—качать текст произведени€

Ќаброски предислови€ к "Ѕорису √одунову"


ЌјЅ–ќ— » ѕ–≈ƒ»—Ћќ¬»я
  «Ѕќ–»—” √ќƒ”Ќќ¬”»

I

Voici ma traµédie puisque vous la voulez absolument, mais avant que de la lire j’exige que vous parcouriez le dernier tome de Karamzine. Elle est remplie de bonnes plaisanteries et d’allusions fines à l’histoire de ce temps-là comme nos sous-œuvres de Kiov et de Kamenka. Il faut les comprendre sine qua non.

A і’exemple de Shakespeare je me suis borné à développer une époque et des personnages historiques sans rechercher les effets théâtrals, le pathétique romanesque etc... le style en est mélangé.Ч Il est trivial et bas là où j’ai été obligé de faire intervenir des personnages vulgaires et grossiers Ч quand aux grosses indécences, n’y faites pas attention: cela a été écrit au courant de la plume, et disparaîtra à la première copie. Une tragédie sans amour souriait à mon imagination. Mais outre que l’amour entrait beaucoup dans le caractère romanesque et passionné de mon aventurier, j’ai rendu ƒмитрий amoureux de Marina pour mieux faire ressortir l’étrange caractère de cette dernière. Il n’est encore qu’esquissé dans Karamzine. Mais certes c’était une drôle de jolie femme. Elle n’a eu qu’une passion et ce fut l’ambition, mais à un degré d’énergie, de rage qu’on a peine à se figurer. Après avoir goûté de la royauté, voyez-la, ivre d’une chimère, se prostituer d’aventuriers en aventuriers Ч partager tantôt le lit dégoûtant d’un juif, tantôt la tente d’un cosaque, toujours prête à se livrer à quiconque peut lui présenter la faible espérance d’un trône qui n’existait plus. Voyez-la braver la guerre, la misère, la honte, en même temps traiter avec le roi de Pologne de couronne à couronne et finir misérablement l’existence la plus orageuse et la plus extraordinaire. Je n’ai qu’une scène pour elle, mais j’y reviendrai si Dieu me prête vie. Elle me trouble comme une passion. Elle est horriblement polonaise comme le disait la cousine de M-me Lubomirska.

√аврила ѕушкин est un de mes anЭêtres, je l’ai peint tel que je l’ai trouvé dans l’histoire et dans les papiers de ma famille. Il a eu de grands talents, homme de guerre, homme de cour, homme de conspiration surtout. C’est lui et ѕлещеев qui ont assuré le succès du —амозванец par une audace inouïe. Après je l’ai retrouvé à Moscou l’un des 7 chefs qui la défendaient en 1612, puis en 1616 dans la ƒума siégeant à côté de  озьма Minine, puis воевода à Ќижний, puis parmi les députés qui couronnèrent Romanof, puis ambassadeur. Il a été tout, même incendiaire comme le prouve une грамота que j’ai trouvée à ѕогорелое √ородище Ч ville qu’il fit brûler (pour la punir de je ne sais quoi) à la mode des proconsuls de la Convention Nationale.

Je compte revenir aussi sur Ўуйский. Il montre dans l’histoire un singulier mélange d’audace, de souplesse et de force de caractère. Valet de Godounof il est un des premiers boyards à passer du côté de ƒмитрий. Il est le premier qui conspire et c’est lui-même, notez cela, qui se charge de retirer les marrons du feu, c’est lui-même qui vocifère,qui accuse, qui de chef devient enfant perdu. Il est prêt à perdre la tête, ƒмитрий lui fait grâce déjà sur l’échafaud, il l’exile et avec cette générosité étourdie qui caractérisait cet aimable aventurier il le rappelle à sa cour, il le comble de biens et d’honneurs. Que fait Ўуйский qui avait frisé de si près la hache et le billot? Il n’a rien de plus pressé que de conspirer de nouveau, de réussir, de se faire élire tsar, de tomber et de garder dans sa chûte plus de dignité et de force d’âme qu’il n’en eut pendant toute sa vie.

Il y a beaucoup du Henri IV dans ƒмитрий. Il est comme lui brave, généreux et gascon, comme lui indifférent à la religion Ч tous deux abjurant leur foi pour cause politique, tous deux aimant les plaisirs et la guerre, tous deux se donnant dans des projets chimériques Ч tous deux en butte aux conspirations... Mais Henri IV n’a pas à se reprocher  сени€ Ч il est vrai que cette horrible accusation n’est pas prouvée et quant à moi je me fais une religion de ne pas y croire.

√рибоедов a critiqué le personnage de Job; le patriarche, il est vrai, était un homme de beaucoup d’esprit, j’en ai fait un sot par distraction.

En écrivant ma √одунов j’ai réfléchi sur la tragédie, et si je me mêlais de faire une préface, je ferais du scandale. C’est peut-être le genre le plus méconnu. On a tâché d’en baser les lois sur la vraisemblance, et c’est justement elle qu’exclut la nature du drame; sans parler déjà du temps, des lieux etc. quel diable de vraisemblance y a-t-il dans une salle coupée en deux dont l’une est occupée par 2000 personnes, sensées n’être pas vues par celles qui sont sur les planches?.

2) La langue. Par exemple le Philoctète de la Harpe dit

en bon français après avoir entendu une tirade de Pyrrhus: Hélas j’entends les doux sons de la langue grecque. Tout cela n’est-il pas d’une invraisemblance de convention? Les vrais génies de la tragédie ne se sont jamais souciés d’une autre vraisemblance que celle des caractères et des situations. Voyez comme Corneille a bravement mené le Cid: ha, vous voulez la règle de 24 heures? Soit. Et là-dessus il vous entasse des événements pour 4 mois. Rien de plus ridicule que les petits changements des règles reçues. Alfieri est profondément frappé du ridicule de l’a parte, il le supprime et là-dessus alonge le monologue. Quelle puérilité!

Ma lettre est bien plus longue que je ne l’avais voulu faire. Gardez-la, je vous prie, car j’en aurai besoin si le diable me tente de faire une préface.

30 jan. 1829, S.-Pb. <см. перевод>

II

C отвращением решаюсь € выдать в свет свою трагедию и хот€ € вообще всегда был довольно равнодушен к успеху иль неудаче своих сочинений, но признаюсь, неудача «Ѕориса √одунова» будет мне чувствительна, а € в ней почти уверен.  ак ћонтань, могу сказать о своем сочинении: C’est une œuvre de bonne foi. <см. перевод>

ѕисанна€ мною в строгом уединении, вдали охлаждающего света, плод посто€нного труда, трагеди€ си€ доставила мне всЄ, чем писателю насладитьс€ дозволено: живое вдохновенное зан€тие, внутреннее убеждение, что мною употреблены были все усили€, наконец, одобрени€ малого числа людей избранных.

“рагеди€ мо€ уже известна почти всем тем, коих мнени€ми € дорожу. ¬ числе моих слушателей одного недоставало, того, кому об€зан € мыслию моей трагедии, чей гений одушевил и поддержал мен€; чье одобрение представл€лось воображению моему сладчайшею наградою и единственно развлекало мен€ посреди уединенного труда.

III

»зучение Ўекспира,  арамзина и старых наших летописей дало мне мысль облечь в драматические формы одну из самых драматических эпох новейшей истории. Ќе смущаемый никаким иным вли€нием, Ўекспиру € подражал в его вольном и широком изображении характеров, в небрежном и простом составлении планов, следовал € в светлом развитии происшествий, в летопис€х старалс€ угадать образ мыслей и €зык тогдашнего времени. »сточники богатые! ”мел ли ими воспользоватьс€ Ч не знаю,Ч по крайней мере, труды мои были ревностны и добросовестны.

ƒолго не мог € решитьс€ напечатать свою драму. ’ороший иль худой успех моих стихотворений, благосклонное или строгое решение журналов о какой-нибудь стихотворной повести доныне слабо тревожили мое самолюбие.  ритики слишком лестные не ослепл€ли его. „ита€ разборы самые оскорбительные, старалс€ € угадать мнение критика, пон€ть со всевозможным хладнокровием, в чем именно состо€т его обвинени€. » если никогда не отвечал € на оные, то сие происходило не из презрени€, но единственно из убеждени€, что дл€ нашей литературы il est indifférent <см. перевод>, что така€-то глава «ќнегина» выше или ниже другой. Ќо, признаюсь искренно, неуспех драмы моей огорчил бы мен€, ибо € твердо уверен, что нашему театру приличны народные законы драмы Ўекспировой, а не придворный обычай трагедий –асина, и что вс€кий неудачный опыт может замедлить преобразование нашей сцены. («≈рмак» ј. —. ’ом€кова есть более произведение лирическое, чем драматическое. ”спехом своим оно об€зано прекрасным стихам, коими оно писано.)

ѕриступаю к некоторым частным объ€снени€м. —тих, употребленный мною (п€тистопный €мб), прин€т обыкновенно англичанами и немцами. ” нас первый пример оному находим мы, кажетс€, в «јргив€нах»; ј. ∆андр в отрывке своей прекрасной трагедии, писанной стихами вольными, преимущественно употребл€ет его. я сохранил цезурку французского пентаметра на второй стопе Ч и, кажетс€, в том ошибс€, лишив добровольно свойственного ему разнообрази€. ≈сть шутки грубые, сцены простонародные. ’орошо, если поэт может их избежать,Ч поэту не должно быть площадным из доброй воли,Ч если же нет, то ему нет нужды старатьс€ замен€ть их чем-нибудь иным.

Ќашед в истории одного из предков моих, игравшего важную роль в сию несчастную эпоху, € вывел его на сцену, не дума€ о щекотливости приличи€, con amore <см. перевод>, но безо вс€кой двор€нской спеси. »зо всех моих подражаний Ѕайрону двор€нска€ спесь была самое смешное. јристокрацию нашу составл€ет двор€нство новое; древнее же пришло в упадок, права его уравнены с правами прочих состо€ний, великие имени€ давно раздроблены, уничтожены, и никто, даже самые потомки и проч. ѕринадлежать старой аристокрации не представл€ет никаких преимуществ в глазах благоразумной черни, и уединенное почитание к славе предков может только навлечь нарекание в странности или бессмысленном подражании иностранцам.

ѕереводы ино€зычных текстов

  1. ¬от мо€ трагеди€, раз уж вы непременно хотите ее, но € требую, чтобы прежде прочтени€ вы пробежали последний том  арамзина. ќна полна славных шуток и тонких намеков на историю того времени, вроде наших киевских и каменских обин€ков. Ќадо понимать их Ч это Sine qua non.1

    ѕо примеру Ўекспира € ограничилс€ развернутым изображением эпохи и исторических лиц, не стрем€сь к сценическим эффектам, к романтическому пафосу и т. п... —тиль трагедии смешанный. ќн площадной и низкиЪ там, где мне приходилось выводить людей простых и грубых,Ч что касаетс€ грубых непристойностей, не обращайте на них внимани€: это писалось наскоро и исчезнет при первой же переписке. ћен€ прельщала мысль о трагедии без любовной интриги. Ќо, не говор€ уже о том, что любовь весьма подходит к романическому и страстному характеру моего авантюриста, € заставил

    ƒмитри€ влюбитьс€ в ћарину, чтобы лучше оттенить ее необычный характер. ”  арамзина он лишь бегло очерчен. Ќо, конечно, это была странна€ красавица. ” нее была только одна страсть: честолюбие, но до такой степени сильное и бешеное, что трудно себе представить. ѕосмотрите, как она, вкусив царской власти, опь€ненна€ несбыточной мечтой, отдаетс€ одному проходимцу за другим, дел€ то отвратительное ложе жида, то палатку казака, всегда готова€ отдатьс€ каждому, кто только может дать ей слабую надежду на более уже не существующий трон. ѕосмотрите, как она смело переносит войну, нищету, позор, в то же врем€ ведет переговоры с польским королем как коронованна€ особа с равным себе, и жалко кончает свое столь бурное и необычайное существование. я уделил ей только одну сцену, но € еще вернусь к ней, если бог продлит мою жизнь. ќна волнует мен€ как страсть. ќна ужас до чего полька, как говорила кузина г-жи Ћюбомирской.

    √аврила ѕушкин Ч один из моих предков, € изобразил его таким, каким нашел в истории и в наших семейных бумагах. ќн был очень талантлив Ч как воин, как придворный и в особенности как заговорщик. Ёто он и ѕлещеев своей неслыханной дерзостью обеспечили успех —амозванца. «атем € снова нашел его в ћоскве в числе семи начальников, защищавших ее в 1612 году, потом в 1616 году, заседающим в ƒуме р€дом с  озьмой ћининым, потом воеводой в Ќижнем, потом среди выборных людей, венчавших на царство –оманова, потом послом. ќн был всем, чем угодно, даже поджигателем, как это доказываетс€ грамотою, которую € нашел в ѕогорелом √ородище Ч городе, который он сжег (в наказание за что-то), подобно проконсулам Ќационального  онвента.

    я намерен также вернутьс€ и к Ўуйскому. ќн представл€ет в истории странную смесь смелости, изворотливости и силы характера. —луга √одунова, он одним из первых бо€р переходит на сторону ƒмитри€. ќн первый вступает в заговор и он же, заметьте, сам беретс€ выполнить всЄ это дело, кричит, обвин€ет, из предводителей становитс€ р€довым воином. ќн готов погибнуть, ƒмитрий милует его уже на лобном месте, ссылает и с тем необдуманным великодушием, которое отличало этого милого авантюриста, снова возвращает ко двору и осыпает дарами и почест€ми. „то же делает Ўуйский, чуть было не попавший под топор и на плаху? ќн спешит создать новый заговор, успевает в этом, заставл€ет себ€ избрать царем и падает Ч и в своем падении сохран€ет больше достоинства и силы духа, нежели в продолжение всей своей жизни.

    ¬ ƒмитрии много общего с √енрихом IV. ѕодобно ему он храбр, великодушен и хвастлив, подобно ему равнодушен к религии Ч оба они из политических соображений отрекаютс€ от своей веры, оба люб€т удовольстви€ и войну, оба увлекаютс€ несбыточными замыслами, оба €вл€ютс€ жертвами заговоров... Ќо у √енриха IV не было на совести  сении Ч правда, это ужасное обвинение не доказано, и € лично считаю своей св€щенной об€занностью ему не верить.

    √рибоедов критиковал мое изображение »ова Ч патриарх, действительно, был человеком большого ума, € же по рассе€нности сделал из него дурака.

    —оздава€ моего √одунова, € размышл€л о трагедии Ч и если бы вздумал написать предисловие, то вызвал бы скандал Ч это, может быть, наименее пон€тый жанр. «аконы его старались обосновать на правдоподобии, а оно-то именно и исключаетс€ самой сущностью драмы; не говор€ уже о времени, месте € проч., какое, черт возьми, правдоподобие может быть в зале, разделенной на две части, из коих одна зан€та 2000 человек, будто бы невидимых дл€ тех, которые наход€тс€ на подмостках?

    2) язык. Ќапример, у Ћагарпа ‘илоктет, выслушав тираду ѕирра, говорит на чистом французском €зыке:Щ«”вы, € слышу сладкие звуки греческой речиї. Ќе есть ли все это условное неправдоподобие? »стинные гении трагедии заботились всегда исключительно о правдоподобии характеров и положений. ѕосмотрите, как смело  орнель поступил в «—идеї: «ј, вам угодно соблюдать правило о 24 часах? »звольтеї. » тут же он нагромождает событий на 4 мес€ца. Ќет ничего смешнее мелких изменений общеприн€тых правил. јльфиери глубоко чувствовал, как смешны речи в сторону, он их уничтожает, но зато удлин€ет монологи.  акое реб€чество!

    ѕисьмо мое вышло гораздо длиннее, чем € хотел. ѕрошу вас, сохраните его, так как оно мне понадобитс€, если черт мен€ попутает написать предисловие.

    30 €нвар€ 1829. (‘ранц.)

  2. Ёто добросовестное произведение. (‘ранц.)

  3. безразлично. (‘ранц.)

  4. с любовью. (»тал.)

—носки

  1. Ёто непременное условие. (Ћатин.).

ѕримечани€

  1. ЌјЅ–ќ— » ѕ–≈ƒ»—Ћќ¬»я   «Ѕќ–»—” √ќƒ”Ќќ¬”»

    „ерновые наброски предполагавшегос€ предислови€ к изданию±«Ѕориса √одунова». ѕервый набросок написан в форме письма к Ќ. Ќ. –аевскому, причем ѕушкин переработал и дополнил свое черновое письмо к нему, написанное во второй половине июл€ 1825 г. (см. т. X). Ќабросок датирован 30 €нвар€ 1829 г. ќстальные наброски писаны в 1830 г., когда вопрос об издании трагедии был уже решен. ћелкие заметки см. выше («»з ранних редакций»). ќпубликованы в 1855 г., кроме 4-го, по€вившегос€ в печати только в 1884 г.

  2. «... le dernier tome de Karamzine» {ѕоследний том  арамзина. (‘ранц.)}. “ом XI «»стории государства –оссийского», содержащий историю царствовани€ Ѕориса √одунова и Ћжедмитри€.

  3. «... la cousine de M-me Lubomirska » { узина Ћюбомирской. (‘ранц.)}. ¬еро€тно,  аролина —обаньска€ (1794Ч1885), с которой ѕушкин встречалс€ в ѕетербурге в 1828 г. —м. стихотворение «„то в имени тебе моем».

  4. √аврила ѕушкин Ч √авриил √ригорьевич (ум. в 1638 г.), де€тель —мутного времени.

  5. ѕогорелое городище Чпосад в “верской губернии, где ѕушкин бывал во врем€ своей поездки в ћалинники (1828).

  6. «Je compte revenir aussi sur Ўуйский » {–ассчитываю вернутьс€ к Ўуйскому. (‘ранц.)}. «акончив“«Ѕориса √одунова», ѕушкин предполагал написать драматические произведени€ «ƒмитрий и ћарина» (название сохранилось в списке драматических замыслов) и «¬асилий Ўуйский» (по воспоминани€м —. Ўевырева).

  7. C'est une œuvre de bonne foi - слегка измененные начальные слова «ќпытов» ћонтен€ (C’est ici un livre de bonne foi, lecteur <см. перевод>).

  8. «¬ числе моих слушателей одного недоставало...» ѕушкин говорит о  арамзине.

  9. «јргив€не» Ч трагеди€ ¬.  юхельбекера.

  10. «ј. ∆андр в отрывке своей прекрасной трагедии...» »з трагедии ∆андра «¬енцеслав» было напечатано только первое действие в альманахе «“али€», 1825 г.

»з ранних редакций

I.

19 июл€ 1829. јрзрум.

— величайшим отвращением решаюсь € выдать в светЭ«Ѕориса √одунова». ”спех или неудача моей трагедии будет иметь вли€ние на преобразование драматической нашей системы. Ѕоюсь, чтоб собственные недостатки не были б отнесены к романтизму и чтоб она тем самым не замедлила хода...

’от€ успех «ѕолтавы» ободр€ет мен€...

II.

Je me pћésente ayant renoncé à ma manière première Ч n’ayant plus à allaiter un nom inconnu et une première jeunesse, je n’ose plus compter sur l’indulgence avec laquelle j’avais été accueilli. Ce

nТNЪђЯЭ«ЎЎгЁЄЬІЊТNЦҐAЭЌЎн”ЄТђ∞ЬNШђСУ«÷ЎнЁ≤Ь©ЊТіЦ¶ЯC«÷„зЁЄЬ©њШ≥ЦђСЭ«”÷픴ЩЊТіШ¶РЧ…Ў“Ё≤ТІЊЬЈЬ¶ЯЧ ÷ЎнЁґУ≠їЬЈЦ¶ЯУ “ЎгЁµЬ≠∞LNЬђСЭ«ЎЎнЁЄЬІ∞ТNЬђЯС…÷ЎнЁЄЬІ∞Ю≥Ц¶ФЭ«Ў÷нЁЄЬ©ТЈЪђХЭ Ў÷н„ґ0ІЊЯЈЦђЯЭ«2‘гЁ≤Ь©∞Т≥ЬҐЯЧЋ““н”ЄТІЇТNЦђЯУ«÷ЎзЁЄТІЊТNЦ¶ЯУЋЎ’нЁЄЦІЇТNЦђЯЭ«÷Ўн”ЄЬІ∞ШNЦђЯЭЋЎЎг”ЄЬ≠∞ТЈЪђСЧ«÷Ўн„≤ТІ∞ТЈЪҐЯЧ…÷ЎгЁЄЬ©∞ТNЦђuС…Ў“нЄЬІ∞ТЈЦҐЯЭ«ЎЎн7іТІ∞Т≥ЦђСЭЌЎгqЄТІ∞ШwЦ¶ХУ«ЎЎг„ЄЬђЉТ≥Ц¶С1«÷’гЁґЬІЇТ≥ЦђЯЭЌ"ЎгЁґ0ІЊЮSЪҐТУ ЎЎнЁґЬІZЮЈЩСУ«“"н”РІЇЬNHђЯУ«“Ўн”ЄЬ©∞ТNX¶РЭ«ЎЎн”ЄЬІ∞ТNЦђЯЭ«Ў“нЁіТ©∞ТNЦђЯСЌЎЎFЁЄЬІ∞ЬNЦFУУ»t÷нЁЄТІїТЈШђХС«ЎЎг„≤Ь ЉЬNЦ¶sЭ…ЎЎн–ЄТi∞ШNЦђuС…÷ЎнЁґЬ©∞ЬNШ¶ЯУ«ЎнЁґЬІ∞Т≥ШђХЭ…tЎгЁRР©∞ТЈ:ђСУ«“Ўз”ЄЦЂЊТNЦђСЭ…ЎЎжvґТІљЬЦҐЯЭЋ‘ЎгqЄТ™ЊШµЬђСЭЌ÷÷н”ЄЬІ∞ШNЬђСЦЌ÷Ўн”ґЬ™∞ТЈЪђХЭЌ÷нЁґЦ©∞ЬЈЦҐЯУ«÷ЎнЁЄТ©∞ЬNЦђЯУ«ЎЎгЁґЬ©∞ТіiҐ3Э…÷‘г„≤Ь≠∞Ь≥ЦђСР«ЎЎн“ЄТi∞ТNШђХЧ«ЎЎнЁЄЬІ∞ТNЦђЯЧ«Ўн”ЄЧІ∞ТNЦђЯЭ«ЎЎнЁЄЧІ∞ТNЦђЯЭ«Ў‘нЁ≤ЬІ∞ТNЦ¶ЯУ»ЎЎнЁЄЬІ∞Т≥Ц£$Љњп:Њ:ю6ѓЛ>≥щ8Є Љ>ЪОЏ”'Вk?RўHh  /+OїcЗ>ВИЩЉЊя SЋѕ{cґ>”Йxш—Эж;N6CІSшTЄ@мo:^Џ?чГ>“dЄ№љ