—качать текст произведени€

Ѕонди —.ћ. - Ќародный стих у ѕушкина. „асть 7.

7

¬Л«ѕесн€х западных слав€н» и примыкающих к ним по ритму нескольких стихотворени€х (см. выше, с. 401) ѕушкин создал особый размер типа дольника. ¬ этом размере, как и в размерах русского классического стиха, ритмическа€ закономерность, распределение временных отношений проникает весь текст до мельчайшей доли, отдельного слога. ƒругие образцы народного стиха у ѕушкина, по-видимому, построены совершенно иначе. ќстановимс€ на тех стихотворени€х ѕушкина, которые по форме своей, по своему стиху ближе всего подход€т к народной песне, €вл€ютс€ в большинстве случаев €вным подражанием этой песне, а иногда, может быть, представл€ют собой простую обработку подлинных песенных текстов. Ёти стихотворени€ следующие: отрывок « ак женитьс€ задумал царский арап», «„то не конский топ, не людска€ молвь», «’одил —тенька –азин» (оба из цикла «ѕесен о —теньке –азине»), написанный народным стихом отрывок сцены из

«–усалки» « н€гин€, кн€гинюшка...», отрывок «Ќе видала ль, девица...», начало «—казки о медведихе». ќ каждом придетс€ сказать отдельно.

ќтрывок сцены из «–усалки» (черновики) Ч диалог кн€гини и мамки написан стихами дво€кого вида: начало Ч первые восемь стихов, реплика мамки Ч короткие двухударные стихи:

 н€гин€, кн€гинюшка,
ƒит€ мое милое...
††††††††††††††††††††††††††††††и т. д.

ќстальные двадцать семь стихов (две реплики кн€гини и два ответа мамки) написаны длинным, в основном четырехударным, стихом. ѕриведем полностью последний отрывок:

Ч јх, н€нюшка, н€нюшка, мила€ мо€ Ч
 ак мне не тужить, как веселой быть?
Ѕыла € в девицах, друг любил мен€,
¬ышла за него, разлюбил мен€.
Ѕывало, дружок мой целый день сидит
—упротив мен€, гл€дит на мен€,
√л€дит на мен€, не смигивает,
Ћюбовные речи пошептывает,
ј ныне дружок мой ни свет ни зар€
–азбудит мен€ да сам на кон€,
¬есь день по гост€м разгуливает.
ѕриедет, не молвит словечушка мне
ќн ласкового, приветливого.

Ч ƒит€ мое, дит€тко, не плачь, не тужи,
Ќе плачь, не тужи, сама рассуди:
”далый молодчик, что вольный петух Ч
ћах, мах крылом Ч запел, полетел,
ј красна€ девица, что наседочка:
—иди да сиди, цыпл€т выводи.

Ч ”ж нет ли у него зазнобы какой?
”ж нет ли на мен€ разлучницы?

Ч ѕолно те, мила€, сама рассуди:
“ы всем-то вз€ла, всем-то хороша.
Ћица красотой, умом-разумом,
Ћебединою походочкой,
—оловьиной поговорочкой,
“ихим ласковым обычаем.

„то за ритм в этих стихах? Ќельз€ ли предположить, что это стих, аналогичный стихуШ«ѕесен западных слав€н», то есть дольник, что здесь так же равномерно распределены главные ударени€, промежутки между этими ударени€ми изохронны и течение отдельных слогов то ускор€етс€, то замедл€етс€? ѕопробуем разметить по этому принципу несколько первых стихов.

јх, н€нюшка, н€нюшка, мила€††мо€ Ч
ЙÙ      Ú  U     U   Ú  U    U    Ú UU   UÚ

 ак мне не тужить, как веселой быть?
ЙÚ    U  ††U   U  Ú       Ú    U Ú U     Ú

Ѕыла € в девицах, друг любил мен€,
U Ú U     U Ú  U      Ú      U Ú     U Ú

¬ышла за него, разлюбил мен€.
Ú   U  U   U Ú    U   U  Ú     U Ú

Ѕывало, дружок мой целый день сидит
UЫÚ U     U   Ú      Ù     Ú U     Ú      U Ú

—упротив мен€, гл€дит на мен€,
U   U  Ú    U  Ú     U Ú    U    U Ú

√л€дит на мен€, не смигивает,
U  Ú   U    U Ú   U     Ú U U U††

Ћюбовные речи пошептывает...
U  Ú  U U   Ú U   U  Ú   U  U U††

–ассматрива€ эту запись, прежде всего мы обратим внимание на то, что в р€де мест ее нужно было бы исправить: как показывает весь контекст, невозможно воспринимать такты в три слога (см., напр., первыN стих), как три равнодлительные доли, как трехдольный текст. Ѕольшинство тактов в этом отрывке четырехдольные Ч двух видов Ч четыре «коротких слога»:

  †††Ú UU   UÚ
...мила€††мо€, Ч или два долгих Ч

††††U    U Ч†††Ч Ч
...разлюби놆мен€.

Ќепосредственное ритмическое ощущение подтверждает правильность такой интерпретации.

“аким образом, если это песенный текст (а это, повидимому, так и есть)34, то распределение его словесных ударений само по себе не предопредел€ет точно и однозначно его конкретного, детального временного (тактового) ритма.

ћожет быть, в таком случае правильно было бы совсем игнорировать ударени€ в этом стихе, искать закономерности, ритмичности его строени€ вне ударений, счита€, что они сами по себе в строении ритма ролN не играют (как в прозе)? “аково, как увидим дальше, строение ритма стиха «—казки о попе...». Ќо этому противоречит непосредственное впечатление от самого текста. ѕри любом чтении, внимательном к ритму, мы все врем€ ощущаем различный ритмический вес, различное значение тех или иных ударений, причем это различие вовсе не укладываетс€ в различие силы этих же ударений в соответствующей фразе, то есть не совпадает с их прозаически-интонационными отношени€ми. “ак, из четырех ударений в стихе (наиболее частый случай) первое и третье ударение всегда принудительно воспринимаютс€ нами как более сильные, более важные, главные, основные, а второе и четвертое Ч как более слабые, побочные, второстепенные, несмотр€ на то, что иной раз такое распределение силы ударений противоречит нормальной смысловой и синтаксической их градации. ¬ообще, одни ударени€ воспринимаютс€ как главные, сильные, а другие Ч как слабые, побочные.

Ќапример:

Ѕыва́ло, дружок мой це́лый день сиди́т
—упроти́в мен€, гл€ди́т на мен€...
ј ны́не дружок мой ни све́т ни зар€́
–азбу́дит мен€ да са́м на кон€...
†††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††и т. д.

“аким образом, считать, что ударени€ в этих стихах вовсе не играют ритмической роли (как в «—казке о попе...») нельз€.

ѕриходитс€ остановитьс€ на мысли, что эти стихи и в ритме (как и в других стилистических отношени€х) просто имитируют строй текста народной песни. ѕушкин в этих стихах просто пытаетс€ воспроизвести общий внешний характер текста народной песни, каким он €вл€етс€ в отвлечении от напева35. ¬ таком случае, не име€ в самом материале оснований и возможностей дл€ детального определени€ ритмики стиха (его «музыкального» ритма), приходитс€ ограничитьс€ лишь внешним описанием свойственных этому стиху черт, характеризующих его ритмику самым общим образом.

ѕесн€ написана в основном четырехударным стихом. Ётому как будто противоречит то, что стихов, заключающих в себе по четыре словесных, «прозаических ударени€», хот€ и больше, чем других, но не так много Ч всего 12 из общего числа (двадцать семь).

¬ы́шла за него́, разлюби́л мен€́...
—упроти́в мен€́, гл€ди́т на мен€́...
ј ны́не дружо́к мой ни све́т ни зар€́...
†††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††и т. д.

ѕ€тиударных стихов Ч шесть, шестиударных Ч шесть и двухударных Ч три. ќднако почти все эти стихи, как подсказывает непосредственное ритмическое ощущение, представл€ют собою разновидности того же четырехударного стиха, если иметь в виду главные, основные ударени€. ƒействительно, в двух из п€тиударных стихов второстепенное ударение €вно скрадываетс€, поглощаетс€ соседним, основным:

ј́х, н€́нюшка, н€́нюшка, ми́ла€ мо€́...

ѕодобна€ ритмическа€ атонизаци€ в данных словесных контекстах, несомненно, имела бы место не только в народном стихе, но и в литературном.

¬ остальных случа€х ритмически второстепенное ударение стоит не р€дом с главным, а отделено от него безударным слогом:

 а́к мне не тужи́ть, ка́к весе́лой бы́ть?
Ѕыла́ € в деви́цах, дру́г люби́л мен€́...
Ѕыва́ло, дружо́к мой це́лый де́нь сиди́т...

¬ литературном стихе такое ударение обычно не атонизируетс€, не поглощаетс€ главным. Ќо в народном, как указал еще ¬остоков, дело обстоит иначе, и здесь сочетание «друг любил» или «целый день» воспринимаютс€ как одноударные.

“аким образом, стихи с п€тью словесными ударени€ми оказываютс€ ритмически четырехударными.

Ўесть случаев трехударных стихов все более или менее однотипны: это стихи, в которых клаузула (окончание стиха) не мужска€ (как во всех четырех- и п€тиударных стихах), а дактилическа€ или пэоническа€ (гипердактилическа€), то есть:

√л€дит на мен€, не сми́гивает,
Ћюбовные речи поше́птывает...

¬есь день по гост€м разгу́ливает...

ј красна€ девица, что насе́дочка...

”ж нет ли на мен€ разлу́чницы...

“ихим ласковым обы́чаем...

ќднако и эти трехударные стихи ритмически одинаковы с четырехударными; в русской народной песне такого типа, с чередующимис€ мужскими и дактилическими или гипердактилическими (гораздо реже женскими) клаузулами, как известно, на последний слог всегда приходитс€ ритмическое ударение. ¬ ритмическом отношении аналогичны пары стихов:

–азбу́дит мен€́ да са́м на кон€́...
√л€ди́т на мен€́, не сми́гивае́т... Ч или:

ј ны́не дружо́к мой ни све́т ни зар€́...
Ћюбо́вные ре́чи поше́птывае́т...

»з этих четырех ритмических ударений Ч два сильные, главные, посто€нные (первое и третье), а два слабые, побочные (второе и четвертое); эти последние могут и не совпадать со словесным ударением, они могут падать и на безударный слог.

»так, исключа€ не€сные в контексте по их ритму три последних стиха36, отрывок «јх, н€нюшка, н€нюшка...» написан ритмически четырехударным стихом.

 лаузулы в стихах этого отрывка, если иметь в виду чисто ритмическую, песенную его интерпретацию, все мужские, если же обращать внимание только на ударени€ слов и «прозодических периодов», то дактилические и пэонические. ¬ восьми стихах Ч дактилические:

...как весе́лой быть
...друг люби́л мен€
...целый де́нь сидит
...что насе́дочка
...разлу́чница
...похо́дочкой
...погово́рочкой
...обы́чаем.

ќстальные клаузулы (за исключением двух) Ч пэонические:

...не сми́гивает
...поше́птывает
...ни све́т ни зар€
...да са́м на кон€
...разгу́ливает
†††††††††††††††††††и т. д.

ƒва стиха Ч с гиперпэонической клаузулой (четыре безударных слога):

јх, н€нюшка, н€нюшка, ми́ла€ мо€...
“ы всем-то вз€ла, все́м-то хороша.

¬ ритмическом строе разбираемого отрывка обращает на себ€ внимание еще одно обсто€тельство: каждый стих его довольно резко распадаетс€ на два двустиши€:

јх, н€нюшка, н€нюшка,
††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††мила€ мо€,
 ак мне не тужить,
††††††††††††††††††††††††††††††††††††как веселой быть?
Ѕыла € в девицах,
††††††††††††††††††††††††††††††††††††друг любил мен€.
¬ышла за него,
†††††††††††††††††††††††разлюбил мен€...
††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††и т. д.

Ёто распадение создаетс€ главным образом синтаксисом. »ли стих распадаетс€ на два параллелистически построенных словосочетани€:

 ак мне не тужить, как веселой быть...
√л€дит на мен€, не смигивает...
ќн ласкового, приветливого...
Ќе плачь, не тужи, сама рассуди...
—иди да сиди, цыпл€т выводи...
“ы всем-то вз€ла, всем-то хороша:
Ћица красотой, умом-разумом...

»ли в середине стиха налицо отчетливое сечение, образуемое €вным синтаксическим членением фразы:

јх, н€нюшка, н€нюшка,   мила€ мо€...

Ѕыла € в девицах,   друг любил мен€...

¬ышла за него,   разлюбил мен€...

—упротив, мен€,   гл€дит на мен€ Ч

–азбудит мен€,   да сам на кон€...

ƒит€ мое, дит€тко,   не плачь, не тужи...

”далый молодчик,   что вольный петух...

ћах, мах крылом   Ч запел, полетел...

ј красна€ девица,   что наседочка...

ѕолно те, мила€,   сама рассуди...

¬ остальных стихах почти всегда эта инерци€ распределени€ стиха на две части поддерживаетс€ интонационно-синтаксическим членением, хот€ и не столь резким, как в приведенных примерах: подлежащее с относ€щимис° к нему членами в одном полустишии, сказуемое Ч в другом:

Ѕывало, дружок мой целый день сидит...

Ѕлизка к этому безлична€ конструкци€:

†††††”ж нет ли у него зазнобы какой?

¬ следующем стихе также подлежащее отчетливо отдел€етс€ от незаконченного в данном полустишии словосочетани€, составл€ющего сказуемое:

†††††ј ныне дружок мой ни свет ни зар€
†††††–азбудит мен€...

»ногда дополнение отделено от глагола:

†††††Ћюбовные речи пошептывает...
†††††¬есь день по гост€м разгуливает...

¬ остальных случа€х св€зь между полустиши€ми теснее, но все же не такова, чтобы образовать заметный «внутренний перенос» между ними.

†††††ѕриедет, не молвит   словечушка мне...

†††††”ж нет ли на мен€   разлучницы?..

†††††Ћебединою   походочкой,
†††††—оловьиной   поговорочкой,
†††††“ихим ласковым   обычаем.

≈сли в отношении первых полустиший нет никакой закономерности: они то мужские, то женские и т. д., то начала второго полустиши€, за одним исключением, всегда начинаютс€ с одного или двух ритмически-безударны° слогов. »сключение представл€ет стих:

†††††“ы всем-то вз€ла,   всем-то хороша.

ќн и звучит несколько иначе в ритмическом отношении, чем остальные.

“аково с внешней стороны строение разобранного отрывка. ќно очень похоже на строение подлинной народной песни.

Ќачало того же драматического отрывка из «–усалки» написано другим, более коротким стихом. ¬от это начало Ч перва€ реплика мамки:

 Ч  н€гин€, кн€гинюшка,
ƒит€ мое милое,
„то сидишь невесело,
√оловку повесила?
“ы не весь головушку,
Ќе печаль мен€ старую,
—вою н€ню любимую.

ѕосле всего сказанного выше нет надобности подробно анализировать ритмику этих стихов. ƒостаточно указать, что и они, по-видимому, просто имитируют словесную форму, текст народной песни соответствующегЦ размера, склада.