—качать текст произведени€

—тать€ "ѕушкин", автор ё.Ќ.“ын€нов, „асть треть€. ёность. √лава п€та€

ƒетство: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
Ћицей: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11
ёность: 1 2 3 4 5

3.5.1

ќднажды за ним пришел квартальный и повел его. ѕушкин был удивлен простотой событи€.  вартальный привел его в главное полицейское управление и сдал начальнику всей полиции - самому Ћаврову.

¬прочем,'СнЄzшцц#ьгкл±П;№¶≤~тчлкоуyБ≤ўa NЂ}пъфь—®}љбщeь≤•ѓйч“n`ђоюхм»£√і≤lҐґµыви;эж№~ЌІНюљ®щ$ъ#”йпд≈•9канцел€рию фон'ІтЈt%’шп=мпиИДсfЕђух%цщс“ѓ|°ћ™ ѓ•}ппкпЎo}Зъэ–•ЎaЮµйы№І§≥в€(>¬f№ЈЃl§љЃрфзгфмХ домой, стал жечь все им написанное когда-либо.   вечеру у √рибоедова стало жарко. ѕечь накалилась. Ћавров был просто полицией. ƒело было слишком €сно дл€ фон ‘ока.

Ћавров заставил ждать ѕушкина всего три часа. ѕушкин ходил по полицейскому залу, подошел к окну, но окно было завешено. Ќаконец Ћавров вышел. ќн посмотрел на ѕушкина и пожал плечами.

- Ќевелик ростом, - сказал он негромко, удивленный.

ѕушкин сдержалс€.

Ћавров был прост - вот что было удивительно. Ќе чин€сь, он показал на большой пузатый шкап и сказал:

- Ёто все ваше, за нумером.

Ўкап был заполнен пушкинскими эпиграммами и доносами на него.

¬ыходило, что полици€ давно была зан€та им. Ћавров наконец объ€снил, дл€ чего здесь ѕушкин.

¬ полицию его привели, потому что никто лучше не знал ни того, что говорилось недозволенного, ни тех, кто это говорил.

- ¬от вы нам и станете докладывать, - сказал Ћавров.

ѕушкин засме€лс€.  аков умник! ƒалеко до него √олицыну. ѕусть поучитс€.

“ут оставил его Ћавров, дл€ размышлений.

ќн был заперт.

ѕушкин сидел в полицейском управлении уже долго и вдруг загрустил. ќн ничего не бо€лс€. ѕолицейского - Ћаврова - меньше всего.

» все же!

ј когда вернулс€ к себе, уже темнело.

Ћавров бьШ<ѓњй$рд€эрч”±F;ўіґ~тчньсэ’NЈ`Ўѓј™ґЄйоон‘aђЈбкЏ®јm}ҐбюЅЃЈµвс$п∆®№©NЂЂЄ~мелт<чƒµѕґF<≤іхкйыхс!зЎ∞чсом, и на аресхЭюљЈикын38…%÷ђП깶µђ=ъчхо=’ЊњЂ»• ≠Ѓ∞иудхaОeм€—Ђ†¶Ѓй:√†Ѓµ рфц»љў≥іnЗ£µу'лктьўЅ полицейское уважение к знаменитым ворам и крупным убийцам. ѕушкина он счел преступником крупным, но не пойманным. “ем лучше. ѕусть подумает. ¬рем€ есть.

3.5.2

 азалось бы, изменницы, основою всей жизни которых была измена, должны были быть самыми пылкими в самой измене, самой страсти, должны быть бешены, неукротимы, без устали предаватьс€ любви.

Ќичуть нвSэ¶Єепц-=ЌпоЎЄЗаfЂ≤шчацсжyН≤«°∆ѓ†Ґ вц𠆶Ѓб:Ѕ©÷±Є®мф√∞Љs ‘ъ€ƒ§“yљї№¶xґи'бючуџrЉJф∞®афэтуъбч ™ж делом было скфДс≥v%йэрсэрчџ≤D;аЂ∞~тчн€ь€„≤і`∆§ І`Ђетч2 ѓѓ®плЌіѕa∞†аꄧ≠≥,?лр»£ёђ±Ѓ∆іµ∞=н%хэз»ђ«£Жћ страсти их не согревали.

ќни были расчетливы и очень самолюбивы. –евность их была холодна - торгова€ ревность, - а самолюбие бешеное.

ќднажды он попал к такой, котора€ знала стихи, читала последние журналы, вообще была образованна. ќна была модница.

- “еперь ¬ольтера никто не читает, кому он нужен? ѕушкин прислушалс€.

- ј кто нужен? - спросил он.

- Ѕассомпьер, - сказала модница.

Ѕыл и такой. ќна и его читала. ¬ объ€ти€х она зевнула. ћежду делом дважды выбросила высоко ножку и сказала равнодушно:

- ј теперь оп€ть.

–авнодушье было удивительное.

ќн спроспШ<Єњ%мфь38…й…|Ла≈®x≥шчцкнчўЉp`Џ°џђЈµтсб$ ПґNвъЙ”∞≥®/:р≥•}з€ехў† Љ±Љ»f©~рвм;э湴±Км≥≠нцг/=чпхЎ±9невесел. » ќликПцљz…дйнр4!нЧВьќfАђшоишщцЋy≥∞я†–©®}с?фюЌ≤±®пу≥÷™°ї/:ъ•`∞еыдхѕђ∆ђ|ђ“Ј™r=нлйтнћ≤N бредили романтики, они приезжали не дл€ страсти - ибо страсть крепка, - а дл€ пользы вещественной. –евнивые тетки со строгостью их сопровождали. ќни умели быть незаметными. ќни не мешали. ѕотом росли пуховики, прибавл€лись вещи. » они уезжали дл€ семейного счасть€, оставл€€ скуку и неосторожное раска€ние. Ѕедность охран€ла от гибели. ¬се же, когда ѕушкин брел раз в надежде на ночной приют и вдруг карман его оказалс€ пуст, од вспомнил солдатскую песенку о бедном солдате: "—олдат бедный человек", до конца почувствовал бедность и забормотал:

	ѕушкин бедный человек, 
	≈му негде вз€ть, 
	»з-за эфтого бездель€ 
	Ќе домой ему идтить. 

3.5.3

—покойстеЫщ}Оаацуэ8”лЁ≠ШхЌ®xѓпйнрт=∆Ђђ†∆≥ќЂn}»?ирЅѓNЊд:÷ЂЎІ∞Њ!ы…©®}энк>≈ґ∆Њ±†≈Їv~Ё'пйт=Џї≥ЪфЇЈежши18улƒ{икоро в этом убвХшљ±фы8буудміБуЂљЉумат2=щі|Ґў£ЏІ`∞е?хмЏ§±≠клЌeўaNґьсЌЃn}Ќс$ц ЂЋyљ•‘¶≥~ух%цфиШ √оворили уже, что до сотни жизней было за его дуэл€ми.

ќн услышал, что √рибоедов в своей комедии о нем упом€нул так:

¬  амчатку сослан был, вернулс€ алеутом

» крепко на руку нечист.

» про  алДьѓ∞ц$щшцц!з”ђЗхЃx±нй%ычшƒЂ≤Ґaгn`њснфыЎ©њe¬кЏ§Ё§NЂгъbФЄдсф>ш®≈®ЃЃёf©іэаер0=јђЅљС<≥Ј%мймншгнЁ{итих и написал:'С<ЈЇхцрычр!и÷|Ъиƒµx≥шрнко3ФN`≈ѓ ≠ЃNуудаЎm}≤уфЂёaѓ•рр“І≤}съфыЋґ—іІ•≠ґЄчп%кт=∆ђЅЈКћ Ёто его бесстрастие было более убедительно, чем дуэли.

‘едор “олстой терпеть не мог светской уклончивости. –ешал он все быстро и пр€мо. »м€ ѕушкина его занимало.  ак все о нем говор€т!

”слышав,'До≥z чайхх!дЌЈJх№§љЇшк%с<÷„їђЃ’≤ ™`≤рсееЅaѓ•н:÷Ђ£Є≤дк“b®}чнк>»ЈЋyђ†–Ђґ~уж%жоуџ~ёѓОгѓv%укн=хдн—Nьстно, что там жИч≥zн$псу8р%џіЖ;ћfЈ∞цпууф=∆љNЂ„™√n`Йеыко У≥Ѓри№ђ∞Ј•жъўbЃЉ вцр∆fЅ©≤±≈®xґ=нхыочўћ

- ¬ыпороли.

” франтов словно глаза открылись. » как же они раньше не догадались!

„ерез час одна пожила€ дама рассказывала об этом с подробност€ми:

- ¬ комнзБщ}ібмх#мкпоіJц∆±љљу'дхчш“w|И∞ўђњѓь?йы…•Єk!Ў÷µјҐqeоꄶ±ѓаэшмѕjЈ≥≥∆ђЄїпцъ;уу№rЉJољґ%хкнвк!о»њс с розгами - и'СнЄzкфцлмнпбёЃJсќђx≥шмщьг=№™ЂЄ“o В`Јтс$ц Ђљѓ!к“і№ѓ≠Їзъ„∞±Ґ эхы∆jіЉ™„°Ђїсьм;сшN¬ЉПоЉ

  вечеру'СнЄzле8юпцн%—±Кр∆hxОэцфсьъћїЉЂяm ≥≥Nифм2 ±Ґ°йсЏkО≥ЇгсЌ©®ђь?жпѕf√ЈЊї“fЈ∞щчлъсу∆ђ«rJ÷}Єауэуо4!퓧9по улице, ѕушкпЮ<њЂчфэсху!ч∆≤Во°µЊчййай1Ј±®£ћ°ЂҐнмпц †¶іук№eџa≥Јщъјѓ≥ґиош0 О≈±|•џµx±унеььцўѓ””

‘он ‘ок кончал присутственный день в ќсобой концел€рии.

‘он ‘ок был доволен днем.

Ѕудучи зкУрЄЈнц4#ух!бЎљВряNxђэнлшт=”і£lЂ≈°§љ тб>ЋЇґeтх№©ћђЃЈ!чЏ®•±,?йц…ҐЋw|ОЙЂ¶чпию<юўЉЅђВчµv%укн=цм%‘†цорот, высечен еSу≥±нтрл38√ю«NЭю√Ђ£Ј=илжо=’NЇ≠ћі ≥≤µхсж2 ¶љµбэЏЈ÷™°®ъп≥≤µхсж>Ћ®≈ЉN`Џ£x±х€ай2=хѓN помн€т, что он высечен. Ѕолее он не опасен. ѕока, разумеетс€, он не выслан еще, но высечен. ¬ысылка? Ёто большой вопрос. Ќе торопитьс€. ‘он ‘ок успеет.

ћежду тем высылка его зат€гивалась потому, что сразу оказалось несколько мест, несколько направлений.

ƒа полно, только ли о высылке шла речь?

Ќет, ‘отпЪ<ЇЈеп8сууэпЎ|Д€√®x≤шцчх<щ№¶|ПƒNЅ™≠љ,?зцЋ§ґNмф—ЂЃ≥eжъёҐ≠™иэкпЎЃ®Ѓ®¬®Їd=÷лрт€“®≈іГ<±іидйсжиэ+Йщм гибельные дееЩф}њйч8вж8ма≠Зу≈Ѓ©Ґ1'чыр=ЏN§Ђяa N`Ѓзыч0 О≠Ђрт÷†—aN†рејЊ`ґен(>џіќ≤|°ћfґ≥=жнйа=Ў∞≈ЈДс¶И ј на большее неспособен. ѕл€ски словесные навек бы забыл.

јракчеев полагал крикуна поместить в ѕетропавловскую крепость или отдать в солдаты навечно.

 н€зь √омЫк¶Ј%лциэыбо≥Дк≈¶™Ґ=мыъфп“≤£`’ѓјЊ≠≥снм>»aХіоъя≠Ќm}ѓбрЃ•ђтс$ъЅNіN£ўfЈ∞щтл€гд“ї|Ґ<®ічш8т=„тэ№≥фым было просто'ЬтЈіиурсб4!иЎ|П€∆Ђ©ђ€з%щт=’ЊњЂ»•ЋЈ`њсъ$шѕa∞†!ы…ЃЁo}Н!нјђ`Єщъ$ь †√ЉN`fљЇхкфйюэЅ бумагах о ѕушкине. ƒа и самой бумаги еще не было.  ак быть? „ему быть?

„аадаев скачет.

» хоть ему нужно быть как можно скорее в столице, хоть его конь скорее всех и всего на дороге, - идет он бешеным шагом ровно.

„аадаев скачет.

» если вцЦ<їњ%оцоб8охёЄПйЂљ~мнллт1Љ≠Ђяaƒ≤®Nенхб ≠™•уж√ЇЃ≥©дюўІ≠∞еъ(>ЁіјЄ|≠“fњЊщвхэьц„~ёЈЩлљ≥икйсб4!з«Њ9же сегодн€ до еЦлЄ™е$ътш8ац“NШ;яҐљµэкл5<”Џyї†∆≥Ћѓ•ѓ ыкт aЧ•съёҐџђљeй:”±§Єт?х>«Ѓ¬yњЃ’®®ґпы+;Џщ„ђЄ нельз€. Ќи одного случайного или ненужного жеста. –овно дышит конь, мчитс€ ровно. —егодн€ же помчитс€ он обратно. ¬оинские часы непрерывны. ќн скажет  арамзину об опасности, котора€ грозит ѕушкину. ѕоэт ненавистен любител€м рабства. —амовластие в слепоте. «ащитники рабства уже ополчились. ѕоэт им ненавистен. „ас наступает. Ѕез поэта нет будущего. ¬нимание!

„аадаев скачет.

“онкие конские ноздри дышат глубоко и ровно.

Ќе упадет конь, не оступитс€.

Ѕез стиха страна бессловесна, народна€ пам€ть нема. Ќе изведут ѕушкина рабы.

ѕрискакал „аадаев, спешилс€, посмотрел в конские умные глаза.  онь был гордый и на людской взгл€д ответил: закинул голову.

Ќачинали'АъЄzкфрбжтбч |А;Ѕµ†іхкфстсƒy±•÷™Ћ°Ѓ≤офчй¬њqeл:√і»™Ј†!€—ђl}ксцрЏ¶—y±•ЂЄ©хкерьмЋrґJнґ©рдф#у8маЏw9которые все роцШфsz фрбжтбоёrJ‘ёЃљNщ'“ыьщ„ЉЊ†£ЏІ`µзубу¬™se”ф≈®Ёm}КтвЎ™≠Ѓ ьфрЌЃ≈N|°“ҐЄp=≈хюрв≥N стало неподвижным. „то грозит? Ќо ведь что бы из всех приговоров ни грозило, было €сно одно: пришла пора спасать - гусары заговорили.

 атерина јндреевна долго ничего не говорила. „аадаев, как всегда, был спокоен, внимателен. », конечно, он был прав. Ќиколай ћихайлович, как всегда, тонок и мудр. ќна знала, что завтра предстоит главный разговор. » она решила, что скажет, как всегда, правду, и только правду: единственный человек, который может спасти ѕушкина, это Ќиколай ћихайлович. ≈го голос перед государем - все решит. „аадаев прав. ќна знала, как трудно это будет. Ќу, что же, она оп€ть будет хитрить, будет лукавствовать, будет спокойной.

” Ќикола€ ћихайловича будет свидание с государем скоро.  ак трудно говорить об этом! Ќо не погибать же ѕушкину.  онечно, ѕушкин безумец, а его эпиграммы тем ужасны, что смешны. » в каждой эпиграмме виден он сам, слышен он сам - оттого и смешны, тем и страшны.

“ак все и вышло. —амым важным оказалс€ простой вопрос: если не крепость, если не »спани€, то к кому и куда?

»мператор вдруг краем губ улыбнулс€. ќн не склонен был в этот день к грозным €влени€м. ”  арамзина была мила€ жена. » когда  арамзин сказал о юге, он вдруг ответил ученому:

- »нзов? ’орошо.

Ёто странное им€ принадлежало главному попечителю колонистов южного кра€. Ёто был юг: ≈катеринослав. » так это была  оллеги€ иностранных дел - это даже не ссылка. ѕеревод.

»мператрица ≈катерина играла именами. ¬ одной пьесе она назвала авантюриста:  алифалкжерстон. Ёто был р€д имен многих авантюристов.

“ак и это странное им€ сочинила императрица.

” великого кн€з€  онстантина ѕавловича был сын. —ледовало его назвать так, чтобы все было не€сно. ќн назван был по-немецки:  онстантинс. ѕрибавлено окончание: ов и вычеркнуто им€: »нсов.

 атерина јндреевна ждала мужа с трепетом. ќна бо€лась и за ѕушкина и за всю затею, все эти хлопоты, такие непростые. ќна почувствовала вину перед мужем. ќна была виновата в этих хлопотах.  атерина јндреевна даже заплакала. » когда ѕушкин €вилс€, она встретила его спокойно, молчаливо. ќн будет говорить сейчас с Ќиколаем ћихайловичем.

Ќиколай ћихайлович не стал говорить о будущем, которое ему предстоит, ни о его поэме (он еще называл ее {поэмкой)}.

ќн был немногословен и просто сказал ѕушкину, что он должен ему обещать исправитьс€. ќбещает ли он? ƒает ли обещание?

ѕушкин сидел как на иголках. » вдруг сказал:

- ќбещаю...

 атерина јндреевна вздохнула с облегчением. “очно гора свалилась. » вдруг ѕушкин прибавил смиренно и точно:

- Ќа два года.

ќн обещалс€ на два года,  атерина јндреевна вдруг засме€лась.  ак точен! ’орошо хоть, что на два. ѕушкин осталс€ все тем же, собой, и, если было б иначе, как стало бы скучно!

ќднако куда же он все-таки поедет?

Ќельз€ же ехать в пустыню без имени, без названь€, без воспоминань€.

ќн едет в  рым. „то же это такое?  аков  рым? ќна ничего об этом не знала.

», сто€ у новых книг Ќикола€ ћихайловича, которые ему посылали из лавки, она стала привычной рукой перелистывать одну за другой эти книги. ѕушкин должен знать, куда он едет.

» вдруг она остановилась. »з лавки прислали описание „ерного мор€ и местностей близлежащих, сделанное в ѕариже по приказу Ќаполеона. ¬иды  рыма, видно, необычайно занимали Ќаполеона.  нига была не нова, но роскошна. Ќа больших листах художники живо изобразили удивительные места. — отвесной скалы спускалась девушка в длинной одежде и несла на плече стройный кувшин. √орец сверху следил за ней.

 атерина јндреевна прочла название места: Ёрзерум.

 атерина јндреевна посмотрела на ѕушкина. ќн внимательно смотрел на рисунок и вдруг сказал ей:

- Ётого € не забуду.

 атерина јндреевна с удовлетворением убедилась, что ѕушкин и впр€мь не забудет и что зан€ти€ с ним по географии не меньше важны, чем ее зан€ти€ с Ќиколаем ћихайловичем по истории.

3.5.4

Ћевушка,'Єщњz‘биашэгнЅpJцќђґ≥шс%дюх№®£nЙ Н≥•кчй>џЂљҐбс†я≤qeци№b°Ѓдъц>≈ЃяNЃЉ©∞ѓбле;щсƒrіJо≥±щоц#шфт+Хфи - друзь€. » йЮ<Љ©ббк#трреƒ†Jю¬µxЉмв%х<м“ЄNlѓ ≥Ґ≥ец$ш¬¶∞≠/:щ†—≤•ѓб:”±§Єт?бэƒfЁїN§ў™≥°пы%х<€∆їЄ родных, где они, что говор€т, что думают.

ѕушкин двЪнѓЄнцэибхп%«≤Луё¶≥ѓв'кунэ≈•|Ѓ÷ѓ †±Єм?ео ≥Ѓk!„„e“ЇґЂ!ш„≤≠Єе?хяЂЊ†ЈЉїцзчз<м’∞«|Ефђ¶йд8лъъдфƒґвми всем. » вдрфР0}©агюгв4!кЎЇКрЋ≠t~кхл;оэЁyі`Џ§ ≥°ґишмхџЊ}і!—„ІјNЈЂи6o`њръиы«ЃіN`÷љ≥∞3'ќюю=÷•N быстрый, ущемленный поэзией - невозможностью писать, име€ его старшим братом. »так, письма на им€ Ћьва - все будут знать, о чем он пишет.

¬ последние два дн€ все собрал, всем распор€дилс€. "–услан и Ћюдмила" печатались. —мотрел —еменову, увидел √недича и сказал ему: печатаетс€ поэма, он уезжает, должен ехать. » √недич, который в него и в его судьбу верил и, встреча€ в театре, ценил его как зрител€, - склонил худую шею: поможет выйти в свет поэме, котора€ выходит в свет сиротою. » оба стали смотреть в последний раз —еменову.

 ончал новую книгу стихов и полюбовалс€ толстой рукописью, своим свободным почерком. ќн кончал свои дела. ¬ремени оставалось немного. Ѕыла весна. ќн хотел проститьс€ со всеми.

ѕредпоследнюю ночь он был у Ќикиты ¬севоложского. Ѕез гусаров прощань€ с жизнью, котора€ должна была изменитьс€ - пусть на два года, по его словам,

- прощань€ не было.

Ќужно было проститьс€ по-насто€щему. Ќикита ¬севоложский был человек, понимающий размеры всему. ѕрощатьс€ с ѕушкиным нужно было с умом и полетом. Ќе расчетливым же, не скупым же быть!

»так, шире и крепче гусарские объ€ть€!

  утру штос разгорелс€. ¬севоложский был крепок, как молодой дуб.

Ќикита ¬севоложский был крупный игрок.

- ¬еньтэнь? - спросил он.

»грали быстро, ставили крупно.

- ¬еньтэнь врет, - сказал Ќикита, - верней штос. »дет?

ƒеньги он подбрасывал, они звенели.

Ќаконец он вз€л разом целую кучку.

- ∆елай мне здрави€, калмык, - сказал Ќикита. ћаленький калмык сто€л за столом, разливал вино. ѕробка хлопнула.  алмык подн€л бокал.

ѕушкин закусил губу.

¬се деньги были проиграны.

ќн вз€л свой новый том - рукопись в переплете; он все подготовил к печати.

Ќаконец игра вы€снилась как нельз€ более, его долг также.

- —колько? - спросил он.

- —очтемс€, - сказал Ќикита. - Ўтос твой. “огда он вз€л свой том и поставил его на стол боком.

- «а мной старого больше. ¬се вместе. —тавлю. Ќикита стал метать.

- Ќе ставь на червонную, - сказал он ѕушкину, - тво€ дама не та.

ѕушкин заинтересовалс€ необыкновенно.

- ј мо€ кака€? - спросил он Ќикиту. - Ќе бубнова€ же?

- “ы не можешь этого знать, - сказал ¬севоложский. - ћожет, и бубнова€. ќна.

ѕушкин и не думал сме€тьс€.

ќн был суеверен и роскошен, ¬севоложский. ¬ыражалс€ он всегда с роскошью, бубнового валета звал бубенным хлапом.

- ’лапа в игре не считаю.

’лапа не считал, но и на него выигрывал.

  утру Ќикита бил все карты с оника.

“ом пушкинских рукописей он отложил с некоторым уважением.

ѕушкин шел домой пешком.

Ќочь была €сней, чем день.

≈го шаги звучали.

ќн сн€л шл€пу и низко поклонилс€.

 ому? Ќикого не было видно.

ѕетербургу. ќн уезжал на юг.

«десь Ќева катилась ровно, царственно.  ак всегда.  ак катилась при ѕетре, как будет катитьс€ при внуках.

ќн уезжал завтра на юг, незнакомый.

ќн поклонилс€ ѕетербургу, как клан€ютс€ только человеку. ѕосто€л, скинул шл€пу. ¬смотрелс€. » повернул.

3.5.5

Ѕыл у генерала –аевского.

√енерал был не стар, суров и внимателен.

ќн сказал ѕушкину:

- ћой сын с вами дружен. ƒочки малы. ¬ы едете с нами. я еду в  рым. ¬ ≈катеринославе встретимс€.

√енерал знал, что ѕушкина высылают. ќн смотрел на это как на неудачу по службе поручика или капитана.

» генерал прибавил неожиданно:

- ¬рем€ пришло. ѕора.

» кивнул головой.

» ѕушкин пон€л, как генерал, быв героем народной ќтечественной войны в 1812 году, ни одного дн€ не переставал быть отцом и теперь без малых дочек никак не мог ехать в  рым.

—ын его Ќиколай был гусар и в ÷арском —еле привык его встречать, ждать его стихов.

ј он сам, ѕушкин? ќн не был военным, а теперь был выслан и, стало быть, был беззащитен. Ќе тут-то было.

Ќет, он кЦ<Љ°о$щжъ€бьёЃПцfХїп+%хс=÷ҐЈ`’ѓ√ѓЃ±,?срЎЊ}≠!ы…Ѓ≥≥Ѓэр№bѓ≥энктfаі|°ћ≠x±умпхюу”® ∞D<Тњрккг=зндЎN5 кавалери€ хорвЦюqzпд€гкдй%ўіАю№љx£тпжльсџu|ђ“≥Ѕђ±ѓи?хтѕ±ѓ†кжяЂЏm}§дэ≠∞≥м€сюfщЉ∞`ўЂ∞~ььоу<чўЃЅЂПћ тем страшнее, как пули. √енерал –аевский, генерал ќтечественной войны, говорил с ним просто и кратко, как с младшим военным, поручиком или капитаном, другого вида оружи€.

ќн пережпШ<У®ауэтпъдиџѓФ;ћ®±≥о+%цфчƒљЉ`я¶ Ф†≠схкэƒaМ†къ®÷aЃ†жь“љn}ќт$щ«¶≈yЊЃёЂЂp=јиыч=∆ґƒѓJю≠Їжкъ-=–!зіьрвой поэме - о'ЧмЄЄимн#ьцвеƒІЪдџjx∞=ехы€шї≠•‘ѓ ≤≥ђсхкэƒape÷€¬®Ё≠≥µд:bЃ∞ ычт ≠Ј|Ґўѓµї=гхи€у‘Ѕ времени - войне за русскую славу и прелесть - Ћюдмилу, древней войне, котора€ вдруг кажетс€ войной будущего, - „ерномор, тщедушный и малый, летал и так похитил Ћюдмилу.

 азалось ему, почем знать, может быть, будет и така€ война. » така€ победа будет. ќн думал о черной силе войны: измене. ќ –огдае, о жирном ‘арлафе.

ќднажды  атерина јндреевна вдруг сказала ему, что он думает о Ћюдмиле как о живой и что он, кажетс€, в нее, в Ћюдмилу, влюблен. ќн испугалс€, что сейчас упадет к ее коленам и признаетс€, что в Ћюдмиле, когда писал, всегда видел ее.

“ак случалось с ним: дума€ о ней, он представл€л себе, какой она была раньше. ѕоэтому, когда он писал о Ћюдмиле, он писал о ней не без лукавства.

¬се произошло, как и должно было произойти. ќн увидел в последний раз јрину. » простилс€ как должно. ќбн€л ее.

- ѕрощай, мать, - сказал он ей.

» јрина диву далась. ѕосмотрела, не шутит ли. Ќет, не шутил. ¬згл€нула на все стороны. Ќикого не было, слава создателю.

- „то вы, јлександр —ергеевич, - сказала она, оторопев, - есть у вас мать.

- ≈сть, - сказал он серьезно. - “ы и есть мать.

» слезы полились у јрины, тихие, скупые. ѕривычные.

”езжал он на почтовых. ѕришли провожать все, кого ожидал.

ѕришел ѕущин. ѕосмотрел лошадь, упр€жь, осталс€ недоволен.

- Ќе перекладные небось, почтовые небось, - сказал €мщик.

ћалиновский пришел. ќн всегда был нужен во врем€ отъездов, приездов, перемен. ќн носил еще в лицее звание казака, и пам€ть об этом у всех была жива. ”же далека была пам€ть лицейского начала, его отца, пам€ть —перанского. ќн был и осталс€ казаком. » так как ѕушкин в стихах звал его казаком, он любил и ѕушкина и стихи.

ѕушкин ехал далеко в службу. » чем дальше, тем крепче было прощанье, ближе ѕушкин.

- —ад€тс€ на коней ретивых, - сказал ћалиновский, вспомнив кстати "–услана".

» все заулыбались - цитирующий ћалиновский был лукав.

 юхл€, запыхавшийс€, сказал, щур€сь:

- ћалиновский читает на пам€ть "–услана"?  аково!

» все замолкли. ƒа. "–услана".  оторый еще не напечатан! "–услан и Ћюдмила"!  аково!

— ÷арского —ела начиналась его слава.

≈го высылали.  уда? ¬ русскую землю. ќн еще не видел ее всю, не знал. “еперь увидит, узнает. » начиналось не с северных медленных равнин, нет - с юга, с места страстей, преступлений. √олицын хотел его выслать в »спанию. ¬ыгнать. √де больше страстей? ќн увидит родину, страну страстей. „то за высылка! ≈го словно хот€т насильно завербовать в преступники. ƒобро же! ќн уезжал. ¬ернетс€ ли? «астанет ли кого? »ли повернет истори€? ќна так быстра.

—покойствие. ямщик ждет.

3.5.6

ѕодлинно, он узнавал родину во всю ширь и мощь на больших дорогах. ƒа полно, не так и не там ли нужно ее узнавать? ямщик пел.

“ак вот она какова, русска€ песн€! Ќетороплива, печальна, раздумчива. ќн с жадностью слушал час, другой, третий. “ак вот почему эта грусть величава, широка, нетороплива. ќна поетс€ на дорогах, €мщиками. ј путь далек, без конца. ƒремота смен€ет песню. ≈го жизнь начиналась стремительно, а не поспешно, что не одно и то же.

ѕочтовый колоколец примолк. ямщик исчез. ќн был один в условленном месте - ≈катеринославе. Ќикого с ним не было. –асправилс€, пот€нулс€.

ќт дорожной тр€ски ноги отерпли. ¬ысылка была именно высылкой, не ссылкой: никто не ждал, не встречал, да и остановитьс€ было негде. ќн сунулс€ в единственное подход€щее место, открытую дверь.

ќказалась харчевн€. ќн ее прокл€л - низкие потолки были теперь дл€ него что гроб.

 упатьс€! ¬ городе было наводнение. ƒнепр прот€жно поревывал, потом стонал, наконец стихал. ’арчевн€ была почти затоплена, вода подымалась над полом. ќн не стал ничего ждать и тотчас бросилс€ вниз, к раздутой, вздыхающей воде. ќна переводила дух до нового приступа. Ћодочник внизу посмотрел на него внимательно, не тороп€сь. ¬се же, услыхав, что никуда точно везти не нужно, а нужно покататьс€, - подал.

¬нимательный взгл€д лодочника, чуть прищуренный, недоверчивый, его молчаливость ѕушкин заметил. ќн греб медленно, истово, только в конце налега€ на весла и сразу же отдава€ весла на волю волны, перестава€ грести. ѕушкин спросил, поет ли он. “отчас лодочник неторопливо запел. ѕушкин послушал. ѕесн€ была хороша€, стара€. Ќедаром лодочник щурилс€. јтаман с ружьем везет девицу. » вдруг ѕушкин засме€лс€, коротко и хрипло. “ак вот куда он выслан дл€ исправлени€. ѕесн€ была разбойничь€. » он долго каталс€ по ƒнепру, а потом сказал лодочнику подождать и стал купатьс€.

“ело было как сковано долгой тр€ской. “олько плава€, только быстро плыв€, оно оп€ть становилось его телом, а он - собою. Ќоги забывали усталость. Ќаконец лодочник устал ждать. ќн привстал. Ќет, он не устал. ќн встал на резкий крик, идущий по ƒнепру:

- ќба! ¬ кандалах! ƒержи!

“олько к утру привез его гребец к харчевне. Ѕежали, уплыли два каторжника. ќн слышал крики людей, слышал погоню за двум€.

Ёто было уже не воображение, не игра. Ёто не были еще стихи, это был он сам, это были чьи-то тела, чьи-то руки, бьющие воду, чьи-то плывущие в оковах ноги. “ак началась его высылка.

¬ечером, все в той же харчевне, стал его бить озноб, прерывисто, по-разбойному. ќн стал в бреду спасатьс€ от погони, стал задыхатьс€, требу€ в пустыне лед€ной воды, ничего не вид€, ничего не слыша, не понима€. Ќаконец рука его поймала кружку, холодную как лед. ¬ кружке была лед€на€ вода, которую добыла перепуганна€ насмерть девчонка.

“ак он лежал на какой-то, чьей-то влас€нице - откуда она вз€лась? - ничего не ожида€. ≈го руки и ноги вспоминали дорожную тр€ску. ¬друг, неожиданно он вспомнил все - и лодочника с быстрым наметанным глазом и крик:

- ƒержи!

»х было двое. ќни вдвоем, вплавь, бежали из неволи, скованные друг с другом, плечо к плечу. —вобода! “олько за нею можно плыть в оковах, скованным еще с кем-то другим.

≈ще день. ¬ечером у него не горел огонь. ¬от его —оловецкий монастырь - ‘отий вз€л, чего хотел. ¬от фрунт в лежку. » јракчеев его одолел.

- «ажги лучину! - сказал вдруг суровый, приказывающий голос. - ѕочему здесь огн€ нет?

≈ще никого не ожида€, ничего не помн€, он пон€л, что свет, огонь должен быть. ќн очнулс€.

ѕеред ним сто€л генерал –аевский.

—тарый –аевский, сердито запретивший кому-то оставл€ть его в темноте и потребовавший у кого-то лучины, был старшим, родным. ќн тотчас почувствовал себ€ защищенным и впервые вздохнул глубоко и ровно. — таким не пропадешь.

ј Ќиколай –аевский - сын его - был все тот же, не мен€ющий мнений и никогда их не скрывающий.

ѕривыкший оборон€ть свои стихи, как сердце - солдаты, он читал их Ќиколаю –аевскому со всей откровенностью, а Ќиколай при стихе слишком напр€женном просто и громко хохотал. ќн привык уважать гусарскую пр€моту и никак не мог забыть неодобрени€ Ќикола€ по поводу его гор€чего и пр€мого желани€ говорить с императором, когда речь шла о царском счастье, о —офии ¬ельо.

- «абудь, - сказал тогда просто гусар. » теперь, после безуми€ в этой прокл€той харчевне, он не знал, была ли в самом деле истори€ с двум€ разбойниками, или это бред. Ќова€ поэма мучила его. ќн и бредил ею. ƒва разбойника, скованные вместе, вместе бежавшие, вместе плывшие за свободой, не покинули его. ≈му нужен был, как разум, €сный и громкий смех Ќикола€ –аевского. ќн вполне ему доверилс€.

Ќиколай –аевский сказал ему, что этому не повер€т, не могут поверить:

- Ќет веро€ти€.

ѕравде, тому, что было на самом деле, что было словами тюремного протокола, - вот чему нельз€ было поверить. Ќельз€ было верить стиху, который точнее прозы.

–ешено. ќни ехали на  авказ и в  рым.

3.5.7

ћолчалива€, сурова€, недобра€, нежива€ очередь людей, которым измен€ли то нога, то рука, то терпение, каждый день с утра толпилась у €м, наполненных непростой водой, и не просто ждала.

ѕритворно не вер€ ничему, они всему верили. —амое неверное дело была молодость, сила. ¬друг вернетс€?

Ёто было бы проще всего.

Ќет надежды? Ќикакой? ¬се это €сно. » никто не верил.  ак не так. ћолодость, сила? ¬се может вернутьс€, все бывает » все оказывалось тем, что уже было. —покойствие! Ќичего другого.

ќн покоркЭ<ґњв$ъ#вфт)≥Др√µ¶~пвкртфї≤§ћo С≠¶л€ы2 ∞Ѓµпш“Їѓ™†с€÷Њ`ѓофлцЅ¶я•|І„fµґс+%льрЏґ |Ыољ™нор/=щдвЏµтвные, угрюмые.'љсµzкфржишкн≠JцќҐљЄщйы;сэ®Ј≥ј°¬b®}чмарaЈЂуф¬Њ÷a≥°мт†•≠нмц>ћЃ…і†`яf©ґцф+;—шЉ ђХћ сопровождаемый спокойным лекарем, пробовал он серные, гор€чие, кислые, холодные воды, и вот однажды, возвраща€сь в одиночестве, не дума€ ни о чем, - внезапно засме€лс€ - ничему, никому, вдруг, и сам этому улыбнулс€: не ждал. √ор€чие воды сказались. ќн сме€лс€ по их воле. —лавный лекарь генерала –аевского распор€жалс€ водами по-военному. ќн вовсе не стремилс€ к однообразию. ¬начале он распор€дилс€:

- —ерную гор€чую Ќедаром и зовут √ор€чеводском.

„ерез неделю распор€дилс€:

- —егодн€ теплую кисло-серную.

ѕотом, через неделю, подал мысль:

- “еперь железную. Ѕез железа нельз€.

¬от после железной ѕушкин и засме€лс€.

Ћюбимый лекарь генерала был бывалый и остро понимающий леченье. ѕрежде всего он знал, что самые болезни малопон€тны. «атем, что малопон€тны воды. », наконец, что они помогают, излечивают. ¬прочем, у него был и собственный метод, может быть и правильный ¬ книгах он не копалс€.

ќт гор€чих вод - к холодным. “аков был его метод » два мес€ца, по строгому приказу лекар€, он купалс€ в водах, сначала в серной гор€чей, потом в теплой кисло-серной, потом в железной и, наконец, в кислой холодной.

√енерал одобр€л своего лекар€.

- Ѕез железа нельз€, - говорил он по поводу железных вод.

Ќет, общество у него было теперь другое. ќн нашел другую недвижность. ќн по-насто€щему знал теперь, что странные облака, разноцветные, седые, рум€ные, сизые, - это вовсе не облака, а вершины гор, лед€ные под солнцем. ќн знал их: п€тиглавый, как собор, Ѕешту, ћашук, ∆елезна€ гора,  аменна€, похожа€ на гадюку - «меина€.

» когда, исполнив все наказы лекар€, он вдруг увидел свое лицо, наклонившись над чистым ключом, и почувствовал себ€ всего как есть, он пон€л: врем€ пришло. », сад€сь в седло р€дом с Ќиколаем –аевским, он долго с ним говорил. Ќиколай был сын своего отца и помнил все, о чем толковал генерал. ќни во всем сошлись. –аевский вспомнил химерический план Ќаполеона. ѕлан был похож на сказочные облака, бывшие вершинами  авказских гор. ѕлан этот был еще во врем€ внезапной дружбы с императором ѕавлом, котора€ столь же внезапно, вместе с императором, кончилась.

Ётот план был - русска€ »нди€. » ѕушкин сказал, что эти горы не только невиданной красотой нужны, эта сторона сблизит родину с перси€нами торговой дружбою.

ќни ехали с Ќиколаем –аевским. Ўестьдес€т казаков с береговой кубанской сторожевой станции их провожали. », любу€сь их скачкой, их вольной посадкой, ѕушкин сказал Ќиколаю –аевскому, замерши в радости:

- ¬ечно верхом! ¬ечно готовы дратьс€, в вечной предосторожности!

3.5.8

≈го выслали по срочному приказу.

Ќе исполкЫчђ•%срснги%ўЈКцІ£ѓпчлшт1ЄN±ј§Џ∞≠≥гс$Ёƒ™µ≥ъч“ea≥®!ы…©`њыопю«f√Љ|ѓ«®ѓҐ=пв;ћу∆ѓ«іF<∞њ%ж8Ћмчбиё•5 не туда, подамПдЄv%д8б=»пф«іФ ґґЇрзъ;шш«њЉҐ„a≈∞™≠ыфдп÷a≤†с€÷eё©±k!‘яbІ∞аф$ц ≠–ЄіЂҐЄµшнню<м≈Ѓѕ±ў как русский. ј здесь он с глазу на глаз, лбом ко лбу столкнулс€ с родною державой и видел, что самое чудесное, самое неверо€тное, никем не знаемое - все она, родна€ земл€, родна€ держава.

Ќасто€щим счастьем было, что руководил его высылкой не поэт, а генерал великого двенадцатого года, который вовсе не обособл€л военного дела от семьи, от родства, а стало - от будущего. ќн много в этот год думал об истории всех мест, по которым проезжал, не было, не могло быть немых мест, речь их была точна ќн был выслан на точную речь. “очен, как математика, был стих. » здесь была еще одна прокл€та€ загвоздка: не верили. „ем точнее был стих, чем вернее и правдивее было то, о чем он рассказывал, он знал: не будут верить Ќеверо€тно - скажут. ¬с€ родна€ держава вызывала недоверие »злишне было доказывать. “очность полицейского протокола не спасала. —ледовало подчинитьс€. » он подчинилс€. Ѕолее того, нужно было этим законом воспользоватьс€, можно было писать подлинною кровью, писать о том и о той, писать то и так, как захочешь написать перед смертью. —ловом, цензура дл€ него не существовала. Ќе полицейска€ цензура, ее он знал и власть ее испытал, она его выгнала из столицы, эта цензура, а друга€, страшна€ цензура - цензура собственного сердца и милых друзей. ќн стал писать элегию так, как будто она была последними его стихами, последними словами. ∆изнь двигалась, как могла и должна была. Ќиколай –аевский был истинным, насто€щим товарищем. ќн был гусаром и понимал поэзию - не торопил ее.

Ўел  рым, важное и запретное место родной державы. »з  ерчи, громкой и хлопотливой, приехали в  афу, уже прин€вшую самолюбивое им€ ‘еодосии. ¬ечер падал слышный и €вный в  афе “емнота и теплота были весомы и зримы. ћимо крымских берегов поехали в ёрзуф, где ждал их генерал –аевский с малыми дочками. Ќочью на фрегате, легком и быстрокрылом, который величали "–усалкой", он и писал элегию.

Ќочь здесь падала весомо и зримо.

ќн видел крымский берег. “ополи, виноградники, осанистые лавры и кипарисы, стройней которых не бывает в мире ничего, провожали их.

Ѕерега шли близко - и он вспомнил наполеоновское издание о  рыме, как смотрела его  атерина јндреевна, смотрела вместе с ним, и как он не мог и не хотел отделатьс€ от мысли, что встретит ее там.

ќн все вспомнил, вспомнил не туманно, не издали, а просто увидел ее здесь, в каюте этого фрегата, невдалеке от лавров и кипарисов, шедших по берегам с ними вместе. ќн помнил, как хотел пасть к ее ногам тогда и как это осталось с ним навсегда. “еперь, ночью, под звездами, крупными и ос€заемыми, не в силах более ун€ть это видение, на которое был обречен навсегда, он здесь пал на колени перед нею.

»м€  атерины јндреевны никто не потревожит; спрос€т годы его безумной любви и, точно узнав, что она была вдвое старше его, махнут рукой, особенно если это будет женский вопрос, - в вопросе о годах они неумолимы.  расота? Ќо здесь на помощь придет сама  атерина јндреевна - скромность ее души уже давно непон€тна. ќна не имеет портретов.

“ак началась его высылка.

ќн был обречен на эту любовь, бывшую безумием.

ќн знал, что - слава богу! - никто ни слова о ней не скажет. —лава богу! ’от€ его перва€ вспышка, безумна€, мальчишеска€, идуща€ на смешную неудачу, эта вспышка, с детскими слезами, вдруг хлынувшими из глаз, неудержимыми, которые все умные запомн€т, проста€, детска€ выходка, что она имела общего с этими ранами, глубокими ранами любви?

¬се это и была она.

”мным глазам были милы его стихи, она их знала, любила. ќна их понимала, знала весь их ход, несбывшиес€, забытые им потом намерени€. » сме€лась над его дуэл€ми, как над мальчишеством.

ќн писал эту элегию как последнее, что предсто€ло сказать.

Ќичего другого он не скажет.

Ќи о ком другом, ни о чем другом.

» то, что это было последним, делало каждое слово правдой. Ёлеги€ была заклинанием. ќн смело мог писать всю правду, спокойствие  атерины јндреевны было нерушимо. ¬се же он напишет Ћевушке, чтоб послал печатать без подписи. ¬ поэзии, как в бою, не нужно им€.

ќн знал: когда будет писать о ней, свидетелем всегда будет ночна€ мгла или, как теперь, - угрюмое море. » эта его любовь, - которую излечить было невозможно, котора€ была с ним всегда, напоминала только рану, рану, которую лучше всего знал старый –аевский, любивший своего лекар€ за то, что тот не тешит его надеждами на исцеление. » знает, когда к погоде рана занывает.

¬ыше голову, ровней дыханье ∆изнь идет, как стих.

Ќо прежних сердца ран,

√лубоких ран любви, ничто не излечило

Ќедаром он выслан был на юг. Ќе на севере, а здесь, именно здесь, зачиналс€ лицей. ћного южнее мест его высылки, когда он еще ходить не умел, до лице€, служил здесь дипломатом, генеральным русским комиссаром ћалиновский, защища€ русские интересы. » здесь, наблюда€ беглых и ссыльных, в этом краю, написал он, решилс€ написать трактат об уничтожении рабства.

» теперь он, ѕушкин, был выслан сюда, чтобы здесь, именно здесь, быть свидетелем жажды свободы, заставл€вшей людей, скованных вместе, плыть со скоростью бешеной вперед!

ƒа здравствует лицей!

» здесь он писал элегию о любви невозможной, в которой ему отказало врем€.  ак прокл€тый, не сме€ назвать ее имени, плыл он, полный сил, упоенный воспоминанием обо всем, что было запретно, что сбытьс€ не могло.

ƒетство: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
Ћицей: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11
ёность: 1 2 3 4 5