннику в Акад. изд. Переписки Пушкина, т. III, стр. 4, с датой: «7 февраля», и оттуда вошло с этой датой в изд. под ред. С. А. Венгерова, т. VI, стр. 101. Мы датируем письмо 9 февраля в соответствии с письмом гр. А. И. Чернышева к Пушкину от 8 февраля, на которое оно служит ответом (см. также соображение Н. С. Ашукина в «Звеньях», кн. 2, стр. 225). Подлинник на листе почтовой бумаги большого формата, без водяных знаков, с тисненым клеймом Петергофской бумажной фабрики был в Рукописном Отделении Библиотеки Академии Наук (ныне в ИРЛИ той же Академии, Пушкинском Доме) в деле инспекторского департамента Военного Министерства «О доставлении Пушкину из Архива Военного Министерства рукописей для составления «Истории Пугачевского бунта», 1833–1836» (см. описание дела у В. И. Срезневского в изд. «Сведения о рукописях, печатных изданиях и других предметах, поступивших в Рукописн.

Отд. Библиотеки Акад. Наук в 1903 гМ», C.-Пб. 1904, стр. 71–72, (№ 81), и в изд. «Пушкин и его соврем.», вып. II, стр. 10–11. Черновое письмо впервые упоминается В. Е. Якушкиным в «Русск. Стар.» 1884 г., № 8 стр. 318; в собрание писем Пушкина вводится впервые; подлинник находится в Госуд. Публ. Библиотеке СССР имени В. И. Ленина, в Москве, в тетради № 2372, л. 601 (по жандармской, красной нумерации), и писано карандашом; здесь же, но в обратном направлении, записан план статьи «О новейших романах».

Этим письмом Пушкин отвечает на следующее отношение гр. А. И. Чернышева известное по отпуску, на бланке Канцелярии Военного Министерства от 8 февраля 1833 г. за скрепою секретаря М. Д. Деларю:н«Военный Министр покорнейше просит Александра Сергеевича Пушкина уведомить его какие именно сведения нужно будет ему получить из Военного Министерства для составления Истории Генералиссимуса Князя Италийского Графа Суворова Рымникского?» (см. Переписка Пушкина, т. III, стр. 5.

Граф Александр Иванович Чернышев (род. 1786, – ум. 1857), впоследствии, с 1841 г., князь, занимал пост военного министра с 26 августа 1827 г. по 26 августа 1852 г., был генерал-адъютантом, членом ВоенногЮ и Государственного Советов (о нем и об отношениях его с Пушкиным см. в «Дневнике» Пушкина, М. 1923, стр. 347–351 и др., по указателю). Официальному письму А. И. Чернышева, очевидно, предшествовали нам неизвестные переговоры Пушкина в устной или письменной форме о желании его заняться в архиве Военного Министерства.

Письмо Пушкина является первым в ряду других официальных его обращений, вызванных приступом к историческим занятиям надф«Историей Пугачевского бунта», или, как Пушкин назвал ее сам, – «Историей Пугачева»; первоначально просьба о допуске к занятиям в архиве военного министерство мотивировалась желанием написать биографию кн. А. В. Суворова-Рымникского, но, очевидно, это было лишь предлогом, (см. об этом в исследовании Ю. Г. Оксмана «Пушкин в работе над «Историей Пугачева» в «Литературном Наследстве», № 16–18, стр. 443–446), для того, чтобы иметь возможность, не навлекая на себя ненужных подозрений, заняться историей Пугачевщины с целью написания романа; интерес Пушкина к личности Пугачева и к проблеме массовых крестьянских восстаний вскоре пошел по двум линиям: собственно исторических изысканий, вылившись в написание двухтомной «Истории Пугачевского бунта», вышедшей в 1834 г., и воплотившись в художественное произведение – повесть «Капитанскую дочку», появившуюся в печати лишь в 1836 г. План повести, правда, в первоначальном виде, созрел уже в январе 1833 г. в разгар работы над «Дубровским» (план имеет дату 31 января 1833 г. – см. П. И. Бартенев, «Пушкин», I, М. 1881, стр. 169). Для обеих работ над эпохой Пугачева Пушкину нужно было ознакомиться с подлинными документами, почему он и обратился с просьбою к А. И. Чернышеву разрешить ему заняться материалами из архива Главного Штаба; разрешение было получено; Пушкин приступил к разработке материалов в течение конца февраля, марта и апреля 1833 г., вызвавшей дальнейшую переписку с Чернышевым (см. письма №№ 520, 522); в процессе работы Пушкин обращался к Г. И. Спасскому за рукописью

П. И. Рычкова, касающейся времен Пугачева (см. письмо N 531), к И. И. Дмитриеву как очевидцу событий (письмо N 554) и другим, и счел необходимым посетить самые места событий в Оренбургском крае и на УралЮ (об этом см. ниже в письмах к жене). Работа по писанию истории быстро подвигалась вперед (на одной из рукописей, заметке об отце И. А. Крылова, имеется дата: «11 апр. 1833»); в мае Пушкин уже начал писать ее (шесть глав были написаны к 22 мая) и продолжил во время своего путешествия (помета под VII главой: «Казань 6 сент.»). Возвратившись из поездки, Пушкин привел в порядок собранный материал, в Болдине 2 ноября закончил весь черновой текст «Истории» и в декабре представил ее через А. X. Бенкендорфа Николаю I «на высочайшее рассмотрение» (см. в примечаниях к письму № 557). Подробные сведения о работе Пушкина см. в новейшем исследовании Ю. Г. Оксмана «Пушкин в работе над «Историей Пугачева» в «Литературном Наследстве», № 16–18, стр. 443–466; в работе Т. Г. Зенгер «Николай I – редактор Пушкина», там же, стр. 524–533, ср. в статье Я. К. Грота «Приготовительные занятия Пушкина для исторических трудов» в «Трудах Я. К. Грота», т. III, стр. 117–124 второй пагинации, в работе Н. Н. Фирсова в Соч. Пушкина, изд. Акад. Наук, т. XI, стр. 19–56 второй пагинации (ср. в статье Д. Соколова «Несколько замечаний к комментарию проф. Н. Н. Фирсова на „Историю Пугачевского бунта“» в изд. «Пушкин и его соврем.», вып. XXIX–XXX, стр. 18–27 и в статье В. Я. Брюсова «Пушкин перед судом ученого историка» в «Русской Мысли» 1916 г., № 2, стр. 110–123; вошла в его книгу «Мой Пушкин», М. 1929, стр. 173–187), в статье Е. А. Ляцкого, «Пушкин-повествователь в «Истории Пугачевского бунта» в «Пушкинском Сборнике» Русского Института в Праге, 1929, стр. 265–296; в книге Н. А. Гастфрейнда, «Пушкин. Документы Госуд. и C.-Пб. Главного архивов Министерства Иностранных Дел, 1831–1837», С.-Пб. 1900, стр. 18–22 (дело «о допущении к занятию в архивах Александра Пушкина для извлечения материалов по истории Петра Великого и к прочтению дела о Пугачевском бунте, также о принятии того дела из бывшего государственного архива старых дел»); А. Н. Макаров, «Дело о напечатании «Истории Пугачевского бунта», в Архиве бывшего II Отделения собственной е. и. в. Канцелярии», в изд. «Пушкин и его соврем.», вып. XVI, стр. 77–92, и дело Штаба Корпуса жандармов «о выдаче заимообразно 2 тысяч рублей камер-юнкеру двора е. в. А. С. Пушкину на издание истории Пугачевского бунта» в изд. «Дела III Отделения... о ПушкинВ», С.-Пб. 1906, стр. 243–256; краткое описание рукописей см. в работе Л. Б. Модзалевского «Рукописи Пушкина в собрании Госуд. Публичной Библиотеки в Ленинграде», Лгр. 1929, стр. 16–18; в «Русск. Стар.» 1884 г., № 8, стр. 328; № 12, стр. 573–575; в работе В. И. Срезневского в изд. «Пушкин и его соврем.», вып. IV, стр. 30–31 (многие материалы о Пугачеве, собранные Пушкиным, до сих пор еще не изданы).

В ответ на письмо Пушкина 9 февраля гр. А. И. Чернышев написал ему следующее письмо (от 25 февраля за N 1802 на бланке Канцелярии Военного Министерства):Э«Военный Министр, препровождая при сем к Александру Сергеевичу Пушкину три книги, заключающие в себе сведения, касающиеся до Истории Графа Суворова-Рымникского, имеет честь уведомить его, что следственного дела о Пугачеве, равно как донесений Графа Суворова 1794 и 1799 годов и приказов его войскам, не находится в С.-Петербургском Архиве Инспекторского Департамента; о выправке же по сему предмету в Московском отделении Архива сделано надлежащее распоряжение. Военный Министр покорнейше просит Александра Сергеевича, по миновании надобности в препровождаемых при сем книгах  возвратить оные» (Переписка Пушкина, т. III, стр. 9; В. Я. Брюсов, «Письма Пушкина и к Пушкину», М. 1903, стр. 70). Донесения А. В. Суворова, о которых просил Пушкин, были ему доставлены для занятий при следующем письме А. И. Чернышева от 8 марта (см. в комментариях к письму № 520). Что же касается до следственного дела Е. И. Пугачева, то Пушкин имел возможность с ним познакомиться гораздо позже, уже после выхода своей «Истории Пугачевского бунта», в 1835 г., причем в нем не оказалось «главнейшего документа: допроса, снятого с самого Пугачева в Следственной Комиссии, учрежденной в Москве» (см. в письме Пушкина к В. А. Поленову от 28 августа 1835 г. в т. IV). Н. И. Сазонов напечатал за границей малоизвестную книгу «Правда о Николае I», о которой впервые напомнил П. Е. Щеголев в своей интересной работе «Пушкин и Тардиф. Неизданное и неизвестное» в «Звезде» 1930 г., № 7, где на стр. 239 привел любопытнейшую из нее страницу, касающуюся безуспешных домогательств Пушкина получить доступ к секретным историческим материалам: «Пушкин не посмел обратиться прямо к царю, – пишет Сазонов, – попросил разрешения через одного из министров. Николай сразу ответил решительным отказом: „На что ему эти бумаги? Они лежат в архиве нетронутыми с того времени, когда моя бабка приказала положить их туда, собственноручно их запечатав. Даже я их не читал. Пушкин может обойтись без них. Не пожелает ли он извлечь отсюда скандальный материал в параллель песне «Дон-Жуана», в которой Байрон обесчестил память моей бабки? Ну, нет!?“» Министр точно передал слова поэту, и поэт, уже освоившийся с деспотическим характером императора, выразил удивление только его эрудиции. «Я не думал, что он прочел «Дон-Жуана» Байрона» – сказал Пушкин.

519. П. В. Нащокину [вторая половина февраля, не позднее 25-го, 1833] (стр. 87). Напечатано в отрывке вО«Москвитянине» 1851 г., кн. I, стр. 466, и у П. В. Анненкова в «Материалах», С.-Пб. 1855, стр. 361; впервые полностью опубликовано П. И. Бартеневым в сб. «Девятнадцатый Век», кн. I, М. 1872, стр. 395–396, с неверным отнесением к 23 февраля; вошло с этой датой в изд. Сочинений Пушкина, под ред. П. А. Ефремова, М. 1882, стр. 330–331, и в другие издания. В Акад. изд. Переписки Пушкина (т. III, стр. 8–9) отнесено ко второй половине февраля 1833 г.; мы уточняем дату по почтовому штемпелю, на котором ясно читается «25». Подлинник на листе почтовой бумаги большого формата, без водяных знаков, был в Остафьевском архиве, теперь в Центрархиве в Москве; письмо сложено конвертом и запечатано облаткой.

– Нужные бумаги – для перезалога крепостных душ (об этом см. выше, стр. 546).

– Ф. Д. – Федор Данилович Шнейдер (о нем см. выше, стр. 306–307 и 550, в примечаниях к письмам №№ 430 и 516).

– Денег Пушкин от Нащокина не получил, так как заложить души тогда не удалось.

– Михаил Александрович Салтыков – тесть бар. А. А. Дельвига, отец бар. С. М. Дельвиг, сенатор с 7 декабря 1828 г. (о нем см. в т. I, стр. 470–471, и выше, стр. 175–178, в примечаниях к письму N 400). А каком долге ему в 2525 р. говорит Пушкин и почему настаивает на получении расписки, сказать не можем.

– Веер – Никита (Nicette – Nicolas) Андреевич Вейер (Weyer) (род. в Москве 27 сентября 1786 – ум. 14 апреля 1841), московский купец 2-й гильдии, французский вице-консул, принятый в московское купечествЦ «из иностранцев французской нации»; с 1833 г. он владел домом на Б. Никитской (№ 42), принадлежавшем в свое время А. В. Суворову. А. А. Мартынов («Русск. Арх.» 1878 г., кн. I, стр. 171) называет Вейера «известным закладчиком» (о нем см. также в «Русск. Арх.» 1901 г., кн. I, стр. 298, и «Московский Некрополь», т. I, стр. 189). Он был женат на Анне Петровне Евреиновой (род. 19 декабря 1779 – ум. 1 июня 1849), родной тетке приятеля Пушкина В. П. Зубкова (см. «Пушкин и его соврем.», вып. IV, стр. 91, и М. Чернявский, «Генеалогия дворян Тверской губернии 1787–1869», стр. 64 об.). Пушкин и Нащокин довольно долго имели с ним денежные дела и расчеты. Пушкин же заложил в 1831 г. ему бриллианты своей жены (см. выше, в примечаниях к письмам №№ 482, 491, 493, а также в «Русск. Арх.» 1882 г., кн. I, стр. 232, примеч.; 1902 г., кн. I, стр. 56; 1904 г., кн. III, стр. 442; «Искусство» 1923, № 1, стр. 313–314). С выражением Пушкина: «Веер тебя топит, а Рахманов у тебя на плечах», – ср. в письме Нащокина к Пушкину в январе 1832 г.: «Веер пугает, Рахманов сулит и проч.» (Переписка Пушкина, т. II, стр. 364).

– Рахманов – Алексей Федорович Рохманов, доверенное лицо Пушкина и Нащокина (о нем см. выше, стр. 280–281).

– Сожительница Нащокина, цыганка Ольга Андреевна (о ней см. в т. II, стр. 485, и выше, стр. 268–269, в примечаниях к письму N 419) Пушкин и Нащокин еще с июня 1831 г. помышляли о том, как бы от нее освободитьсяо но это удалось лишь в феврале 1834 г. (см. также «Девятнадцатый Век», кн. I, М. 1872, стр. 385, 396; «Русск. Стар.» 1881 г., № 8, стр. 600, 614, и Сочинения Пушкина, под ред. С. А. Венгерова, т. IV, стр. XXXVI).

– Тюфли – владение А. Д. Балашева, которое предполагал приобрести у него П. В. Нащокин в январе 1832 г. для устройства в нем мельницы с целью извлечения доходов. В этом деле ему много помогал Пушкин, сносившийсг с самим Балашевым (об этом см. в работе Б. Л. Модзалевского в «Сборнике Пушкинского Дома на 1923 год», стр. 12–18 и выше, в примечаниях к письму № 489, стр. 471–473).

– Записки Нащокина – о них см. выше, в примечаниях к письму № 515, стр. 550–551.

– Кружусь в свете ... Жена моя в большой моде – Пушкин с женой в это время (на масленице) часто бывал на балах и маскарадах. Так, известно, что они присутствовали 8 февраля на балу-маскараде у министра имп. двора кн. ПО М. Волконского; кн. П. А. Вяземский, сам присутствовавший на нем, заметил в письме к А. Я. Булгакову 9 февраля: «Хороша очень была Пушкина – поэтша, но сама по себе, не в кадрилях, по причине, что Пушкин задал ей стишок свой, который с помощию божией не пропадет также для потомства» [намек на беременность H. H. Пушкиной] (см. П. И. Бартенев, «Пушкин», кн. II, М. 1885, стр. 54; описание бала см. в письме К. Я. Булгакова к брату в «Русском Архиве» 1904, кн. I, стр. 246–247; в дневнике П. Г. Дивова в «Русской Старине» 1900, № 4, стр. 129). О «рассеянном» образе жизни Пушкина 8 февраля писал H. В. Гоголь А. С. Данилевскому: «Пушкина нигде не встретишь, как только на балах. Так он протранжирит всю жизнь свою, если только какой нибудь случай, и более необходимость, не затащут его в деревню» («Письма Гоголя», ред. В. И. Шенрока, т. I, стр. 241). Почти подобную же (более резкую) характеристику Пушкина дает и П. А. Плетнев в письме к В. А. Жуковскому 17 февраля 1833 г.: «Вы теперь в праве презирать таких лентяев, как Пушкин, который ничего не делает, как только утром перебирает в гадком сундуке своем старые к себе письма, а вечером возит жену свою по балам, не столько для ее потехи, сколько для собственной» («Русск. Арх.» 1875 г., кн. II, стр. 466, и Сочинения и переписка П. А. Плетнева, т. III, С.-Пб. 1885, стр. 524).

– План Пушкина о дальнейшей деятельности в течение года был осуществлен не совсем так, как он предполагал. Вместо отправления жены в Калужское имение Гончаровых – Полотняный Завод – в Медынском уезде, Пушкин поехал сперва в Ярополец, другое имение Гончаровых, Волоколамского уезда, Московской губ., а затем действительно был в Нижнем-Новгороде и других приволжских городах, и в Оренбургской губернии; в Астрахани Пушкин не был. H. H. Пушкина оставалась все лето в Петербурге, где жила на даче Миллера, на Черной речке (об этом см. ниже в примечаниях к письму № 529).

– Сестры H. H. Пушкиной – Александра Николаевна и Екатерина Николаевна, в самом начале 1837 г. вышедшая замуж за будущего убийцу Пушкина Ж. Дантеса-Геккерена.

– Путешествие свое Пушкин совершил преимущественно с целью собирания материалов об Е. И. Пугачеве (об этом см. ниже в примечаниях к письмам Пушкина к жене).

520. Графу А. И. Чернышеву 27 февраля 1833 г. (стр. 87–88). Напечатано впервые в изд.: «Výstava „Puškin a jeho doba“. Knižni část Puškiniana. Katalog dèla Puškinova a praci о něm sestaven ùředniky knihoven musejnì a Slovonské. V Prazè», 1932, стр. 12, по оригиналу, принадлежащему Маргарите Болеславовне Сустер в Праге; подлинник, оставшийся нам недоступным, писан чернилами на белой (пожелтевшей) бумаге большого формата с вытесненным клеймом Петергофской бумажной фабрики; лист размером 20 X 25 сантиметров, был сложен вчетверо. Текст письма перепечатан H. С. Ашукиным в его статье «Новые автографы Пушкина», в «Звеньях», в. 2, 1933, стр. 224–225. Мы печатаем по тексту Пражской выставки и вводим письмо в собрание писем Пушкина впервые.

Письмо Пушкина является ответом на письмо гр. А. И. Чернышева от 25 февраля, приведенное нами выше, стр. 560–561 в примечаниях к письму № 518.

– Пушкин благодарит А. И. Чернышева за присланные им три книги архивных материалов, заключающие в себе сведения, касающиеся деятельности гр. А. В. Суворова-Рымникского (см. в примечаниях к письму, №№ 518 и 522).

– Пушкин обещал в точности исполнить приказание Чернышева, то есть по миновании надобности в материале возвратить их по принадлежности, что и выполнял «по мере прочитывания», как в 1837 г. свидетельствовал гр. К. В. Нессельроде («Дела III Отделения... о Пушкине», стр. 199).

521. М. П. Погодину, 5 марта [1833 г.] (стр. 88–89). Напечатано впервые в «Москвитянине» 1842 г., ч. V, № 10, стр. 467–468, в отрывке приведено у П. В. Анненкова в «Материалах», С.-Пб. 1855, стр. 304; вошло в издания Сочинений Пушкина: под ред. П. А. Ефремова, т. VII, М. 1882, стр. 312; под ред. П. О. Морозова, т. VII, С.-Пб. 1887, стр. 314–315; под ред. П. А. Ефремова, изд. А. С. Суворина, т. VII, С.-Пб. 1903, стр. 484–485, и другие издания, а также в Переписку Пушкина, т. III, стр. 11–12. Подлинник, на листе почтовой бумаги большого формата, без водяных знаков с клеймом Петергофской бумажной фабрики – в Публичной Библиотеке СССР имени В. И. Ленина в Москве (архив Погодина, № 3520, письма 1833–1835 гг., кн. 6, лл. 34 и 35); письмо сложено конвертом и запечатано перстнем-талисманом.

М. П. Погодин отвечал Пушкину пространным письмом, от 29 марта, которое мы и приводим здесь почти полностью (за исключением места, касающегося трагедии Погодина «Петр I», цитированного выше в примечаниях к письму № 434, стр. 323): «Рад без памяти и благодарю без ума. Но зачем вы зовете меня в Петербург? Мне довольно Москвы и на долго. Оставаясь в Университете (где я избран ордин. профессором Истории), я начну разбирать иностранный архив, в Петербург буду наезжать по мере надобности. Главное, исходатайствуйте скорее право-дубинку над архивом, чтоб я мог брать, читать, переписывать, извлекать... вволю, до сыта, до отвала. Важные секреты чай в Петербурге. Но какие же секреты для Истории? Ведь это смешно. Ну пусть отпоют меня, ну пусть отрежут язык на столько линий, сколько угодно! Позволение мне и предписание местным властям должно быть написано убедительно и обстоятельно. Напр. я приду к Малиновскому с писцом, с студентом, он пустит: «позволено вам, а не etc.»... Все предусмотреть и предупредить: дело с человеком 72 лет, архивом par excellence, прототипом архива, который думает, что архив, следовательно и он, тогда только важен, пока неизвестен. Вот еслиб Булгаков был там, с тем затруднений не было б. Вы пишете, что я буду печатать все и для себя; но на чей счет? – По моему вот как бы это устроить: «Для издания таких-то материалов учреждается Комиссия. Членами сей Комиссии Всемилостивейше повелено быть такому то с жалованьем... такому то с жалованьем. На печатание, по мере изготовления, по сметам, имеет отпускаться сумма из Кабинета или... Члены имеют право etc.»... – О своем жалованье я не говорю. Пусть назначат что угодно. Я не имею теперь такой нужды, как прежде, и скажу с солдатами: рад стараться на память о батюшке нашем Петре Алексеевиче. – Мое дело повторЧ для ясности, разбирать, приготовлять к печати, издавать. – Поздравляю с праздником. А как зовут вашу оду, и что вы написали в прошедшем году? Ваш М. Погодин <.....> Да, я и забыл: меня смешивали с Полевым!! Господи, боже мой Ждал ли кто такой напраслины? Да кто же ругал и обличал этого... больше моего? И я за это страдал!– Я начал писать в сценах нашу историю от Бориса до Романовых. Бориса кончил давно. Теперь за СамозванцеО» (Переписка Пушкина, т. III, стр. 17–18). В своем дневнике Погодин отметил под 11 марта о получении письма Пушкина: «Письмо Пушкина об Петре. – Пошли удачи. – Пушкину хочется свалить с себя дело. Пожалуй мы поработаем», а под 31 марта отметил отправку своего ответа Пушкину от 29 марта (см. M. A. Цявловский, «Пушкин по документам Погодинского архива» в сб. «Пушкин и его соврем»., вып. XXIII–XXIV, стр. 119). Из переписки Пушкина и Погодина за это время до нас не дошло письмо Погодина от 1 августа 1832 г., о котором он отметил в своем дневнике (там же); другое его письмо от 12 апреля 1833 г., касающееся просьбы о Ю. И. Венелине, напечатано в Переписке Пушкина, т. III, стр. 20–21 Ответ на него Пушкина неизвестен.

– Государь – Николай I. Масленица в 1833 г. была между 5 и 12 февраля. В этот период времени, очевидно на одном из балов, и состоялся разговор с ним Пушкина о привлечении М. П. Погодина в сотрудники длЧ работы над историей Петра I, а 20 февраля Н. В. Гоголь сообщал уже (раньше Пушкина) Погодину: «Пушкин недавно говорил о тебе с Государем на счет Петра и желания твоего трудиться вместе с ним. Государь наперед желал узнать о трудах твоих, и когда ему вычислили длинный ранг твоих изданий, то он тотчас согласился, и Пушкин говорит, что ты можешь, живя здесь или в Москве, издавать все выкапываемое в архивах и брать за это деньги. Как же велико будет твое жалованье, это ему еще неизвестно» («Русск. Арх.» 1872 г., кн. II, ст. 2371, и Письма Н. В. Гоголя, под ред. В. И. Шенрока, т. I, ст. 245). Несмотря на то, что Погодин был согласен работать совместно с Пушкиным, участие его в этом ограничилось лишь перепиской по этому вопросу (см. Н. П. Барсуков, «Жизнь и труды М. П. Погодина», кн. IV, стр. 159–161 «Русск. Арх.» 1882 г., кн. III, стр. 192–193).

– О работе Пушкина над историей Петра I см. выше в примечаниях к письму № 442; впоследствии, в 1837 г., М. П. Погодин очень интересовался материалами о Петре I, собранными Пушкиным: «Христа ради, чтоб все Пушкина, – писал он кн. П. А. Вяземскому 29 апреля, – важное и неважное, было цело. На вас лежит святая обязанность. Что. будет с его выписками о Петре? Почему их не напечатать, как они есть. И все его мелочи, начатки, отрывки, прозаические и стихотворные, с Nachlass, как то издается у немцев. Вы меня извините, что я пишу о том, что вы вдесятеро  лучше знаете и сами желаете, верно, но как то не удержишься» («Старина и Новизна», кн. IV, стр. 34).

– Полевой – Николай Алексеевич – в 1836 г. он пожелал сам писать историю Петра I, обратившись за разрешением к Николаю I через гр.

A. X. Бенкендорфа, несмотря на то, что не закончил обещанной «Истории русского народа». Бенкендорф в ответном письме Полевому 25 января 1836 г. указал на то, что историю Петра I пишет Пушкин, и что Николай I «равномерно изволит находить неудобным, чтобы два лица, посвятившие труды свои одному и тому же предмету, почерпали необходимые для себя сведения из одного и того же источника» (см. «Русск. Арх.» 1905 г., кн. III, стр. 208–209, и «Русск. Стар.» 1897 г., № 11, стр. 385). Пушкин, вероятно, ничего не знал об этих попытках Н. А. Полевого стать на его дороге исторических изысканий о Петре I, в то время как слух о новой исторической работе Полевого распространился по Москве; так И. М. Снегирев в неизданном письме к И. Н. Лобойку 16 марта 1836 г. из Москвы писал: «Н. Полевому государь, столь благодетельный, позволил писать под августейшим его покровительством Историю Петра I. И так, теперь три историографа Петра I: Пушкин, П. Свиньин (своекоштный) и Полевой. Всякой из них представит особенное, рассматривая сего героя с разных сторон» (Архив Акад. Наук СССР). Сам Полевой в это время (10 марта 1833 г.) так отозвался о Пушкине: «Для чего Пушкин так фигурит, чтобы сказать вздор?» (письмо к В. К. Карлгофу в «Русск. Арх.» 1912 г., кн. I, стр. 419–420).

– Блудов – Дмитрий Николаевич (о нем см. в т. I, стр. 445, и выше, стр. 470) в это время был министром внутренних дел (с 12 февраля 1832 г.).

– Бенкендорф – Александр Христофорович, незадолго перед тем (8 ноября 1832 г.) именным указом Николая I получивший титул графа.

– Шлёцер – Август-Людвиг (род. 5 июля 1735 – ум. 9 сентября 1809), выдающийся историк; по приезде в Россию в 1761 г. к историографу Г.-Ф. Миллеру, вскоре был избран сперва в адъюнкты (1 июня 1762 г.)с а затем в профессоры истории (3 января 1765 г.) Академии Наук; возвратился в Германию в 1769 г., где постоянно жил в Гёттингене. Шлёцер напечатал несколько русских исторических памятников, среди которых стало знаменитым его издание Летописи Нестора под заглавием: «Nestor. Russischen Annalen in ihrer slavonischen Grund-Sprache verglichen, übersetzt und erklärt», напечатанное в Гёттингене в 1802–1809 гг. (о Шлёцере см. биографию П. М. Майкова в «Русском Биографическом Словаре», т. Шебанов – Шютц, С.-Пб. 1911, стр. 339–345, где указана литература; автобиографию Шлёцера под заглавием: «Общественная и частная жизнь Августа-Людвига Шлёцера, им самим описанная» в переводе В. Кеневича в «Сборнике Отд. Русск. яз. и слов. Акад. Наук», т. XIII, 1875, и в статье Б. Л. Модзалевского «К биографии Августа-Людвига Шлёцера (неизданные его письма) в «Известиях Отд. Русск. яз. и слов. Акад. Наук» 1903 г., т. VIII, кн. I, С.-Пб. 1903, стр. 174–205). Пушкин высоко ценил исторические труды Шлёцера и ставил их себе за образец для своих исторических изысканий; о Шлёцере он упомянул в «Мыслях на дороге» а в «Замечаниях на Песнь о полку Игореве» назвал его «великим скептиком», который, «не видав еще Слова о Полку Игореве, резко назвал оное подлогом, но, прочитав, признал подлинно древнее произведение, и не почел даже за нужное приводить тому доказательства; так очевидна казалась ему истина!» (см. Сочинения Пушкина, изд. Акад. Наук, т. IX, ч. 1, стр. 182 и 211, и ч. 2, стр. 605). Пушкин читал «Нестора» Шлёцера в переводе Д. И. Языкова;127 перевод вышел в 1809–1819 гг. издание его сохранилось в библиотеке поэта (см. Б. Л. Модзалевский,Ф«Библиотека Пушкина», С.-Пб. 1910, стр. 117); в его бумагах имеется листок с заметками при чтении этого труда Шлёцера, относящимися предположительно к 1832 г., причем Пушкина поразила в Шлёцере необыкновенная по тому времени точная передача текста при публикации документов: «Смотри чем начал Шлёцер свои критические исследования! Он переписывал летописи слово в слово, буква в букву...» и с горечью прибавил: «А наши!», намекая этим на русские издания подлинных текстов, не отличавшихся тогда подобной точностью (см. И. А. Шляпкин, «Из неизданных бумаг Пушкина», С.-Пб. 1903, стр. 59–61, и Сочинения Пушкина, изд. «Красной Нивы», вып. 11, стр. 474). А. И. Тургенев позже свидетельствовал в письме к брату от 13 декабря 1836 г., говоря о занятиях Пушкина «Словом о полку Игореве», что «он хочет сделать критическое издание сей песни в роде Шлецерова Нестора...» (П. Е. Щеголев, «Дуэль и смерть Пушкина», изд. 3, Лгр. 1928, стр. 278).

– Ломоносов – Михаил Васильевич (род. 8 ноября 1711 – ум. 4 апреля 1765), знаменитый ученый и поэт. Отзывы Пушкина о Ломоносове противоречивы: он считал его «великим человеком», но в то же время находил, что в нем «нет ни чувства, ни воображения. Оды его, писанные по образцу тогдашних немецких стихотворцев, давно уже забытых в самой Германии, утомительны и надуты. Его влияние на словесность было вредно и до сих пор в ней отзывается...» и т. д. (см. главу «Ломоносов» в «Мыслях на дороге»). Об отношениях Пушкина к Ломоносову см. также в тт. I и II по указателю, в Соч. Пушкина, изд. «Красной Нивы», кн. 12, стр. 224–225 (статья Г. А. Гуковского); в изд. «Пушкин и его соврем.», вып. XXIII–XXIV, стр. 6–8, и вып. XXXVIII–XXXIX, стр. 113–121, в статье Б. И. Коплана, где указана литература, и в Сочинениях Пушкина, изд. Акад. Наук, т. IX, ч. 2, по указателю в комментариях Н. К. Козмина.

– Официального письма М. П. Погодин к Пушкину, повидимому, не написал, – оно неизвестно. В Петербург М. П. Погодин не поехал, что видно из его ответного письма, так как он только что был избран ординарным профессором русской истории Московского Университета (см. Н. Барсуков, «Жизнь и Труды Погодина», кн. IV, стр. 133–135).

Сноски

127 См. в письме Пушкина И. И. Дмитриеву 26 апреля 1835 г. (Переписка Пушкина, т. III, стр. 196).