—качать текст произведени€

Ћотман. ј.—. ѕушкин - √лава 2. ѕетербург. 1817Ч1820.

√лава втора€

ѕетербург. 1817Ч1820

Ћицей стал родным домом. ѕридут годы, когда ƒом сделаетс€ дл€ ѕушкина символом самых заветных чувств и наиболее высоких ценностей  ультуры. “огда смысл жизненного пути будет рисоватьс€ в образе возвращени€ домой. ¬ день четвертой годовщины событий на —енатской площади, 14 декабр€ 182‘ г., ѕушкина неудержимо пот€нуло домой Ч он отправилс€ в ÷арское —ело. ¬ начатом тогда и оставшемс€ незаконченным стихотворении господствует образ возвращени€. Ќе случайно стихотворение даже названием («¬оспоминани€ в ÷арском —еле»26) возвращает к знаменательному дл€ поэта лицейскому экзамену:

      ¬оспоминань€ми смущенный,

      »сполнен сладкою тоской,

—ады прекрасные, под сумрак ваш св€щенный

      ¬хожу с поникшею главой.

“ак отрок библии, [безумный] расточитель,

ƒо капли истощив раска€нь€ фиал,

”видев наконец родимую обитель,

      √лавой поник и зарыдал (III, 189).

¬ юные годы дл€ ѕушкина ƒом (Ћицей, ѕетербург) Ч кель€ и невол€. ѕребывание в нем насильственно, а бегство Ч желанно. «а стенами ƒома видитс€ простор и вол€. ѕока ѕушкин в Ћицее, простором кажетс€ ѕетербургН когда он в ѕетербурге, Ч деревн€. Ёти представлени€ наложат отпечаток даже на южную ссылку, котора€ в сознании поэта, неожиданно дл€ нас, иногда будет рисоватьс€ в виде не насильственного изгнани€, а добровольного бегства из неволи на волю. ј перед читателем и перед самим собой ѕушкин предстает в образе Ѕеглеца, добровольного »згнанника. »ногда этот образ, почерпнутый из арсенала образов европейского романтизма, будет иметь реальное биографическое содержание, и за стихами:

ѕрезрев и голос <?> укоризны,

» зовы сладос<тных> надежд,

»ду в чужбине прах отчизны

— дорожных отр€хнуть одежд (II, 349)

Ч сто€ли реальные планыТ«вз€ть тихонько трость и шл€пу и поехать посмотреть на  онстантинополь» (XIII, 86). ќднако чаще перед нами поэтическое осмысление, трансформирующее реальность. ¬ жизненной прозе Ч насильственна€ ссылка на юг, в стихах:

»скатель новых впечатлений,

я вас бежал, отечески кра€... (II, 147)

¬ поэзии Ћицей Ч брошенный монастырь, ѕетербург Ч блест€ща€ и заманчива€ цель бегства. ¬ реальной жизни все иначе: родители поэта переехали в ѕетербург, и ѕушкин возвращаетс€ из Ћице€ домой; интересноС что дом в  оломне «у ѕокрова», на ‘онтанке в доме  локачева, как и вообще впечатлени€ этой окраины, где, по выражению √огол€, «всЄ тишина и отставка», отозвавшиес€ позже в «ƒомике в  оломне» и «ћедном всаднике», дл€ творчества ѕушкина 1817Ч1820 гг. не существуют; из Ћице€ ѕушкин писал послани€ сестре Ч в поэзии петербургского периода ни сестра, ни какие-либо другие «домашние» темы не упоминаютс€.

¬ ѕетербурге ѕушкин жил с начала июн€ 181Л г. (9 июн€ состо€лс€ выпускной акт Ћице€, 11 того же мес€ца он уже был в ѕетербурге) по 6 ма€ 1820 г., когда он выехал по царскосельской дороге, направл€€сь в южную ссылку. ѕланы военной службы, которые ѕушкин леле€л в своем воображении, пришлось оставить: отец, опаса€сь расходов (служба в гвардии требовала больших трат), насто€л на гражданской. ѕушкин был зачислен в  оллегию иностранных дел и 13 июн€ приведен к прис€ге (в тот же день, что и  юхельбекер и √рибоедов).

ѕетербург закружил ѕушкина. ¬ широком черном фраке с нескошенными фалдами (такой фрак называлс€Уà l’américaine; нарочита€ грубость его была верхом щегольской утонченности) и в широкой шл€пе à la bolivar (пол€ такой шл€пы бывали «так широки, что невозможно было пройти в узкую дверь, не снима€ с головы» ее27) он спешит вознаградить себ€ за вынужденное шестилетнее уединение.

¬ жизни ѕушкина бывали периоды, когда книга составл€ла дл€ него любимое общество, а уединение и сосредоточенность мысли Ч лучшее зан€тие. 1817Ч1820 гг. резко отличны от этих периодов. » дело здесь не толькµ в том, что неистраченные силы молодого поэта бурно искали себе исхода. ¬ унисон с ними кипела и бурлила молода€ –осси€. √оды эти имеют в русской истории особую, ни с чем не сравнимую физиономию. —частливое окончание войн с Ќаполеоном разбудило в обществе чувство собственной силы. ѕраво на общественную активность казалось достигнутым бесповоротно. ћолодые люди полны были жажды де€тельности и веры в ее возможность в –оссии.  онфликт на этом пути с правительством и «стариками» уже вырисовывалс€ довольно €сно, но никто еще не верил в его трагический характер. ’арактерной чертой времени €вилось стремление объединить усили€. ƒаже чтение книги Ч зан€тие, традиционно в истории культуры св€зывавшеес€ с уединением, Ч производитс€ сообща. ¬ начале XVIII в.  антемир писал о чтении:

... запрус€

¬ чулан, дл€ мертвых друзей Ч живущих лишус€ 28.

¬ конце 1810-х Ч начале 1820-х гг. в –оссии чтение Ч форма дружеского общени€; читают вместе так же, как и думают, спор€т, пьют, обсуждают меры правительства или театральные новости. ѕушкин, обраща€с° к гусару я. —абурову, поставил в один р€д

...с  авериным гул€л,

Ѕранил –оссию [с] ћолоствовым,

— моим „едаевым читал (II, 350).

ѕЮ ѕ.  аверин Ч геттингенец, гусар, кутила и дуэл€нт, член —оюза Ѕлагоденстви€. ќн «гул€л» (т. е. кутил) не только с ѕушкиным, но и «пускал пробку в потолок» с ќнегиным в модном ресторане “алон на Ќевском. ѕ. ’. ћолоствов Ч лейб-гусар, оригинал и либерал. „тение так же требует компаньона, как веселье или беседа. ’арактер такого чтени€ прекрасно иллюстрирует рассказ декабриста ». ƒ. якушкина. ќн познакомилс€ с полковником ѕ. ’. √раббе в 1818 г. ¬о врем€ их разговора денщик принес √раббе гусарский мундир: долман и ментик Ч тот собиралс€ ехать представитьс€ јракчееву. «–азговор попал на древних историков. ¬ это врем€ мы страстно любили древних: ѕлутарх, “ит Ћивии, ÷ицерон, “ацит и другие были у каждого из нас почти настольными книгами. √раббе тоже любил древних. Ќа столе у мен€ лежала книга, из которой € прочел √раббе несколько писем Ѕрута к ÷ицерону, в которых первый, решившийс€ действовать против ќктави€, упрекает последнего в малодушии. ѕри этом чтении √раббе видимо (т. е. Дзаметно“. Ч ё. Ћ.) воспламенилс€ и сказал своему человеку, что он не поедет со двора, и мы с ним обедали вместе; потом он уже никогда не бывал у јракчеева»29.

—тремление к содружеству, сообществу, братскому единению составл€ет характерную черту поведени€ и ѕушкина этих лет. Ёнерги€, с которой он св€зывает себ€ с различными литературными и дружескими кружкамиЭ способна вызвать удивление. —ледует отметить одну интересную черту: каждый из кружков, привлекающих внимание ѕушкина в эти годы, имеет определенное литературно-политическое лицо, в него вход€т люди, обстрел€нные в литературных спорах или покрытые боевыми шрамами; вкусы и взгл€ды их уже определились, суждени€ и цели категоричны. ѕринадлежность к одному кружку, как правило, исключает участие в другом. ѕушкин в их кругу выдел€етс€ как ищущий среди нашедших. ƒело не только в возрасте, а в глубоко свойственном ѕушкину на прот€жении всей его жизни Ч пока еще стихийном Ч уклонении от вс€кой односторонности: вход€ в тот или иной круг, он с такой же легкостью, с какой в лицейской лирике усваивал стили русской поэзии, усваивает господствующий стиль кружка, характер поведени€ и речи его участников. Ќо чем блистательнее в том или ином из лицейских стихотворений овладение уже сложившимис€ стилистическими, жанровыми нормами, тем более в нем про€вл€етс€ собственно пушкинское. Ќечто сходное произошло в 1817Ч1820 гг. в сфере построени€ поэтом своей личности. — необычной легкостью усваива€ «услови€ игры», прин€тые в том или ином кружке, включа€сь в стиль дружеского общени€, предлагаемый тем или иным из собеседников-наставников, ѕушкин не раствор€етс€ в чужих характерах и нормах. ќн ищет себ€.

—пособность ѕушкина мен€тьс€, переход€ от одного круга к другому, и искать общени€ с совершенно разными людьми не всегда встречала одобрение в кругу декабристов. ƒаже близкий друг »З ». ѕущин писал: «...ѕушкин, либеральный по своим воззрени€м, имел какую-то жалкую привычку измен€ть благородному своему характеру и очень часто сердил мен€ и вообще всех нас тем, что любил, например, вертетьс€ у оркестра около ќрлова, „ернышева,  иселева и других... <...> √оворишь, бывало: Д„то тебе за охота, любезный друг, возитьс€ с этим народом: ни в одном из них ты не найдешь сочувстви€ и пр.“ ќн терпеливо выслушает, начнет щекотать, обнимать, что обыкновенно делал, когда немножко потер€етс€. ѕотом, смотришь, Ч ѕушкин оп€ть с тогдашними львами!»30

јЮ ‘. ќрлов Ч брат декабриста, Ч которому в это врем€ едва перевалило за тридцать, сын екатерининского вельможи, начавший военное поприще под јустерлицем (золота€ сабл€ «за храбрость»), получивший семь ран на Ѕородинском поле, в тридцать лет генерал-майор, командир  онногвардейского полка, любимец императора, мог о многом порассказать. ј. ». „ернышев, на год моложе ќрлова, тоже имел за плечами богатый жизненный опыт: многократные, многочасовые беседы с Ќаполеоном, прекрасное личное знание всего окружени€ французского императора делали этого генерал-адъютанта также интересным собеседником. ѕ. ƒ.  иселев Ч умный и ловкий честолюбец, быстро делающий карьеру, только что, тридцати одного года от роду, произведенный в генерал-майоры, человек, умевший одновременно быть самым доверенным лицом императора јлександра и ближайшим другом ѕестел€. ¬се они, в духе де€телей александровского времени, не чуждались «законносвободных» идей, все трое сделались потом преуспевающими бюрократами.

ќднако именно это свидетельство ѕущина позвол€ет утверждать, что ѕушкин был в этом кругу не восхищенным мальчиком, а пытливым наблюдателем.  иселева не смог раскусить даже проницательный ѕестель, поверивший в искренность его дружбы и свободомысли€ и поплатившийс€ за это жизнью, а двадцатилетний ѕушкин писал о нем в послании ј. ‘. ќрлову:

Ќа генерала  иселева

Ќе положу своих надежд,

ќн очень мил, о том ни слова

ќн враг коварства31  и невежд...

...Ќо он придворный: обещань€

≈му не сто€т ничего (II, 85).

¬ Ћицее ѕушкин, заочно избранный в «јрзамас» и получивший там условное им€ «—верчка», рвалс€ к реальному участию в де€тельности этого общества. ќднако, когда это желание осуществилось, чисто литературное направление «јрзамаса» в эпоху возникновени€ —оюза Ѕлагоденстви€ стало уже анахронизмом. ¬ феврале Ч апреле 1817 г. в «јрзамас» вступили Ќ. “ургенев и ћ. ќрлов, а осенью Ч Ќ. ћуравьев. ¬се они были активными членами конспиративных политических групп, все рассматривали литературу не как самосто€тельную ценность, а только как средство политической пропаганды. јктивизировались к этому времени и политические интересы «старых» арзамасцев: ѕ. ј. ¬€земского, ƒ. ¬. ƒавыдова. ѕоказательна запись в дневнике Ќ. ». “ургенева от 29 сент€бр€ 1817 г.: «“ретьего дн€ был у нас јрзамас. Ќеча€нно мы отклонились от литературы и начали говорить о политике внутренней. ¬се согласны в необходимости уничтожить рабство»32. Ќа этом заседании, видимо, присутствовал и ѕушкин.

«јрзамас» не был готов к политической активности и распалс€. ќднако, видимо, именно здесь ѕушкин сблизилс€ с Ќиколаем “ургеневым и ћихаилом ќрловым, св€зи с которыми в этот период решительно оттеснили старые литературные прив€занности и дружбы.  арамзин, ∆уковский, Ѕатюшков Ч борцы за из€щество €зыка и за «новый слог», герои литературных сражений с «Ѕеседой» Ч померкли перед проповедниками свободы и гражданских добродетелей.

ќсобую роль в жизни ѕушкина этих лет сыграл Ќиколай “ургенев. ќн был на дес€ть лет старше ѕушкина. ”наследовав от отца-масона суровые этические принципы и глубокую религиозность, Ќ. “ургенев сочетал твердый, склонный к доктринерству и сухости ум с самой экзальтированной, хот€ и несколько книжной, любовью к –оссии и русскому народу. Ѕорьба с рабством («хамством», как он выражалс€ на своем специфическом политическом лексиконе) была идеей, которую он пронес через всю жизнь. ≈сли его старший брат, јлександр, отличалс€ м€гкостью характера и либерализм его выражалс€, главным образом, в терпимости, готовности прин€ть чужую точку зрени€, то Ќиколай “ургенев был нетерпим, требовал от людей бескомпромиссности, в решени€х был резок, в разговорах насмешлив и категоричен. «десь, в квартире “ургенева, ѕушкин был посто€нным гостем. ѕолитические воззрени€ Ќ. “ургенева в эти годы в основном совпадали с настроени€ми умеренного крыла —оюза Ѕлагоденстви€, в который он вступил во второй половине 1818 г. ќсвобождени€ кресть€н он наде€лс€ добитьс€ с помощью правительства.

¬ добрые намерени€ цар€ уже не верили. Ќо члены —оюза Ѕлагоденстви€ возлагали надежды на давление со стороны передовой общественности, которому јлександр I, хочет он этого или нет, вынужден будет уступить. ƒл€ этой цели —оюз Ѕлагоденстви€ считал необходимым создать в –оссии общественное мнение, которым бы руководили политические заговорщики через посредство литературы и публицистики. Ћитературе, таким образом, отводилась подчиненна€ роль. „исто художественные проблемы мало волновали Ќ. “ургенева. ¬ 1819 г. он писал: «√де русский может почерпнуть нужные дл€ сего правила гражданственности? Ќаша словесность ограничиваетс€ доныне почти одною поэзией. —очинени€ в прозе не касаютс€ до предметов политики». » далее: «ѕоэзи€ и вообще из€щна€ литература не может наполнить души нашей»33.

√еттингенец, дипломат и государственный де€тель, автор книги по политической экономии, Ќ. “ургенев смотрел на поэзию несколько свысока, допуска€ исключение лишь дл€ агитационно-полезной, политической лирики. Ёти воззрени€ он старалс€ внушить и ѕушкину. — ним был совершенно согласен и его младший брат, начинающий дипломат —ергей, размышл€вший в своем дневнике: «∆уковский писал мне, что, суд€ по портрету, видит он, что в глазах моих блест€т либеральные идеи. ќн поэт, но € ему скажу по правде, что пропадет талант его, если не всему либеральному посв€тит он его. “олько такими стихами можно теперь заслужить бессмертие... ћне оп€ть пишут о ѕушкине, как о развертывающемс€ таланте. јх, да поспешат ему вдохнуть либеральность и вместо оплакиваний самого себ€ пусть перва€ его песнь будет: —вободе»34. «ќплакивание самого себ€» Ч элегическа€ поэзи€, к которой “ургеневы, как и большинство декабристов, относились сурово.

¬ли€ние ЌЌ ». “ургенева отчетливо сказалось в стихотворении ѕушкина «ƒеревн€». ’арактерно с этой точки зрени€ и начало оды «¬ольность» Ч демонстративный отказ от любовной поэзии и обращение к вольнолюбивой ћузе. Ќе следует, конечно, понимать это вли€ние слишком пр€молинейно Ч иде€ осуждени€ любовной поэзии и противопоставление ей поэзии политической была почти всеобщей в декабристских и близких к ним кругах. ¬€земский, шедший другой, вполне самобытной дорогой, в стихотворении «Ќегодование» (1820) выразил ту же мысль и в весьма сходных образах:

» € сорвал с чела, наморщенного думой,

       Ѕездушных радостей венок.

<...>

       ћой јполлон Ч негодованье!

ѕри пламени его с свободных уст моих

       ѕадет бесчестное молчанье

       » загоритс€ смелый стих.

” ѕушкина:

ѕриди, сорви с мен€ венок,

–азбей изнеженную лиру...

’очу воспеть —вободу миру,

Ќа тронах поразить порок (II, 45).

ќду «¬ольность» роднит с иде€ми Ќ. “ургенева не только противопоставление любовной и политической поэзии, но весь круг идей, отношение к французской революции и русскому самодержавию. ќда «¬ольность» выражала политические концепции —оюза Ѕлагоденстви€, и воззрени€ Ќ. ». “ургенева отразились в ней непосредственным образом35.

ЌЮ ». “ургенев был суровым моралистом Ч не все в пушкинском поведении и пушкинской поэзии его удовлетвор€ло. –езкие выходки ѕушкина против правительства, эпиграммы и легкомысленное отношение к службе (сам Ќ. “ургенев занимал ответственные должности и в √осударственном совете, и в министерстве финансов и относилс€ к службе весьма серьезно) заставл€ли его «ругать и усовещать» ѕушкина. ѕо словам ј. ». “ургенева, он «не раз давал чувствовать» ѕушкину, «что нельз€ брать ни за что жалование и ругать того, кто дает его», а осуждение поэта «за его тогдашние эпиграммы и пр. против правительства» однажды, во врем€ разговора на квартире “ургеневых, прин€ло столь острые формы, что ѕушкин вызвал Ќ. ». “ургенева на дуэль, правда, тут же одумалс€ и с извинением вз€л вызов обратно36.

Ќиколай “ургенев не был единственным св€зующим звеном между ѕушкиным и —оюзом Ѕлагоденстви€. ¬идимо, осенью 1817 г. ѕушкин познакомилс€ с ‘едором Ќиколаевичем √линкой. √линка происходил из небогатого, но старого рода смоленских двор€н. Ќебольшого роста, болезненный с детства, он отличалс€ исключительной храбростью на войне (вс€ его грудь была покрыта русскими и иностранными орденами) и крайним человеколюбием. ƒаже —перанский, сам выгл€девший на фоне де€телей типа јракчеева как образец чувствительности, пен€л √линке за неуместную в услови€х русской действительности впечатлительность, говор€: «Ќа погосте всех не оплачешь!» √линка был известным литератором и весьма активным де€телем тайных декабристских организаций на раннем этапе их существовани€. —овмеща€ роль одного из руководителей —оюза Ѕлагоденстви€ и адъютанта, прикомандированного дл€ особых поручений к ѕетербургскому военному генерал-губернатору ћилорадовичу, √линка оказал важные услуги тайным обществам, а также сильно способствовал см€гчению участи ѕушкина в 1820 г.

¬ 1819 г. √линка был избран председателем ¬ольного общества любителей российской словесности в ѕетербурге, которому предсто€ло сыграть исключительную роль в сплочении литераторов декабристской ориентации. ѕушкин испытал сильное вли€ние личности √линки Ч человека высокой душевной чистоты и твердости. ¬ определенной мере √линка вт€гивал ѕушкина в легальную де€тельность, исподволь руководимую конспиративными обществами. Ќамечаютс€ и другие точки соприкосновени€ ѕушкина с —оюзом Ѕлагоденстви€. ≈ще в Ћицее ѕушкин познакомилс€ с Ќикитой ћуравьевым.  огда в 1817 г. знакомство это возобновилось в св€зи с вступлением ћуравьева в «јрзамас», тот уже был одним из организаторов первого тайного общества декабристов Ч —оюза —пасени€. ¬идимо, через Ќикиту ћуравьева ѕушкин был привлечен к участию в тех заседани€х —оюза Ѕлагоденстви€, которые не имели строго конспиративного характера и должны были способствовать распространению вли€ни€ общества. ћного лет спуст€, работа€ над дес€той главой «≈вгени€ ќнегина», ѕушкин рисовал такое заседание:

¬итийством резким знамениты,

—бирались члены сей семьи

” беспокойного Ќикиты,

” осторожного »льи.

<...>

ƒруг ћарса, ¬акха и ¬енеры,

»м резко Ћун<ин> предлагал

—вои решительные меры

» вдохновенно бормотал.

„итал сво<и> Ќоэли ѕу<шкин>,

ћела<нхолический> як<ушкин>,

 азалось, молча обнажал

÷ареубийственный кинжал (VI, 523—524).

—тихи эти длительное врем€ казались плодом поэтического вымысла: участие ѕушкина в заседани€х такого рода представл€лось невозможным. ќднако в 1952 г. ћ. ¬. Ќечкина опубликована показани€ на следствии декабриста ». Ќ. √орсткина, который сообщил (надо, конечно, учесть вполне пон€тное в тактическом отношении стремление √орсткина принизить значение описываемых встреч): «—тали собиратьс€ сначала охотно, потом с трудом соберетс€ человек дес€ть, € был раза два-три у к<н€з€> »льи ƒолгорукого, который был, кажетс€, один из главных в то врем€. ” него ѕушкин читывал свои стихи, все восхищались остротой, рассказывали вс€кий вздор, читали, иные шептали, и все тут; общего разговора никогда нигде не бывало <...> бывал € на вечерах у Ќикиты ћуравьева, тут встречал частенько лица, отнюдь не принадлежавшие обществу»37.

≈сли добавить, что названные в строфе Ћунин и якушкин Ч видные де€тели декабристского движени€ Ч также были в эти годы знакомцами ѕушкина (с Ћуниным он познакомилс€ 19 но€бр€ 1818 г. во врем€ проводов уезжавшего в »талию Ѕатюшкова и так близко сошелс€, что в 1820 г. перед отъездом Ћунина отрезал у него на пам€ть пр€дь волос; с якушкиным ѕушкина познакомил „аадаев), картина декабристских св€зей ѕушкина делаетс€ достаточно €сной. ќднако она будет не совсем закончена, если мы не обратимс€ к еще одной стороне вопроса.

ћы уже говорили о том, что нравственный идеал —оюза Ѕлагоденстви€ был окрашен в тона героического аскетизма. »стинный гражданин мыслилс€ как суровый герой, отказавшийс€ ради общего блага от счасть€, весель€, дружеских пиров. ѕроникнутый чувством любви к родине, он не растрачивает своих душевных сил на любовные увлечени€. Ќе только из€щно-эротическа€ поэзи€, но и «неземные» любовные элегии ∆уковского вызывают у него осуждение: они расслабл€ют душу гражданина и бесполезны дч€ дела —вободы. –ылеев писал:

Ћюбовь никак нейдет на ум:

”вы! мо€ отчизна страждет,

ƒуша в волненьи т€жких дум

“еперь одной свободы жаждет38.

¬. ‘. –аевский позже, в  ишиневе, уже сид€ в ираспольской крепости, призывал ѕушкина:

ќставь другим певцам любовь!

Ћюбовь ли петь, где брызжет кровь...39

Ётика героического самоотречени€, противопоставл€вша€ гражданина поэту, геро€ Ч любовнику и —вободу Ч —частью, была свойственна широкому кругу свободолюбцев Ч от –обеспьера до Ўиллера. ќднако были и другиЅ этические представлени€: ѕросвещение XVIII в. в борьбе с христианским аскетизмом создало иную концепцию —вободы. —вобода не противопоставл€лась —частью, а совпадала с ним. »стинно свободный человек Ч это человек кип€щих страстей, раскрепощенных внутренних сил, имеющий дерзость желать и добиватьс€ желанного, поэт и любовник. —вобода Ч это жизнь, не умещающа€с€ ни в какие рамки, бьюща€ через край, а самоограничение Ч разновидность духовного рабства. —вободное общество не может быть построено на основе аскетизма, самоотречени€ отдельной личности. Ќапротив, именно оно обеспечит личности неслыханную полноту и расцвет.

ѕушкин был исключительно глубоко и органично св€зан с культурой ѕросвещени€ XVIII в. ¬ этом отношении из русских писателей его столети€ с ним можно сопоставить лишь √ерцена. ¬ органическом пушкинском жизнелюбии невозможно отделить черты личного темперамента от теоретической позиции. ѕоказательно, что почти одновременно с одой «¬ольность», €сно выражавшей концепцию героического аскетизма, ѕушкин написал мадригал √олициной « раев чужих неопытный любитель...», в котором даны как равноценные два высоких человеческих идеала:

...гражданин с душою благородной,

¬озвышенной и пламенно свободной и

...женщина Ч не с хладной красотой,

Ќо с пламенной, пленительной, живой (II, 43).

ѕечать —вободы почиет на обоих.

“акой взгл€д накладывал отпечаток на личное, бытовое поведение поэта. ∆ить в посто€нном напр€жении страстей было дл€ ѕушкина не уступкой темпераменту, а сознательной и программной жизненной установкойС » если Ћюбовь была как бы знаком этого непрерывного жизненного горени€, то Ўалость и Ћень становились условными обозначени€ми неподчинени€ мертвенной дисциплине государственного бюрократизма. „инному пор€дку делового ѕетербурга они противосто€ли как протест против условных норм приличи€ и как отказ принимать всерьез весь мир государственных ценностей. ќднако одновременно они противосто€ли и серьезности гражданского пафоса декабристской этики.

√раница между декабристами и близкими к ним либерально-молодежными кругами делила надвое и сферу этики, и область непосредственных жизненно-бытовых привычек, стиль каждодневного существовани€. ‘илантроп и бессребреник ‘едор √линка покрывалс€ вместо оде€ла шинелью и, если надо было выкупить на волю какого-нибудь крепостного артиста, отказывал себе в чае и переходил на кип€ток. ≈го лозунгом была сурова€ бедность и труд.

ƒельвиг и Ѕаратынский тоже были бедны:

“ам, где —еменовский полк, в п€той роте, в домике низком,

∆ил поэт Ѕаратынский с ƒельвигом, тоже поэтом.

“ихо жили они, за квартиру платили не много,

¬ лавочку были должны, дома обедали редко40.

ќднако их лозунгом была весела€ бедность и лень. ƒл€ ƒельвига, Ѕаратынского и поэтов их круга веселье было лишь литературной позой: Ѕаратынский, меланхолик в жизни, написал поэму «ѕиры», прославл€вшую беззаботное веселье. —амоотреченный мечтатель в поэзии, ∆уковский в быту был уравновешеннее и веселее, чем гедонист в поэзии и больной неудачник в жизни Ѕатюшков. ѕушкин же сделал «поэтическое» поведение нормой дл€ реального. ѕоэтическа€ шалость и бытовое «бунтарство» стали обычной чертой его жизненного поведени€.

ќкружающие ѕушкина опекуны и наставники Ч от  арамзина до Ќ. “ургенева Ч не могли пон€ть, что он прокладывает новый и свой путь: с их точки зрени€ он просто сбивалс€ с пути. Ѕлеск пушкинского таланта ослепл€л, и поэты, общественные и культурные де€тели старшего поколени€ считали своим долгом сохранить это дарование дл€ –оссии. ќни полагали необходимым направить его по привычному и пон€тному пути. Ќепривычное казалось беспутным. ¬округ ѕушкина было много доброжелателей и очень мало людей, которые бы его понимали. ѕушкин уставал от нравоучений, от того, что его все еще считают мальчиком, и порой всем назло аффектировал мальчишество своего поведени€.

∆уковский говорил в јрзамасе: «—верчок, закопавшись / ¬ щелку проказы, оттуда кричит, как в стихах: € ленюсь...» (показательно убеждение, что «в стихах» дозволено то поведение, которое запрещено в жизни)41. ј. ». “ургенев, по собственным словам, ежедневно бранил ѕушкина за «леность и нерадение о собственном образовании.   этому присоединились и вкус к площадному волокитству, и вольнодумство, также площадное, 18 столети€»42. Ѕатюшков писал ј. ». “ургеневу: «Ќе худо бы его запереть в √еттинген и кормить года три молочным супом и логикою»43.

„то такоеЌ«шалости» молодежи пушкинского круга, показывает ««елена€ лампа». Ёто дружеское литературно-театральное общество возникло весной 1819 г. —обиралась ««елена€ лампа» в доме Ќикиты ¬севоложского. ќ собрани€х в доме ¬севоложского в обществе носились туманные сплетни, и сознанию первых биографов ѕушкина оно рисовалось в контурах какого-то сборища развратной молодежи, устраивающей оргии. ѕубликации протоколов и других материалов заседаний заставили решительно отбросить эту версию. ”частие в руководстве ««еленой лампы» таких людей, как ‘. √линка, —. “рубецкой и я. “олстой, Ч активных де€телей декабристского движени€ Ч достаточный аргумент, чтобы говорить о серьезном и общественно значимом характере заседаний. ќпубликование прочитанных на заседании сочинений и анализ исторических и литературных интересов ««еленой лампы»44 окончательно закрепили представление о св€зи этой организации с декабристским движением.

¬печатление от этих данных было столь велико, что в исследовательской литературе сложилось представление оШ««еленой лампе» как просто легальном филиале —оюза Ѕлагоденстви€ (создание подобных филиалов поощр€лось уставом —оюза). Ќо такое представление упрощает картину. Ѕесспорно, ««елена€ лампа» была в поле зрени€ —оюза, который, видимо, стремилс€ распространить на нее свое вли€ние. ќднако ее направление было не вполне однородно с серьезным, проникнутым атмосферой нравственной строгости и гражданского служени€ —оюзом Ѕлагоденстви€. ««елена€ лампа» соедин€ла свободолюбие и серьезные интересы с атмосферой игры, буйного весель€, демонстративного вызова «серьезному» миру. Ѕунтарство, вольнодумство пронизывают св€занные с ««еленой лампой» стихотворени€ и письма ѕушкина. ќднако все они имеют самый озорной характер, решительно чуждый серьезности —оюза Ѕлагоденстви€.

ƒругу по «Ћампе» ѕ. Ѕ. ћансурову, уехавшему по службе в аракчеевский Ќовгород (под Ќовгородом находились военные поселени€), ѕушкин писал 27 окт€бр€ 1819 г.: ««елена€ Ћампа нагорела Ч кажетс€ гаснет Ч а жаль Ч масло есть (т. е. шампанское нашего друга). ѕишешь ли ты, мой собрат Ч напишешь ли мне, мой холосеньской. ѕоговори мне о себе Ч о военных поселень€х. Ёто всЄ мне нужно Ч потому что € люблю теб€ Ч и ненавижу деспотизм. ѕрощай, лапочка» и подпись: «—вер<чок> ј. ѕушкин» (XIII, II). Ёто сочетание «ненавижу деспотизм» с «холосенькой», «лапочка» (и другие выражени€, еще значительно более свободные) характерно дл€ ««еленой лампы», но решительно чуждо духу декабристского подполь€.

Ќепонимание особенности пушкинской позиции рождало в конспиративных кругах представление о том, что он еще «незрел» и не заслуживает довери€. » если люди, лично знавшие ѕушкина и любившие его, см€гчали этот приговор утешающими рассуждени€ми о том, что будучи вне тайного общества ѕушкин способствует своими стихами делу свободу (ѕущин), или ссылкой на необходимость оберегать его талант от опасностей, св€занных с непосредственной революционной борьбой (–ылеев-то себ€ не берег!), то до людей декабристской периферии, лично с ѕушкиным не знакомых и питающихс€ слухами из третьих рук, доходили толки такого рода: «ќн по своему характеру и малодушию, по своей развратной жизни сделает донос тотчас правительству о существовании “айного общества»45. Ёти слова вопиющей несправедливости сказал ». ». √орбачевский Ч декабрист редкой стойкости, честный и мужественный человек. ѕри этом он сослалс€ на такие св€тые дл€ декабристов авторитеты, как мнение повешенных —. ћуравьева-јпостола и ћ. Ѕестужева-–юмина. ћихаил Ѕестужев, чьи пометки покрывают рукопись, вполне с этим согласилс€.

—оюз Ѕлагоденстви€ не был достаточно конспиративной организацией в значении, придававшемс€ этому слову в последующей революционной традиции: о существовании его было широко известно. ’арактерно, что когдў ћ. ќрлов попросил у генерала Ќ. Ќ. –аевского руки его дочери, будущий тесть условием брака поставил выход ќрлова из тайного общества. —ледовательно, –аевский знал не только о существовании общества, но и о том, кто €вл€етс€ его членами, и обсуждал этот вопрос так, как перед женитьбой обсуждали вопросы приданого.

ѕосто€нно соприкаса€сь с участниками тайного общества, ѕушкин, конечно, знал о его существовании и €вно стремилс€ войти в его круг. “о, что он не получал приглашени€ и даже наталкивалс€ на вежливый, но твердый отпор со стороны столь близких ему людей, как ѕущин, конечно, его безмерно у€звл€ло. ≈сли мы не будем учитывать того, в какой мере он был задет и травмирован, с одной стороны, назойливыми поучени€ми наставников, с другой Ч недоверием друзей, дл€ нас останетс€ загадкой лихорадочна€ нервозность, напр€женность, характерные дл€ душевного состо€ни€ ѕушкина этих лет. ќни выражаютс€, например, в том, что он в любую минуту ожидает обид и посто€нно готов ответить на них вызовом на дуэль. Ћетом 1817 г. он по ничтожному поводу вызвал на дуэль старика д€дю —. ». √аннибала, вызывал на поединок Ќ. “ургенева, однокурсника по Ћицею ћ.  орфа, майора ƒенисовича и, видимо, многих других. ≈. ј.  арамзина писала брату, ¬€земскому: «...у г. ѕушкина вс€кий день дуэли; слава Ѕогу, не смертоносные...»46 Ќе все дуэли удавалось уладить, не довод€ дела доН«пол€ чести»: осенью 1819 г. ѕушкин стрел€лс€ с  юхельбекером (по вызову последнего), оба выстрелили в воздух (дело кончилось дружеским примирением). ѕозднее он признавалс€ ‘. Ќ. Ћугинину, что в ѕетербурге имел серьезную дуэль (есть предположение, что противником его был –ылеев).

¬ этот период душевной смуты спасительным дл€ ѕушкина оказалось сближение с ѕ. я. „аадаевым.

ѕетр яковлевич „аадаев, с которым ѕушкин познакомилс€ еще лицеистом в доме  арамзина, был одним из замечательнейших людей своего времени. ѕолучивший блест€щее домашнее образование, выросший в обстановке культурного аристократического гнезда в доме историка ћ. ћ. ўербатова, который приходилс€ ему дедом, „аадаев шестнадцати лет вступил в гвардейский —еменовский полк, с которым проделал путь от Ѕородина до ѕарижа. ¬ интересующие нас сейчас годы он числилс€ в лейб-гвардии √усарском полку, был адъютантом командира гвардейского корпуса ¬асильчикова и квартировал в ƒемутовом трактире47 в ѕетербурге. «„аадаев был красив собою, отличалс€ не гусарскими, а какими-то английскими, чуть ли даже не байроновскими манерами и имел блистательный успех в тогдашнем петербургском обществе»48.

„аадаев был членом —оюза Ѕлагоденстви€, но не про€вл€л в нем активности: тактика медленной пропаганды, распространение свободолюбивых идей и дела филантропии его, видимо, привлекали мало. „аадаев охвачен жаждой славы Ч славы огромной, неслыханной, славы, котора€ навсегда внесет его им€ в скрижали истории –оссии и ≈вропы. ѕример Ќаполеона кружил ему голову, а мысль о своем избранничестве, об ожидающем его исключительном жребии не покидала всю жизнь. ≈го манил путь русского Ѕрута или русского маркиза ѕозы49 не столь уж существенна разница, заколоть ли тирана кинжалом во им€ свободы, или увлечь его пламенной проповедью за собой; важно другое Ч впереди должна быть борьба за свободу, героическа€ гибель и бессмертна€ слава.

¬ кабинете „аадаева:

√де ты всегда мудрец, а иногда мечтатель

» ветреной толпы бесстрастный наблюдатель (II, 189)

Ч как писал ѕушкин в 1821 г.Ч поэта охватывала атмосфера величи€.

„аадаев учил ѕушкина готовитьс€ к великому будущему и уважать в себе человека, им€ которого принадлежит потомству. „аадаев тоже давал ѕушкину уроки и требовал от негоВ«в просвещении стать с веком наравне». ќднако поучени€ его ставили ѕушкина в положение не школьника, а геро€. ќни не унижали, а возвышали ѕушкина в собственных глазах.

¬еликое будущее, готовитьс€ к которому „аадаев призывал ѕушкина, лишь отчасти было св€зано с поэзией: в кабинете ƒемутова трактира, видимо, речь шла и о том, чтобы повторить в –оссии подвиг Ѕрута и  ассиЎ Ч ударом меча освободить родину от тирана. ƒекабрист якушкин рассказал в своих мемуарах о том, что, когда в 1821 г. в  аменке декабристы, дл€ того чтобы отвести подозрени€ ј. Ќ. –аевского (сына генерала), разыграли сцену организации тайного общества и тут же обратили все в шутку, ѕушкин с горечью воскликнул: «я уже видел жизнь мою облагороженную и высокую цель перед собой»50. «∆изнь, облагороженна€ высокою целью», «цель великодушна€» Ч за этими словами ѕушкина стоит мечта о великом предназначении. ƒаже гибель Ч предмет зависти, если она св€зана с поприщем, на котором человек «принадлежит истории». Ѕеседы с „аадаевым учили ѕушкина видеть и свою жизнь «облагороженной высокою целью». “олько обстановкой разговоров о тираноубийстве может объ€снить гордые слова:

»  на  обломках  самовласть€

Ќапишут  наши  имена!  (II, 72)

ѕочему на обломках русского самодержави€ должны написать имена „аадаева, «двадцатилетнего с небольшим молодого человека, который ничего не написал, ни на каком поприще ничем себ€ не отличил», как €довито писал о нем один из мемуаристов, и ѕушкина, ничем еще о себе не за€вившего в политической жизни и даже не допущенного в круг русских конспираторов? —транность этих стихов дл€ нас скрадываетс€ тем, что в них мы видим обращение ко всей свободолюбивой молодежи, а ѕушкина воспринимаем в лучах его последующей славы. Ќо в 1818Ч1820 гг. (стихотворение датируетс€ приблизительно) оно может быть пон€то лишь в свете героических и честолюбивых планов.

»менно в этих планах ѕушкин нашел точку опоры в одну из самых горьких минут своей жизни. ћногочисленные свидетельства современников подтверждают оба€ние ѕушкина, его одаренность в дружбе и талантливость в любви. Ќо он умел возбуждать и ненависть, и у него всегда были враги. ¬ ѕетербурге 1819Ч1820 гг. нашлось достаточно людей, добровольно доносивших правительству о стихах, словах и выходках ѕушкина. ќсобенно усердствовал ¬. Ќ.  аразин Ч беспокойный и завистливый человек, одержимый честолюбием. „ужа€ слава вызывала у него искреннее страдание. ƒоносы его, доведенные до сведени€ јлександра I, были тем более €довиты, что ѕушкин представал в них личным оскорбителем цар€, а мнительный и злопам€тный јлександр мог простить самые смелые мысли, но никогда не прощал и не забывал личных обид.

19 апрел€ 1820 г. Ќ. ћ.  арамзин писал ƒмитриеву: «Ќад здешним поэтом ѕушкиным, если не туча, то по крайней мере облако, и громоносное (это между нами): служа под знаменем Ћибералистов, он написал и распустил стихи на вольность, эпиграммы на властителей и проч., и проч. Ёто узнала ѕолици€ etc. ќпасаютс€ следствий»51.

¬ то врем€, когда решалась судьба ѕушкина и друзь€ хлопотали за поэта перед императором, по ѕетербургу поползла гнусна€ сплетн€ о том, что поэт был секретно, по приказанию правительства, высечен. –аспустил ее известный авантюрист, бретер, картежник ‘. ». “олстой («јмериканец»). ѕушкин не знал источника клеветы и был совершенно потр€сен, счита€ себ€ бесповоротно опозоренным, а жизнь свою Ч уничтоженной. Ќе зна€, на что решитьс€, Ч покончить ли с собой или убить императора как косвенного виновника сплетни, Ч он бросилс€ к „аадаеву. «десь он нашел успокоение: „аадаев доказал ему, что человек, которому предстоит великое поприще, должен презирать клевету и быть выше своих гонителей.

¬ минуту гибели над бездной потаенной

“ы поддержал мен€ недремлющей рукой;

“ы другу заменил надежду и покой;

¬о глубину души вника€ строгим взором,

“ы оживл€л ее советом иль укором;

“вой жар воспламен€л к высокому любовь;

“ерпенье смелое во мне рождалось вновь;

”ж голос клеветы не мог мен€ обидеть,

”мел € презирать, уме€ ненавидеть (II, 188).

’лопоты  арамзина, „аадаева, ‘. √линки несколько облегчили участь ѕушкина: ни —ибирь, ни —оловки не стали местом его ссылки. 6 ма€ 1820 г. он выехал из ѕетербурга на юг с назначением в канцел€рию генерал-лейтенанта ». Ќ. »нзова.