Купить диплом можно на http://i-diploma.com 
Скачать текст письма

Модзалевский. Примечания - Пушкин. Письма, 1831-1833. Часть 44.

550. Н. Н. Пушкиной. 30 октября [1833 г.] (стр. 110–111). Напечатано впервые И. С. Тургеневым вА«Вестнике Европы» 1878 г., № 1, стр. 44–45; вошло в издания сочинений Пушкина, начиная с издания Литературного Фонда, под ред. П. О. Морозова, т. VII, стр. 331–332, и вошло в

Акад. изд.а«Переписка Пушкина», т. III, стр. 54–56; подлинник, на листе почтовой бумаги большого формата с водяными знаками: А. Г. 1829, – в Публичной Библиотеке имени В. И. Ленина, в Москве.

– два письма H. H. Пушкиной, полученные поэтом, неизвестны.

– Прасковья Петровна – вероятно, княжна Вяземская (о ней см. выше, стр. 529).

– А. Измайлов – Александр Ефимович (о нем см. выше, т. I, стр. 290, 462 и т. II, стр. 260 и др.). Сказка (см. выше, стр. 365) его о Фоме и Кузьме под заглавиемЉ«Заветное пиво» содержит следующую мораль:

Красавицы кокетки!
Ведь это вам наветки!

Зачем собою нас прельщать?
Зачем любовь в нас возбуждать?

Притворной нежностью и острыми словами,

Когда мы нелюбимы вами,

И не хотите вы руки своей нам дать?
Вам весело, как мы любовию к вам жаждем,

Смеетесь, как мы страждем.
Не корчите Фому –

Не то попасть вам на Кузьму.

(напечатано впервые вЗ«Невском Альманахе» на 1829 г.; см. Сочинения Измайлова (Александра Ефимовича), т. I, изд. А. Смирдина, С.-Пб. 1849, стр. 183–185, а также пародию на сказку – Н. А. Полевого в «Новом Живописце» 1832 г., II, стр. 223–225).

– академические завтраки – намек на завтраки в Российской Академии, которыми Пушкин был очень недоволен (см. «Русск. Арх.» 1900, кн. I, стр. 369 и выше, стр. 585).

– à la Ninon – как Ninon. O Ninon de Lenclos см. выше, стр. 547–548.

– все что не comme il faut, все, что vulgar – эти самые выражения Пушкин употребил и в XIV и XV строфах VIII главыС«Евгения Онегина», говоря о замужней Татьяне (см. Владислав Ходасевич, «Поэтическое хозяйство Пушкина», кн. I, Л. 1924, стр. 83).

– расписался и уже написал пропасть – о работе Пушкина см. выше, стр. 648. Только что перед этим Пушкин написалћ«Анджело» (даты 24, 26 и 27 октября); 28 октября датировано стихотворение «Воевода» (см. «Неизданный Пушкин», П., 1922, стр. 85–88) и «Будрыс и его сыновья». В эти же дни переписан на-бело «Медный всадник» (даты: 29 октября – вступление «На берегу пустынных волн...»; 30-го – помечена первая часть; 31 октября в 5 часов 5 минут (т.е. утра, на 1-е ноября) датирована рукопись второй части); наконец, в ближайшие после написания комментируемого письма дни была окончена работа над «Историей Пугачевского бунта» (дата под предисловием «2 ноября»), а 4 ноября переписана на-бело «Сказка о мертвой царевне и семи богатырях» («Русск. Стар.» 1893 г., № 1, стр. 224–240, по рукописи Берлинской Национальной библиотеки, статья И. А. Шляпкина). В это время написан ряд других стихотворений, не имеющих точных датировок, а также, повидимому, и «Пиковая Дама», законченная несколько позднее; продолжалась работа и над «Капитанской дочкой» (см. выше, стр. 596).

– Катерина Андреевна – Карамзина; вся следующая фраза касается неосуществившейся поездки Пушкина в Дерпт, где тогда жила Карамзина и у которой там весною 1833 г. умер сын (см. выше, в примечаниях э письму № 532, стр. 594).

– ты рожала –6 июля H. Н. Пушкина родила сына Александра (см. выше, стр. 591).

– денег у меня лишних не было – эта мотивировка приведена Пушкиным также в письме к жене № 547, стр. 107.

– я спешил в одну сторону – то есть в Нижний-Новгород, Казань, Симбирск и Оренбург – поэтому поездка в Дерпт была не по дороге.

– Мещерская – княгиня Екатерина Николаевна, дочь Е. А. Карамзиной (о ней см. выше, стр. 646).

– Соф. H. – София Николаевна Карамзина, дочь историографа, падчерица Е. А. Карамзиной (см. выше, стр. 288–289).

– Княгиня – Вера Федоровна Вяземская.

– Княжны Вяз. – Мария и Прасковья Петровны Вяземские (см. выше, стр. 650).

– Политика – Идалия Григорьевна Полетика (о ней см. выше, стр. 534), незадолго до этого подружившаяся с H. H. Пушкиной.

– Катерина Ивановна – Загряжская, тетка H. H. Пушкином.

– Маша и Саша – дети Пушкиных.

551. Князю В. Ф. Одоевскому. 30 октября [1833 г.] (стр. 111). Напечатано впервые П. И. Бартеневым вп«Русск. Арх.» 1864 г., ст. 1010, получившим письмо для опубликования от самого Одоевского, и в сборнике П. И. Бартенева «Пушкин», вып. 2, стр. 115–116; вошло в издания сочинений Пушкина, начиная с изд. Ф. И. Анского, под ред. П. А. Ефремова, т. VII, М. 1882, стр. 365–366, и в Акад. изд. Переписки Пушкина, т. III, стр. 56; подлинник, на листе почтовой бумаги большого формата, с водяными знаками: А. Г. 1829, – в Госуд. Публ. Библиотеке в Ленинграде; письмо сложено конвертом и запечатано перстнем-талисманом (см. Л. Б. Модзалевский, «Рукописи Пушкина в собрании Государственной Публичной Библиотеки в Ленинграде», Лгр. 1929, стр. 37, № 91).

Пушкин отвечал на следующее письмо кн. В. Ф. Одоевского от 28 сентября 1833 г.:Є«Скажите, любезнейший Александр Сергеевич, что делает наш почтенный г. Белкин? Его сотрудники Гомозейко и Рудый Панек, по странному стечению обстоятельств, описали: первый гостиную, второй – чердак; нельзя ли г. Белкину взять на свою ответственность – погреб? Тогда бы вышел весь дом в три этажа, и можно было бы к Тройчатке сделать картинку, представляющую разрез дома в 3 этажа с различными в каждом сценами. Рудый Панек даже предлагал самый альманах назвать таким образом: Тройчатка или Альманах в три этажа, соч. и проч. – Что на это все скажет г. Белкин? Его решение нужно бы знать немедленно, ибо заказывать картинку должно теперь, иначе она не поспеет и Тройчатка не выйдет к новому году, что кажется необходимымя А что сам Александр Сергеевич?» К этому же письму Одоевский сделал приписку: «Я видел Жуковского: он помолодел и поздоровел; нет и тени прежнего больного лица. Мысль трехэтажного альманаха ему очень нравится» (Переписка Пушкина, т. III, стр. 47).

– Белкин – псевдоним Пушкина; он отвечает на предложение Одоевского издать совместно с H. В. Гоголем альманах.

– Гомозейко – Ириней Модестович – псевдоним кн. В. Ф. Одоевского.

– Панек – Пасичник Рудый Панько – псевдоним Н. В. Гоголя. В. В. Гиппиус полагает, что подл«описанием чердака» разумеется, вероятно, «Портрет» или, может быть, «Невский проспект». Повесть Одоевского с описанием гостиной – «Княжна Мими», напечатанная в «Библиотеке для Чтения» 1834 г., т. VII, кн. I. «Любопытно, что многоэтажное построение сцены входило и в первоначальный замысел Одоевского: подполье дома, где жила Мими, должно было быть населено чертями (см. П. Н. Сакулин, «Из истории русского идеализма. Кн. В. Ф. Одоевский», т. I, ч. 2, стр. 102–104). Но в замысел «Тройчатки» входила, повидимому, не фантастическая, а социальная мотивировка. Как мотив социальный, мотив «этажей» был использован не раз – см. хотя бы «Les cinq étages» Беранже» («Литературное общение Гоголя с Пушкиным», Пермь 1930 г., стр. 76, примечание 1). Вследствие отказа Пушкина от участия в «Тройчатке» Гоголь и Одоевский задумали издание альманаха под заглавием «Двойчатка», но из этого предприятия ничего не вышло (см. П. Н. Сакулин, «Кн. В. Ф. Одоевский» т. I, ч. 2, М. 1913, стр. 333–334).

– скромная отшельница – мать Одоевского, Екатерина Алексеевна, бывшая во втором браке замужем за Павлом Сеченовым, служившим сначала полицмейстером в Саранске, Пензенской губернии, а затем градоначальникоБ в Симбирске (ibid., стр. 43). В «Месяцеслове» 1833 г. по Симбирской губ. П. Сеченов, однако, нигде не значится. П. И. Бартенев. сообщает, что «Пушкин тогда ездил в Заволжье собирать предания и сведения о Пугачеве [и] Князь Одоевский поручил ему в Симбирске наведаться о его матери, вышедшей вторично замуж и терпевшей от мужа неверность» (П. И. Бартенев, «Пушкин», вып. 2, стр. 113, примеч. 7).

– губернатор – Александр Михайлович Загряжский (о нем выше, стр. 628–630).

– губернаторша – жена Загряжского, Каролина Осиповна.

– О В. А. Жуковском см. выше, в примечаниях к письму № 547, стр. 645

– Гоголь – Николай Васильевич (см. о нем выше, стр. 393–395); после возвращения Пушкина в Петербург его общение с Гоголем было довольно частое; так 3 декабря Пушкин отметил в дневнике о том, что ГоголГ читал ему «Повесть о том, как поссорился Иван Иванович с Иваном Никифоровичем» (см. «Дневник», под ред. Б. Л. Модзалевского, П. 1923, стр. 3 и 57–58), а 23 декабря 1833 г. Гоголь написал Пушкину большое письмо (см. Переписка, т. III, стр. 68–70).

– его комедия – об этой же комедии Пушкин записал в своем дневнике 3 мая 1834 г. о чтении ее Гоголем у Дашкова ћ«Дневник», московское издание, 1923, стр. 56 и 427) – «Владимир 3-й степени», над которой Гоголь как раз в это время работал и от которой сохранились лишь отдельные сцены. Указание кн. В. Ф. Одоевского («Русск. Арх.» 1864 г., ст. 1011) о том, что здесь имеется в виду «Ревизор» – не верно; также ошибаются Б. Л. Модзалевский в примечаниях к «Дневнику Пушкина», П. 1923, стр. 172, и другие исследователи. В. В. Гиппиус, подвергнув анализу обстоятельства создания комедий Гоголя, пришел к выводу, что здесь может итти речь о «Владимире 3-й степени», равно как и о «Женитьбе» (см. «Литературное общение Гоголя с Пушкиным», Пермь, 1930, стр. 89–94).

– закорючка – по определению Одоевского, слово,Ё«употреблявшееся тогда в приятельском кружке для означения чего-либо заслуживающего особенного внимания» («Русск. Арх.» 1864, ст. 1010–1011). П. А. Ефремов добавляет, что фраза «в ней же есть закорючка» возникла от чтения вслух монахиней: «не упивайтеся вином, в нем же есть закорючка» (Сочинения Пушкина, изд. А. С. Суворина, т. VII, стр. 512, примеч.).

552. Н. Н. Пушкиной. 6 ноября [1833 г.] (стр. 111–112). Напечатано впервые И. С. Тургеневым вЛ«Вестн. Европы» 1878 г., № 1, стр. 45–46; вошло в издания Сочинений Пушкина, начиная с изд. Литературного Фонда, под ред. П. О. Морозова, т. VII, стр. 333, и в Акад. изд. Переписки Пушкина, т. III, стр. 57–59; подлинник, – на листе почтовой бумаги большого формата, с водяными знаками: А. Г. 1829, – в Госуд. Публ. Библиотеке СССР имени В. И. Ленина, в Москве; письмо сложено конвертом и запечатано печатью, вырванной при вскрытии с частью текста.

– Курва... Ninon – Ninon de Lenclos; о ней см. выше, стр. 547–548.

– Перевод французской фразы: «На сердце всякого мужчины написано: наиболее доступной». Этот афоризм Пушкин мог почерпнуть или из Вольтера или из подложных мемуаров Ninon de Lenclos.

– Я скоро выезжаю, но несколько времени останусь в Москве по делам – Ни день отъезда Пушкина из Болдина, ни день его приезда в Москву точно неизвестны. Вероятно, в Москву он приехал около середины ноября, а в 20-х числах был уже в Петербурге. По приезде в Москву Пушкин останавливался у П. В. Нащокина на Остоженке (теперь д. № 16). Повидимому, именно в этот приезд Пушкин читал с рукописи Нащокину «Пиковую Даму» (см. П. И. Бартенев, «Рассказы о Пушкине», под ред. М. А. Цявловского, М. 1925, стр. 46–47 и 121). «В проезд Пушкина, кажется, Нащокин был его монополистом; ибо никто из пишущей братии не поживился им и его уральским златом. Сделайте милость, нельзя ли достать хоть отломка от его самородков или песчинок несколько, хоть под предлогом таможенной пошлины» – писал 28 ноября 1833 г. М. А. Максимович кн. П. А. Вяземскому («Старина и Новизна», кн. IV, стр. 198). То же сообщал и И. В. Киреевский Н. М. Языкову 17 января 1834 г.: «Когда он проезжал через Москву, его никто почти не видал. Он пробыл здесь только три дня и никуда не показывался, потому что ехал с бородой, в которой ему хотелось показаться жене. Уральских песен, обещанных перед отъездом туда, он кажется, ни одной не привез, по крайней мере мне не присылал» («Историч. Вестник» 1883, № 12, стр. 538–539). Эти сообщения подтверждаются следующим письмом И. И. Дмитриева к кн. П. А. Вяземскому 5 января 1834 г. из Москвы: «Пушкин два раза был в Москве и не удостоил свиданием с собою» («Старина и Новизна», кн. II, стр. 176). Незадолго до отъезда Пушкина в Москву уездный исправник доносил 11 ноября 1833 г. нижегородскому губернатору: «Означенный г. Пушкин пребывание имеет в Лукояновском уезде, в селе Болдине. Во время проживания его, как известно мне, занимался единственно только одним сочинением, ни к кому из соседей не ездил и к себе никого не принимал».

– cocuage – супружеская неверность, измена.

– Брантом – Pierre de Bourdeilles, seigneur de Brantôme (род. 1527 – ум. 1614), французский придворный и писатель, хроникер скандальных происшествий; автор мемуаров и книг, в состав которых вошли жизнеописания знаменитых полководцев, знаменитых женщин, красавиц и пр., например: «Vie des hommes illustre et grands capitaines français»; «Vie des grands capitaines étrangers»; «Vie des dames illustre»; «Vie des dames galantes»; «Anecdote touchant les duels»; «Rodomontades et jurements des Espagnols):» и др. Одна из книг, а именно «Vie des dames galantes», и имеется в виду Пушкиным; она открывается трактатом (Discours premier) в 120 страниц, под заглавием: «Sur les dames, qui font l'amour et leur maris cocus» (О дамах, которые занимаются любовью и украшением мужей своих рогами); в первой же фразе этого трактата находится слово «cocuage». В библиотеке Пушкина находилось издание «Œuvre du Seigneur de Brantôme, nouvelle édition plus correcte que les précédentes. Paris MDCCLXXXVII, томы I–VIII, из которых том III не сохранился (Б. Л. Модзалевский, «Библиотека А. С. Пушкина», C.-Пб. 1910, стр. 175–176).

– что делает брат? – Лев Сергеевич Пушкин (о нем см. выше, тт. I и II по указателю и в настоящем томе, стр. 415). Выйдя 17 декабря 1832 г. в отставку с чином капитана, он находился в Варшаве151 «не у дел»). А. Н. Вульфе отметил в своем дневнике 5(17) октября 1833 г.: «Сегодня уехал или уезжает [из Варшавы] мой добрый приятель Лев Пушкин. Судьба сжалилась над ним в особе Аничкова, который увозит его в Петербург, так как Ушаков хотел увезти меня в Москву. Он жил здесь два года для того, чтобы быть исключенным из службы за неявкою в полк (ходатайством фельдмаршала переменили выключку в отставку) и чтобы нажить несколько тысяч долгу, которого, вероятно, он никогда не уплатит. Счастье его, что он еще нашел приятеля, который его вывез из этого неприятного положения, в котором он бедствовал» (А. Н. Вульф, «Дневники», под ред. П. Е. Щеголева, М. 1929, стр. 367; Л. Н. Майков, «Пушкин»,С.-Пб. 1899, стр. 204). В Петербурге Л. С. Пушкин находился с 14–15 октября 1833 г., где вел, по своему обыкновению, беспорядочный образ жизни, ни в чем себе не отказывая и входя в долги (см. П. Е. Щеголев, «Пушкин и мужики», Л. 1929, стр. 128 и др.). Еще 9(21) февраля он писал Пушкину из Варшавы, что его выключили из службы за неявку в полк и просил поэта похлопотать за него, чтобы его приняли в гражданскую службу – при миссии в Греции или в Персии, или в другое место (см. «Переписка Пушкина», т. III, стр. 6–7). Пушкин, как видно из комментируемого письма, относился отрицательно к поступлению брата на гражданскую службу: тем не менее Л. С. Пушкин 14 апреля 1834 г. определился чиновником особых поручений при министерстве внутренних дел, но на службе остался недолго и 30 июля того же года был уволен, согласно прошению (Л. Н. Майков, «Пушкин», С.-Пб., 1899, стр. 39). Проживая зиму 1833–1834 г. в Петербурге, Л. С. Пушкин действительно «бил баклуши» и ничего не делал.

– Louis-Philippe – Луи-Филипп, король французов после революции 1830 г. (см. о нем выше, т. II, стр. 457, 467, 495, и в статье Б. В. Томашевского в изд. «Письма Пушкина к Е. М. Хитрово», Лгр. 1927, по указателю).

– наследство Вас. Льв. – Василия Львовича Пушкина, дяди поэта (см. об этом выше, в примечаниях к письму № 547 и ниже, стр. 647).

– Бенкендорф – Александр Христофорович (см. фрагмент письма Пушкина к нему начала 1834 г., впервые приведенный П. Е. Щеголевым в изд. «Пушкин и его соврем.», вып. XXXVIII–XXXIX, стр. 256; не стоит ли он в связи с мыслью Пушкина о воссоединении разрозненных частей Болдина?

– Письмо к отцу – Сергею Львовичу; оно неизвестно.

– Вероятно уже он у вас – то есть в Петербурге. С. Л. и Н. О. Пушкины выехали из Михайловского в Петербург 23 ноября; под этим числом А. Н. Вульф записал в своем дневнике: «Я застал еще здесь отцов Пушкиных, собиравшихся в путь ко Льву в Петербург, и которые радовались моему приезду, как радуются приезду родного. Провожал их до Врёва – баронское владение Евпраксии» (см. А. Н. Вульф, «Дневники», под ред. П. Е. Щеголева, М. 1929, стр. 370, и Л. Н. Майков, «Пушкин», С.-Пб. 1899, стр. 206).

– привезу тебе стишков много (см. о работе Пушкина выше, стр. 652). Кн. П. А. Вяземский писал И. И. Дмитриеву 23 декабря из Петербурга: «Пушкин привез с собою несколько тысяч новых стихов, в двух или трех маленьких поэмах, и поделится с нами своею странническою котомкою» («Русск. Арх.» 1868 г., ст. 635), а 4 января 1834 г. он же писал А. И. Тургеневу: «Он возвратился из степной поездки своей и навез много стихов, которых я еще не читал, в ожидании чтения у Жуковского» («Остаф. Архив», т. III, стр. 253). Из этих сообщений видно, что даже Вяземский не был подробно осведомлен о болдинской работе поэта, в расчеты которого не входило разглашать о привезенных с собою новых произведениях из-за боязни «альманашников»; так напр., он отказал М. А. Максимовичу, просившему стихов поэта в свой альманах «Денница» (см. выше в письме Максимовича к Вяземскому, стр. 655). Н. В. Гоголь писал Максимовичу в декабре 1833 г.: «Я говорил Пушкину о стихах. Он написал путешествуя две большие пьесы, но отрывков из них не хочет давать, а обещается написать несколько маленьких. Я с своей стороны употреблю старание его подгонять» («Письма Н. В. Гоголя», ред. В. И. Шенрока», т. I, стр. 269). В «Библиотеке для чтения» (т. I, отд. I, С.-Пб. 1834, стр. 175) в письме Н. И. Греча в Париж к Я. Н. Толстому с датой 6 декабря 1833 г. сообщалось: «А. С. Пушкин во второй половине сего года ездил в Оренбург, для собирания на месте некоторых сведений, нужных для его исторического труда. Между тем написал он как я слышал, три новые поэмы и несколько мелких стихотворений».

– Машка и Сашка – дети Пушкиных.

– к теткиным именинам – к Екатеринину дню, 24 ноября; в этот день были именины Е. И. Загряжской, Е. А. Карамзиной и кн. Е. Н. Мещерской. Пушкин в 20-х числах ноября приехал в Петербург и 24-го числа был на именинах у Е. А. Карамзиной, посещение которой отметил в первой записи своего дневника (см. Б. Л. Модзалевский, «Дневник Пушкина», П. 1923, стр. 1).

553. П. В. Нащокину 24 ноября [1833 г.] (стр. 113). Напечатано впервые в отрывке в «Москвитянине» 1851 г., кн. I, № 23, стр. 466;

П. В. Анненков, печатая отрывок вЙ«Материалах», С.-Пб. 1855, стр. 390, ошибочно отнес его к 1834 г.; полностью напечатано П. И. Бартеневым в сборнике «Девятнадцатый Век», кн. I, М. 1872 г., стр. 396–397; вошло в издания сочинений Пушкина, начиная с изд. Ф. И. Анского, под ред. П. А. Ефремова, т. VII, М. 1882, стр. 331–332, и в Акад. изд. «Переписки Пушкина», т. III, стр. 59–60; подлинник, на листе почтовой бумаги большого формата, с водяными знаками: А. Г. 1829, был в Остафьевском архиве, теперь в Центрархиве, в Москве; письмо сложено конвертом и запечатано неразборчивою печатью.

– каковы домашние обстоятельства? – вопрос Пушкина касается разрыва П. В. Нащокина с его сожительницей цыганкой Ольгой Андреевной (см. выше, стр. 562). На этот вопрос Нащокин отвечал в конце ноября:Й«Лишь только ты уехал, я пошел вверх, сел возле дивана, где лежала Ольга Андреевна, и сидел молча, слушая ее стенанья, бред приноровленной, проклятия, ругательства и тому подобные вещи. Наконец, утешились оба, она немного смолкла, я не заговорил. Выбившись из сил, я пошел спать, но не тут-то было: вопли, стенанья подняли меня с постели. Надев сапоги, халат, пошел и сел на то же место, продолжая молчать, и промолчал около двух часов. Наконец естественность превозмогла искусство: захотели кушать, покушали и легли спать в 9 часов. Спали смирно. В раннюю обедню разбудил меня колокольный звон, велел подать трубку, поставили самовар; лежа выпил стакан чаю, но по второму стакану Ольга Андреевна встала, перешла на диван и прямо без всякого предисловия началось то же, только фортиссимо. Я опять надел халат и сел, самовар еще кипит, день чуть брезжит, а Ольга Андреевна кричит по-страдальчески: Ох, батюшки, ох, боже мой, ох-ох-ох... и что мне делать, и что я – ой, ой, ой, – с ума сошла, куда деваться. Постепенно прибавлялся смысл к несвязным словам, образовались упреки с эпиграммами, наконец, опять ругательства, проклятия и стращания. Кончилось табаком. Я спросил бумагу и тут же придвинул стол и, к тебе пишу; все тихо. На вопрос: пишу ли я к В. А.152 я сказал нет и что пишу к тебе с твоего отъезда; я более сего слова не сказал. Она кажется уснула, я однако ж боюсь окончить письмо, чтоб тем ее не разбудить. Что будет далее я не знаю, но вот тебе одно слово только про себя – грому бояться можно или позволительно, ибо он бывает смертелен, но кажется на сцене нечего его бояться; а я все равно его боюсь, где бы он ни был, и потому (дай бог не сглазить) я не понимаю, как меня ударом не пришибет. В пять лет можно узнать, что говорить нельзя и что надо молчать, но какого и молчать, и что будет – ей, ей не знаю, а сойти вниз мне нельзя. С Гагариным при ней я говорить хотя по франц. я не должен; принимать никого не могу, боясь и драмы и даже трагедии при свидетелях; неужели я не шевелюсь из слабости... Нет слабости и какая слабость, что за пустяки; но вот отчего, что я никак не теряю голову и все неистовства предвижу, в каком бы я положении не был. Вот почему кажусь я слаб делать ничего до времени, как сидеть и не шевеляся. Кошемар в яве и не во сне: кричать хочется, голосу нет, т. е. денег, ни рукой, ни ногой, ни головой шевельнуть нельзя, и все давит, давит и не задавит. Когда нибудь конец будет. Прощай П. Н.». («Русск. Арх.» 1904, кн. III, стр. 445–446, и Переписка Пушкина, т. III, стр. 61–62). См. еще в письме Нащокина от начала декабря, приведенном ниже, стр. 668–669. Пушкин отвечал на оба эти письма письмом № 558.

– Vous êtes eminement un homme de passion, то есть – (вы) ты по преимуществу человек страстный.

– Князь Федор – князь Федор Федорович Гагарин (о нем см. выше, стр. 143–145 и «Русск. Арх.» 1902 г., кн. I, стр. 617).

– О путешествии – из Петербурга в Москву в 20-х числах ноября 1833 г.

– Лелинька – Алексей, лицо неизвестное. Пушкин упоминает о нем в следующем письме к Нащокину (№ 558), говоря, что он живет у кн. Д. А. Эристова.

– Лев Сергеевич – брат поэта (см. о нем выше, стр. 656).

– Гаврила – слуга Пушкина (о нем выше, стр. 639). Дальнейшая фраза о Гавриле в юбке относится, конечно, к Ольге Андреевне, сожительнице Нащокина, и к обстоятельствам семейной жизни последнего.

– Жена была на бале – В. А. Нащокина в своих воспоминаниях рассказывает, что «возвратившись в последний раз из Москвы в Петербург, Пушкин не застал жену дома. Она была на балу у Карамзиных. Ему хотелось видеть ее возможно скорее и своим неожиданным появлением сделать ей сюрприз. Он едет к квартире Карамзиных, отыскивает карету Наталии Николаевны, садится в нее и посылает лакея сказать жене, чтобы она ехала домой по очень важному делу, но наказал отнюдь не сообщать ей, что он в карете. Посланный возвратился и доложил, что Наталья Николаевна приказала сказать, что она танцует мазурку с кн. Вяземским. Пушкин посылает лакея во второй раз сказать, чтобы она ехала домой безотлагательно. – Наталья Николаевна вошла в карету и прямо попала в объятия мужа. Поэт об этом факте писал нам и, помню, с восторгом упоминал, как жена его была авантажна в этот вечер в своем роскошном розовом платье» («Письма женщин к Пушкину», под ред. Л. П. Гроссмана, М. 1928, стр. 236–237).

– Денежные дела Пушкин предполагалс«распутать» устройством новых своих произведений в новый журнал А. Ф. Смирдина «Библиотека для Чтения», что и выполнил вскоре по приезде в Петербург (см. выше, стр. 648–649).

– Отец – Сергей Львович Пушкин. Пушкин взялся за управление имением отца в следующем 1834 г. В это же время С. Л. Пушкин, подыскав нового управляющего, Иосифа Матвеевича Пеньковского, выдал ему 25 сентября 1833 г. доверенность, или верющее письмо, на управление Болдиным. К 13 апреля 1834 г. относится первое письмо А. С. Пушкина к Пеньковскому, касающееся управления имением; именно около этого времени и нужно приурочить окончательное вступление поэта в управление отцовским имением (см. «Дневник Пушкина», под ред. Б. Л. Модзалевского, П. 1923, стр. 21 и 210–211, Московское изд. Дневника, М. 1923, стр. 484–485, и подробнее у П. Е. Щеголева «Пушкин и мужики», М. 1928, стр. 109–116 и след.).

– брат – Лев Сергеевич (см. выше, стр. 656).

– Соболевский – Сергей Александрович – о выигранном им процессе точных сведений не имеется. А. К. Виноградов (в книге «Мериме в письмах к Соболевскому», М. 1928, стр. 53) на основании знакомства с архивом Соболевского говорит, что Соболевский «решил отстоять свои права на ту часть материнского наследства, которая была несправедливо присвоена графом Дмитрием Александровичем Зубовым по дому № 43 в Тверской части в Москве». Это сведение, однако, может быть, относится к 1836 г., так как Л. Н. Павлищев в «Семейной хронике» именно к этому году приурочивает выигранный Соболевским «какой-то процесс, давший ему 104 000 рублей» (стр. 411; ср. «Переписка Пушкина», т. III, стр. 126 и 269). К концу 1833 г. А. К. Виноградов относит также беседы его с Пушкиным по поводу «песен западных славян» и письмо Соболевского к П. Мериме с просьбою разъяснить происхождение источника сборника Мериме «Guzla» («Мериме в письмах к С. А. Соболевскому», М., 1928, стр. 37, 49–52).

– моему управляющему, то есть М. И. Калашникову; записка Пушкина к нему неизвестна, но она несомненно касалась вопроса о залоге крестьян (об этом см. выше, стр. 527, 545–546 и др.). Калашников отвечал поэту письмом 9 января 1834 г. (а не 1833 г.), напечатанным в «Искусстве» 1923 г., № 1, стр. 320–321, ср. там же, стр. 322–323, и перепечатанным в книге М. А. Цявловского «Письма Пушкина и к Пушкину», М., 1925, стр. 19–20; ср. в письме Нащокина к Пушкину начала декабря 1833 г. – ниже, стр. 668.

– Ольга Андреевна – цыганка, сожительница П. В. Нащокина.

554. И. И. Дмитриеву [вторая половина ноября 1833 г.] (стр. 113–114). Напечатано впервые В. Е. Якушкиным в «Русской Старине» 1884 г., № 8, стр. 319; вошло в издания сочинений Пушкина, начиная с издания Литературного Фонда под ред. П. О. Морозова, т. VII, стр. 335, и в акад. изд. «Переписки Пушкина», т. III, стр. 60; подлинник, писанный карандашом, находится в Публичной Библиотеке СССР имени В. И. Ленина, в Москве, в тетради № 2372, л. 561; беловое письмо не известно. Датируется по положению в тетради и по связи с приездом Пушкина в Петербург в 20-х числах ноября 1833 г.

– Пу – Пугачев.

– Екат. – Екатерина II.

– Биб. – Бибиков, Александр Ильич, генерал-аншеф.

– Рум. – Румянцов, граф Петр Александрович, генерал-фельдмаршал.

– Пан. – Панин, граф Петр Иванович, генерал-аншеф.

– Держав. – Державин, Гавриил Романович.

– надеюсь их издать. – В приложении к «Истории Пугачевского бунта» (С.-Пб. 1834 г., ч. 2, стр. 56–71) Пушкин опубликовал следующие документы: рапорт графа Румянцова о генерал-поручике Суворове, отправленный в Военную Коллегию, от 15 апреля 1774 г., письма А. И. Бибикова: к графу З. Г. Чернышеву от 30 декабря 1773 г., 17 января и 24 января 1774 г., из Казани, к Д. И. Фонвизину 29 января 1774 г. из Казани; письма графа П. И. Панина к гвардии капитану А. П. Галахову от 14 и 19 сентября 1774 г. из Пензы; и письма лейб-гвардии поручика

Державина полковнику Бошняку от 30 июля и 3 августа 1774 г. из Саратова.

– исторические записки – они напечатаны были только в 1866 г. под заглавием «И. И. Дмитриев. Взгляд на мою жизнь»; при своей жизни И. И. Дмитриев не хотел их печатать.

– вы говорите о П. – то есть о Пугачеве. И. И. Дмитриев исполнил просьбу поэта и предоставил ему ту часть своих записок, в которой говорилось о Пугачеве. Пушкин напечатал этот отрывок (о казни Пугачева) в примечании к VIII главе «Истории Пугачевского бунта», ч. I, стр. 108–110, с ремаркой: «Из неизданных записок И. И. Дмитриева»; в примечании же к пятой главе (в текст «Истории» не вошедшей), говоря о том, как Г. Р. Державин велел повесить двух человек, примкнувших к Пугачеву, добавил: «И. И. Дмитриев уверял, что Державин повесил сих двух мужиков более из поэтического любопытства, нежели из настоящей необходимости» (Акад. изд. соч. Пушкина, т. XI, стр. 154 первой пагинации, см. здесь же, стр. 25, 40, 312 и др. второй пагинации; ср. «Сборник исторических материалов и документов, относящихся к новой Русской истории XVIII и XIX в.», изд. М. Михайловым» (С.-Пб. 1873, стр. 420). За рукописью записок И. И. Дмитриева Пушкин обращался и к М. П. Погодину; по крайней мере Погодин 8 декабря 1833 г. записал в своем дневнике: «К Дмитриеву за рукописью Пушкину, которая меня очень тревожит» («Пушкин и его соврем.», вып. XXIII–XXIV, стр. 119). За сообщение рукописи Пушкин благодарил Дмитриева в письме к нему 14 февраля 1835 г.: «Хроника моя обязана вам яркой и живой страницей, за которую много будет мне прощено самыми строгими читателями» (Переписка Пушкина, т. III, стр. 186), а по выходе в свет «Истории Пугачевского бунта» Пушкин не замедлил выслать И. И. Дмитриеву экземпляр ее со следующей надписью: «Его Высокопревосходительству Милостивому Государю Ивану Ивановичу Дмитриеву от Автора, в знак глубочайшего почтения, преданности и благодарности» (см. «Рукою Пушкина», под ред. М. А. Цявловского, Л. Б. Модзалевского и Т. Г. Зенгер, Лгр. 1935, стр. 722). Дмитриев благодарил поэта в письме 10 апреля 1835 г.: «Наконец и моя русская библиотека красуется новым плодом любимого нашего Автора! Сердечно благодарю вас за приятный гостинец и за ваше хотя и церемонное, но не меньше обязательное надписание» (см. Переписка Пушкина, т. III, стр. 191; ср. еще стр. 185, 196).

Сноски

151 Приехав в январе 1833 г. ненадолго в Петербург (см. запись в дневнике И. И. Козлова в «Старина и Новизна», кн. XI, стр. 52).

152 Т. е. Вере Александровне Нарской, будущей жене Нащокина. – Ред.