Нужно заказать диплом гознак? Услуги предоставляет сайт i-diploma.com 
Скачать текст произведения

Пушкин А.С. - Записи народных песен. Записи песен, сохранившиеся в автографах Пушкина.


ЗАПИСИ НАРОДНЫХ ПЕСЕН

1

ПЕСНЯ О СЫНЕ СЕНЬКИ РАЗИНА

В городе-то было во Астрахане,
Появился детина, незнамый человек.
Он щеголем по городу похаживает,
Черный бархатный кафтан на размашечку надет
Черна шляпа пуховая на его русых кудрях,
Свой персидскиґ кушачок во правой руке несет.
Он боярам государевым не кланяется,
К астраханскому воеводе под суд нейдет.
Как увидел молодца воевода со крыльца,
Закричал он, воевода, громким голосом своим:
«Ой, есть ли у меня слуги верны молодцы?
Вы сходите, приведите удалого молодца».
Как поймали молодца во цареве-кабаке,
Приводили удалого к воеводе на двор;
А уж стал воевода его спрашивати:
«Ты скажи, скажи, детина, незнамый человек,
Чьего рода, чьего племени, чей отеческий сын?
Иль из нашего города, из Астрахани?
Иль со Дону казак иль казацкий сын?»
— Я не с вашего городу, не с Астрахани,
Я не с Дону казак, не казацкий сын.
Я со Камы со реки, Сеньки Разина сынок.
Взялся батюшка у вас завтра в гости побывать,
Ты умей его приняти, умей подчивати.
Рассердился воевода на удалого молодца,
Закричал тут воевода громким голосом своим;
«Что есть ли у меня слуги верны молодцы?
Вы возьмите, отведите удалого молодца.
Посадите удалого в белу-каменну тюрьму».

2

Как на утренней заре, вдоль по Каме по реке,
Вдоль по Каме по реке легка лодочка идет,
Во лодочке гребцов ровно двести молодцов.
Посреди лодки хозяин Сенька Разин атаман.
Закричал тут хозяин громки‡ голосом своим:
«А мы счерпнемте воды изо Камы со реки».
Мы исчерпнули воды изо Камы со реки,
Припечалился хозяин Сенька Разин атаман:
«Знать-то знать, что мой сыночек во неволюшке сидит,
Во неволюшке сидит в белокаменной тюрьме».
— Не печалься, наш хозяин, Сенька Разин атаман;
Белокаменну тюрьму по кирпичу разберем,
Твоего милого сына из неволи уведем,
Астраханского воеводу под суд возьмем.

3

Во славном городе во Киеве,
У славного царя у Владимира,
Жила была молода вдова.
У вдовушки было девять сынов,
Десятая дочь любезная:
Поили, кормили, пелегали1 —
Девять сынов под разбой пошли,
Десятую дочь замуж выдали,
По край моря, за Морьянина.
Они прижили малого детища.
Она год живет и другой живет,
На третий год стосковалася.
Стала она Морьянин¦ в гости звать:
«Пойдем, Морьянин-свет,
Ты к теще, а я к матушке,
Ты к шурьям, а я к милым братьям».
Они день идут и другой идут,
На третий день становилися.
Нарубили 2 огонечек малёшенек,
Пустили дымочек тонёшенек.
Напали воры, разбойники,
Они Морьянина зарезали,
Морьянинка в воду бросили,
Морьянинку во полон взяли.
Как все-то разбойнички стали пить и есть,
Один-то разбойничек ни пьет, ни ест,
Ни пьет, ни ест, богу молится.
Все разбойнички спать легли,
Один-то разбойничек ни спит, ни лежит.
Господу богу молится.
И стал он у Морьянинки расспрашивать:
«Ты скажи, скажи, Морьянинка.
С какого ты села-города?
И которого отца-матери?»
Стала ему Морьянинка рассказывать:
«У славного царя у Владимира
Жила была молода вдова;
У вдовушки было девять сынов—
Десятая дочь любезная:
Поили, кормили, пелегали,
Девять сынов под разбой пошли,
Десятую дочь замуж выдали,
По край моря за Морьянина».
— Вставайте, братцы родимые!
Не Морьянина мы зарезали,
Не Морьянинка в воду бросили,
Не Морьянинку во полон взяли:
Мы зарезали зятя любезного,
В воду бросили племянника,
Родну сестру взяли во полон.—
Вставали братцы родимые,
Просили у сестры прощеньица:
«Отчего ты нам не сказалася,
Что ты нам родна сестра?»
Пошли братцы к родной матушке,
Становились на коленки все
И просили у нее прощеньица:
«Прости нас, родная матушка,
Не знавши зарезали зятя любезного.
В воду бросили племянника,
Родну сестру взяли во полон».

4

Как за церковью, за немецкою,
Добрый молодец богу молится:
Как не дай боже хорошу жену,—
Хорошу жену в честный пир зовут,
Меня молодца не примолвили. 3
Мою жену — в новы саночки,
Меня молодца — на запяточки.
Мою жену — на широкий двор,
Меня молодца — за вороточки.

5

Из Гурьева городка
Протекла кровью река.
Из крепости из Зерной
На подмогу Разсыпной
Выслан капитан Сурин
Со командою один.
Он нечайно в крепость въехал,
Начальников перевешал,
Атаманов до пяти,
Рядовых сот до 6.

———

Ур<альски> Казаки
Были дураки
Генерала убили
Госуд.

6

Друг мой милый, красно солнышко мое,
Сокол ясный, сизокрылый мой орел,
Уж неделю не видалась я с тобой,
Ровно семь дней как спозналась с горем я
Мне не взмилились подруженьки мои,
Игры, пляски, хороводы и мячи,
Не по нраву, не по мысли мне пришли.
Я скиталася по темныим лесам,
В темном лесе кинареички поют,
Мне, девчонке, грусть-назолу придают.
Ты не пой, кинареичка, в саду,
Не давай тоски сердечку моему.

7

Во лесах во дремучих
Тут брала девка ягоды,
Брамши-то, она в лесу заблудилася,
Заблудимши, она приаукнулась:Ќ«Ты ау, ау, мой любезный друг,
Мой любезный друг, жизнь душа моя».
— Уж я рад бы тебе откликнулся,
За мной ходят трое сторожей:
Первый сторож — родной батюшка,
Второй сторож — мила матушка,
А третий сторож — молода жена.

8

Не беленька березанька к земле клонится,
Не камыш трава во чистом поле расшаталася,—
Зашатался, загулялся добрый молодец,
В одной тоненькой кармазиновой черкешучке.
У черкешучки рукавички назад закинуты,
Камчатные его полочки назад загнуты,
За плечьми несет ружьецо знать турецкое,
Во правой руке он присошечек карновенький,
Он присошечком, добрый молодец, подпирается,
Горючьми слезми разудаленький заливается.
Вдруг несчастьице над молодцом случилось,
Поднималася с гор погорушка всё хурта вьюга,
Всё хурта подымалась с гор, погорушка полуденная,
Собивала-то она добра молодца со дороженьки,
Прибивала-то она молодца ко городу,
Ко тому же то ко городу ко незнамому.

9

Один-то был у отца у матери единый сын,
И того-то берут разудаленького в службу царскую,
По указу его берут, разудаленького, государеву.
Он со вечера стал, разудаленький, коня седлать,
Ко полуночи стал, разудаленький, с двора съезжать,
Отец-то и мать его, разудаленького, провожать пошли
Провожали его, разудаленького, весь и род племя.
Позади-то его идет горюшенька молода жена;
Молоду жену, белую лебедушку, уговаривает:
«Воротись ты, жена, воротись, душа, лебедушка белая,
Впереди-то у нас всё огни горят, огни неугасимые».
— Разудаленький добрый молодец, меня не обманывай,
Горит у тебя, молодца, ретиво сердце.

10

Как у нас было на улице,
У нас на широкой,

Красны девки разыгрались,
Молодушки расплясались.

Одна девка лучше всех.
На ней лента шире всех.

Девка парню говорила
И всю правду объявила:

«Послушай-ка, мой мило´й,
Сердце-радость дорогой,

Мой батюшка не лихой,
Тебе будет не чужой».

Сноски

1   Лелеяли.

2   Развели

3   Пригласили

Примечания

Все десять песен этого отдела имеются в автографах Пушкина.

Тексты первых четырех песен находятся в тетради Пушкина № 2368, лл. 522—502 ЛБ.

Записи песен сделаны в Михайловском, вероятно, в первой половине ноября 182ў г., когда Пушкин, сообщая брату, что вечером слушает сказки, просил прислать ему «историческое, сухое известие о Сеньке Разине, единственном поэтическом лице Русской истории». Просьба эта вызвана, надо думать, записью песен (№№ 1 и 2) о сыне Степана Разина.

Песни, как и сказки, записывались Пушкиным со слов няни его, Арины Родионовны.

Любопытно, что, записав со слов ее:—«штабным офицерам», «губернатору», Пушкин заменил первых — «боярами государевыми», а второго — «воеводой», восстанавливая этим первоначальный текст.

Песни №№ 1—3 впервые были напечатаны П. В. Анненковым в газете «Порядок» 1881, № 11, от 12 января.

Ряд исправлений к тексту, опубликованному Анненковым, дал Якушкин в Я VI, 547—548.

Песни вошли во все издания собрания сочинений Пушкина, начиная с Е2 и кончая В, в отдел народных песен, записанных Пушкиным. В качестве таковых, песни не введены в Ак, Б, КН и ПГ.

Песня № 4 впервые напечатана П. В. Анненковым в А VII, 93 первой пагинации, под заглавием: «Песенка, записанная Пушкиным», и с примечанием «Нельзя ручаться, чтоб эта песенка не была составлена самим Пушкиным. Во всяком случае она — позднейшее произведение народа, если принадлежит народу».1

Это двусмысленное примечание как бы определило судьбу песни. В изданиях собрания сочинений Пушкина Г1 и Г2 она помещена среди стихотворений Пушкина. Так же сделано в Е1. В Е2 песня помещена уже в примечаниях, в качестве записи, сделанной Пушкиным. Среди песен, записанных Пушкиным, эта песня напечатана в М1, М2, Е4 и В. Не включена песня, как только записанная Пушкиным, ни в Ак, ни в Б, ни в КН, ни в ГП.

Записью народной песни считают «Как за церковью» В. Ф. Миллер2 и Шейн.3 Попытку В. И. Чернышева4 доказать, что песня является сочинением Пушкина, мы считаем совершенно неосновательной. Как мы уже указали, местоположение текста песни в тетради Пушкина говорит за то, что это запись народной песниЄ Об этом же свидетельствует и пояснение Пушкина: «пригласить» к слову «примолвили» — и то исправление в четвертом стихе, которое, по мнению В. И. Чернышева, служит будто бы доказательством того, что песня сочинялась Пушкиным. Запись: «Хорошу жену часто в пир зовут», вместо: «Хорошу жену в честной пир зовут», легко объяснима тем, что Пушкин хорошо не расслышал, как пропела или сказала ему Арина Родионовна.

Песня № 5 находится в записной книжке Пушкина в малую восьмушку (л. 51), хранящейся в собрании бумаг А. А. Краевского в ПБЛ, (см. РП, 27, У 44). Все записи в книжке сделаны карандашом. Эта записная книжка была у Пушкина во время его поездки в августе — ноябре 1833 г. на Урал. Записи песен сделаны, несомненно, во второй половине сентября, во время пребывания Пушкина в Оренбургской губернии.

Пушкин в своей «Истории Пугачевского бунта» (прим. 9 к II главе) привел из записи песни четыра стиха в таком виде:

«Из крепости из Зерной,
На подмогу Рассыпной,
Вышел капитан Сурин
Со командою один и проч.»

Первые десять стихов по тексту записной книжки Пушкина впервые напечатаны ИЈ А. Бычковым в его описании бумаг А. А. Краевского в «Отчете Императорской Публичной библиотеки за 1889 г.» СПб. 1893, приложение, стр. 37. Стихи 11—14 впервые напечатаны Н. О. Лернером в статье «Забытые стихи Пушкина» в газете «Речь» 1910, № 45, от 15 февраля, а затем перепечатаны в ПС XVI, 42 и в В VI, 219.

Ни в одно из изданий собрания сочинений Пушкина песня не введена. Лишь Морозов в М2 VII, 216 напечатал 1—3 и 7—10 стихи (в виде двух песен, что неверно) в примечании к примечанию Пушкина в «Истории Пугачевского бунта».

Запись Пушкина представляет собою два отрывка из песни, в более полном виде записанной в 1858 г. И. И. Железновым на Урале. См. об этом статью Н. О. Лернера «Песенный элемент в „Истории Пугачевского бунта“» в книге «Пушкин. 1834 год.», Лгр. 1934.

Песни №№ 6, 7 и 9 находятся в тетради Пушкина № 2373 (№№ 6 и 7 — л. 312, № 9 — л. 302). Судя по положению в тетради (верхом вниз, с обратного конца тетради, между копиями стихотворений Мицкевича и переводомА«Воеводы» этого поэта), записи в ней сделаны осенью 1833 г. Записи, повидимому, представляют собою перебеленные копии с утраченных первоначальных записей, сделанных Пушкиным во время поездки на Волгу и в Оренбургскую губернию. Переписал в тетрадь Пушкин эти записи в Болдине (в первой половине октября 1833 г.), по приезде туда с Урала. О том, что текст в тетради — копия с первоначальных записей, говорят почерк и неполные написания повторяющихся слов.

Песни №№ 7 и 9 впервые напечатаны Якушкиным в Я VIII, 328—329, а затем вошли в М1, Е4, М2 и В.

По указанию В. И. Чернышева (названная статья в «Slavia», стр. 595—596) три варианта песни № 9 имеются в собрании Соболевского «Великорусские народные песни» (т. VI, №№ 131—132), причем любопытно, что все они записаны в Уральской области, то есть там же, где, как мы полагаем, записал песню и Пушкин.

В этой же статье Чернышева впервые дан печатный вариант песни № 6. Найдя этот вариант в девяти песенниках 1810—1854 гг., исследователь делает весьма странные выводы. Приведя текст из песенника в 40 стихов и сравнив его с текстом записи Пушкина (в ней всего 12 стихов, из которых лишь первые семь близки стихам печатного текста), Чернышев говорит об «энергическом сокращении» Пушкиным текста песни. Выходит так, будто бы Пушкин списал песню из какого-то песенника, сократив ее.

В заключение своих совершенно излишних и бесплодных рассуждений исследователь приходит к предположению: «Возможно и то, что весь сохранившийся в записи Пушкина текст взят из ходящего во времена поэта живого песенного материала, и переработка книжного романса — мещанско-народная, а не пушкинская». Этот вывод — не «возможный», а единственный, какой нужно было сделать. И вывод этот, вопреки мнению Чернышева, нисколько не опровергает правильных предположений Миллера и Трубицына, что текст Пушкина — запись народной песни.

Песня № 7 впервые напечатана П. В. Анненковым в газете «Порядок» 1881, № 11, от 12 января.

Входит она в собрания сочинений Пушкина, начиная с Е2.

Песня № 8 была найдена заведующим отделением рукописей б. Румянцевского музея С. О. Долговым в собрании песен П. В. Киреевского, хранящемся в ЛБ (об этом см. выше, стр. 430).

Текст песни написан на одной стороне листа голубой бумаги (размером in fo), несомненно, вырезанного из тетради Пушкина № 2373, между теперешними лл. 30 и 31, на которых записаны №№ 6, 7 и 9. В настоящей публикации мы поставили ее на том месте, где она была у Пушкина.

По определению В. Ф. Миллера («Пушкин, как поэт-этнограф», отд. отт., стр. 31), запись Пушкина является «отрывком народной песни, повидимому из казацкого цикла». Непонятно, почему Миллер считал запись «отрывком» песни. Указание же на то, что песня казацкого происхождения, весьма ценно и является новым доказательством того, что песня записана на Урале.

Песня № 10 находилась в ЛБ, куда поступила в 1880 г. от П. Д. Голохвастова (см. «Отчет Румянцевского музея за 1879—1882 гг.», М. 1884, стр. 84).

Текст песни (автограф Пушкина) написан карандашом на одной странице листка почтовой бумаги (без водяного знака). Листок хранится в листе белой бумаги, на котором рукой П. Д. Голохвастова написано: «Автограф Александра Сергеевича Пушкина. Написано (сочинено или записано?) у соседки его по селу Болдину Прасковьи Петровны Кротковой, рожденной Новосильцевой».

Единственный раз песня была напечатана и факсимильно воспроизведена М. А. Цявловским в его брошюре «Два автографа Пушкина», М. 1914, стр. 14—16.

В Болдине Пушкин был три раза: в сентябре — ноябре 1830 г., в октябре — первой половине ноября 1833 г. и во второй половине сентября — первой половине октября 1834 г. В какое из этих пребываний сделана запись, сказать трудно, но вероятнее всего в 1833 г., когда Пушкин занимался собиранием фольклорного материала

Сноски к примечаниям

1 Забыв об этой публикации, Анненков в газете «Порядок» 1881, № 11 от 12 января, снова опубликовал песню как новость.

2 «Пушкин как поэт этнограф» в «Этнографическом обозрении», кн. 60—61, 1899, и отд. оттиск, стр. 31.

3 «А. С. Пушкин и народная песня» в журнале «Ежемесячные сочинения» 1900, июнь, стр. 91.

4 «Стихотворения А. С. Пушкина, написанные в стиле русских народных песен» в «Slavia» 1929, VIII, 3, стр. 590—593.

Дополнительно