—качать текст произведени€

»змайлов Ќ.¬. - ќренбургские материалы ѕушкина дл€ "»стории ѕугачева". „асть 3.

3

ќбратимс€ теперь к материалам, обработанным ѕушкиным, как было указано выше, на основании его заметок и по пам€ти.

Ёти материалы представл€ют собой или развитие заметок, сделанных в записной книжке и большей частью, веро€тно, не дошедших до нас, или запись по пам€ти, или, вернее, сочетание того и другого. ¬ расположениґ материалов нет строгого пор€дка, и в некоторых случа€х трудно сказать, где и от кого записан тот или иной рассказ, где кончаетс€ показание одного лица и начинаетс€ показание другого. ¬ общем (но только в общем) сохранившиес€ три листа содержат сведени€, собранные на пути в ќренбург Ч в —орочинской (от ѕапкова) и, веро€тно, в “атищевой (от ћатрены); рассказы Ѕунтовой («старухи в Ѕерде») о событи€х в ќзерной (Ќижне-ќзерной) и в Ѕерде; рассказ неизвестного современника Ч но не Ѕунтовой Ч о вз€тии ѕугачевым ќзерной и о судьбе  арницкого; несколько мелких данных (о ‘едулеве, о “ворогове), записанных также от неизвестных рассказчиков.37

ѕри рассмотрении этих записей необходимо помнить огромные трудности, представл€вшиес€ ѕушкину в процессе собирани€. ѕугачевское восстание было дл€ уральского казачества запретной темой, и нелегко был• заставить стариков и старух о нем говорить: нужно было уметь заслужить их доверие и уметь их расспрашивать. ’арактерно, например, что Ѕунтова, повтор€€ ≈. «. ¬орониной и ее спутникам то, что она говорила ѕушкину (через два мес€ца после его посещени€), старалась, очевидно, понравитьс€ «господам» и подчеркивала жестокость ѕугачева и свое собственное сочувствие казненным офицерам. ѕушкин не мог быть этим обманут, как обманулась ¬оронина: он любил и умел говорить с народом. Ќо расспрашивать о ѕугачеве было трудно и ему, так страшила эта запретна€ тема, даже и через шестьдес€т лет после восстани€, людей, в глубине души целиком преданных ѕугачеву и продолжавших верить в него. ∆естокие правительственные репрессии были у всех в пам€ти, и возможность новой кары за воспоминани€ о восстании, за разговоры о нем и о его вожде была слишком реальна, чтобы располагать к откровенности, да еще с незнакомым человеком, имеющим, по убеждению бЄрдских старух, какие-то признаки «антихриста». ѕушкин хорошо понимал настроение своих собеседников и, как видно по его запис€м, по их использованию, а более всего по изображению ѕугачева в « апитанской дочке», умел извлечь из их рассказов правильные суждени€. Ќо в конце четвертой главы «»стории ѕугачева», сказав о запрете, долго лежавшем на имени ѕугачева, он кратко отметил: «ƒоныне престарелые свидетели тогдашнего см€тени€ неохотно отвечают на вопросы любопытных» (IX1, 42).

ћы будем рассматривать пушкинские записи в пор€дке их расположени€ в рукописи, сопоставл€€ каждую запись или каждый эпизод, каждый смысловой отрезок записи (если в нее вход€т разные, не св€занные междЧ собой факты) с текстами «»стории ѕугачева» и « апитанской дочки». “акое сопоставление позволит, как кажетс€, сделать и некоторые выводы.

«ѕапков в —орочинской»38 Ч очевидно, старик-казак из оренбургских казаков, враждебно относившихс€ к движению, начатому €ицкими казаками, и соперничавших с ними, Ч рассказывал ѕушкину ољ«бунте» €ицких казаков, предшествующем восстанию ѕугачева:

«Ѕунтовщики 1771 года посажены были в лавки ћенового двора.* ќколо —ергиева дн€, когда наступил сенокос, их отпустили на яик. Ч —ад€сь на телеги, они говорили при всем торжище: “о ли еще будет? так ли мы тр€хнем ћосквою? Ч ћолчать, курвины дети, говорили им ќренбургски£ казаки, их сопровождавшие, но они не унимались» (IX2, 495).

—обыти€ 1771 г., показавшие все недовольство населени€ окраины правительственной политикой, угнетением и поборами властей и бывшие пр€мым предвестием ѕугачевского восстани€, составл€ют содержание последниШ страниц первой главы «»стории ѕугачева». ¬ заключении главы использован и рассказ ѕапкова: «...строгие и необходимые меры восстановили наружный пор€док; но спокойствие было ненадежно. „“о ли еще будет!“ говорили прощенные м€тежники: „так ли мы тр€хнем ћосквою“. Ч  азаки все еще были разделены на две стороны: согласную и несогласную (или, как весьма точно переводила слова сии ¬оенна€ коллеги€, на послушную и непослушную). “айные совещани€ происходили по степным уметам и отдаленным хуторам. ¬се предвещало новый м€теж. Ќедоставало предводител€. ѕредводитель сыскалс€» (IX1, 12). Ётот великолепный по своей сжатости и выразительности, чисто пушкинский конец первой главы приводит читател€ к по€влению, в начале следующей главы, ѕугачева как вожд€, выдвинутого самим народом из своей массы, и вместе с тем показывает, насколько закономерно и неизбежно было возглавленное им восстание, насколько глубоки были породившие его причины.

—ледует отметить, что те же слова м€тежников 1771 г., приводимые ѕапковым, ѕушкин позднее, в « апитанской дочке», вложил в уста ѕугачева (гл. XI): «ƒай срок, Ч говорит он √риневу, Ч то ли еще будет, как пойду на ћоскву» (VIII1, 352).

—ледующа€ кратка€ запись со слов, очевидно, того же старика ѕапкова относитс€ к более позднему моменту восстани€: «ќн (ѕапков, Ч Ќ. ».) привел кн. √олицына к —орочинской крепости, но она уже была выжжена. √олицын насыпал ему рукавицу полну денег» (IX2, 495).

Ётого рассказа ѕушкин в «»стории» не использовал. «ан€тие генералом кн€зем √олицыным крепости —орочинской, происшедшее в середине марта 1774 г. при движении √олицына к ќренбургу, не было значительным событием, требовавшим подробностей. ”поминание о нем в п€той главе «»стории ѕугачева» очень коротко и сделано мимоходом (IX1, 47).

—ледующие пушкинские заметки излагают рассказы «ћатрены в “атищевой» и касаютс€ этой последней крепости.

«¬ “атищевой ѕугачев пришед вторично спрашивал у атамана, есть ли в крепости провиант. Ч јтаман, по предварительной просьбе старых казаков, опасавшихс€ голода, отвечал, что нет. Ч ѕугачев пошел сам освидетельствовать магазины, и нашед их полными, повесил атамана на заставах» (IX2, 495).

Ёта запись не была использована ѕушкиным, может быть, в силу не€сности ее хронологического приурочени€. “а же ћатрена сообщила поэту краткие сведени€ о коменданте “атищевой полковнике ≈лагине и о его дочери, бывшей замужем за комендантом Ќижне-ќзерной, майором ’арловым. —ведени€ эти записаны так: «≈лагину взрезали грудь, и кожу задрали на лицо». ¬ тексте «»стории ѕугачева» смерть ≈лагина описана несколько иначе и с бо́льшими даже подробност€ми (IX1, 18Ч19): ѕушкин не скрывал жестокостей, совершавшихс€ пугачевцами; расправа с ≈лагиным находит себе объ€снение в том, что он, уже раненый, с другим офицером, Ѕиловым, «оборон€лись отча€нно» и, очевидно, нанесли нападавшим немалый урон и этим их раздражили. ќ ’арловой, дочери ≈лагина, со слов «ћатрены в “атищевой» ѕушкин записал так:

«Ћиз<авета> ‘едоровна ≈лагина* выдана была в ќзерную за ’арлова весною. Ч ќна была красавица, круглолица и невысока ростом» (IX2, 495).

ќписание внешности молодой ’арловой не вошло пр€мо в «»сторию ѕугачева» («ѕугачев поражен был ее красотою», Ч сказано кратко во второй главе, в описании вз€ти€ “атищевой); но оно отразилось в « апитанской дочке», и притом дво€ко: портрет ћарии »вановны, при первом ее по€влении Ч «девушка лет осьмнадцати, круглолица€, рум€на€, с светлорусыми волосами, гладко зачесанными за уши», Ч напоминает портрет молодой ’арловой, также «круглолицей»; правда, ћари€ »вановна не красавица и «с первого взгл€да... не очень понравилась» √риневу (гл. IIIЧVIII1, 297). ¬ другом месте романа, где говоритс€ о вз€тии ѕугачевым Ќижне-ќзерной, √ринев замечает:

«Ќеожиданна€ весть сильно мен€ поразила.  омендант Ќижне-ќзерной крепости, тихий и скромный молодой человек, был мне знаком: мес€ца за два перед тем проезжал он из ќренбурга с молодой своей женою и останавливалс€ у »вана  узьмича» (гл. VI, Ч VIII1, 319).

ј в черновой рукописи далее добавлено: «ѕомню даже, что ћарь€ »вановна была недовольна мною за то, что € слишком разговорилс€ с прекрасною гостьей, и во весь день не сказала мне ни слова...» (VIII2, 878). »сторическа€ точность не могла быть выдержана ѕушкиным во всех детал€х, но красота ’арловой («прекрасной гостьи») и здесь подчеркиваетс€. ќ привлекательной внешности молодой ’арловой говор€т, впрочем, и другие документальные и книжные материалы, бывшие в руках ѕушкина.

ƒальнейшие сведени€, записанные ѕушкиным, относ€тс€ к вз€тию ќзерной (Ќижне-ќзерной) и сообщены, по-видимому, в этой самой крепости каким-то неизвестным нам по имени и нигде не упом€нутым рассказчиком Ч современником ѕугачева (по разыскани€м —. ј. ѕопова, это мог быть »ван —тепанович  иселев, которому в год восстани€ было 5 лет, сын (?) упом€нутого в записи ѕушкина  иселева). Ќа это указывают и помета в конце длинной записи: «¬ ќзерной», и вводна€ фраза в мужском роде: «не видал € сам, а говорили другие...». ¬се ли, записанное в ќзерной, принадлежит этому современнику восстани€, или ѕушкин внес сюда же и рассказы других лиц, например бердской старухи Ѕунтовой, Ч сказать трудно. «аписи лишь частично использованы ѕушкиным в его «»стории», частью же не были введены туда, но, конечно, учитывались при ее обработке. ѕриведем эти записи по отдельным эпизодам, сопоставл€€ их с соответствующими местами «»стории ѕугачева».

«апись: «»з ќзерной ’арлов выслал жену свою 4 дн€ перед ѕугачевым, а пожитки свои и все добро спр€тал в подвале у  иселева» (IX2, 495).

«»стори€ ѕугачева» (в дальнейшем сокращенно Ч («»стори€»): «»з –ассыпной ѕугачев пошел на Ќижне-ќзерную... ”знав о приближении ѕугачева, ’арлов отправил в “атищеву молодую жену свою, дочь тамошнего коменданта ≈лагина, а сам приготовилс€ к обороне» (IX1, 18). –ассказ об имуществе, спр€танном ’арловым у казака  иселева, продолжен в записи далее.

«апись: «ѕугачева пошли казаки встречать за 10 верст. ’арлов (хмельной) осталс€ с малым числом гарнизонных солдат» (IX2. 495).

«»стори€»: « азаки его (т. е. ’арлова, Ч Ќ. ».) изменили и ушли к ѕугачеву. ’арлов осталс€ с малым числом престарелых солдат» (IX1, 18). ¬ ««амечани€х о бунте», представленных Ќиколаю I в письменном виде, как приложение к напечатанной «»стории», где он частью дополн€л и по€сн€л ее, а частью писал то, о чем не мог или не хотел писать в своей книге, ѕушкин к этому месту (замечание 4-е) сделал такое добавление: «Ѕедный ’арлов, накануне вз€ти€ крепости, был пь€н; но € не решилс€ того сказать, из уважени€ его храбрости и прекрасной смерти» (IX1, 371). Ёто замечание, как видно, основано на устном рассказе современника восстани€: так внимательно прислушивалс€ ѕушкин к свидетельствам очевидцев, даже когда не мог или не хотел их пр€мо использоватьЕ

«апись: «ќн (’арлов, Ч Ќ. ».) с вечеру начал палить из пушек. Ч Ѕилов услышал пальбу из „есноковки (15 верст) и воротилс€, Ч полага€, что ѕугачев уже крепость вз€л» (IX2, 495).

«»стори€»: «Ќочью на 26 сент€бр€ вздумал он (’арлов, Ч Ќ. ».), дл€ их (солдат, Ч Ќ. ».) ободрени€, палить из двух своих пушек, и сии-то выстрелы испугали Ѕилова и заставили его отступить» (IX1, 18). Ѕригадир барон Ѕилов, один из многочисленных офицеров-немцев в правительственных войсках, был послан из ќренбурга на помощь крепост€м, переходившим уже одна за другой в руки ѕугачева. ¬ыступив иЛ “атищевой на ќзерную, он, Ч говорит ѕушкин несколькими строками выше, Ч «услышав ночью пушечные выстрелы, оробел и отступил».39 ѕушкин здесь, как и везде, подчеркивает нерешительность и трусость оренбургских начальников, особенно из немцев, следу€ оп€ть-таки устному рассказу, так как в официальных или официозных материалах поведение Ѕилова было затушевано и его трусость не так заметна. ¬ тех же замечани€х, писанных дл€ цар€, он указывал, что «все немцы, находившиес€ в средних чинах, сделали честно свое дело... Ќо все те, которые были в бригадирских и генеральских, действовали слабо, робко, без усерди€», Ч и в числе последних называет –ейнсдорпа, оренбургского губернатора, и Ѕилова (IX1, 375).

«апись: «ѕоутру ѕугачев пришел.  азак стал остерегать его. Ч ¬аше царское величество, не подъезжайте, неравно из пушки убьют. Ч —тарый ты человек, отвечал ему ѕугачев, разве на царей льютс€ пушки» (IX2, 495).

«»стори€»: «”тром ѕугачев показалс€ перед крепостью (Ќижне-ќзерной, Ч Ќ».). ќн ехал впереди своего войска. „Ѕерегись, государь“, сказал ему старый казак: „неравно из пушки убьют“. Ч „—тарый ты человек“, отвечал самозванец: „разве пушки льютс€ на царей?“» (IX1, 18). ’арактерный эпизод чисто народного, фольклорного стил€ целиком, дословно, введен ѕушкиным в «»сторию», потому что он прекрасно рисовал глубокую веру р€довых участников восстани€ в своего вожд€, отливавшуюс€ в формы, свойственные тому времени: веру в «народного цар€».

«апись: «’арлов приказывал стрел€ть Ч никто его не слушал. ќн сам схватил фитиль и выстрелил по непри€телю. Ч ѕотом подбежал и к другой пушке Ч но в сие врем€ бунтовщики ворвались. Ч ’арлова поймали и изранили. ¬ышибленный ударом копь€ глаз у него висел на щеке» (IX2, 495).

«»стори€»: «’арлов бегал от одного солдата к другому, и приказывал стрел€ть. Ќикто не слушалс€. ќн схватил фитиль, выпалил из одной пушки и кинулс€ к другой. ¬ сие врем€ бунтовщики зан€ли крепость, бросились на единственного ее защитника, и изранили его» (IX1, 18). ¬ этом описании ѕушкин, как видно, следует во всем записанному им рассказу очевидца; упоминание о вышибленном глазе ’арлова помещено дальше.

«апись: «ќн (’арлов, Ч Ќ. ».) думал откупитьс€, и повел казаков к избе  иселева. Ч  ум дай мне 40 рублей, сказал он. Ч ’оз€йка всЄ у мен€ увезла в ќренбург.  иселев смутилс€. Ч  азаки разграбили имущество ’арлова. ƒочь  иселева упала к ним в ноги, говор€: √осудари, € невеста, это сундук мой.  азаки его не тронули» (IX2, 495).

«»стори€»: «ѕолумертвый, он (’арлов, Ч Ќ. ».) думал от них откупитьс€, и повел их к избе, где было спр€тано его имущество» (IX1, 18). ѕодробный рассказ о  иселеве и его дочери опущен ѕушкиным, веро€тно, как слишком частна€ и незначительна€ деталь.

«апись: «ѕотом повели ’арлова и с ним 6 человек вешать в степь. ѕугачев сидел перед рел€ми Ч принимал прис€гу. √арнизон стал просить за ’арлова, но ѕугачев был неумолим. “атарин Ѕикбай, осужденный за шпионство,* взошед на лестницу спросил равнодушно: какую петлю надевать? Ч Ќадевай какую хочешь, отвечали казаки Ч (не видал € сам, а говорили другие, будто бы тут он перекрестилс€)» (IX2, 495Ч496).

«»стори€»: «ћежду тем за крепостью уже ставили виселицу; перед нею сидел ѕугачев, принима€ прис€гу жителей и гарнизона.   нему привели ’арлова, обезумленного от ран и истекающего кровью. √лаз, вышибленный копьем, висел у него на щеке. ѕугачев велел его казнить, и с ним прапорщиков ‘игнера и

 абалерова, одного писар€ и татарина Ѕикба€. √арнизон стал просить за своего доброго коменданта; но €ицкие казаки, предводители м€тежа, были неумолимы... ћагометанин Ѕикбай, взошед на лестницу, перекрестилс€ и сам надел на себ€ петлю. Ќа другой день ѕугачев выступил, и пошел в “атищеву» (IX1, 18Ч19). Ќекоторые дополнительные сведени€, вошедшие в этот текст «»стории» (о казненных, кроме ’арлова, офицерах), ѕушкин вз€л из официальных материалов; но основные моменты воспроизвод€т записанный им устный рассказ современника, веро€тно »вана  иселева, которому в 1773 г. было 5 лет, почему он многого «не видал сам», но запомнил то, что «говорили другие». —опоставл€€ официальный, архивный или книжный материал, касающийс€ вз€ти€ ѕугачевым Ќижне-ќзерной,40 с записью устных рассказов и с изображением этого событи€ в «»стории ѕугачева», мы совершенно €сно видим, что ѕушкин в «»стории» следует всЄ врем€ и ближе всего рассказу современника, а не официальным, неточным и скупым сведени€м, которыми пользуетс€ лишь изредка дл€ дополнений там, где устных свидетельств недостаточно. “ем более отбрасывал ѕушкин материал иностранных источников, в которых факты, почерпнутые из официальных сообщений и агентурных сведений дипломатов, перемежались с фантастическими выдумками, сообщавшими всему восстанию характер авантюрного романа, а ѕугачева делавшими условным романическим «злодеем» или «благородным разбойником». “ак, приведенный в примеч. 10 к главе второй рассказ о смерти ’арлова из «краткой исторической записки» неизвестного автора «Histoire de la révolte de Pougatschef», («»стори€ возмущени€ ѕугачева»), квалифицируетс€ ѕушкиным как «болтовн€», хот€, замечает он, «...вообще вс€ записка замечательна, и, веро€тно, составлена дипломатическим агентом, находившимс€ в то врем€ в ѕетербурге» (IX1, 101).41

ѕо-видимому, от того же рассказчика в ќзерной записаны ѕушкиным следующие краткие замечани€: «ѕугачев был так легок, что когда он шел по улице к магазинам,* то народ не успевал за ним бегом. Ч ќн, проезжа€ по ќзерной к жене в яицк,* останавливалс€ обыкновенно у казака ѕолежаева, коего любил за звучный голос, большой рост и проворство» (IX2, 496). ¬ «»стории» эти записи использованы не были. »м€ ѕолежаева мы видели в записной книжке, представл€ющей, быть может, как было указано, самый первоначальный слой записей поэта.

ѕоследним эпизодом, записанным, очевидно, от того же старика (». —.  иселева?) в ќзерной, €вл€етс€ рассказ о  арницком, кратко отмеченный, как уже было сказано, чужой рукой в записной книжке ѕушкина. —опоставим и его с текстом «»стории ѕугачева».

«апись: «ѕод »лецким городком хотел он (ѕугачев, Ч Ќ. ».) повесить ƒмитри€  арницкого, пойманного с письмами от —иманова** к –ейнсдорпу. Ќа лестнице  арницкий, обрат€сь к нему, сказал: √осударь, не вели казнить, вели слово молвить. Ч √овори, сказал ѕугачев. Ч √осударь, € человек подлый,*** что прикажут, то и делаю; € не знал, что написано в письме, которое нес. ѕрикажи себе служить, и буду тебе верный раб. Ч ѕустить его, сказал ѕугачев, умеешь ли ты писать? Ч ”мею, государь, но теперь рука дрожит. Ч ƒать ему стакан вина, сказал ѕугачев. Ч ѕиши указ в –ассыпную.  арницкий осталс€ при нем писарем и вскоре стал его любимцем. ”ральские**** казаки из ревности в “атищевой посадили его в куль да бросили в воду. Ч √де  арницкий, спросил ѕугачев. Ч ѕошел к матери по яику, отвечали они. ѕугачев махнул рукою и ничего не сказал. Ч “акова была вол€ €ицким казакам! Ч ¬ ќзерной» (IX2, 496).

«»стори€»: «ѕугачев, в начале своего бунта, вз€л к себе в писар€ сержанта  армицкого,***** простив его под самой виселицей.  армицкий сделалс€ вскоре его любимцем. яицкие казаки, при вз€тии “атищевой, удавили его и бросили с камнем на шее в воду. ѕугачев о нем осведомилс€. ќн пошел, отвечалЛ ему, к своей матушке вниз по яику. ѕугачев, молча махнул рукой» (IX1, 27). ѕушкин, как видно, и здесь точно воспроизводит устный рассказ современника, лишь немного сжима€ его.42 ѕоэт использовал притом этот устный рассказ дл€ иллюстрации утверждени€ о том, что «ѕугачев не был самовластен. яицкие казаки, зачинщики бунта, управл€ли действи€ми прошлеца, не имевшего другого достоинства, кроме некоторых военных познаний и дерзости необыкновенной» (IX1, 27). ¬оенные познани€ Ч вернее, даровани€ Ч ѕугачева, неизмеримо бо́льшие, чем способности многих его противников, екатерининских генералов, ѕушкин подчеркивает неоднократно и очень убедительно; то, что ѕугачевым руководила не одна «дерзость необыкновенна€» (как пишет ѕушкин, очевидно, по цензурным соображени€м), а и большой политический ум и острое классовое чутье, доказываетс€ множеством фактов в «»стории» и всем образом предводител€ восставшего «черного народа» в « апитанской дочке». ѕушкину важно было показать, что €ицкие казаки, первые выдвинувшие ѕугачева и думавшие использовать его лишь в своих узко местных, казачьих интересах, стесн€ли его де€тельность и не давали ему возможности развернуть все его богатые даровани€: они вызывали соперничество, классовые расхождени€ и разногласи€ в р€дах восставших, ослабл€вшие их и ставшие в конце концов причиной поражени€ восстани€; те же €ицкие казаки €вились и предател€ми ѕугачева. Ёту мысль ѕушкин доказывает свидетельствами, исход€щими как из правительственного, так и из пугачевского лагер€: к первым принадлежит показание корнета ѕустовалова, приведенное в «Ћетописи» –ычкова (І 92, в примечании; IX1, 324); оно выписано ѕушкиным при конспектировании –ычкова и отчеркнуто по полю конспекта; в «»стории» соответствующее место из рассказа ѕустовалова изложено так: «яицкие казаки... оказывали ему (ѕугачеву, Ч Ќ. ».) наружное почтение, при народе ходили за ним без шапок и били ему челом; но наедине обходились с ним как с товарищем и вместе пь€нствовали, сид€ при нем в шапках и в одних рубахах и распева€ бурлацкие песни» (IX1, 27). Ёто показание легло и в основу описани€ ужина в ставке ѕугачева, на котором присутствует √ринев вечером после вз€ти€ Ѕелогорской крепости, в восьмой главе « апитанской дочки»: «... за столом... ѕугачев и человек дес€ть казацких старшин сидели, в шапках и цветных рубашках, разгор€ченные вином... ¬се обходились между собою как товарищи, и не оказывали никакого особенного предпочтени€ своему предводителю...». » далее: «—осед мой зат€нул... заунывную бурлацкую песню, и все подхватили хором: „Ќе шуми, мати зелена€ дубравушка...“» (VIII1, 330).

—вое утверждение об ограниченности власти ѕугачева волею €ицких казаков ѕушкин иллюстрирует далее и рассказом о судьбеС«молодой ’арловой», к которому обратимс€ ниже, и словами самого ѕугачева, услышанными в ”ральске от старика-казака ƒ. ƒ. ѕь€нова. —ама€ запись (если она была) до нас не дошла; в «»стории» же, непосредственно после приведенного выше места, вз€того из показаний ѕустовалова, о поведении €ицких казаков в отношении ѕугачева говоритс€: «ѕугачев скучал их опекою. ”лица мо€ тесна, говорил он ƒенису ѕь€нову, пиру€ на свадьбе младшего его сына» (IX1, 27). ¬ примечании к этим словам (примечание 14-е к главе третьей) говоритс€: «—лышано мною от самого ƒмитри€ ƒенисовича ѕь€нова, доныне здравствующего в ”ральске» (IX1, 102). ј в написанных позднеељ««амечани€х о бунте» ѕушкин приводит слова того же ƒ. ƒ. ѕь€нова, показыва€ ими, что «уральские казаки (особливо старые люди) доныне прив€заны к пам€ти ѕугачева»; «–асскажи мне, говорил € ƒ. ѕь€нову, как ѕугачев был у теб€ посаженым отцом? Ч ќн дл€ теб€ ѕугачев, отвечал мне сердито старик, а дл€ мен€ он был великий государь ѕетр ‘едорович» (IX1, 373). Ёта реплика старого казака дословно совпадает с приведенным у ». ». ∆елезнова отзывом другого старика-казака, Ѕакирова, по поводу солдатской песни о «ѕугаче»: «ј по нашему он был не ѕугач, а насто€щий ѕетр ‘едорович».43 Ётим же именем задушенного в –опше императора называла ѕугачева, по словам ћакшеева, и бердска€ старуха Ѕунтова.

—лова ѕугачева, сказанные им отцу собеседника ѕушкина, ƒенису ѕь€нову («”лица мо€ тесна»), введены ѕушкиным в разговор ѕугачева с √риневым во врем€ их поездки из ЅЄрд в Ѕелогорскую крепость (« апитанска€ дочка», гл. XI):

«ƒоселе оружие мое было счастливо (говорит здесь ѕугачев, Ч Ќ».). ƒай срок, то ли еще будет, как пойду на ћоскву.*

Ч ј ты полагаешь идти на ћоскву?

—амозванец несколько задумалс€ и сказал вполголоса. «Ѕог весть. ”лица мо€ тесна; воли мне мало. –еб€та мои умничают. ќни воры. ћне должно держать ухо востро; при первой неудаче они свою шею выкуп€т моею головою» (VIII1, 352).

» вслед за тем он «с каким-то диким вдохновением» рассказывает √риневу «калмыцкую сказку» об орле и вороне Ч этот великолепный образец народной поэзии и вместе выражение глубоких народных мыслей и настроений. “ак вплетаютс€ устные рассказы современников восстани€ и мотивы фольклора, Ч весь тот материал, который восприн€л ѕушкин непосредственно из народной среды, Ч в исторический его труд и в роман, посв€щенные кресть€нской войне.

¬озвратимс€ к запис€м, обработанным ѕушкиным в Ѕолдине, продолжа€ сопоставл€ть их с «»сторией ѕугачева».

¬след за рассказом о судьбе  армицкого идут записи бердских бесед с Ѕунтовой. ќни относ€тс€ к разным моментам восстани€, осады ќренбурга, пребывани€ ѕугачева в Ѕерде, а потому использованы в «»стории» кусками в разных местах. “ри последних заметки сделаны ѕушкиным, веро€тно, уже не со слов Ѕунтовой, а от каких-то других рассказчиков. ѕроследим записи в пор€дке рукописи.

«апись: «¬ Ѕерде ѕугачев был любим; его казаки никого не обижали.  огда прибежал он из “атищевой,* то велел разбить бочки вина, сто€вшие у его избы, дабы драки не учинилось. ¬ино хлынуло по улице рекою. ќренбурцы после него ограбили жителей. Ч —таруха в Ѕерде» (IX2, 496, Ч подчеркнуто ѕушкиным).

¬ «»стории» использован лишь эпизод с бочками вина. ¬ п€той главе, после описани€ поражени€ пугачевцев под “атищевой, говоритс€: «ѕугачев велел разбить бочки вина, сто€вшие у его избы, опаса€сь пь€нства и см€тени€. ¬ино хлынуло по улице» (IX1, 48). ќб ограблении жителей Ѕерды освобожденными «оренбурцами», т. е. гарнизоном и обывател€ми города, ѕушкин в «»стории» ничего не говорит, ограничива€сь лишь указанием на найденные в Ѕерде «жизненные запасы», пушки и деньги, т. е. войсковое, а не частное имущество. —делано это, веро€тно, из цензурных соображений, хот€, с другой стороны, ѕушкин в «Ћетописи» –ычкова (І 94) мог найти подтверждение, правда в виде слуха, тому, что говорила Ѕунтова: «ћежду тем, Ч сообщает –ычков, Ч носилс€ в городе слух, что в Ѕерде городскими людьми учинены были великие грабительства и хищени€ и €кобы многие пожитки, в руках злодеев находившиес€, разными людьми вывезены в город» (IX1, 327).  ак бы то ни было, ѕушкин не счел нужным или возможным говорить об этом эпизоде в «»стории». Ќе включил он в нее и слов старой казачки о том, что «в ЅЄрде ѕугачев был любим» и «его казаки никого не обижали»; он использовал и развернул их не в тексте «»стории», а лишь в ««амечани€х» к ней, представленных Ќиколаю I, там же, где привод€тс€ слова ƒ. ѕь€нова о ѕугачеве: «”ральские казаки (особлино старые люди) доныне прив€заны к пам€ти ѕугачева. √рех сказать, говорила мне 80-летн€€ казачка,* на него мы не жалуемс€; он нам зла не сделал» (IX1, 373).

«апись:Щ«ѕугачев на ƒону таскалс€ в длинной рубахе (турецкой). ќн нан€лс€ однажды рыть гр€ды у казачки Ч и вырыл 4 могилы. ¬ ќзерной узнал он одну дончиху, и дал ей горсть золота. ќна не узнала его» (IX2, 496).

¬ «»стории» рассказ использован лишь частично, в самой интересной его части, нос€щей чисто фольклорный характер, Ч о вырытых ѕугачевым четырех могилах. ¬ примечании 1-м к главе второй, к словам о «неизвестном брод€ге», который в 1771Ч1772 гг. «шаталс€» по казацким дворам, «нанима€сь в работники то к одному хоз€ину, то к другому», ѕушкин писал:

«ѕугачев на хуторе Ўелуд€кова косил сено. ¬ ”ральске жива еще стара€ казачка, носивша€ черевики его работы. ќднажды, нан€вшись накопать гр€ды в огороде, вырыл он четыре могилы. —ие обсто€тельство истолковано было после как предзнаменование его участи» (IX1, 98).

ѕроисшествие, таким образом, отнесено ѕушкиным к пребыванию ѕугачева на яике, тогда как устный рассказ относит его к ƒону, где ѕугачев брод€жил, скрыва€сь от преследований, лишь очень недолго зимой 1770/71 г.; разумеетс€, отнесение предани€ к яику гораздо веро€тнее.

«апись: «ѕо наговору €ицких казаков, велел он (ѕугачев, Ч Ќ. ».) расстрел€ть в Ѕерде ’арлову и 7-летнего брата ее. Ч ѕеред смертию они сползлись и обн€лис€ Ч так и умерли, и долго лежали в кустах» (IX2, 496, Ч подчеркнуто ѕушкиным).

«»стори€»: «ћолода€ ’арлова имела несчастие прив€зать к себе самозванца... ќна встревожила подозрени€ ревнивых злодеев, и ѕугачев, уступив их требованию, предал им свою наложницу. ’арлова и семилетний брат ее были расстрел€ны. –аненые, они сползлись друг с другом и обн€лись. “ела их, брошенные в кусты, оставались долго в том же положении» (IX1, 27, 28). ќбсто€тельства смерти ’арловой были широко известны, и ѕушкин, помимо рассказа Ѕунтовой, мог знать их из других источников, в особенности изП«Ћетописи» –ычкова, где в разделах 23 и 39 даны сведени€ о пребывании ’арловой у ѕугачева, а в примечании к разделу 23 Ч сведени€ о ее смерти, причем сказано, что «тело ее видели в кустарнике брошенное в таком положении, что малолетний ее брат лежал у нее на руке».44 ѕушкин, однако, здесь, как и везде, предпочел устную версию Ѕунтовой, сохран€€ ее формулировку («сползлись друг с другом»). ¬ письме ≈. «. ¬орониной, указанном выше, рассказ Ѕунтовой о смерти ’арловой, очевидно более всего обративший внимание ¬орониной своим трагизмом, дан с подробност€ми, которых нет у ѕушкина, но все существенное в обеих верси€х совпадает.

«апись: « огда ѕугачев ездил куда-нибудь, то всегда бросал народу деньги... Ч   ѕугачеву приводили реб€т. Ч ќн сидел между двум€ казаками, из коих один держал серебр€ный топорик, а другой булаву. Ч ” ѕугачева рука лежала на пелене* Ч подход€щий клан€лс€ в землю, а потом, перекрест€сь, целовал его руку» (IX2, 496, 497).

«»стори€»: « огда ездил он (ѕугачев, Ч Ќ. ».) по базару или по Ѕердским улицам, то всегда бросал в народ медными деньгами. —уд и расправу давал, сид€ в креслах перед своей избою. ѕо бокам его сидели два казака, один с булавою, другой с серебр€ныЛ топором. ѕодход€щие к нему клан€лись в землю, и перекрест€сь, целовали его руку» (IX1, 26Ч27). ѕравда, почти те же данные ѕушкин мог почерпнуть из других источников, в особенности из показаний писар€ ѕолуворотова, приведенных в разделе 39 «Ћетописи» –ычкова и вошедших в конспект, составленный поэтом (IX1, 234Ч235; IX2, 763). Ќо, как видно, ближе всего, почти дословно, ѕушкиным включен в «»сторию» именно рассказ Ѕунтовой. » тот же рассказ, с несколько бо́льшими подробност€ми, приведен, видимо, очень точно в письме ¬орониной, из которого мы можем судить о том, что и как Ч в живых словах Ч говорила Ѕунтова своему собеседнику-историку.

«апись: « огда под “атищевой разбили ѕугачева, то €ицких прискакало в ќзерную израненных Ч кто без руки, кто с разрубленной головою, Ч человек 12, кинулись в избу Ѕунтихи.** Ч ƒавай, старуха, рубашек, полотенец, тр€пь€ Ч и стали драть, да перев€зывать друг у друга раны. Ч —тарики выгнали их дубьем. ј гусары голицынские и  орфа (?)*** так и ржут по улицам, да м€сничат их» (IX2, 496Ч497, Ч подчеркнуто ѕушкиным).

«»стори€»: «»лецкий городок и крепости ќзерна€ и –ассыпна€ <...> были уже оставлены м€тежниками. Ќачальники их <...> бежали в яицкий городок. ¬есть о поражении самозванца под “атищевой в тот же день до них достигла. Ѕеглецы, преследуемые гусарами ’орвата, проскакали через крепости, крича: спасайтесь, детушки! всЄ пропало! Ч ќни наскоро перев€зывали свои раны и спешили к яицкому городку» (IX1, 50Ч51). “аким образом, ѕушкин в «»стории ѕугачева» близко воспроизвел сущность рассказа Ѕунтовой, отбросив мелкие частности (об ее матери Ч «Ѕунтихе») и, что характерно, не ввод€ подчеркнутые им в записи выражени€ («так и ржут по улицам, да м€сничат их»), как, очевидно, нецензурные.  ое-что им и прибавлено, Ч и, нужно думать, из тех же устных рассказов, не отраженных целиком в запис€х (крик бегущих казаков: «спасайтесь, детушки! всЄ пропало!», Ч которого нет в других материалах к «»стории»),

«апись: « огда разлилс€ яик, тела* поплыли вниз.  азачка –азина, каждый день прибредши к берегу, пригребала палкою** к себе мимо плывущие трупы, переворачива€ их и приговарива€: Ч “ы ли, —тепушка, ты ли мое детище? Ќе твои ли черны кудри свежа вода моет? Ч Ќо вид€, что не он, тихо отталкивала тело и плака묻 (IX2, 497).

«»стори€»: «¬скоре настала весенн€€ оттепель; реки вскрылись, и тела убитых под “атищевой поплыли мимо крепостей. ∆ены и матери сто€ли у берега, стара€сь узнать между ними своих мужей и сыновей. ¬ ќзерной стара€ казачка каждый день бродила над яиком, клюкою пригреба€ к берегу плывущие трупы и приговарива€: Ќе ты ли, мое детище? не ты ли, мой —тепушка? не твои ли черные кудри свежа вода моет? и вид€ лицо незнакомое, тихо отталкивала труп» (IX1, 51).

ѕрекрасный и трогательный, чисто эпический образ горюющей о сыне матери, с удивительной глубиной и силой выражающий и народное горе о поражении войск ѕугачева, и Ч косвенно Ч собственное отношение ѕушкина к героической и неравной борьбе восставших, которой он не мог не восторгатьс€, не только целиком сохранен ѕушкиным и перенесен в «»сторию», но кратка€ запись художественно им обработана, и ей сообщена полнота и законченность. ќпущено было в рукописи «»стории» лишь одно слово Ч фамили€ старой казачки Ч –азина. Ёта многозначительна€ фамили€ была сначала приписана ѕушкиным сбоку, на поле тетради, а затем перенесена в примечание к словам «стара€ казачка» (17-е к п€той главе), где дана с выразительной лаконичностью и без вс€ких комментариев: «–азина». –азумеетс€, эта фамили€, да еще р€дом с именем «—тепушка», не случайно €вилась в рассказе Ѕунтовой: кресть€нска€ война XVII в. под предводительством —тепана –азина, разразивша€с€ ровно за сто лет до ѕугачева, была пам€тна уральским казакам, и народна€ мысль, объедин€€ два великих движени€, делала —тепана –азина, обратив его в молодого казака —тепушку, участником восстани€ ѕугачева. ѕодозрительной цензуре цар€ такое сближение имен показалось Ч и недаром Ч опасным. Ќиколай I, просматрива€ рукопись «»стории ѕугачева», отчеркнул все это место от слов: «¬ ќзерной» до конца абзаца, написав сбоку на поле: «Ћучше выпустить, ибо св€зи нет с делом». ѕушкин, обойд€ не вполне категорически выраженное желание цар€, перенес рассказ о старой казачке в примечание 17 к главе, выпустив, однако, фамилию «–азина», что «обезвреживало» текст. “ак был напечатан этот эпизод в 1834 г., так печаталс€ он во всех издани€х «»стории ѕугачева» до ќкт€брьской революции Ч и лишь советские редакторы восстановили подлинный пушкинский текст (IX1, 471 и 472).45

«апись: «ѕугачев в яицке сваталс€ за             ,* но она за него не пошла. Ч ”стинью  узнецову вз€л он насильно, отец и мать не хотели ее выдать: она-де проста€ казачка, не королевна, как ей быть за государем. (¬ Ѕерде от старухи)» (IX2, 497, Ч подчеркнуто ѕушкиным).

«»стори€»: «ѕугачев в яицком городке увидел молодую казачку, ”стинью  узнецову, и влюбилс€ в нее. ќн стал ее сватать. ќтец и мать изумились и отвечали ему: „ѕомилуй, государь! ƒочь наша не кн€жна, не королевна; как ей быть за тобою? ƒа и как тебе женитьс€, когда матушка государын€** еще здравствует?“» (IX1, 45). ѕушкин, кроме устного рассказа Ѕунтовой, имел сведени€ о женитьбе ѕугачева еще из других источников: довольно подробный рассказ о ней содержитс€ в «Ћетописи» –ычкова (І 90; IX1, 319); еще детальнее это событие изложено в анонимной статье «ќборона крепости яика от партии м€тежников (описанна€ самовидцем)», напечатанной еще в «ќтечественных записках» ѕ. ѕ. —виньина в 1824 г. (IX2, 540). ѕушкин широко ею пользовалс€ при описании осады яицкой крепости в п€той главе «»стории ѕугачева»; об этом он сам говорит в примечании 18 к этой главе, а также в своем разборе статьи Ѕроневского (IX1, 112 и 387). ¬ примечании он называет «ќборону яицкой крепости» «весьма замечательной статьей», котора€, как «воспоминани€ старика», «неизвестного очевидца», «носит драгоценную печать истины, неукрашенной и простодушной» (IX1, 112). » тем не менее как –ычкову, так и этой статье ѕушкин предпочитает рассказ Ѕунтовой, дополн€€ свою запись, веро€тно по пам€ти, подробност€ми, придающими всему эпизоду художественную законченность.46

“ри следующие записи, которыми заканчиваетс€ рукопись ѕушкина, сделаны, веро€тно, со слов уже не Ѕунтовой √«—тарухи в Ѕерде»), но другого или других, неизвестных рассказчиков. Ёти тексты таковы:

«апись: «‘едулев, недавно умерший, вез однажды ѕугачева пь€ного Ч и ночью въехал было в ќренбург» (IX2, 497).

«»стори€»:   рассказу о том, как ѕугачев под ќренбургом, «хваста€ молодечеством», однажды, пь€ный, «едва не попалс€ в плен», сделано примечание 13-е к главе третьей, где читаем: «¬ другой раз ѕугачев, пь€ный, лежа в кибитке, во врем€ бури сбилс€ с дороги и въехал в оренбургские ворота. „асовые его окликали.  азак ‘едулев, правивший лошадьми, молча поворотил и успел ускакать. ‘едулев, недавно умерший, был один из казаков, предавших самозванца в руки правительства» (IX1, 27, 102). ”стный рассказ, в записи, дополненной пам€тью, служит и здесь основой изложени€ ѕушкина.

«апись: « огда казаки решились выдать ѕугачева, то он подозвал “ворогова, велел ему св€зать себе руки, но не назад, а вперед. Ч –азве € разбойник, говорил ѕугачев» (IX2, 497).

«»стори€»: ¬ подробный рассказ о предательстве и аресте ѕугачева его товарищами-казаками ѕушкин включил и эту чрезвычайно €ркую деталь, как всегда, дополнив ее и обработав: «я давно видел вашу измену, сказал ѕугачев, и, подозвав своего любимца, илецкого казака “ворогова, прот€нул ему свои руки и сказал: в€жи! “ворогов хотел ему скрутить локти назад. ѕугачев не далс€. –азве € разбойник? говорил он гневно» (IX1, 77). јрест ѕугачева его бывшими товарищами произошел далеко в степи, верстах в двухстах от яицкого городка. Ќо рассказ о нем ѕушкин мог слышать в ”ральске (бывшем яицком городке), хот€ бы от того же ƒ. ƒ. ѕь€нова.47

«апись: «¬ “атищевой ѕугачев за пь€нство повесил яицкого казака» (IX2, 497). Ёта кратка€ заметка, отражающа€ рассказ «ћатрены в “атищевой» или какого-либо другого лица, не была использована ѕушкиным в «»стории ѕугачева».

Ётой записью оканчиваетс€ рукопись, в которой ѕушкин обработал сведени€, полученные в оренбургских местах.